Соловьев - Сочинения в 2 т.

Соловьев Владимир - Сочинения
Вл. Соловьев — это крупнейшая фигура русской  философии, публицистики и поэзии второй половины XIX в. Он еще очень мало изучен в нашей науке, а его изучение представляет огромные трудности ввиду чрезвычайной сложности и многогранности его творческой натуры. Первое и основное, что бросается в глаза при изучении Вл. Соловьева,— большое духовное беспокойство, заставляющее его болезненно чувствовать шаткость и обреченность старого мира.
 
Он предчувствовал наступление мировых событий катастрофического характера; и это предчувствие было у него настолько глубоко и не выразимо обычным  прозаическим языком, что он в конце концов заговорил в  пророческих тонах и стал изображать наступление конца истории в духе чистейшей мифологии.
 
Поэтому, хотя Вл. Соловьев и является для нас в первую очередь предметом  академического изучения, тем не менее его жизнь и творчество  волнуют современного читателя уже далеко не просто в  академическом смысле, но и в смысле переживания конца одних исторических периодов и наступления новых, еще небывалых времен. 
 

Соловьев Владимир - Сочинения в 2 томах - Том І

 
Сост., общ. ред. и вступ. ст. А. Ф. Лосева и А. В. Гулыги; Примеч. С. Л. Кравца и др.
М.: Мысль, 1988.— 892, [2] с, 1 л. портр, (Филос. наследие. Т. 104)
ISBN 5-244-00192-2
ISBN 5-244-00193-0
 

Соловьев Владимир - Сочинения в 2 томах - Том І - Содержание

  • Α. Φ. Лосев. Творческий путь Владимира Соловьева
  • А. В, Гулыга. Философия любви
  • Оправдание добра. Нравственная философия
    • Приложение. Формальный принцип нравственности (Канта) — изложение и оценка с критическими замечаниями об  эмпирической этике
  • Критика отвлеченных начал
    • Примечания [к «Критике отвлеченных начал»]
  • [Теоретическая философия]
    • Первое начало теоретической философии
    • Достоверность разума
    • Форма разумности и разум истины
  • Примечания
  • Указатель имен
  • Предметный указатель 

Соловьев Владимир - Сочинения в 2 томах - Том І - Отрывок из книги

 
Вл. Соловьева волновала судьба человечества. Он  предвидел возможный прорыв к высшему бытию, но опасался и угрозы конца истории. Конечно, нельзя принимать всерьез то, что написано в «Краткой повести об  Антихристе», венчающей его последнее крупное произведение «Три разговора». И все же обращение к этому сюжету весьма примечательно. Языком газетного репортажа повествует Соловьев о завоевании Европы желтой расой. После  разгрома завоевателей возникает мировая империя во главе с  Антихристом и со столицей в Иерусалиме. Последний акт мировой трагедии — столкновение разноплеменного языческого войска Антихриста с армией Израиля.
 
Во всей этой истории есть сильный элемент иронии (и даже пародии) : Соловьев выступает против всех видов  мессианства. Причем главный объект критики — толстовство, толстовское учение о непротивлении злу насилием. В «Трех разговорах» читателя потрясает экспрессивно  рассказанный эпизод русско-турецкой войны, когда казачий отряд наталкивается на следы зверской расправы с мирным  населением. Не сопротивляться такому злу? В лучших  традициях русской баталистики Соловьев описывает бой, в  котором башибузуки получили по заслугам.
 
И все же предчувствие культурной катастрофы не  покидало мыслителя. После «Трех разговоров» посмертно  вышла небольшая заметка «По поводу последних событий» — своего рода духовное завещание философа. «Боксерское восстание» в Китае Соловьев принял за начало «панмонголизма», который, по его мнению, должен привести к краху Европы. Вот последние абзацы, вышедшие из-под пера  Соловьева:
 
«Что современное человечество есть больной старик и что всемирная история внутренно кончилась — это была любимая мысль моего отца (знаменитого русского  историка Сергея Соловьева.— А. Г.), и когда я, по молодости лет, ее оспаривал, говоря о новых исторических силах, которые могут еще выступить на всемирную сцену, то отец  обыкновенно с жаром подхватывал: «Да в этом-то и дело, говорят тебе: когда умирал древний мир, было кому его сменить, было кому продолжать делать историю: германцы,  славяне. А теперь где ты новые народы сыщешь? Те  островитяне, что ли, которые Кука съели? Так они, должно быть, уже давно от водки и дурной болезни вымерли, как и  краснокожие американцы. Или негры нас обновят? Так их хотя от легального рабства можно было освободить, но  переменить их тупые головы так же невозможно, как отмыть их черноту».
 
А когда я, с увлечением читавший тогда Лассаля, стал говорить, ...что вместо новых народов могут выступить  новые общественные классы, четвертое сословие и т. д., то мой отец возражал с особым движением носа, как бы ощутив какое-то крайнее зловоние. Слова его по этому предмету стерлись в моей памяти, но, очевидно, они соответствовали этому жесту, который вижу, как сейчас. Какое яркое  подтверждение своему продуманному и проверенному взгляду нашел бы покойный историк теперь, когда вместо  воображаемых новых, молодых народов нежданно занял  историческую сцену сам дедушка Кронос в лице ветхого ...  китайца и конец истории сошелся с ее началом!
 
Историческая драма сыграна, и остался еще один  эпилог, который, впрочем, как у Ибсена, может сам  растянуться на пять актов. Но содержание их в существе дела  заранее известно» (І0, 225—226).
 
Каким же образом этот безнадежный пессимист, пророк катастрофы, весь устремленный в запредельное будущее, мог создать проникновенный философский гимн земной любви, который в мировой культуре можно смело  поставить в один ряд с «Пиром» Платона? У Соловьева была еще одна ипостась — лирический поэт. Ему не дано было  основать семью, он влюблялся в замужних женщин; и, может быть, потому, что не суждено было ему обрести покой  разделенной любви, все остальное в его переживаниях теряло свое значение. Не об этом ли говорят его стихи? Порой  холодно-торжественные:
 
Смерть и Время царят на земле,—
Тъі владыками их не зови;
Все кружась, исчезает во мгле,
Неподвижно лишь солнце любви.
__________________________________________________________________________________________________________________________________________
 

Соловьев Владимир - Сочинения в 2 томах - Том 2

 
Общ. ред. и сост. А. В. Гулыги, А. Ф. Лосева; Примеч. С. Л. Кравца и др.
М.: Мысль, 1988.— 822 [2] с (Филос. наследие. Т. 105).
ISBN 5-244-00192-2
ISBN 5-244-00194-9
 

Соловьев Владимир - Сочинения в 2 томах - Том 2 - Содержание

  • Кризис западной философии (против позитивистов)
  • Философские начала цельного знания
  • Три речи в память Достоевского
  • На пути к истинной философии
  • Об упадке средневекового миросозерцания
  • Красота в природе
  • Общий смысл искусства
  • Статьи из энциклопедического словаря
    • Данилевский
    • Леонтьев
    • Гегель
    • Кант
  • Враг с Востока
  • Смысл любви
  • Первый шаг к положительной эстетике
  • Тайна прогресса
  • Что значит слово «живописность»
  • Идея человечества у Августа Конта
  • Жизненная драма Платона
  • Идея сверхчеловека
  • Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории
  • Примечания
  • Указатель имен
  • Предметный указатель 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон