Eshatos - Пастырь и паства

Пастырь и паства

Статья по пасторскому богословию о принципах взаимного служения в церкви.

Пастырь и паства

 

ВВЕДЕНИЕ

"Ибо все, водимые Духом Божии, суть сыны Божии" (Рим 8: 14).

В этой статье хотелось бы поделиться некоторыми мыслями о служении пастора и том влиянии, которое он оказывает и должен оказывать на церковь. Говоря о церкви, мы говорим, что она должна быть духовно здоровой и тогда она имеет потенциал неограниченного роста. И в первую очередь это зависит от пастора. Нет предела для духовного совершенствования. Церковь, состоящая из людей, должна представлять собой полностью здоровый духовный организм. Мы еще не там, но мы к этому движемся и стремимся.

 

Мы, как лидеры, пасторы, руководители, должны освежать в нашем сердце и сознании те основы, на которых мы стоим, и без которых не сможем достичь того потенциала, который мы должны достичь, и исполнить ту работу, которую Господь поручил нам.

 

Что же составляет сущность и принцип нашего христианства? Если мы упускаем его из вида, то обрекаем себя и церковь на жалкое религиозное существование. Не хотелось бы, чтобы люди собирались вместе от служения к служению, пели песни, делали пожертвования, слушали проповеди и только. Они должны быть духовно здоровыми, теми, кто имеет цель и призвание, теми, кто исполняет поручение Иисуса Христа.

 

И один из вопросов, который стоит перед людьми в церкви: как им поступать и что делать, чтобы соответствовать тем стандартам, которые Бог определил для Своей Церкви. В приведенном выше отрывке из Библии Павел обращается к своему сыну по вере Тимофею, чтобы тот, если Павел задержится и не придет, знал, как поступать, как вести себя в доме Божьем.

 

Эти стихи открывают для нас подлинное назначении Церкви, а так же и нас с вами, как части Церкви. Церковь – это место, которое утверждает истину. Хотим ли мы этого, или нет, но сегодня Церковь находится в фокусе внимания. И если истина уходит из Церкви, то скажите, где ее найти? Если у нас будут двойные стандарты, то где тогда можно будет найти правду?

 

Как христиане, мы во всем должны утверждать истину: в лидерстве, в поклонении и прославлении, во взаимоотношениях, в служении Богу и т.д. И если мы уклоняемся от этого, то мы теряем смысл своего существования и свое назначение, как Церковь Христа.

 

И в этом процессе провозглашения и утверждения истины пастор играет важную роль. Ведь от его руководства зависит то, в каком направлении движется церковь, как чувствуют себя люди, охладели ли они духовно, или горят для Бога, впали ли в состояние каких то крайностей в духовной жизни, или следуют евангельскому учению, проявляя мудрость и здравомыслие. Пастор является индикатором тех процессов, которые происходят в церкви. И если он на своем месте и исполняет то призвание, которое дал ему Господь, то его поместная церковь будет столпом и утверждением истины, так как все будут знать, как поступать в доме Божьем. Итак, каким же должен быть пастор и с чем ему приходится сталкиваться во время своего служения?

 

В своей работе хотелось бы рассмотреть процесс призвания пастора на служение, его характеристики, как личности и как служителя, а так же обратить внимание на практические стороны его служения.

 

Наше время характеризуется многими изменениями в подходе к стилю руководства в церкви, методам проведения богослужений, способу общения с людьми. Мы часто проводим определенные реорганизации. Это необходимый процесс, так как общество не стоит на месте, а мы, как церковь, провозглашая незыблемые истины Евангелия, меняем методы их изложения для современных людей. Единственное, чтобы реорганизуясь, мы не потеряли основной цели, ради которой мы все это делаем.

 

«Мы обучаемся с трудом, но кажется, что каждый раз, когда мы начинаем формироваться в команду, мы будем реорганизованы. Позже я был научен жизнью, что мы имеем тенденцию встречать любую новую ситуацию, реорганизовываясь, и этот метод замечателен тем, что создает иллюзию прогресса, в то время как возможно мы движемся к беспорядку, неэффективности и деморализации». (Гай Петроний, 66 г. н.э.)

 

Не хотелось бы,  чтобы изменения в церкви были охарактеризованы подобным образом. Но в то же самое время следует понимать, что в стремлении к прогрессу ошибки неизбежны. И мудр тот, кто, допустив их, признает их, и затем, исправив, идет дальше. И путь достижения цели не легок и не сразу видны результаты. Проще всего, конечно, наблюдать со стороны и делать замечания. Их больше всего дают те, кто сами не являются пасторами. Они подобны болельщикам на стадионе. Представьте себе следующую ситуацию:

   

Идет игра в футбол. Команда проигрывает, несмотря на все усилия, и небольшая группа болельщиков начинает возмущаться. Некоторые будут особенно крикливыми, не одобряя действия команды. И это будет до тех пор, пока один из игроков не сможет больше выдерживать это. Тогда он, обращаясь к таким крикунам, предложит дать свои бутсы любому из них, кто думает, что сможет добиться большего успеха. Как правило, таковых не находится и он возвращается в игру. Таких людей можно охарактеризовать следующим выражением: «Быстры на критику и медленны на похвалу».

 

Подобное происходит и в церкви. Всегда есть те, кто ничего не делает, но им всегда кажется, что они смогли бы сделать лучше. Но когда заходит речь об их практическом участии, они тут же уходят в тень. Я не хочу критиковать их – хочу ободрить тех, кто идет на перемены для достижения лучших результатов.

