Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову) в 2 книгах

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову)
Переписка святителя Афанасия Ковровского (1887–1962) – явление уникальное по своему объему, содержанию и числу адресатов. Не только в годы гонений, когда хранение личных документов было делом весьма рискованным, но и в дореволюционные времена крайне редко сохранялось такое количество писем церковных деятелей. Коллекция писем насчитывает около 3000 документов от нескольких сот адресатов. В данное издание включены наиболее содержательные и характерные документы.
В каждом месте, где Владыке привелось служить, общаться, терпеть тяготы изгнания или заключения, были люди, для которых встреча с Владыкой была незабываемым событием, которых он привлек силой своей любви и веры. Многие из этих людей стали впоследствии его корреспондентами. Общения с ним искали те, кто помнил служение Владыки во Владимирской епархии в 1920-е гг., бывшие ссыльные и местные жители Зырянского края, где святитель пребывал в изгнании в 1923–1925 гг., с ним стремились установить связь бывшие узники лагерей и Зубово-Полянского дома инвалидов – бывших заключенных, члены православных тайных общин и прихожане открытых храмов. Писали не только знакомые, но и знакомые знакомых, нуждавшиеся в духовном окормлении или искавшие ответы на сложные вопросы церковной эпохи. Таким образом созидалась своего рода огромная духовная семья, в центре которой был святитель Афанасий.
 
Корреспонденты Владыки весьма различались по образованию, роду деятельности, возрасту. Среди них было два Патриарха – Алексий (Симанский) и будущий Патриарх Пимен (Извеков), несколько митрополитов – Мануил (Лемешевский), Зиновий (Мажуга, будущий схимитрополит Серафим), Нестор (Анисимов), архиепископы, епископы, архимандриты, священники, монахи, католики, представители русской эмиграции, светские ученые, монахини и послушницы уничтоженных монастырей. Его корреспондентами были необыкновенные, яркие личности, известные пастыри, ученые, письма которых порой представляют собой целые трактаты или научные разборы богословских проблем. Но не менее показательны письма простых людей, которые дают яркую иллюстрацию церковной жизни эпохи. Среди «матушек» в темных монашеских одеждах, спасавших Владыку в лагерях и тюрьмах, были великие праведницы. Мир корреспондентов Владыки един, он скреплен их внутренними связями, их духовной близостью, положением чужих и гонимых в родном отечестве, где христианская вера в лучшем случае была терпима.
 

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн.

[вст. ст., примеч., подг. текста О. В. Косик].

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 1. А-Н

М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. – 800 с.
ISBN 978-5-7429-0832-6
ISBN 978-5-7429-0833-3
 

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 1. А-Н – Содержание

О. В. Косик «Се аз и чада моя»
Письма к святителю Афанасию
Авель (Матиешин), иеромонах
Аврамия (Мартынова), монахиня
Авророва Антонина Михайловна, Авророва Надежда Михайловна
Александров Николай Александрович
Патриарх Алексий (Симанский)
Алякринский Юрий Сергеевич
...
Бобкова Александра Ивановна
Богородицкий Владимир Васильевич
Богородский Василий, протоиерей
Брайкина Александра Ивановна
...
Васнецов Михаил Викторович, протоиерей
Васнецова Татьяна Викторовна
Ведерников Анатолий Васильевич
Ведерникова Елена Яковлевна
Венедикт (Краснов), игумен
Вениамин (Новицкий), архиепископ
Витковская Мария Павловна
Вознесенская Софья Александровна
Воронин Николай Николаевич
Гавриила, схимонахиня
Гаврилова Лидия Дмитриевна
Газем Николай (Габаци) Тасавич
Георгий (Седов), исповедник
Герасимов Василий Александрович, протоиерей
...
Грумм-Гржимайло Наталия Григорьевна, Серафима (Грумм-Гржимайло), монахиня
Губонин Михаил Ефимович, Губонина Зоя Петровна
Гурий (Егоров), архиепископ
Дашкевич Ольга Андреевна
Дашкеев Павел Григорьевич, протоиерей
...
Жукова Ксения Николаевна Анна Валентина
Журавский М. А.
Журбенко Федор Иосифович
Забавин Петр Иванович
Зелизняк Дмитрий, протоиерей
Зимин Борис Васильевич
Зиновий (Мажуга), епископ
Зорина В.
Зубарев Борис Борисович
Зубарева Елена
Зубович Антоний Иосифович, протоиерей
Зубович Анна Семеновна
Иваницкая Людмила Владимировна
Иванова Параскева Ивановна
Иеракс (Бочаров), иеромонах
Иннокентий (Летяев), архиепископ
Иоанн (Котляревский), игумен
Иоанн, священник
Иов (Кундря), архимандит
Исаакий (Виноградов), архимандрит
Исайя (Ковалев), епископ
Иулиания (Тураева), монахиня
Калинин Василий Дмитриевич
Каменева Наталия Ниловна
Каменева Татьяна Ниловна
Каменяка Андрей Петрович, священник
Капранов Иаков Николаевич, диакон
Карпова А.
Катуар Татьяна Людовиковна
Кирилл (Павлов), архимандрит
Кирилл (Смирнов), священномученик, митрополит
Клавдия (Лашкевич?)
Ковригин Александр Павлович
Колчицкий Николай Федорович, протопресвитер
Кондратьева Анна Ивановна
...
Кутявина Людмила Анатольевна
Лебедев Борис Васильевич
Лебедева Мария Александровна
Липатов Вениамин Петрович
Мазур Иван Митрофанович, священник
Мануил (Лемешевский), архиепископ
Маргарита (Зуева), монахиня
Мариамна (Смолина), монахиня
Мень Александр Вольфович, протоиерей
Михаил (Воскресенский), епископ
Михайлова Мария Карповна
Морозова Екатерина Максимовна
Мурашев Сергей Александрович, священник
Мухин Василий Феодосиевич, протоиерей
Мухина Агриппина Зиновьевна
Надеева Александра Николаевна
Недвецкий Николай, протоиерей
...
Новиков Стефан Алексеевич
Примечания
Именной указатель
 

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 1. А-Н – Приложение [к письму № 27 архиеп. Мануила (Лемешевского)] Святитель Афанасий (Сахаров). Особое мнение по поводу составленного Высокопреосвященным Мануилом чина архиерейского отпевания

 
У меня все еще остается большое сомнение в том, действительно ли неотложно нужен особый чин архиерейского отпевания. И чем больше я думаю об этом предмете, тем все больше мои сомнения не уменьшаются, а увеличиваются.
Может быть, если бы я не был архиереем, я спокойнее бы принял ту основную мысль Преосвященного Мануила, что при погребении архиерея надо прежде всего и более всего позаботиться насколько возможно сильнее и ярче отразить личность усопшего как архиерея? Но теперь все с большей настойчивостью встает предо мной вопрос: зачем, для чего именно в момент погребения нужно такое нарочитое отражение личности архиерея?
 
Во все дни своего архиерейства, окруженный всеми знаками своего высокого сана, готовясь к совершению величайшего таинства архиерей, как и во дни своего пресвитерства, смиренно обращался ко Господу: «...удовли мя, облеченна благодатию священства, предстати...» Кажется, ни у кого никогда не было мысли о том, что в Архиерейском Чиновнике нужно исправить это место и читать: «облеченна благодатию архиерейства...» А вот теперь, когда умерший готовится предстать тамо «идеже вси в равном достоинстве», почему-то нужно усиленно подчеркивать, что погребаемый не рядовой священнослужитель, а архиерей?..
 
Покойный отец Иоанн Кронштадтский после сослужения с одним очень им уважаемым и любимым епископом, во время праздничной трапезы, наклонясь к сему епископу, сказал: «Каким почетом окружает Святая Церковь епископа! ...И какой чистоты требует она от него!» И усопшему в этот момент его последнего пребывания в земном храме более полезны, более потребны смиренные воздыхания о не всегда, как должно, сохраненной чистоте, нежели усиленное напоминание о всех отличиях и обязанностях его архиерейского служения. А для окружающих гроб и без нарочитого старания отразить личность усопшего, именно как личность архиерея, совершенно ясно и очевидно, что совершается погребение не простого мирянина, а именно епископа. Почивший облечен во все архиерейские одежды. Тело вместо покрова покрыто архиерейской мантией, около гроба все знаки архиерейского достоинства. Да даже если бы по каким-либо причинам при погребении архиерея не было бы всех этих отличий, – если бы почивший предлежал без всякого облачения, даже без подрясника, в одном белье, остриженный и обритый, если бы и чин отпевания совершал один священник без всякого облачения и за неимением Требника вспоминал только отрывки из чина погребения мирских человек, и в такой обстановке присутствующие, если бы таковые оказались, не колеблясь сказали бы, что погребаемый епископ, а не простой мирянин, и молились бы о нем как об епископе, а не как о мирянине, ибо погребающий на всех прошениях и возгласах будет поминать не просто «усопшего раба Божия имя рек», а усопшего «раба Божия епископа имя рек».
 
В обоснование своей мысли о необходимости в песнопениях архиерейского погребения отразить личность погребаемого как личность епископа Преосвященный Мануил приводит ряд песней, воспетых преподобным Ефремом Сириным при гробах епископа, пресвитера, диакона, монаха и мирянина. Но характерно уже то, что Святая Церковь, при всем ее глубоком уважении к прп. Ефрему, – с такой любовью принявшая, например, его великопостную молитву, – с любовью сохраняющая все писания святого отца, – до сих пор не находила потребным внести в установленные ею погребальные чинопоследования ни одной из надгробных песней прп. Ефрема. Это, вероятно, и потому, что означенные песни и самим творцем их не предназначались для общего употребления. Они носят индивидуальный характер и, воспетые при гробе определенных лиц, хорошо известных преподобному, не всегда были бы соответствующими при гробе других лиц, хотя бы и проходивших при жизни такое же церковное служение. Так, например, песнь: «От юности еще понес ты на себе иго...» – едва ли можно воспевать при гробе всякого архиерея, едва ли, например, можно было бы воспеть при гробе святителя Григория Старшего, отца святителя Григория Богослова, о котором известно, что он лишь в зрелом возрасте оставил пути заблуждения. Нельзя бы было воспеть эту песнь и при гробе блаженного Августина, о котором известно, что юность его была далеко не безупречна.
 
Никак не могу согласиться с утверждением Преосв[ященного] Мануила, что существующие чинопоследования погребения монахов и мирян одно нарочито отображает только личность монаха, другое только личность мирянина. Внимательное чтение обоих чинов не позволит сделать такого заключения. Характерно уже то, что в обоих этих чинопоследованиях почти нет молитвословий, составленных специально только для погребения. Таковы лишь стихиры, поемые при прощании, но они поются во всех чинах погребения, кроме младенческого. Нарочито составлены еще для того и другого погребения тропари для «блаженн»... Все остальное первоначально не предназначалось специально для погребения. Так, в монашеском погребении – антифоны обычные воскресные из Октоиха. Стихиры все до одной из субботних служб Октоиха. Припевы к непорочным монашеского погребения хотя в других случаях не употребляются, но они настолько общего характера, что их можно петь при гробе всякого православного. И не будет ничего страшного, если даже заупокойный прокимен в той редакции, в какой он поется при гробе инока, будет пропет не только при погребении иерея, но и при погребении епископа. И никак нельзя понять, почему одна мысль о последней возможности приводит Преосв[ященного] Мануила в ужас. Если при гробе архиерея никак нельзя сказать: «Блажен путь вонь же идеши днесь, брате», — потому что погребаемый якобы не брат собравшихся около его гроба, а только архиерей, – тогда не следует ли сделать строжайшее предписание о том, чтобы ни один архиерей в своих проповедях не употреблял в качестве обращения к своим слушателям, если они не архиереи, слово «братие», как якобы не соответствующее.
 
Кроме двух стихов на блаженных в чине монашеского погребения «Постничеством работавши Тебе..» и «Мир оставльшаго», больше специально о монашестве почившего в чине монашеского погребения нет ни слова. Даже самая последняя стихира в чине, поемая уже над закрытым землею гробом: «Духовнии мои братии и спостницы, не забудете мене...», как будто бы имеющая в виду монашескую братию, – поется и на могиле мирянина, скончавшегося на Пасхе, очевидно как имеющая в виду всех собратий по вере.
 
