Шнеерсон – С хасидской точки зрения – О Еврейских праздниках

Менахем-Мендл Шнеерсон – С хасидской точки зрения – О Еврейских праздниках
Зов шофара — главный ритуал и наивысшая точка праздника Рош а-Шона. В Талмуде сказано, что в зове шофара сливаются два мотива: это трубный звук, возвещающий о коронации Б-га Властелином Вселенной, и это же — призыв, напоминающий Б־гу о народе Израиля: В двух приведенных ниже фрагментах излагаются хасидские притчи, которые помогут глубже понять обычай трубить в шофар и осознать сущность праздничного обряда, совершаемого на Рош а-Шона.
 
Один из талмудических мудрецов, Рабба, учил: «Говорит Б-г народу Израиля: “На Рош а-Шона читайте предо Мной <строки> о Царстве, <строки> о памятовании, и <да будет слышен> звук шофара Царствие: вы провозгласили Меня Властелином над вами; памятование: память о вас предстанет предо Мной; чем сие достигается? — зовом шофара״» (Рош а-Шона, 32б).
 
Что подразумевается в Талмуде, когда говорится о том, что шофар является средством провозгласить Б-га Властелином и пробудить в Нем память о народе Израиля? В хасидских трудах приведены две притчи, помогающие понять, что содержит в себе зов шофара. Одну из них рассказал рабби Исроэл Баал-Шем-Тов.
 
Притча Баал-Шем-Това. Жил на свете царь, и был у него единственный сын, воспитанный и ученый, свет очей своего отца. И решил царь, что сыну пошло бы на пользу, если бы он отправился в дальние страны, где набрался бы мудрости и постиг людские обычаи. И предоставил царь сыну почетный эскорт из людей благороднейшего происхождения и должностных лиц, и свиту слуг, чтобы заботились о них.
 
Царь выделил своему сыну большие средства, чтобы тот мог путешествовать в роскоши и объехать множество стран и далеких островов. Юный царевич благодаря этому наберется великой мудрости и опыта, - надеялся царь. За время долгого путешествия сын, привыкнув к роскоши, растратил деньги на удовольствия: вся его жизнь была подчинена чувственным усладам и самоутверждению. В конце концов царевич спустил все свое состояние.
 
И вот он оказался один-одинешенек в чужой стране, где никто не ведал о том, что его отец - великий владыка. В отчаянье царевич решил вернуться домой. Однако он так долго отсутствовал на родине, что совершенно позабыл ее язык. Вернувшись в родную страну, он знаками пытался объяснить окружающим, что перед ними - царский сын, но те не понимали его. Наконец он достиг дворца - и с помощью того же языка знаков попытался объясниться с челядью.
 
Бесполезно. В полном отчаянье он закричал во весь голос, надеясь, что, может быть, отец во внутренних покоях услышит его, выйдет и признает в одичалом страннике, одетом в рубище, своего сына. Царь действительно услышал отчаянный крик, который напомнил ему голос сына, но голос, надломленный страданием. Этот крик пробудил в нем отцовскую любовь и сочувствие, он выбежал и, увидев свое чадо, заключил его в объятья и поцеловал...
 

Менахем-Мендл Шнеерсон – С хасидской точки зрения – О Еврейских праздниках

Составитель – Алтер Мецгер
Издательство – «Лехаим» – 224 с.
Москва – 2007 г.
ISBN 978-5-900-309-47-7
 

Менахем-Мендл Шнеерсон – С хасидской точки зрения – О Еврейских праздниках – Содержание

  • Рош а-Шона
  • Йом Кипур
  • Суккос
  • СимхасТойра
  • Двадцатое хешвана - день рождения Рашаба
  • Девятнадцатое кислева - освобождение Алтер Ребе
  • Двадцать четвертое тевеса - день памяти Алтер Ребе
  • Ханука
  • Десятое швата - день памяти Раяца
  • Шабос Шира
  • Туби-шват
  • Седьмое адара - день рождения и день памяти Моше
  • Пурим
  • Пейсах
  • Пейсах Шейни
  • Лаг ба-омер
  • Швуэс
  • 12-13 тамуза - освобождение Раяца
  • Три недели
  • Пятнадцатое ава
  • Двадцатое ава
  • Элул