 

Известные высказывания президента Теодора Рузвельта превосходно суммируют все выше сказанное: «Не критик тот, кто только замечает, как сильный человек споткнулся или где другой делатель мог бы сделать лучше. Уважение принадлежит тому человеку, кто на арене действий; чье лицо покрыто пылью, потом и кровью; кто отважно борется; кто допускает ошибки, но встает снова и снова, идя вперед, потому что нет ни одного продвижения вперед без ошибок и недостатков; кто действительно делает дело; кто имеет большой энтузиазм, преданность и ведет себя достойно; кто, в худшем случае, если и терпит неудачу, то, по крайней мере, терпит неудачу при достижении чего-то великого. Гораздо лучше проявить смелость в достижении великого, выигрывать великолепные победы даже притом, что пришлось терпеть неудачи, чем уподобиться тому бедному человеку, который не наслаждался и не страдал, потому что жил в серых сумерках, не зная ни победы, ни поражения».

 

Итак, каков же тот пастор, который ведет церковь к тому состоянию, чтобы о ней можно было сказать, что она «столп и утверждение истины»?

 

Книги по душепопечению и консультированию на Эсхатосе

 

1. ПРИНЦИП СОВМЕСТНОГО СЛУЖЕНИЯ

Επίσκοποςв переводе епископ – означает «блюститель» или «наставник, попечитель»

 

Ποιμένα, переведенное как пастор или пастырь, в Новом Завете употребляется несколько раз. Два раза из трех ποιμένα, появляющееся в посланиях, имеет отношение к Христу. Евр. 13:20-21 – это своего рода молитва: «Бог же мира, воздвигший из мертвых Пастыря [ποιμένα] овец великого Кровию завета вечного. Господа нашего Иисуса (Христа), да усовершит вас во всяком добром деле, к исполнению воли Его». 1-е Петр. 2:25 гласит: «Ибо вы были, как овцы блуждающие; ... но возвратились ныне к Пастырю [ποιμένα] и Блюстителю [έπίσκοπος] душ ваших».

Греческое слово πρεσβύτερος, обозначающее старейшина, пресвитер, употребляется в Новом Завете около 70 раз. Подобно термину זָקֵן (заген), который буквально означает престарелый или покрытый бородой, и שָׂב (саб), что значит седобородый, греческое слово старейшина или пресвитер тоже имеет отношение к зрелому возрасту. Например, в Деян. 2:17 Петр цитирует Иоил. 2:28: «Старцам вашим будут сниться сны». Древнееврейское слово זָקֵן (заген), которое переводится как «старцы» в книге Иоиля – это его греческий эквивалент πρεσβύτερος, и обозначает не официальный титул, а просто человек в преклонном возрасте.

 

Таким образом, термин πρεσβύτερος подчеркивает, кем человек является. Еπίσκοπος же говорит о том, что он делает. Пοιμένα имеет отношение к тому, как он служит. Все три термина используются применительно к одним и тем же церковным руководителям, и все они служат определением тех, кто питает церковь и ведет её, но каждый из них выделяет свою определенную сторону служения.

 

Не взирал на нужду в конфиденциальности, служитель  не должен забывать и о том, что ответственность за  появление пасторской заботы лежит на всем братстве христиан. Апостолы, пророки и учителя Церкви немалое место уделяли в  своем служении воспитанию в своих последователях качеств, необходимых для служения людям ("Совершению святых, на дело  служения" Ефес.4,12). 

 

Различные дары и возможности  христиан, объединенные единой целью, превращали Церковь в своего рода здравницу, и посторонний человек, оказавшись в ее среде, тут же чувствовал на себе целительную силу братской любви и взаимопомощи. Если сравнивать христианского служителя с  любым другим общественным работником, то его выделяет    одно чрезвычайно важное преимущество (которому открыто завидуют некоторые психиатрам)- наличие Церкви. Если действие пастора сравнивают с клиническим приложением  богословия к    нуждам людей, то Церковь можно сравнить  с больничной палатой,   с реанимационным центром, со штатом умелого медицинского персонала. Церковь - это сплоченная группа заинтересованных   людей с разнообразными духовными опытами, но объединенных  одной верой в любовь Божью к грешнику, в искупительную    силу Евангелия и готовых вместе с пастором служить людям.Они  будут  нуждаться в поддержке и наставлении; о том, что   нужно свято хранить чужие тайны; о том, что нельзя мешать  целительной дружбе верного с заблудшим. Их нужно научить  работать о людьми последовательно, целеустремленно, не пытаясь помочь всем сразу, но, делдя объектом пристального внимания,  серьезных молитв и активной поддержки сначала одного  нуждающегося человека или семью, а затем другого. Но и  вознаграждение велико-  ься Церковь, как один  многоликий    заботливый пастырь, в окружающем ев обществе станет подлинным  центром искупительной благодати и деятельности любви.

 

Зачастую, обращаясь за помоюью к членам, пастор  знакомит пришедшего к нему с опытным христианином, пережившим подобную беду - раннюю утрату близкого человека,  непокорность детей, муки бездетности, трудности воспитания  чужого ребенка, ужас раковой болезни, страде перед  одинокой старостью. Принцип доверия в таком случае сохраняется, поскольку  это делается с согласия человека. И если организованная пастором такая встреча состоится, то очень часто отчаявшийся находит большое облегчение в беседе с пережившим подобное.Но, сделав это, вы должны уйти в тень. Не довлейте и но   любопытствуйте. Если вы сделали правильный выбор, то предоставите решение проблемы Богу и им самим.

 

Иногда наилучшим решением подопечного бывает вовлечение его в общественную жизнь и деятельность церкви.  Только не надо афишировать цель такого вовлечения. Нуждающийся должен естественно влиться в единую церковную семью, как  и всякий другой член. Он не должен становиться  "проблемой дня". С молитвой и усердием можно так организовать   заботу церкви о своих подопечных, что подавленный обретет,наконец, возможность самовыражения, одинокий - постоянный    контакт с окружающими, замкнутый не будет иметь времени для   самосожаления; тот, кто чувствовал себя лишним, увидит     себя нужным и полезным. Церковь, оснащенная таким даром служения, и протягивающая руку помощи окружающим, оказавшимся в  беде или не нашедшим себя в жизни, может собрать вокруг     себя чрезмерно много "иждивенцев", - но она будет совершать дело Христа, и ее иждивенцы будут ясно понимать, что они, в свою очередь, сами должны стать помощниками, на которых   смогут опереться другие люди, попавшие в беду.

