Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Александр Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа
Из монографии - для Эсхатоса

 

Александр Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа

 
 
Признав допущение, что автор Послания был родственником Иисуса, в качестве обоснованного, следует разделить свидетельства Нового Завета о «рабе Господа» на две разные по характеру части. К первой из них следует отнести непосредственно само Послание, в котором читатель может увидеть некоторые свидетельства с помощью олицетворения учения с портретом самого наставника, известного благодаря различным источникам (подробнее см.: 1.3.4. Свидетельство Послания: религиозная терминология и словарный запас). Ко второй же – Послание Галатам и Деяния Апостолов, информация которых зачастую имеет характер случайных фраз;[1] она довольно скупа, но тем не менее дает некоторую почву для заключений. Далее рассмотрим имеющиеся свидетельства вкратце.
  1. Гал. 1:19 – единственный текст об Иакове, информация которого совпадает с патристической традицией о близкой родственной связи между Иисусом и Иаковом, представленном здесь даже в качестве апостола.[2] К этому следует добавить, что Иаков как брат Иисуса очень кратко, без всякой связи между его авторитетом в среде народа и самой казнью, как это сделано в «Церковной истории» Евсевия Памфила (см. далее), упомянут также в «Древностях» Иосифа Флавия (Jos. Ant., XX, 200).
  2. Деян. 12:17 – Иаков без какого-либо поясняющего дополнения к его имени (так, словно всем читателям понятно, о каком именно человеке идет речь)[3] представлен настолько важной фигурой, что сам апостол Петр после своего чудесного освобождения отдает распоряжение «сообщите Иакову и братьям эти [новости]».[4]
  3. Деян. 15 – Иаков выступает в роли главы первого апостольского собора и своеобразного третейского судьи между сторонниками и противниками идеи обрезания для язычников в тот важный исторический момент, когда христианские общины Диаспоры по сути выбрали свой независимый от палестинского иудаизма путь; две ключевые фразы показывают его лидирующее положение на соборе: «послушайте меня» (ст. 13: avkou,sate, mou) и «поэтому я рассудил» (ст. 19: dio. evgw. kri,nw).[5]
  4. Деян. 21:18-25 – Иаков выступает в роли духовного лидера, окруженного местными старцами, к которому с отчетом и за советом приходят миссионеры из Европы; фраза «так что сделай то, что тебе скажем» (ст. 23: tou/to ou=n poi,hson o[ soi le,gomen) свидетельствует об авторитете, достаточном для разрешения галахических конфликтов.[6] Его же исчезновение из поля зрения автора Деяний после ареста Павла в Храме можно объяснить тем, что иерусалимские христиане не заступились за апостола язычников вовсе, или их заступничество было настолько малозначительным, что хронист не счел нужным повествовать о нем.[7]
Последние из приведенных мест (№ 3, 4) вовсе не изображают Иакова Праведного палестинским ригористом и легалистом, каким его нередко воспринимают современные ученые;[8] скорее, в них он показан духовным авторитетом, пытающимся не допустить разрастания скандала, вызванного различными понимания миссии к язычникам, и тем самым сохранить зыбкий мир между двумя ветвями зарождающегося христианства, которое пока еще воспринималось как новое, сектантское образование внутри иудаизма (подробнее см.: 2.3.2. Новая секта последователей Иисуса из Назарета).
 
К сожалению, сохранившиеся источники ничего не сообщают о чудесном обращении Иакова, а также его духовном и карьерном росте. Несомненно, что Иаков сделал быструю и блестящую карьеру, так как еще в праздник Суккот – т. е. за полгода до трагического Песаха (Ин. 7:2) – он скорее всего был среди братьев Иисуса, не веровавших в его мессианство (Ин. 7:5).[9] Нейтральные, т. е. сделанные как бы мимоходом, упоминания Иакова в синоптических Евангелиях при ссылках на родственников Иисуса никоим образом не помогают определить его отношение к мессианству собственного брата. (Ср. отношения между Иисусом и его семьей в: Мк. 3:21, 31-35.[10]) Это неверие близких родственников особенно показательно, если учесть, что к тому времени Иисус уже несколько раз явил мессианские знамения, в том числе – на двух праздниках Песаха (Ин. 2:13; 6:4). Новый Завет также не содержит какой-либо информации о чудесном превращении братьев Иисуса из неверующих скептиков в Ин. 7:5 в так сказать «странствующих служителей» в 1 Кор. 9:5.[11] Беглое упоминание Иакова среди тех многих, кому явился Мессия после воскресения (1 Кор. 15:5-8), не дает достаточного основания сделать заключение о его обращении именно как результате встречи с воскресшим Иисусом, ведь даже Евсевий как аналитик и коллекционер ранних христианских писаний ничего не сообщает об этом (Eus. Hist. eccl., I, 12, 5).[12]
 
Поэтому посторонний наблюдатель остается в совершенном неведении, каким образом некий Иаков, чьи генеалогия и предыстория служения остались неизвестными, был избран лидером иерусалимской общины, по сути дела – первой и центральной общины раннего христианства. В Гал. 2:12 эмиссары иерусалимской общины обозначены как «некоторые от Иакова» – с таким же успехом уточнение «от Иакова» могло быть употреблено в качестве эквивалента выражения «из Иерусалима» (ср., напр.: Ин. 1:19). Возможно, что патристическая традиция не слишком преувеличивает его реальное значение, называя его епископом (Eus. Hist. eccl., II, 1, 2; 23, 1) или даже главой епископов (Ps.-Clem. Recogn., I, 68, 2), который принял свой сан непосредственно от Иисуса (Ps.-Clem. Op. cit., I, 43, 3; Eus. Op. cit., VII, 19).
 
К сожалению, даже патристическая традиция не сообщает, получил ли Иаков свое служение в Иерусалиме как одаренный человек или как старший из братьев Иисуса.[13] Учитывая же клановый характер древних обществ Ближнего Востока, вполне можно допустить, что в то время именно родственная связь с Мессией во многом стала определяющей при назначении Иакова и других христиан на руководящие посты в новой религии (см., напр.: Eus. Hist. eccl., III, 11; 20, 6).[14]



[1] FREYNE, Sean. Jesus Movement and Its Expansion. P. 224: «Though James had a preeminent and privileged position from an early stage, we hear remarkably little about him in the New Testament, especially in Acts. In this case, statistics are telling. James is mentioned just eleven times in the whole New Testament, whereas Peter’s name occurs on 190 occasions».
[2] PRATSCHER, Wilhelm. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 55–59.
[3] BARRETT, C. K. A Critical and Exegetical Commentary on the Acts of the Apostles, Vol. 1: Preliminary Introduction and Commentary on Acts I-XIV. Edinburgh : T & T Clark, 1994. P. 586; PAINTER, John. Just James. P. 42; EISENMAN, Robert. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 34.
[4] PRATSCHER, Wilhelm. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 74–77; JOHNSON, Luke T. Brother of Jesus, Friend of God. P. 4; PAINTER, John. Just James. P. 42–44; McCARTNEY, Dan G. James. P. 9; SAXBY, Alan. James, Brother of Jesus, and the Jerusalem Church. P. 155–157. Р. Эйзенман приуменьшает статус Петра в следующих словах: «…Peter is a figure of respect and authority, but not too much respect nor too much authority» (EISENMAN, Robert. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 57); мнение же Э. Шнабеля выглядит более обоснованным: «It appears that the Twelve left Jerusalem during this time and that the leadership of the church was passed on to a group of “Elders” whose principal leader was James the brother of Jesus (Acts 11:30; 12:17; 15:13; 21:18)» (SCHNABEL, Eckhard J. Early Christian Mission. P. 526)
[5] PAINTER, John. Just James. P. 52: «By naming James the “author” of the decree Luke makes him the exemplary moderate in a situation of conflict between two extremes».
[6] Подробнее см.: PRATSCHER, Wilhelm. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 95–100; McKNIGHT, Scot. A Parting within the Way. P. 104–106.
[7] Ср.: «In Acts, James, the brother of Jesus, appears at the head of the Jerusalem presbyterate, who collectively persuaded Paul to conform to their version of Jewish Christianity by taking a Nazirite vow because of his Christian flock’s zealousness for the law. James then disappears from the scene, leaving Paul to face his accusers alone» (BRENT, Allen. A Political History of Early Christianity. London : T & T Clark, 2009. P. 42).
[8] См., напр.: BERNHEIM, Pierre-Antoine. James, Brother of Jesus. P. 213, 216, 234.
[9] ЛЕБЕДЕВ, Алексей П. Братья Господни. Исследования по истории ранней Церкви. СПб.: изд. Олега Абышко, 2010. С. 12; BAUCKHAM, Richard. James and Jesus. P. 106–109; PAINTER, John. Who Was James? P. 24–31; KEENER, Craig S. The Gospel of John. P. 704; KONRADT, Matthias. Der Jakobusbrief als Brief des Jakobus. S. 31, fuss. 79; HARTIN, Patrick J. James of Jerusalem. P. 39–41.
[10] Различные мнения о семье Иисуса см. в: RENDALL, Gerald H. The Epistle of St. James and Judaic Christianity. P. 18; PRATSCHER, Wilhelm. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 13–27; BERNHEIM, Pierre-Antoine. James, Brother of Jesus. P. 76–100; PAINTER, John. Who Was James? P. 12–29; Idem. Just James. P. 13–18; BYRSKOG, Samuel. Story as History – History as Story. P. 83–86; HARTIN, Patrick J. James of Jerusalem. P. 9–24; McKNIGHT, Scot. A Parting within the Way. P. 98–99; Idem. The Letter of James. P. 16–17; FREYNE, Sean. Retrieving James/Yakov, the Brother of Jesus. P. 4–5; LUOMANEN, Petri. Recovering Jewish-Christian Sects and Gospel. Leiden : Brill, 2012. P. 168–173; PAINTER, John. What James Was, His More Famous Brother Was Also. P. 222–225, 226–227.
[11] Об этой характеристике см.: BAUCKHAM, Richard. Jude and the Relatives of Jesus in the Early Church. P. 57–70; BYRSKOG, Samuel. Story as History – History as Story. P. 87.
[12] Среди современных ученых нет единого мнения по этому вопросу; ср., например, «For Peter the experience of the risen Christ must eventually have meant the renewal – and the correction – of the messianic dreams that Jesus once aroused in him. For James, in all likelihood, as for Paul himself, it led to a more radical change» (BYRSKOG, Samuel. Op. cit. P. 88) и «[T]he appearance of the risen Jesus to James (1 Cor 15:7) is not viewed as a “conversional experience” (e. g., Painter, Bernheim, Hartin)» (SAXBY, Alan. James, Brother of Jesus, and the Jerusalem Church. P. 22).
[13] Анализ источников, повествующих об избрании Иакова иерусалимским епископом, см. в: EISENMAN, Robert. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 56–74.
[14] DAVIES, Philip R. James in the Qumran Scrolls. P. 27; BERNHEIM, Pierre-Antoine. James, Brother of Jesus. P. 216; PAINTER, John. Who Was James? P. 12, 57; ср.: «James the brother of Jesus became leader of the Jerusalem church not simply on account of being a relative of Jesus; even his commission by the risen Christ (1 Cor 15:7) and his status as apostle and “pillar” (Gal 1:19; 2:9) do not fully explain his role as the senior leader responsible for the congregation in Jerusalem (cf. Acts 12:17)» (SCHNABEL, Eckhard J. Early Christian Mission. P. 433).
 
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя tarasenko