Еще менее нарочито характеризуют погребаемого мирянина, как мирянина, песнопения погребения мирских человек. Как уже сказано выше, и в этом последовании, кроме стихир, поемых при прощании, специально для погребения составлены, по-видимому, только тропари для блаженн. Но в них нет ничего, что говорило бы о почившем как о мирянине. И совершенно не верно утверждение, что поемый в чине погребения мирских человек канон – есть специальный «канон на погребение мирян», отражающий личность мирянина. Как известно, канон в чине погребения мирян заимствован целиком из субботней службы Октоиха 6-го гласа и есть моление о всех вообще усопших, каковое моление должно возноситься каждую субботу 6-го гласа о всех прежде почивших христианах, как о мирянах, так и о священнослужителях, не исключая и архиереев. Только в Октоихе для субботнего употребления поминальные моления сего канона изложены в множественном числе – «рабов Твоих», а в чине погребения в единственном – «раба Твоего».
 
Нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что в новом каноне, специально составленном для архиерейского погребения, именно для возможно полного отражения личности усопшего, как личности епископа, это не удалось осуществить в полной мере и всесторонне. Из 32 тропарей канона лишь в 11 говорится о погребаемом как об епископе, во 2-х, как о преемнике апостольском, и еще во 2-х не столько о погребаемом святителе, сколько об усопших святителях вообще.
 
Вот и все. Сверх этого, в одном тропаре говорится о добром пастыре, но так можно сказать и о пресвитере. В 13 тропарях погребаемый именуется служителем, – но это совершенно не характерно для епископа, ибо именование «служитель» может быть в полной мере приложимо и к пресвитеру, и к диакону, и к чтецу, и вообще не только ко всякому церковному служителю, но ко всякому православному христианину, ибо в словах Христовых «Идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет»[646], конечно, разумеются не одни только священнослужители. Остающиеся 3 тропаря настолько общи по содержанию, что их спокойно можно читать и при гробе мирянина.
 
Все эти обстоятельства невольно приводят к выводу: если в целом ряде песнопений, составление которых было предпринято с нарочитой целью насколько возможно отразить личность усопшего архиерея именно как личность архиерея – этого не удалось сделать всесторонне и обстоятельно, – то очевидно, для этого нет достаточного материала. И сам собою встает вопрос: нужно ли вообще такое выявление, нужен ли вообще особый чин архиерейского отпевания?
Я не беру на себя смелости дать окончательный и определенный ответ на этот вопрос. Все дело должно быть представлено на благоусмотрение Святейшего Патриарха и Священного Синода. Последний по принятому порядку, несомненно, поручит одному из своих членов или одному из епархиальных Преосвященных еще раз рассмотреть вновь составленный чин, после чего и будет вынесено окончательное о нем решение.
 
В заключение я не могу не высказать пожелания, чтобы, в случае если новый чин архиерейского погребения будет одобрен и введен в практику Русской Церкви, за архиереем оставлено было бы право в завещании указывать, каким чином они желали бы быть погребены, и чтобы желание того или иного епископа быть погребенным монашеским чином не охаявалось заранее как проявление ложного смирения, что без всяких оснований усматривает в подобном желании Преосвященный Мануил.
Лично же я считаю (как и раньше высказывался, и моя мысль отчасти осуществлена в последней редакции чина архиерейского отпевания), что наиболее соответствующим чином отпевания епископов было бы соединение двух существующих чинов: непорочны по чину монашеского погребения, а все остальное полностью по данному в Требнике чину священнического погребения, может быть, с заменой 3-й молитвы сего чина древней молитвой, предназначавшейся для чтения при гробе епископа, которую помещает в своем чине архиепископ Мануил.
Епископ Афанасий.
Ф. 1.Оп.4(I). Д. 12. Машинопись.

