Владимир Рыжков - о богословии свободы - Как православные догматы соотносятся с политикой и современностью

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Владимир Рыжков - о богословии свободы - Как православные догматы соотносятся с политикой и современностью
Рецензия Владимира Рыжкова на книгу "Политическое богословие" ББИ
«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное» (Мф 5:10). Эти слова Христа читаются в наши дни как политический манифест свободы слова и выражения мнений. Именно так трактует их Дитрих Бонхёффер, лютеранский пастор и богослов, оказавший огромное влияние на все послевоенное богословие: «Иисус считает своими тех, кто страдает из-за справедливых вещей, Он принимает их под свою защиту, включает в сферу своей ответственности, в свои требования». После катастрофы двух мировых войн и миллионов жертв тираний христианское богословие встало перед лицом необходимости богословского обоснования и утверждения идеалов свободы, мира, сотрудничества, прав человека – как противоположности иерархии, неравенству, несправедливости, насилию и несвободе.
 

Владимир Рыжков - о богословии свободы - Как православные догматы соотносятся с политикой и современностью

Об авторе: Владимир Александрович Рыжков – общественный деятель, историк, профессор НИУ ВШЭ.
 
 
Тому, как мыслит и развивается современное политическое богословие, как оно подходит к основным вызовам современности, в частности к теме прав человека, посвящен недавно вышедший в издательстве Библейско-богословского института сборник «Политическое богословие». В трех разделах книги («Церковь и государство», «Права человека», «Богословие и политика») собраны 19 текстов ведущих российских и зарубежных богословов, религиоведов, философов и социологов – от Рене Жирара до Вселенского патриарха Варфоломея. Среди тем книги: российское православие в публичном пространстве (Сергей Чапнин), «богословие войны» в российском православии (Борис Кнорре, Арсений Куманьков), фундаментализм в восточном христианстве (архимандрит Кирилл Говорун), терроризм и политическое богословие (Юрген Мольтман), отношения государства и религии на Северном Кавказе (Ахмет Ярлыкапов) и др.
 
Русская православная церковь во главе с патриархом Кириллом резко критикует современную концепцию прав и свобод человека. Она трактуется ими как исключительно западный феномен Просвещения, как безбожная, крайне секуляристская, индивидуалистическая, претенциозная, гедонистическая, гуманистическая, антирелигиозная идеология. Иначе говоря – как по большей части нехристианская. РПЦ не отвергает официально идею прав человека, но в своих доктринальных документах исходит из того, что в каждой национальной культуре складывается их уникальный набор и стандарт. Тем самым РПЦ и многие другие церкви, иерархи и богословы восточного христианства утверждают свою собственную, отличную от католическо-протестантской идентичность, собственную подчеркнуто и агрессивно антизападную политическую позицию.
 
Действительно ли церковь и религия по своей природе антагонисты феномена свободы эпохи модерна?
Разрушает ли современная свобода природу человека и общество, какими они заданы в Библии, действительно ли мир модерна является миром безбожия и опасной человеческой гордыни, враждебным церкви и религии, как это часто стремятся представить консервативные иерархи и богословы? Ответ на эти вопросы имеет ключевое значение для будущего мирного сотрудничества людей разных стран и религий. Свобода и вера, свобода и религия вполне совместимы. Более того – современная свобода может быть выведена из Слова Божьего. Таков один из основных выводов авторов сборника.
 
Всеобщая декларация прав человека ООН (ВДПЧ, 1948 год) – основополагающий универсальный правовой документ о правах человека, признанный сегодня всеми государствами мира, легший в основу большинства современных национальных конституций. Как показывает Дэвид Хукема, одним из главных авторов и идеологов декларации был французский теолог-католик и философ Жак Маритэн. Именно им были сформулированы основные принципы прав человека, ставшие со временем важнейшей частью глобального политического дискурса. Статья 1 ВДПЧ с самого начала постулирует главное: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Но на чем основан сам это постулат? Источник легитимности человеческой свободы и равенства был намеренно скрыт (умолчанием) авторами декларации – для достижения согласия всех стран и религий вокруг прав человека. Но сам источник очевиден. Жак Маритэн писал, что «философская основа прав человека – это естественный закон». А естественный закон берет свое начало в акте Божьего творения мира и человека. В скрытом виде именно идея богосозданности человека, реальности свободы самой его природы, неприкосновенности человеческого достоинства лежит в основе врожденных и признаваемых всеми прав человека. Западные церкви в наши дни видят в соблюдении и осуществлении прав человека центральную задачу своей деятельности. Здесь обнаруживается и раскрывается глубокая связь религии и политической свободы.
 
 "Политическое богословие" ББИСовременное православие далеко не все и не целиком отвергает идею прав человека. Вселенский патриарх Варфоломей призывает православные церкви и мирян не сопротивляться современной концепции прав человека, но, напротив, принять их исключительную важность для каждого человека и общества. Религии и права человека связаны между собой в первую очередь «общей заботой о достоинстве человека, несмотря на различия в обосновании этого достоинства». Отношения религии и прав человека признаются проблематичными, однако диалог между ними необходим во имя мира и сотрудничества людей и должен опираться на межрелигиозный диалог. Это средство преодоления недоверия, культивирования открытости и сотрудничества.
 
Варфоломей признает, что позиции 14 (теперь уже 15 с появлением Православной церкви Украины) православных автокефальных церквей по отношению к правам человека не одинаковы. Те церкви, которые отвергают диалог о правах человека как якобы «чуждых» православию, наносят тем самым православию немалый вред, не давая ему внести позитивный вклад в понимание прав человека, фактически ведут церковь к самоизоляции и маргинализации. Трудно объяснить ситуацию, когда православный иерарх или богослов выражает к правам человека сугубо отрицательное отношение. Тем более что основные принципы просвещения, свободы и разума вовсе не чужды православной антропологии: «Нет ничего священнее личности».
 
Основное понятие православной антропологии при встрече с правами человека – понятие личности, выражающее творение человека по образу и подобию Божьему (Быт 1:26). Бытие личностью дает человеку высшее достоинство, неотъемлемое от него. Человек как «обоживаемое существо» являет собой высшую ценность. Ничто не может оправдать превращение человека всего лишь в средство, то есть попрание его достоинства и ущемление его свободы. Таков основополагающий вклад христианства в историю гуманности. При этом для православия свобода не означает сугубого индивидуализма. Бытие личности означает со-бытие, бытие в общности с другими людьми. «Одна личность – вовсе не личность».
 
Православие (в том числе российское) должно выйти из затянувшейся оборонительной позиции в отношении просвещения. Дух просвещения не представляет никакой опасности для православной идентичности. Нужен открытый диалог с современностью, а не ее шельмование. Христианская и современная антропологии не антагонистичны, хотя и не совпадают в полной мере. Подчеркивание социальных прав никоим образом не умаляет значения прав индивидуальных. Православное христианство не должно замыкаться в национальных и этнических границах, оно защищает «наднациональные, универсальные ценности». Права человека являются достижением современности и носят секулярный характер, но недопустимо отвергать важнейший вклад христианства в их возникновение. Обязательство уважения человеческого достоинства «проистекает из сердцевины христианского Евангелия любви». Местом встречи для прав человека с православием является идея человеческой солидарности, сочетающая в себе христианскую любовь и братство и современную историю свободы, прежде всего борьбы за справедливость и равенство.
 
В конце концов, заключает патриарх Варфоломей, «неприемлемо, когда религии подрывают права человека, сделавшие наш мир человечнее, вместо того чтобы активно поддерживать их».
 
 
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos