Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Александр Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа
Из монографии - для Эсхатоса

Уважаемые члены и друзья нашего клуба,
не так давно мы размещали на нашем сайте статью А. А. Тарасенко "Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа", которая на самом деле представляла собой отрывок из его докторской диссертации, любезно предоставленный автором по нашей просьбе. Ныне автор прислал нам исправленный и дополненный вариант, появившийся в процессе переработки диссертации в книгу, который мы выкладываем вместо прежнего. Приятного вам чтения!
 

Александр Тарасенко - Свидетельство Нового Завета: лидер первой общины и брат Господа

 
Признание допущения, гласящего, что Послание появилось как сборник поучений Иакова Праведного, в качестве обоснованного приводит к необходимости уделить должное внимание личности иерусалимского «епископа». Прежде всего обратимся к Новому Завету, свидетельства которого о нем следует разделить на две разные по характеру группы. К первой из них относится непосредственно само Послание, в котором читатель может обнаружить некоторую занимательную информацию о его создателе (подробнее см.: 1.3.4. Свидетельство Послания: набожный иудео-христианин). Ко второй же – Послание Галатам и Деяния Апостолов, сообщения которых зачастую имеет характер случайных фраз; они довольно немногословны, но тем не менее дают некоторую почву для заключений. Далее вкратце рассмотрим имеющиеся свидетельства из источников, относящихся ко второй группе.
  1. Гал. 1:19 – единственный текст об Иакове, информация которого совпадает с патристической традицией о близкой родственной связи между Иисусом и Иаковом. К этому следует добавить, что Иаков как брат Иисуса очень кратко, без всякой связи между его авторитетом в среде народа и самой казнью, как это сделано в Церковной истории Евсевия Памфила (см. далее), упомянут также в Древностях Иосифа Флавия (Jos. Ant., XX, 200). Кроме того, буквальное прочтение данного стиха позволяет говорить об апостольском звании Иакова;[1] впрочем, это могло быть частным мнением Павла, ибо Иаков не упоминается в качестве кандидата при избрании нового апостола вместо выбывшего Иуды Искариота, несмотря на присутствие там братьев Иисуса (Деян. 1:14).[2]
  2. Гал. 2:9 – исключительное упоминание Иакова как одного из «столпов» (stu/loi) ранней Церкви в числе уже весьма известных Петра и Иоанна (лидирующее положение которых показано в Деяниях апостолов). С разной степенью акцентирования внимания на этом, возможно случайном, факте некоторые исследователи отмечают, что его имя стоит прежде имен учеников Христа, апостолов из числа Двенадцати,[3] однако вряд ли это можно рассматривать в качестве еще одного серьезного свидетельства о лидерстве брата Иисуса.
  3. Гал. 2:12 – в этом месте иерусалимский лидер представлен опосредованно во фразе «некоторые от Иакова», которую вполне можно было бы заменить на «фарисеи из Иерусалима» (ср., напр.: Ин. 1:19, 24), ибо в первой церкви их, похоже, было много, а кроме того они были довольно активны (ср. Деян. 15:5 и 21:20). Наши знания о реальном авторитете «брата Господа» позволяют сделать подобную замену. К сожалению, невозможно определить цель этого визита и олицетворить иерусалимских эмиссаров с «лжебратьями», которые, как можно понять из образной речи апостола Павла в Гал. 2:4, желали вернуть паулинистские общины в рамки иудео-христианства.[4] Также трудно сказать, насколько здесь подразумевается участие самого Иакова, от лица которого в Антиохию пришли столичные ревизоры.[5] Нежелание апостолов и пресвитеров ассоциировать себя с «вышедшими от нас» (Деян. 15:24) может отчасти свидетельствовать о непричастности иерусалимского «епископа» к этой делегации.