 

А ведь в этом, собственно, и заключалась цель его помощи - воспитать в человеке способность самостоятельно   полагаться па Бога и принимать решения. Иногда людям, которые  и принтом пережили тяжелые испытания, нравится быть  предметом особого внимания служителя; таким образом они обретав большую значимость в собственных глазах и пользуются сочувствием и вниманием, которые иначе, могло бы достаться другим.  Если результатом таких взаимоотношений пастора с подопечным  становится абсолютная зависимость последнего, так, что он  оказывается полностью неспособным самостоятельно принять  решение, проявить инициативу, найти выход из трудной ситуации,не посоветовавшись со своим наставником, то в таком    случае , пастор не достиг желанной цели. Более того, возникает  новая проблема нездпрочой психологической зависимости, котор.м делает человека еще более неприспособленным к. жизни,  чем  до его обращения в христианство.

 

И в таком состоянии лишиться этой, кажущейся ему  незаменимой поддержки и сочувствия, может быть катастрофичным.Он может вновь впасть в состожте беспомощности, озлобленный тем, что его отвергли и предали. Вполне возможно, что  тогда вам потребуется дополнительная помощь еще кого-либо. Но  такую опасность необходимо предупреждать самими методами     и приемами оказания помощи; при этом, наставник  должен в равной степени проявлять сочувствие к человеку и сохранять определенное расстояние во взаимоотношениях.

 

2 ПАСТЫРЬ И ПАСТВА

 

Говоря о правильном отношении пастыря к своей пастве, апостол Павел пишет: «Мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы, но были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими. Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божье, но и души наши, потому что вы стали нам любезны» (1-е Фес. 2:7).

 

Взаимоотношения пастыря и его паствы не могут и не должны быть обусловлены строго формальными, деловыми обязательствами или только дружескими связями. При соблюдении в отношениях искреннего взаимного доверия, при глубокой душевной чистоте и внутреннем расположении, эту связь пастыря и паствы можно уподобить крепкой и дружеской связи членов одной примерной семьи. «Все же вы – братья» (Мтф. 23:8), - сказал Иисус Христос, и в этих словах заложено глубочайшее содержание.

 

Пастырь ли, рядовой ли член общины, все – одна семья, все крепко связаны друг с другом, духовно принадлежат один другому, при чем каждый должен быть заинтересован в благополучии всех прочих: «страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1-е Кор. 12:26). При таких взаимоотношениях у всех одна и та же ответственность и общие надежды. Тогда все будут оказывать взаимную духовную поддержку, и в условиях взаимной любви стремиться к благодати Христовой.

 

Пастырь, являющийся представителем общины и ее руководителем, как бы уполномочен каждым членом общины нести им совет, поучение, наставление, душевную симпатию, искреннее сочувствие, верную помощь и, если нужно, строгое увещание и даже обличение. И такую духовную работу пастыря, конечно, никогда нельзя рассматривать, как некоторое служение, вызванное случайными обстоятельствами, но как большое, главное дело, которому он полностью посвятил свою жизнь. Положение пастыря обязывает его говорить от имени церкви, «как власть имеющего» (1-е Кор, 9:12), даже в тех случаях, когда, как частное лицо, как один из многих христиан, он предпочел бы хранить молчание и не давать ответа.

 

Попечение о вверенных пастырю душах должно всегда являться главной и руководящей его обязанностью. И при строгом и неукоснительном исполнении этих обязанностей заместить пастыря на его посту представляется делом не легким и часто даже невозможным. Пастырский труд – это тот редкий вид служения, о котором апостол Павел писал: «Ибо хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов» (1-е Кор. 4:15). И действительно, пастырское попечение о людских душах можно сравнить только с родительскими заботами о детях. Пастырь, конечно, не является заместителем Христа на земле, об этом не может быть и мысли, но, исполняя свое служение, пастырь как бы сотрудничает с Христом, изо дня в день делая то, что Он желает. Христос – Пастыреначальник каждой человеческой души, и к этим душам пастыри устремляют свою заботу и попечение. Христос ждет, что пастырь будет всегда подражать только Ему, так как нет другого большего и полного примера для подражания.

 

Пути подхода и приближения Иисуса Христа к каждой человеческой душе в дни Его земного служения остаются лучшими и несравнимыми и в наши дни. Только чрез Иисуса Христа мы познаем, какую ценность представляет собою каждая человеческая душа. Он показал и доказал нам на деле, что для спасения бессмертной души человека не страшна никакая жертва – самоотречение, страдания, и даже сама смерть. Христос учит нас уважать в каждом человеке его личную свободу, его личную ответственность. Он никогда не щадил Себя в проявлениях многообразной заботы и помощи людям, но вместе с тем Он никогда не навязывал Своей помощи и Своих услуг.

 

Христос никогда также не торопил людей в деле духовного возрастания, но с безграничным терпением и снисхождением ожидал естественного плода. Путь приближения Христа к каждой человеческой душе лежал не сквозь доказательства и споры, что, к сожалению, иногда становится единственным действенным орудием в руках пастыря. Его путь – открытие истины. Истину Божью, как зерно в землю, Он сеял в расположенных сердцах и ждал часа всхода, цветения и жатвы. Христос никогда не требовал и не ждал, что Его слово будет принято безоговорочно и беспрекословно. Он даже ценил открытое искреннее возражение, поощрял независимость суждения и выражения тех или иных взглядов. Он никого не призывал к слепому следованию. Он предлагал Свою истину, объяснял ее так, чтобы она была понятна всем, указывал на последствия выбора человека, но никогда не принуждал его против воли подчиниться Ему.

