Калменсон – Время утешать

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Мендл Калменсон – Время утешать
Серия – «Учение Ребе»

В жизни каждого человека происходят тяжелые события, когда трудно найти нужные слова, непонятно, что делать, как поступить, — в такие моменты мы потрясены и растерянны. Многие из нас чувствуют подобное, когда происходит что-то трагическое — в нашей жизни или в жизни близких людей. Ощущая скорбь и душевную боль, человек не понимает, как с этим справиться. Как реагировать на случившееся?
 
Как превозмочь горечь утраты и преодолеть связанное с этим чувство собственного одиночества? Если эти вопросы будут оставаться без ответов, внутреннее переживание и скорбь могут завести человека в тупик. Разумеется, вера в то, что наша жизнь нахо- дится в надежных руках Высшей силы и имеет смысл, является большим утешением в случае трагедии и утраты.
 
Однако в тяжелые моменты возникают закономерные и сложные вопросы: можно ли спорить с Богом или сетовать на Его пути? Имеем ли мы право скорбеть, если верим, что Бог справедлив, а души наших близких не исчезают со смертью тела? Если, как учат мудрецы, истина состоит в том, что «дурное с неба не спускается», то куда нам обратиться, чтобы понять смысл случившейся беды?
 
Если же мы найдем смысл в своих страданиях и так или иначе сможем примириться с горем — не означает ли это, что мы оправдываем тот факт, что мир полон страданий? Эти проблемы обсуждались нашими мудрецами на протяжении всей еврейской истории; их выводы отражают различные подходы. Одни полагали, что перед лицом страданий, невзирая на объяснимую слабость, нужно хранить веру.
 
Другие, напротив, считали возможным выражение самых разных эмоций, порой даже в ущерб безусловной вере. К счастью, наше поколение удостоилось неповторимого, выдающегося лидера — Любавичского Ребе, рабби Менахема-Мендла Шнеерсона, благословенной памяти, который был воплощением непоколебимой веры в Бога и величайшей любви к людям.
 

Мендл Калменсон – Время утешать

Издательская программа семьи Аминовых
Перевод с английского – Евгения Левина
Издательство – «Книжники» – 220 с.
Москва – 2018 г.
ISBN 978-5-906999-04-7
 

Мендл Калменсон – Время утешать – Содержание

  • Предисловие. Мендл Калменсон
  • [глава 1] Общая утрата
  • [глава 2] Бессмертие души
  • [глава 3] Связь между душами
  • [глава 4] Время для скорби
  • [глава 5] Не отчаиваться
  • [глава 6] Способность превозмочь
  • [глава 7] Уважение к воле покойного
  • [глава 8] Неуместное чувство вины
  • [глава 9] Смерть ребенка
  • [глава 10] Увековечивание
  • [глава 11] Ценить жизненные блага и возможности
  • [глава 12] Дело — лучшее утешение
  • [глава 13] Думайте позитивно
  • [глава 14] Молчание
  • [глава 15] Эмпатия
  • [глава 16] Щепетильность
  • [глава 17] Как объяснить смерть детям
  • [глава 18] Еврейский ответ злу
  • [глава 19] Мера за меру
  • [глава 20] Оптимизм перед лицом трагедии
  • [глава 21] Вера, что добро сильнее зла
  • [глава 22] Трагедия как призыв к действию
  • [глава 23] Сохранять спокойствие в опасной ситуации
  • [глава 24] Защитная сила заповеди
  • [глава 25] Внутренний мир — стена, защищающая от беды
  • [глава 26] Не оправдать трагедию
  • [глава 27] Трагедия сквозь призму веры
  • [глава 28] Плач верующего человека
  • Приложение. Письма Любавичского Ребе, в которых затрагивается тема утраты и скорби

Мендл Калменсон – Время утешать – Общая утрата

 
Один из самых тяжелых моментов, связанных с потерей кого-то из близких, — ощущение, что мы остались наедине со своим горем и никто не может разделить с нами боль утраты. Это ощущение усиливается из-за того, что в окружающем мире все остается по-прежнему, он продолжает жить своей обычной жизнью, словно не замечая, что в нашей вселенной возникла зи-яющая пустота, порожденная смертью близкого человека. Чувство глубочайшего одиночества может облегчить только осознание солидарности с другими людьми — понимание, что наша утрата, будучи безусловно личной, является общей для всех. В октябре 1967 года, через несколько месяцев после Шестидневной войны, в семье Ариэля Шарона, прославленного израильского генерала и будущего премьер-министра, случилось страшное несчастье.
 
Гур, одиннадцатилетний сын Шарона, играл на улице с приятелем. Мальчики, дурачась, наводили друг на друга старый автомат, хранившийся в доме генерала. В какой-то момент приятель прицелился Гуру в голову и нажал курок. Услышав выстрел, Шарон выскочил из дома и увидел Гура, лежащего без сознания в луже крови. Генерал понимал, что рана смертельна, однако, все еще надеясь, взял мальчика на руки, остановил проезжающую машину и отвез его в ближайшую больницу. Через некоторое время Гур скончался на руках отца. В первую неделю траура Сшива) Шарона посетил раввин-хабадник. В комнате толпилось множество генералов и политиков. Убитый горем Шарон отвел раввина в сторону и спросил: «Вы ведь верующий, да? Объясните, как это могло случиться?»
 
Единственное, что мог посоветовать раввин: написать Любавичскому Ребе и попросить его ответить на этот вопрос. «Зачем мне ему писать? Он же меня не знает», — произнес Шарон. «Ребе чувствует боль каждого еврея», — ответил раввин. Уехав от Шарона, раввин связался с Ребе и передал ему вопросы, терзавшие Шарона. Рабби Шнеерсон сразу же написал Шарону письмо, где содержались такие слова: Я был глубоко опечален, когда прочел в газете о трагической гибели Вашего замечательного юного сына, да покоится он в мире. <... > На первый взгляд может показаться, что мы далеки не только географически, так как даже не знакомы и не слышали друг о друге до Шестидневной войны, когда Вы стали знаменитым и прославились как военачальник и защитник нашей Святой земли и ее жителей.
 
Однако в соответствии с основополагающим, глубоко укоренившимся древним принципом, согласно которому все евреи — родственники, Ваша слава лишь проявила то, что существовало и прежде, — взаимосвязанность всех евреев, живущих как в Святой земле, так и в диаспоре. Именно это побудило меня написать эти слова Вам и Вашей семье. <...> Даже когда речь идет о такой страшной трагедии, как Ваша, одним из способов утешения — и это даже нечто большее — является идея, выраженная в традиционном тексте, который произносит скорбящий, — тексте, освященном многими поколениями Торы и еврейской традиции: «Да утешит вас Всевышний вместе с другими скорбящими о Сионе и Иерусалиме».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Traffic12