 


Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 2: О-Ю

М.: Изд-во ПСТГУ, 2014. – 792 с, ил.
ISBN 978-5-7429-0912-5
 

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 2: О-Ю – Содержание

Обновленский Авенир Петрович
Огицкий Димитрий Петрович
Онисим (Фестинатов), архиепископ
Орлов Сергей Васильевич, протоиерей (в тайном постриге Серафим)
Остолопова Ольга Александровна
Остроухое Петр Александрович
Осьмов Иван Владимирович
Оцуп Николай Авдеевич
Павленко Алексей Васильевич
Пазухина Надежда Алексеевна
...
Потапов Иосиф Афанасьевич, протоиерей
Проваторов Анатолий Яковлевич
Рагозина Мария Степановна
Ракин Леонид Иванович
Реутов Валентин Васильевич
Ржепик Елисавета Петровна
Розов Виктор Павлович, священник
Рудецкий Михаил Андроникович, протоиерей
...
Седова Серафима Георгиевна
Семененко Федор Никанорович, протоиерей. Семененко Александра Александровна
Серафим (Климков. в тайной схиме Даниил), архимандрит
Серафима (Даиью). монахиня
Серафима (Сахарнова). монахиня
Серафима (Яковлева). Елена
Сергий (Голубцов), епископ
Сергий (Горошенко). иеромонах
Сергий (Ларин), епископ
Серии Арсений Александрович, священник
Симон (Ивановский), архиепископ
Синицкая Людмила Ивановна
Скляр Григорий Павлович
Смирнов Владимир Иванович, диакон
Смирнов Евгений Федорович, иерей
Соколова Мария Николаевна
Соколовский Павел Семенович, священник
...
Тепфер Павел Карлович
Тимофеева Мария Ивановна
Трапани Нина Владимировна
Туголукова Пелагея Ивановна
Тюрнина Ольга Васильевна
Успенский Владимир Александрович
Успенский Николай Дмитриевич
Успенский Петр Степанович, протоиерей
Федорова Вера Стефановна
Федорова Мария Ивановна
Феодорит (Воробьев), архимандрит
Феодот, иеромонах
Фиолетова Надежда Юрьевна
Фиолетова Нина Сергеевна
Фонштейн Николай Ильич
Фудель Сергей Иосифович. Сытина Вера Максимовна
Хандорин Димитрий Федотович, протоиерей
Харламова Татьяна Егоровна
Царицын Петр Яковлевич
Цвейтова Параскева Васильевна
Цветаев Сергей Николаевич
...
Шипков Петр Алексеевич, протоиерей
Шитова Мария Кузьминична (в тайном постриге Михаила)
Шкурим Владимир Андреевич
Шуракова Татьяна Михайловна (в тайном постриге Магдалина)
Щербакова Клавдия Николаевна
Юнгус Теодор Готфридович
Примечания
Именной указатель
 

Письма разных лиц к святителю Афанасию (Сахарову): В 2 кн. Кн. 2: О-Ю – Письмо [Н.Д. Успенского] №31. 8 февраля 1961 г.

 
Глубокоуважаемый и дорогой Владыка,
сердечно благодарим Вас за праздничное поздравление. Мы тоже часто Вас вспоминаем, хотя и не писали Вам. Завертелся я очень это время, и надо нагонять лекции в Академии и надо писать статью для «ЖМП» о святых местах, которые мы посещали. Такое мне дано поручение от еп[ископа] Никодима. Праздник, слава Богу, встретили хорошо.
Я Ваш должник. Посылаю Вам теплую безрукавку, которую забыл в Москве, и теплые носки, а Вера Георгиевна, как хозяйственный человек, зная, что приближается масленица, собрала Вам посылочку для блинов. Покушайте, пожалуйста, на здоровье. Передайте наш привет Нине Сергеевне.
Молитесь за пас и благословите любящих Вас Николая и Веру Успенских.
8/11-61 г.
Помяните в молитвах наших усопших Наталию и Леонида.
Н|иколай| У|сиенский].
Буду ждать Ваши статьи буду читать их с удовольствием. Н|иколай| У|спенский|.
Яблоки из нашего сада, и Верочка сама сушила их. Они, м|ожет| б|ыть|, невидные, но очень сладкие.
Н|иколаи| У|спенский|.
Л. 46. Л. 44-15. Подлинник. Автограф.



[646] Ин. 12:26.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя maestro