 

Интересно, но Бог, сотворив нас по Своему подобию, дал человеку свободу волеизъявления. Хотя, к сожалению, в большинстве своем люди пользуются ее неправильно. С искренними и чистосердечными людьми, хотя даже и медлительными и робкими в исповедании своей веры, никто и никогда не проявлял такого долготерпения, как Христос.

 

Для того, чтобы оказаться в состоянии удовлетворять многие духовные нужды паствы необходимо, естественно, хорошо ознакомиться с этими нуждами. И только приблизившись вплотную к людям, войдя в их дом, ознакомившись со всеми мелочами житейского быта, зная условия их жизни, занятий, знакомясь с их взглядами, мыслями, проявлениями чувств и духовных запросов, можно узнать действительные духовные нужды и полностью отозваться на них.

 

При образовавшейся таким путем духовной близости между пастырем и членами его паствы, роль пастыря, как проповедника, весьма выигрывает и положение его, как руководителя паствы, укрепляется. В своем отношении к проповеди слушатели проявят гораздо больше внимания, сочувствия и даже понимания, ибо люди обычно гораздо охотнее и доброжелательнее слушают проповедь того, кого они лично знают и уважают. Следовательно, посещения членов общины на дому нужно рассматривать в служении пастыря, как одну из важных его обязанностей. Посещения и беседы являются одним из проявлений его пастырской верности в деле попечения о душах.

 

Трудно указать в деятельности пастыря другую сферу его прямых обязанностей, которая, если будет не особенно выполняться, вызвала бы среди людей столь явное неудовлетворение и осуждение. Пастырское равнодушие всегда бросается людям в глаза, и они не хотят прощать его. Душевное безразличие сейчас же будет подмечено людьми, и немедленно создастся общее впечатление, что пастырь заинтересован не духовной стороной своего служения, а только одной материальной.

 

При своем сближении с членами паствы, посещениях, заботах и различных видах помощи, пастырь должен руководиться во всех своих действиях любовью. Только любовь даст пастырю возможность проявить себя полностью, стать по настоящему отзывчивым, приветливым, внимательным и общительным человеком. Отсутствие подобных проявлений христианской симпатии к людям оказывается губительным не только для дружеских сближений пастыря с членами паствы, но и для всей его деятельности, взятой в целом. Эта деятельность тогда представляется рядом каких-то недоразумений, иногда даже с кощунственным оттенком. Поэтому пастырю никогда не следует лениться проверять все вновь и вновь свое сердце и горячо просить Бога о пастырской любви к вверенным ему душам.

 

Одним из проявления плода Святого Духа является любовь, другим, всегда сопутствующим ей, радость. И искренняя помощь и общение с людьми будут доставлять пастырю настоящую радость. Исполненный подобной радости, пастырь всегда будет для людей желанным посетителем и собеседником. И, напротив, вряд ли двери многих домов широко откроются при посещениях того пастыря, на елейном лице которого нет и следа приветливой улыбки, а за душою ни одного искреннего слова, пастыря, который использует только одни «тексты», который беспощаден к отрицательным качествам ближних и всегда только строго критикует людские слабости и несовершенства.

 

Пастырь должен всегда знать, когда и куда идти с посещением. Рождение или смерть, неудача или горе в семье, болезнь, утрата близких, забота о детях, проблемы в духовном состоянии или радостное событие в жизни – все это может быть поводом, чтобы снова навестить ту или иную семью. Пренебрегать возможностью быть полезным, «стать своим», сделаться другом – значит совершать непростительную ошибку.

 

Отношения пастыря с членами паствы должны согреваться действительно неподдельной сердечностью. Тогда пастырское присутствие во всех случаях окажется только желанным. Но и сблизившись с людьми, завоевав их привязанность и доверие, пастырь должен все же с людьми считаться и никогда не оказываться для них в тягость. Посещения должны быть уместными, учитывая занятость людей. В часы домашней работы, отдыха, еды каждое посещение для хозяев оказывается обременительным. Предупреждая людей, что вы собираетесь их навестить и, прося указать удобный для них день и час, вы, тем самым, облегчаете и их заботы, да и собственную миссию.

 

Всегда, когда пастырь входит в дом к людям, эти люди должны знать причину его прихода. Они должны почувствовать, что пастырь зашел не мимоходом, не просто для того, чтобы повидать их, а по важному делу. Конечно, не случайные фразы и малозначащие слова, а пастырский характер, смысл его речи, манера говорить, манера расспрашивать должны убедить людей, что пастырь пришел к ним во имя Христа и ради дела Христова. Такой подход пастыря к людям возможен только тогда, когда пастырь живет в тесном общении с Богом и жизнью своей как бы отображает Христа. О таком пастыре позволительно будет сказать, как в свое время было сказано о пророке: «Вот, я знаю, что человек Божий, который постоянно проходит мимо нас – святой» (4-я Цар. 4:9).

 

В чем заключается это дело Христово, ради которого пастырь приходит к людям? Для апостола Павла оно всегда заключалось в том, чтобы «представить каждого человека непорочным перед Богом» (Кол. 1:22). Рожденный духовно «младенец во Христе» нуждается в постоянном питании и уходе, иначе он умрет. Пастырь призван не только спасать, но и заботиться об уже спасенных людях. Зажженная в человеческой душе Божья искра должна разгореться в неугасимое пламя. Посещая новообращенного, пастырь в этом посещении видит пред собою строго намеченную цель. Его посещение должно явиться духовно-обогащающим.

 

Ставший на путь Христов неизменно ждет, что пастырь даст ему полезные указания о том, как надо читать Библию, какие есть книги по волнующему его вопросу, где можно взять их прочитать и т.д. Пастырю надо побуждать такого человека к молитвенной жизни до тех пор, пока он глубоко не оценит важность молитвы и не начнет переживать присутствие Бога во время молитвы. Часто новообращенный нуждается в том, чтобы кто-то подсказал и объяснил ему о том, как в каком-нибудь вопросе, затруднении или нужде довериться Богу. Кто ободрит его и укрепит его сердце в приобретении этого нового духовного опыта, как не пастырь?