Менахем-Мендл Шнеерсон – С хасидской точки зрения – О Еврейских праздниках – Суккос

 
Анализируя формулу Рамбама из «Законов лулова», касающуюся заповеди о «симхе» — проявлении радости во время храмовой службы в праздник Суккос, Ребе выстраивает собственную концепцию. Повеление «Радуйтесь перед Б-гом, Всесильным вашим» в праздник Суккос (Ваикро, 23:40) по сути своей не столько особая заповедь, сколько обобщение, относящееся ко всякому проявлению радости во время любого праздника, о чем сказано: «И радуйся в праздник твой ты» (Дворим, 16:14). Мы видим, что в другом трактате, «Сейфер а-мицвойс», Рамбам не рассматривает слова о радости, подобающей празднику Суккос, как особую заповедь, а говорит о ней как об одном из проявлений заповеди «И радуйся в праздник твой». В предлагаемом ниже анализе Ребе обращает наше внимание на список участников празднества, который приводит Рамбам.
 
Каждый на своем уровне. Рамбам пишет в связи с Симхас Бейс а-шоейва, особо радостной церемонией, происходившей в пределах Храма:
«Заповедь эта призвана побудить народ премного возрадоваться, когда справляется праздник. Не всякий мог сделать это, а лишь люди ученые и избранные. Участниками церемонии были выдающиеся мудрецы, главы талмудических академий и Сангедрина, благочестивые люди, старейшины и те, чьи поступки особо праведны. В праздник Суккос из этих людей одни танцевали, другие хлопали в ладоши и пели в пределах Храма, внося ликование. Про- чиє же, мужчины и женщины, приходили смотреть и слушать». Источником этого описания Рамбаму служила Мишна, в которой, однако, упоминаются лишь две группы участников церемонии: «люди благочестивые и те, чьи поступки отмечены праведностью, - они танцевали перед всеми собравшимися» (Сукко, 51а).
 
Талмуд добавляет к этому еще одну группу - баал-тшува, «кающиеся». Заметим: в списке Рамбама присутствуют лица, не упомянутые в Мишне, при этом он ничего не говорит о баал-тшу- ва, названных в Талмуде среди участников церемонии. Далее Рамбам пишет: «Радость, которую испытывает человек, исполняя заповеди и любя Б-га, их давшего, есть проникновенное служение Г-споду. И всякий, умаляющий себя, унижающий тело свое, есть выдающийся, увенчанный честью человек, служащий Б-гу на уровне любви. Воистину, сказано царем Давидом, когда плясал он перед Ковчегом: “И я еще больше унижу себя, и стану еще ничтожнее в глазах своих״» (II Шмуэл, 6:22).
 
Заповедь «премного возрадоваться» по сути не является отдельной заповедью, а лишь «продолжением» основной заповеди, велящей радоваться в Суккос. Выражение этой радости зависит от глубины чувства, которое испытывает человек, что, в свою очередь, определяется уровнем его развития. А потому лучшие из народа Израиля, достигшие самого высокого духовного уровня и известные своей праведностью, изливают эту радость вовне, «танцуя и хлопая в ладоши», чем вдохновляют окружающих, тогда как все остальные выражают свое ликование лишь тем, что «смотрят и слушают».
 
Ликование мудрецов. И Вавилонский (Сукко, 53а), и Иерусалимский Талмуд (Сукко, 5:4) приводят имена некоторых танаим (мудрецов Мишны) и говорят о том, что они совершили и сказали в связи с Весельем Черпания Воды (Симхас Бейс а-шоейва). Но мы точно знаем, что все танаим, жившие в ту пору, принимали участие в празднике. Почему же тогда упомянуты лишь некоторые из них? Разумно предположить, что каждый из упомянутых мудрецов олицетворяет ту или иную категорию людей, участвовавших в праздничном ликовании. а) В Талмуде написано: «Рабби Иеошуа бен Хана- ния говорил: “Празднуя Веселье Черпания Воды, мы не ведали сна, участники дремали на плече друг у друга״».
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat librarian