  4. Деян. 12:17 – Иаков без какого-либо поясняющего дополнения к его имени – так, словно всем читателям понятно, о каком именно человеке идет речь[6] – упомянут в качестве настолько важной фигуры, что сам апостол Петр после своего чудесного освобождения просит церковь: «…сообщите Иакову и братьям эти [новости]».[7]
  5. Деян. 15 – Иаков выступает в роли главы первого апостольского собора и своеобразного третейского судьи между сторонниками и противниками идеи обрезания для язычников в тот важный исторический момент, когда христианские общины Диаспоры по сути выбрали свой независимый от палестинского иудаизма путь; две ключевые фразы показывают его лидирующее положение на соборе: «послушайте меня» (ст. 13: avkou,sate, mou) и «поэтому я рассудил» (ст. 19: dio. evgw. kri,nw).[8]
  6. Деян. 21:18-25 – Иаков изображен духовным лидером, окруженным местными старцами, к которому с отчетом и за советом приходят миссионеры из Европы; фраза «так что сделай то, что тебе скажем» (ст. 23: tou/to ou=n poi,hson o[ soi le,gomen) свидетельствует об авторитете, достаточном для разрешения галахических конфликтов.[9] Его же исчезновение из поля зрения автора Деяний после ареста Павла в Храме можно объяснить тем, что иерусалимские христиане не заступились за апостола вовсе, или их заступничество было настолько малозначительным, что хронист не счел нужным повествовать о нем.[10]
Последние из приведенных мест (№ 5, 6) вовсе не изображают Иакова Праведного палестинским ригористом и легалистом, каким его порой изображают современные ученые;[11] скорее, в них он показан духовным авторитетом, пытающимся не допустить разрастания скандала, вызванного различными понимания миссии к язычникам, и тем самым сохранить зыбкий мир между двумя ветвями зарождающегося христианства[12] (которое пока еще воспринималось как новое, сектантское образование внутри иудаизма – подробнее см.: 2.3.2. Новая секта последователей Иисуса из Назарета). Пожалуй, в контексте Деян. 15 и 21 нашему персонажу более подошла бы характеристика «иудео-христианский пиетист» и «миротворец».[13]
 
К сожалению, сохранившиеся источники ничего не сообщают о чудесном обращении Иакова, а также его духовном и карьерном росте. Несомненно, что Иаков сделал быструю и блестящую карьеру, так как еще в праздник Суккот, а значит за полгода до трагического Песаха (Ин. 7:2), он скорее всего был среди братьев Иисуса, не веровавших в его мессианство (Ин. 7:5).[14] Нейтральные, сделанные как бы мимоходом упоминания Иакова в синоптических Евангелиях при ссылках на родственников Иисуса никоим образом не помогают определить его отношение к мессианству собственного брата. (Ср. отношения между Иисусом и его семьей в: Мк. 3:21, 31-35.[15]) Это неверие близких родственников особенно показательно, если учесть, что к тому времени Иисус уже несколько раз явил мессианские знамения, в том числе – на двух праздниках Песаха (Ин. 2:13; 6:4). Новый Завет также не содержит какой-либо информации о чудесном превращении братьев Иисуса из неверующих скептиков в Ин. 7:5 в так сказать «странствующих служителей» в 1 Кор. 9:5.[16] Беглое упоминание Иакова среди тех многих, кому явился Мессия после воскресения (1 Кор. 15:5-8), не дает достаточного основания сделать заключение о его обращении именно как результате встречи с воскресшим Иисусом, ведь даже Евсевий как коллекционер и аналитик ранних христианских писаний ничего не сообщает об этом (Eus. Hist. eccl., I, 12, 5).[17]
 
Поэтому сторонний наблюдатель остается в совершенном неведении, каким образом некий Иаков, изредка и вскользь упоминаемый в Новом Завете,[18] был избран лидером иерусалимской общины, по сути дела – первой и центральной церкви раннего христианства. (Напомним, что апостол Петр, который в Ин. 21:15-17 назначен пастырем овец Христовых, упоминается 181, а «апостол язычников» Павел – 177 раз.[19]) К сожалению, даже патристическая традиция не сообщает, получил ли Иаков свое служение в Иерусалиме как одаренный человек или как старший из братьев Иисуса.[20] Учитывая же клановое устройство древних обществ Ближнего Востока, вполне можно допустить, что в то время именно родственная связь с Мессией во многом стала определяющей при назначении Иакова и других христиан на руководящие посты в новом религиозном движении (Eus. Hist. eccl., III, 11; 20, 6).[21]



[1] Дискуссии об этом см. в: Лебедев А. П. Братья Господни. Исследования по истории ранней Церкви. СПб.: изд. Олега Абышко, 2010. С. 16; Martin R. P. James. P. xxxviii; Farmer W. R. James the Lord’s Brother, According to Paul. P. 136; McCartney D. G. James. 10; McKnight S. The Letter of James. P. 17, not. 71; Keener C. S. Acts. P. 1950.