 

В начале своего следования за Христом верующий иногда попадает в духовные тупики, не выясняя и не понимая всей разницы между такими положениями, как грех и искушение, спасение и освящение, плоды веры и добрые дела, оправдание и безгрешность. В личной беседе и только в ней эти вопросы могут быть рассмотрены. Опытный пастырь осторожно, терпеливо и решительно введет жаждущую душу в жизнь полной принадлежности Богу, радостного следования за Христом и покорности Ему.

 

Посещая членов своей церкви, пастырь должен дать понять людям, что те, к кому он зашел, являются членами единой общины-семьи, общины, которая вместе с пастырем глубоко заинтересована в их духовном благополучии.

 

Часто может случиться, что беседа пастыря с членами общины в силу некоторой остроты затронутых вопросов (порицание, обличение) оказывается невозможной по условиям данного места, тогда пастырь должен пригласить их к себе и наедине высказать все то, что он считал своим долгом сказать. Люди должны всегда знать, что к своему пастырю они могут в любое время зайти запросто со своей обремененной душой и найти в его лице доброжелательного слушателя и человека способного им помочь.

 

Пастырское посещение членов общины должно, по возможности, быть непродолжительным. Но такое посещение ни в коем случае не должно протекать в атмосфере излишней суеты и торопливости; ничего, кроме вреда, подобное посещение не может принести.

 

Пастырское посещение членов общины должно быть не плотским, а духовным. О пустой болтовне, неуместных шутках, каких-нибудь сплетнях при этих встречах не может быть и речи. Но нужно избегать и других крайностей – напускного благочестия, лицемерия, формализма. Никогда не следует забывать, что Дух Святой преображает человека, возвышает и облагораживает душу, и преображенный человек не может не быть естественным, простым и сердечным. Сближаясь с людьми, пастырь может сближаться только в атмосфере безусловной искренности и настоящей дружбы в силе Святого Духа. Духовному пастырю нет необходимости при встречах «заводить разговор», тактически развивать и плести его, а потом уж переводить разговор на «духовную» беседу. Если пастырь действительно является «Христовым благоуханием» (2-е Кор. 2:15), он неизменно принесет «запах живительный» (2-е Кор. 2:16) всюду, куда Господь направит его шаги.

 

Посещение членов паствы должно быть всегда тщательно подготовленным. В каждый дом, куда пастыря призывает его долг и принятые на себя обязанности, он может и должен войти с твердым сознанием, что в своей коленопреклоненной молитве, предшествовавшей этому посещению, он обрел новую силу Святого Духа и готов преодолеть всякий иной вражеский дух на своем пути. Говорить о каких-либо затруднениях, возникающих у пастыря при посещении духовных верующих, конечно, не приходится. Ведь в общении с людьми действительно духовными пастырь и сам духовно укрепляется и обогащается. Но, навещая людей плотских, людей не вполне еще освободившихся от влияний окружающей их мирской и даже безбожной среды, пастырю не легко будет преодолеть эти пагубные, растлевающие влияния. Поэтому пастырю необходимо молитвенно укрепиться, подготовить себя к подобному посещению, словно он готовится к своему выступлению в открытом собрании. Чтобы принести таким членам церкви реальную, духовную пользу, необходимо заранее испросить у Господа и получить от Него то Слово Писания, с которым, по Воле Его, можно было бы подойти к этим людям и удовлетворить их духовные нужды.

 

Случается также, что посещение пастыря расположит людей открыть ему всю свою душу, в надежде, что пастырь мудро подойдет к ряду их мучительных вопросов и, так или иначе, разрешит их в своей молитве к Богу. В подобных случаях истинный пастырь всегда оправдает доверие человека, ищущего у пастыря братской помощи.

 

Посетив многих, пастырь иногда возвращается домой все же с тяжелым сердцем. Его угнетает мысль о ничтожестве результатов, достигнутых такой огромной затратой времени и труда. Однако пастырь ни в коем случае не должен предаваться унынию и думать, что «труд его тщетен» пред Господом. Если его посещения совершались в Духе Христовом, члены церкви рано или поздно их оценят. Они убедятся и узнают, что посещения пастыря как-то сблизили их со всей церковью, пред ними раскрылась внутренняя, духовная жизнь паствы, и определеннее, рельефнее выступила духовная личность самого пастыря, их друга и брата во Христе. Плоды разумного посещения членов паствы всегда не замедлят сказаться. Пастырь обогатится новым духовным опытом. Паства обогатится новыми людьми, расширится круг ее влияния, и все будет способствовать росту и процветанию проповеди Евангелия.

 

В каждой христианской общине есть свои хронически больные и инвалиды. Им трудно и часто невозможно посещать собрания. Лишенные той духовной пищи, которая доступна всем посетителям собраний, они особенно нуждаются в братском общении и поддержке. Этих больных необходимо навещать и, насколько возможно, восполнить для них тот урон, который несут они, пребывая, по немощи своей, вне общинной духовной жизни. Хорошо при посещениях таких людей нарисовать общий характер воскресного собрания, передать в немногих словах содержание проповеди, прочитать соответствующий отрывок из Библии, поделиться собственными мыслями о духовной книге, которую в настоящее время читаешь, рассказать о духовной работе в общине, одним словом, постараться сделать все возможное, чтобы этого человека заинтересовать в работе всей общины. Различные случаи из личной жизни и служения пастыря, его переживания, рассказ о преодолении собственных затруднений, о работе над самим собою – все эти темы всегда окажутся занимательными для больного, и в своем одиночестве он еще не один раз вернется к ним мысленно.

 

При возникшем доверии и взаимопонимании пастырю будет гораздо легче разобраться во всех духовных запросах этого немощного человека, запросах часто более сложных и мучительных, чем у здоровых людей. И о таких посещениях следует также заблаговременно молиться, серьезно размышлять о целях и характере каждого посещения. Посетить больного человека для того только, чтобы рассказать о погоде или происшествиях в городе, не стоит, так как этим мы только убиваем время, но не приносим духовной пользы ему. Дело пастыря всегда в том, чтобы успокоить и ободрить страдающего, указав на Отца Небесного, Который посылает нам испытания, имея в виду нашу духовную пользу. Надо помнить, что болезни являются не только наказанием за грехи, но чаще всего, как средство для проверки, упражнения и укрепления духовных сил христианина. Поэтому у постели больного не место обличениям и порицаниям. Пастырь ни в коем случае не должен оказаться в положении друзей многострадального Иова.

 

Но, стремясь к правильно-поставленной организации дела помощи, отдавая свое время посещениям людей и служению различным духовным и материальным человеческим нуждам, пастырь должен всегда помнить, что главной и прямой его обязанностью является ведение собраний, а поэтому ни при каких обстоятельствах он не должен пренебрегать ею. Христианская церковь еще на заре своей деятельности ощутила опасность того, что материальное служение может как-нибудь первенствовать над служением духовным, и решила избрать диаконов, людей, которые взяли бы на себя ведение материальной части служения церкви, а апостолам предоставить возможность полностью отдаться проповеди Евангелия: «Не хорошо нам, оставивши слово Божье, пещись о столах; итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости: их поставим на эту службу; а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6:2-7).

 

«Служение слова» находит свое выражение, прежде всего, в собраниях. Пастырю надлежит иметь ясное представление об организации и порядке собраний.

 

Обязанность пастыря – пасти стадо Христово, научить каждую овцу слушаться голоса Доброго Пастыря, отличая Его от «голосов иных» (Иоан. 10:5). Пастырь необоснованно превысил бы возложенные на него полномочия – «пасти стадо» (1-е Петр. 5:2), если бы от всех своих овец требовал и ожидал совершенства. Если бы все овцы паствы были в постоянной безопасности и не нуждались в попечении и заботах кого-то другого, пастырю пришлось бы уйти по очевидной своей бесполезности для стада и найти другое занятие. Но истинный служитель Божий знает, как пасти стадо Христово, и радостно исполняет Его волю.

 

Как это не печально, но среди тех, кто называется пастырями, есть и лжепастыря, к которым порицания Господни, обращенные к лжепастырям Ветхозаветным, оказываются полностью применимыми и в наше время: «Горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! Не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ели тук и волною одевались, откормленных овец закалали, а стада не пасли. Слабых не укрепляли, и больной овцы не врачевали и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими с насилием и жестокостью... Рассеялись овцы Мои и никто не разведывает о них, и никто не ищет их. Посему, пастыри, выслушайте Слово Господне. Живу Я! говорит Господь Бог; за то, что овцы Мои оставлены были на расхищение и без пастыря сделались овцы Мои пищею всякого зверя полевого, и пастыри Мои не искали овец Моих и пасли пастыри самих себя, а овец Моих не пасли, - за то, пастыри, выслушайте слово Господне. Так говорит Господь Бог: вот Я на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их и не дам им более пасти овец, не будут более пастыри пасти самих себя, и исторгну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их» (Иез. 34). Последствием такого преступного равнодушия к тем, кто был вверен заботам и попечению пастырей, явилось духовное обнищание самих пастырей. «Пастыри отпали от Меня» (Иер. 2:8; 10:21), - говорит Господь.

 

Пастыри уже брели своим скорбным путем, путем богоотступников, и поэтому лишены были небесного руководства. Все дело их было извращено, попрано, поругано, а сами пастыри «сделались бессмысленными и не искали Господа, а потому они и поступали безрассудно» (Иер. 10:21). Бог произносит над ними страшный приговор: «Я накажу вас за злые деяния ваши» (Иер. 23:2). Бог открывает пророку о том времени, когда Он Сам чрез Духа Святого будет пасти Стадо Свое: «Я отыщу овец Моих и осмотрю их... Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах... Я буду пасти овец Моих, и Я буду покоить их, говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю, а разжиревшую и буйную истреблю; буду пасти их по правде... Я сам буду судить между овцою тучною и овцою тощею. Так как вы толкаете боком и плечами, и рогами своими бодаете всех слабых, доколе не вытолкаете их вон» (Иез. 34).

 

Ни один разумный пастух не станет выбрасывать из своего стада овец раненных, обессиленных или больных. Конечно, есть случаи заразной болезни в стаде, есть даже редкие случаи бешенства среди овец, когда нужно временно изолировать овцу от других до дня ее окончательного выздоровления, и горе пастве и пастырю, где подобная изоляция не производится. Но пастырю чаще всего приходится иметь дело с овцами духовно опустившимися, раненными, истощенными, для которых воспрянуть собственными силами к нормальной духовной жизни представляется делом невозможным, делом, обреченным на верную неудачу. С этими овцами бывает то, что с тем расслабленным, которого Христос встретил в Вифезде: «не имею человека, который опустил бы меня в купальню» (Иоан. 5:7). Иногда неопытный пастырь вместо того, чтобы лечить больных овец, «бьет их Словом Божьим», вместо того, чтобы сблизиться самому или сблизить овцу с овцами, могущими помочь ей своим общением, он изолирует ее и тем самым только осложняет положение. Это печальное недоразумение возникает не только вследствие пастырской неопытности, но, что гораздо хуже, благодаря отсутствию истинной пастырской любви. Пастырю просто не хочется возиться с немощной овцой, и он избавляется от лишних забот, изгнав ее из «своего» стада.

