Шульман - Рамбан. Жизнь рабби Моше бен Нахмана

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Рамбан - Жизнь рабби Моше бен Нахмана - Яаков-Довид Шульман
Рабби Моше бен Нахман, известный потомкам как Рамбан, или Нахманид, был ярчайшим из мудрецов — представителей эпохи ришоним. Рамбан проживал на севере Испании, то есть немного южнее французских Баалей Тосафот, возможно, эта географическая деталь является одним из объяснений тому факту, что именно Рамбану удалось объединить все лучшее, что было в сефардской и ашкеназской традициях изучения Талмуда.
 
По обширности познаний Рамбана смело можно назвать одним из титанов Торы, а по глубине и тщательности постижения святых текстов ему поистине не было равных. Также это был один из величайших знатоков каббалы — сокровенного учения, передававшегося непосредственно от учителя к избранному ученику; он был первым, кто заговорил о каббале как о полноправном источнике в комментариях к Хумашу. Рамбан — величайший толкователь мировоззрения Торы.
 
Его учение о том, какова природа этого и Будущего миров, о награде и наказании, а также о безмерности Божьего промысла, лежит в основе иудаизма и актуально во все времена, начиная с Моше-рабейну («Моисея, учителя нашего») и заканчивая нашими днями. Рамбан любил свой народ и прилагал немало усилий, чтобы евреи жили мирно. Когда он был еще относительно молод, разногласия по поводу философских сочинений Рамбама разделили еврейский мир Испании и Франции.
 
Принципиальный спор знатоков Торы о правильном служении Богу руками недальновидных последователей и корыстных наблюдателей был раздут в опустошительный пожар. И тогда Рамбан проявил себя как мудрый стратег, призвав к миру лидеров обеих сторон через компромисс, который мог бы сгладить разногласия. Позже Рамбан был втянут в один из самых драматических эпизодов своего времени. Некий выкрест (крещеный еврей) по имени Пабло Кристиани, подталкиваемый влиятельными монахами Доминиканского ордена, вызвал рабби Моше на публичный диспут об иудаизме и христианстве.
 
Кристиани развивал новое направление, которое пыталось использовать агадот для подтверждения христианских догматов. Им руководила надежда развенчать доверие к полемическим способностям рабби Моше и тем самым увеличить отток евреев в христианство. Однако, к разочарованию монахов-доминиканцев, этот диспут, проходивший в городе Барселоне в присутствии короля Арагона Хайме I, стал абсолютно разгромным для Кристиани, несмотря на все его аргументы.
 

Яаков-Довид Шульман - Рамбан. Жизнь рабби Моше бен Нахмана

Издательство — Книжники — 336 с.
Москва — 2017 г.
ISBN 978-5-9953-0520-0

Яаков-Довид Шульман - Рамбан. Жизнь рабби Моше бен Нахмана - Содержание

  • Предисловие
  • Пролог
  • Благочестивый студент        
  • Первые сочинения
  • Врач Жироны
  • Временный отказ
  • Свадебная речь
  • Особые изыскания
  • Неприятная встреча
  • Влиятельный человек
  • Недобрый вестник
  • Письмо испанским мудрецам       
  • Письмо во Францию
  • Лисы и лисята
  • Воображаемая прогулка на корабле
  • Король и монах
  • Вероотступник Абнер
  • Испорченный вечер
  • Черные времена
  • Награда и наказание
  • Вызов на диспут
  • Первый день диспута
  • Второй день
  • Третий день
  • Четвертый день
  • Гости        
  • Предсказуемое продолжение
  • Кампания против рабби Моше
  • Отъезд
  • Добро пожаловать в Акко
  • Иерусалим
  • Последнее путешествие       

Яаков-Довид Шульман - Рамбан. Жизнь рабби Моше бен Нахмана - Благочестивый студент

 
Дом благочестивого студента, предназначенный общиной для благотворительных целей, был большой, с балконом на верхнем этаже, достаточно широким, чтобы юная жена расставила там горшки с цветами и плющом. Студент вышел через арочные ворота на улицу. Ворота, лязгнув, закрылись за ним. Студент ступил на дорогу и зашагал, куда ему было нужно, сосредоточив взгляд на грубо вымощенной булыжниками мостовой, лишь бы не видеть кафедральный собор, намеренно возведенный христианами рядом с жудерией — еврейским кварталом. Робкие солнечные лучи едва достигали земли, и юноша дрожал от утреннего холода. Стены домов загораживали узкую улицу от света, а тесные балкончики по обеим сторонам буквально нависали над головами прохожих.
 
Студент громко зашаркал башмаками по булыжникам. Башмаки гулко стучали по камням, как если бы он шел по извилистым коридорам большого замка. Когда ему на пути встречался прохожий, обоим приходилось поворачиваться боком, чтобы не столкнуться друг с другом — настолько узки были улочки. Жудерия располагалась немного выше основной части города и занимала не более пяти кварталов. Здесь проживало примерно от двухсот до четырехсот семей. Ниже еврейского квартала по обеим сторонам реки Оньяр раскинулся город, так что от моста надо было подняться на гору по улице Парца и потом еще покружить по еврейскому кварталу. Жирона находится в северо-восточном королевстве Испании — в Арагоне.
 
К северу Пиренейские горы, дальше Прованс с его новейшей школой раввинов, а еще дальше Северная Франция, где процветает школа тосафистов. В ста милях на восток раскинулось Средиземное море. Шестнадцатилетний юноша поднимался по узким переулкам на самый верх жудерии. Здесь дорога немного расширялась, по обеим сторонам улицы все так же возвышались грубые стены каменных домов, а из трещин между камнями тянулись к небу кусты шиповника с темно-зелеными листьями, покрытыми тонким слоем пыли. Жудерия — не гетто, и селиться здесь евреям было необязательно. Однако случавшиеся время от времени всплески антисемитизма заставляли евреев практически во всех больших городах Испании создавать свои изолированные и худо-бедно защищаемые изнутри кварталы.
 
В некотором смысле жудерия представляет собой лучшее место в городе. Юные студенты ешивы выходили из ворот, за которыми начинались террасы с тяжелыми виноградными лозами, сады с сиренью и лавандой, источавшие по всей округе поистине райские запахи. Ветер трепал маленькие листочки на искривленных сучковатых деревьях, между которыми были видны сотни оливок, походившие на темные сережки. В некоторых дворах росли гранаты и небольшие зеленые лимоны, попадались еще тополи и кипарисы, покрытые трепещущей изумрудной листвой. Позади садов высоко поднимались ввысь волшебные замки. Высокие окна за глубокими балконами были обычно распахнуты, и под порывами весеннего ветра колыхались занавески.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Traffic12