[2] Barrett C. K. A Critical and Exegetical Commentary on the Acts of the Apostles. Vol. 1: Preliminary Introduction and Commentary on Acts I-XIV. Edinburgh: T & T Clark, 1994. P. 103; Keener C. S. Op. cit. P. 749.
[3] Лебедев А. П. Братья Господни. С. 16; Johnson L. T. Brother of Jesus, Friend of God. P. 105, not. 13; Farmer W. R. James the Lord’s Brother, According to Paul. P. 139–140, 143; Painter J. Just James. P. xxv, 178; Hengel M. Der unterschätzte Petrus. S. 15; McKnight S. The Letter of James. P. 12; Keener C. S. Acts. P. 1950. Г. Рендалл объясняет такой порядок перечисления имен попыткой «избежать путаницы из-за того, что его имя станет рядом с Иоанном» (Rendall G. H. The Epistle of St. James and Judaic Christianity. P. 19, not. 2); ср.: «…примечательно, что он получил некоторый приоритет перед Петром и Иоанном. Единственно убедительное объяснение заключается в том, что последние более не пребывали постоянно в Иерусалима» (Bauckham R. James and the Jerusalem Church. P. 441).
[4] Подробнее о цели визита см., напр.: Davids P. The Epistle of James. P. 19, not. 71.
[5] В этом вопросе существуют различные позиции, напр.: «…мы не можем сказать, были ли они посланы с его согласия или как выразители его позиции» (Martin R. P. James. P. lxxi); «Иаков представлен Павлом как апостольский покровитель этой делегации» (Farmer W. R. James the Lord’s Brother, According to Paul. P. 145); «…не может считаться свидетельством, что он покровительствовал странствующим миссионерам» (Edgar D. H. Has God Not Chosen the Poor? P. 221); «“Люди от Иакова” в Антиохии по-видимому представляли Иакова, брата Иисуса и primus inter pares среди старцев иерусалимской церкви, в соответствии с заданием, полученным ими» (Schnabel E. J. Early Christian Mission. P. 1003); «В Гал. 2,12 Павел весьма остро противостоит именно людям из окружения Иакова (tinaj a`po. VIakw,bou), но вовсе не против него самого» (Mrázek J. Teologie opomíjených. S. 102, odk. 502).
[6] Barrett C. K. A Critical and Exegetical Commentary on the Acts of the Apostles. P. 586; Bauckham R. James and Jesus. P. 102; Painter J. Painter J. Who Was James? P. 40; Just James. P. 42; Eisenman R. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 34; Keener C. S. Acts. P. 749.
[7] Pratscher W. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 74–77; Johnson L. T. Brother of Jesus, Friend of God. P. 4; Painter J. Just James. P. 42–44; McCartney D. G. James. P. 9; Saxby A. James, Brother of Jesus, and the Jerusalem Church. P. 155–157. Р. Эйзенман приуменьшает статус Петра в следующих словах: «…Петр – уважаемая и авторитетная фигура, но не слишком уважаемая и авторитетная» (Eisenman R. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 57). Мнение же Э. Шнабеля выглядит более обоснованным: «Представляется, что Двенадцать покинули Иерусалим в это время и что лидерство в церкви перешло к группе “старцев”, чьим главным руководителем был Иаков, брат Иисуса (Деян. 11:30; 12:17; 15:13; 21:18)» (Schnabel E. J. Early Christian Mission. P. 526); подробнее это излагается в подглавке «1. From the Twelve to James and the Elders (Acts)» в: Bauckham R. James and the Jerusalem Church. P. 427–441.
[8] Painter J. Just James. P. 52: «Называя Иакова “автором” постановления, Лука делает его  примерным руководителем в ситуации конфликта между двумя крайними позициями».
[9] Подробнее см.: Pratscher W. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 95–100; McKnight S. A Parting within the Way. P. 104–106.
[10] Ср.: «Павел, несомненно, испытывал малую симпатию к предложению Иакова (так называемому постановлению в Деян. 15), и оказался покинутым Иаковом после ареста, когда его жизнь оказалась в опасности» (Martin R. P. James. P. lxxi); «В Деяниях Иаков, брат Иисуса, выглядит главой иерусалимских старейшин, с которыми он, по причине ревности в Законе его христианского стада, склонил Павла соответствовать их варианту иудео-христианства через принятие назарейства. Позже Иаков исчезает со сцены, оставив Павла одного лицом к лицу с его обвинителями» (Brent A. A Political History of Early Christianity. London: T & T Clark, 2009. P. 42).
[11] Критику этого взгляда см. в: Davids P. The Epistle of James. P. 19–20.
[12] McKnight S. The Letter of James. P. 18.
[13] Martin R. P. James. P. lxviii: «Таким образом, мы можем изобразить Иакова как иудео-христианского пиетиста и лидера, попавшего в сложную ситуацию»; McKnight S. Op. cit. P. 18: «Наиболее примечательно, он был миротворцем в мире противоречий, вызванных миссионерскими видениями различных лидеров, о том, должны ли обрезываться обращенные язычники…»; ср.: «…человек компромисса, стремящийся сохранить единство мессианской общины Иисуса» (Hengel M. Paulus und Jakobus. S. 570).
[14] Лебедев А. П. Братья Господни. С. 12; Bauckham R. James and Jesus. P. 106–109; Painter J. Who Was James? P. 24–31; Keener C. S. The Gospel of John. P. 704; Konradt M. Der Jakobusbrief als Brief des Jakobus. S. 31, fuss. 79; Hartin P. J. James of Jerusalem. P. 39–41.
[15] Различные мнения о семье Иисуса см. в: Rendall G. H. The Epistle of St. James and Judaic Christianity. P. 18; Pratscher W. Der Herrenbruder Jakobus und die Jakobustradition. S. 13–27; Bernheim P.-A. James, Brother of Jesus. P. 76–100; Painter J. Who Was James? P. 12–29; Idem. Just James. P. 13–18; Byrskog S. Story as History – History as Story. P. 83–86; Hartin P. J. James of Jerusalem. P. 9–24; McKnight S. A Parting within the Way. P. 98–99; Idem. The Letter of James. P. 16–17; Freyne S. Retrieving James/Yakov, the Brother of Jesus. P. 4–5; Luomanen P. Recovering Jewish-Christian Sects and Gospel. Leiden: Brill, 2012. P. 168–173; Painter J. What James Was, His More Famous Brother Was Also. P. 222–225, 226–227.
[16] Об этой характеристике см.: Bauckham R. Jude and the Relatives of Jesus in the Early Church. P. 57–70; Byrskog S. Story as History – History as Story. P. 87.
[17] Среди современных ученых нет единого мнения по этому вопросу – ср., напр., «Для Петра опыт воскресшего Христа должен был в конечном счете означать возобновление и коррекцию мессианских чаяний, также что Иисус однажды пробудился в нем. Для Иакова, по всей вероятности, как и для самого Павла, это привело к более радикальной перемене» (Byrskog S. Op. cit. P. 88) и «Явление воскресшего Иисуса Иакову (1 Кор. 15:7) не рассматривается как “преобразующий опыт” (напр., Пайнтер, Бернхайм, Хартин)» (Saxby A. James, Brother of Jesus, and the Jerusalem Church. P. 22).
[18] М. Хенгель (Hengel M. Der unterschätzte Petrus. S. 16, fuss. 27) насчитывает 11 упоминаний, включая те, где точно не сообщается, о каком именно Иакове идет речь: Мк. 6:3 (= Мф. 13:55); Деян. 12:17; 15:13; 21:18: 1 Кор. 15:7; Гал. 1:19; 2:9, 12; Иак. 1:1; Иуд. 1.
[19] Ibid. S. 16. Ср.: «Во всем Новом Завете Иаков упоминается только 11 раз, в то время как имя Петра появляется в 190 случаях» (Freyne S. Jesus Movement and Its Expansion. P. 224).
[20] Анализ источников, повествующих об избрании Иакова на пост иерусалимского епископа, см. в: Eisenman R. James the Brother of Jesus and the Dead Sea Scrolls I. P. 56–74.
[21] Davies P. R. James in the Qumran Scrolls. P. 27; Bernheim P.-A. James, Brother of Jesus. P. 216; Painter J. Who Was James? P. 12, 57; Keener C. S. Acts. P. 1950; ср.: «Иаков, брат Иисуса, стал лидером иерусалимской церкви не просто по причине родственной связи с Иисусом; даже его встреча с воскресшим Христом (1 Кор. 15:7) и статус апостола и “столпа” (Гал. 1:19; 2:9) полностью не объясняют его роли ведущего лидера, ответственного за общину Иерусалима (ср. Деян. 12:17)» (Schnabel E. J. Early Christian Mission. P. 433).
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя tarasenko