 

Члены общины заболевают той или иной духовной болезнью главным образом потому, что недостаточно глубоко читают на дому Слово Божье, мало уделяют времени личной уединенной молитве, не принимают никакого активного участия в служении церкви, не заботятся о постоянном внутреннем духовном бодрствовании. Долг пастыря всегда оказываться тем, кто оберегающей овец от всякого рода хищников, от опасностей, грозящих стаду со стороны. Слово Божье называет пастырей, уклоняющихся от этой обязанности «немыми псами»: «все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать. И это псы, жадные душою, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные; все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего – на корысть» (Ис. 56:10-11).

 

Необходимо сказать, что, кроме внешних опасностей, угрожающих благополучию стада, пастырю приходится вести борьбу с разнообразными и сложными опасностями, обнаруживаемыми в самом стаде. К этому второму виду опасностей относится все то, что способно нарушить единство стада, его общий распорядок, его объединенное служение, чистоту и святость, а также парализовать следование стада за Христом.

 

Под внешними опасностями подразумеваются: нападки злых людей, проповедники ересей, гонители, лжебратья, безбожники, лжепастыри и другие «лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20:29). К опасностям внутренним относятся: мирская жизнь, сознательное допущение греха, уклонение от истины, от общения, от преломления хлеба, от духовного или материального служения и многие другие духовные червоточины, приводящие к роковым последствиям.

 

Для борьбы с опасностями внутри церкви пастырь располагает такими средствами воздействия как: обличение, увещание, запрещение и отлучение.

 

Прибегать к обличению необходимо тогда, когда верующий, подчинившись в жизни известному греху, отказывается признать его грехом или лицемерно скрывает его. Обличение связано, прежде всего, с установлением самого факта греха. Когда верующий «подвергает сам себя обличениям всякое утро» (Пс. 72:14), то тогда вряд ли понадобятся со стороны какие-либо обличения. Но когда человек «презрел все обличения» (Пр. 1:30) Слова Божья и Духа Святого, тогда Бог посылает пастыря, чтобы еще раз предостеречь того, кто оказался на опасном пути. И, чаще всего, люди избегают обличения и отвергают его.

 

О них Слово Божье говорит, что они блуждают, не отдавая вполне себе отчета о грозящей им погибели: «Ненавидящий обличения погибнет» (Пр. 15:5), «Кто ненавидит обличения, тот невежда... Кто внимает обличениям, тот благоразумен» (Пр. 12:1). Слово Божье повелевает обличать, главным образом, наедине: «Обличи его между собою и им одним» (Мтф. 18:15). Но встречаются случаи, когда Слово допускает обличение и пред всеми: «Согрешающих обличай пред всеми, чтоб и прочие страх имели» (1-е Тим. 5:20). Обличая людей следует руководиться не только состраданием и нежностью, но даже и строгостью: «Обличай их строго» (Тит. 1:13), «Обличай со всякою властью» (Тит. 2:15). Если пастырь действительно любит своего брата или сестру во Христе и страдает о нем, он никогда не станет уклоняться от этого нелегкого, печального и ответственного служения. Сам Господь говорит: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Откр. 3:19).

 

Увещание является также средством воздействия. Некоторые апостольские послания были вызваны необходимостью именно увещевания. Апостол Иуда пишет: «Я почел за нужное написать увещание» (Иуд. 3). Послание к Евреям заканчивается словами: «Прошу вас, примите сие слово увещания» (Евр. 13:22). К увещанию прибегает Бог, обращаясь к израильскому народу: «Отцов ваших Я увещевал постоянно» (Иер. 11:7). К настойчивому увещанию побуждает и апостол Павел: «Увещатель ли – увещевай!» (Рим. 12:8). Увещевай неверующих «примириться с Богом» (2-е Кор. 5:20). Увещевай заблуждающихся, чтобы они «не учили иному» (1-е Тим. 1:3). Увещевай богатых, чтобы они «не высоко думали о себе, и уповали не на богатство неверное, но на Бога живого... богатели добрыми делами, были щедры и общительны» (1-е Тим. 6:17-18). Увещевай юношей «быть целомудренными» (Тит. 2:6). Увещевай всех «пребывать в вере» (Деян. 14:22). «Увещевай со всяким долготерпением» (2-е Тим. 4:2). «Увещевай со всякою властью» (Тит. 2:15). Но всегда помни, что «цель увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (1-е Тим. 1:5). Увещание, исполненное в Духе Святом, должно привести человека к любви, а святая любовь оживет и возгорится в чистом сердце и будет всегда готова бежать от всего враждебного и противоречащего основам христианской веры. Если сердце самого пастыря окажется преисполненным любви Божьей, то его обличение будет неразрывно связано с увещанием.

 

Слово Божье облекает пастыря также правом запрещать. Апостол Павел повелевает Тимофею – «запрещай!» (2-е Тим. 4:2). Подобное запрещение может быть оглашено пастырем в церкви, когда возникает вопрос о нарушении благопристойности собраний, церковных распорядков и т. п. Запрещение может коснуться неуместных разговоров и неблагоговейного поведения, заявлений, идущих в разрез с общим настроением, неумеренной критики, осуждения и всякого рода распущенности. Членам церкви может быть запрещено вступать в резкие пререкания с инакомыслящими, участвовать в сомнительных предприятиях, состоять членом политических партий, мирских клубов и т. п. У верующего, склонного к мирским радостям, всегда есть известная предрасположенность «протянуть» в церковь что-нибудь мирское и стараться узаконить его. В подобных случаях пастырь должен Именем Иисуса Христа оградить проникновение в церковь Христову мирских соблазнов и запретить, чтобы в самой церкви возникало то, с чем церковь борется, что идет в разрез с Божьей волей и Его Словом. Член церкви может не подчиниться такому запрещению, но не подчиняясь, он все же знает о всей серьезности предъявленного ему запрещения и убежден, что ему не уйти от непосредственной ответственности пред Богом. Пастырь в таком случае снимает с себя ответственность и может вместе с апостолом Павлом сказать: «Чист я от крови всех!» (Деян. 20:26). В некоторых безнадежных случаях пастырю придется, пожалуй, ограничиться словами, встречающимися в Библии: «Да запретит тебе Господь!» (Иуд. 9). Бессмысленно вступать в пререкания с людьми, у которых нет «ревности» в угождении Богу, которые «развратились и произвольно грешат» (Евр. 10:26). Правом запрещения пастырю следует пользоваться только в исключительных случаях, когда ясно выражена воля или указание Господа. Только Дух Божий может уберечь пастыря от превышения власти. Следует помнить, что запрещение всегда являлось излюбленным приемом людей, склонных к «господству над наследием Божьим» (1-е Петр. 5:3). «Любящий первенствовать у них Диотреф... сам не принимает братьев, и запрещает желающим, и изгоняет из церкви» (3-е Иоан. 9). Да сохранит нас от этого Господь и поможет миновать искушение власти!

 

Нужно сказать еще об одной мере церковного воздействия. Мера крайняя и страшная – отлучение (замечание, которое можно считать отлучением на ограниченный срок). Господь, оберегая тело Свое от заражения, прибегает иногда к ампутации того или иного члена. Церковь Христова не должна терпеть в своей среде разлагающихся духовных мертвецов. «Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божьей; чтобы какой горький корень, возникнув не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие. Чтобы не было между вами какого блудника, или нечестивца...» (Евр. 12:16). «Извергните развращенного из среды вас» (1-е Кор. 5:13) – повелевает Господь. «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Иоан. 15:6). К числу подлежащих исключению из общины относятся те, кто, согрешив против брата, не раскаивается пред Богом, не примиряется с братом, не принимает увещеваний церкви. О таких говорится: «Да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мтф. 18:17). Согрешивший против церкви и Господа, и упорно пребывающий в этом грехе, подлежит также отлучению.

 

Но прежде чем человека отлучить, необходимо постараться использовать все другие средства воздействия, имеющиеся в нашем распоряжении. Слово Божье дает много указаний по этому поводу: «Братья! если и впадает человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такого в духе кротости» (Гал. 6:1). «Братия, если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его, спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 6:19-20). «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его; но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (2-е Фес. 3:14-15).

 

Отлучение, под тяжким бременем которого человек пребывает до срока своего исправления, ни в коем случае не должно явиться результатом сведения каких-либо счетов, мелкой мести, устрашения и т. п. Эта мера столь серьезна, что пастырю лучше принять подобное решение после совета с другими старейшинами церкви, после тщательного исследования дела, и когда все другие методы исправления оказались неэффективными.

 

Отлученный человек лишается права участвовать в хлебопреломлении, выступать с проповедью или свидетельством, присутствовать на деловых заседаниях общины, петь в хоре, играть в оркестре и т. п. Но временно отторгая отлученного от внутренней жизни и служения общины, изолируя духовно-больного от братской среды, мы, тем не менее, не должны лишать его нашей неизменной братской любви. Любовь в таком случае является тем единственным светом, который поможет согрешившему сразу же стать на верный путь возврата к Богу и в Церковь. И такому возвращающемуся человеку пастырь должен всегда пойти навстречу. Он должен помочь обрести не случайное, поверхностное восстановление духовных сил, а решительную, полную перемену сердца, единственно могущую преодолеть прошлые заблуждения и, действительно, духовно выздороветь без опасности рецидива. В основании такой перемены должно лечь ясное осознание своей вины и глубокое пред Богом и людьми покаяние. Ибо как от безмерной обиды рождается злоба, так от чрезмерной вины рождается любовь. И любовь является всегда той исключительной животворящей силой, без которой даже не мыслима новая жизнь во Христе, как не мыслимо без любви истинное пастырское попечение о душах. «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит...» (1-е Кор. 13).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Не тот пастырь, кто красноречиво говорит о любви, а кто облачён в любовь, - «совокупность совершенств». Несомненно, влияние пастора на духовный рост церкви очень велико и зависит во многом от его жизни в Боге, от его жизни с Богом, от его личных качеств, от его целеустремлённости, от его отношения к служению и от его служения.

 

Пастырь, который не стоит на месте, но находиться в постоянном поиске, который осознает что все во всем Господь, а он всего лишь орудие, и в его силах лишь только расширить ту сферу, в которой его может использовать Господь, пастырь, который всецело отдал себя в руки Христу, тот будет иметь влияние на духовный рост церкви.

 

Каждому пастырю необходимо помнить, что церковь в целом – это много отдельных личностей, членов церкви. И общий духовный рост церкви прямо пропорционально зависит от духовного роста каждого члена церкви. И пастор должен учитывать, что для эффективного влияния на духовный рост церкви нужно заботиться о духовном росте каждой отдельно взятой души. Забота о каждой душе, вот путь взращивания новых служителей.

 

Истинная церковь, это не церковь в которой много прихожан, истинная церковь, в который каждый на том месте и в том служении, к которому его призвал Господь. Тогда будет истинный рост, и в этом проявляется истинное влияние пастыря.

 

Пастырь служит Богу, но он также поставлен Богом научить других, чтобы и они служили Ему и встали в ряды Божьих служителей по всему лицу земли. Вы можете обратиться за духовной помощью в епархии Украинской Православной Церкви.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

  1. Библия (Ветхий и Новый Завет, канонические книги).
  2. Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом. – СПб.: Российское Библейское общество, 2001.
  3. МакАртур Дж., «Пастырелогия» (ХИ, 2000)
  4. Маршалл Том, «Библейское понимание лидерства», (Санкт-Петербург, «Новое и старое», 2001)
  5. Ринекер Фритц, Майер Герхард, «Библейская энциклопедия Брокгауза» (Кременчуг, «Християтска зоря», 1999)
  6. Рогозин П.И., «Пастырь» (Париж, «Русское национальное движение по распространению Священного Писания», 1940)

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.5 (4 votes)
Аватар пользователя esxatos