Бонецкая - Русский экзистенциализм

Бонецкая Наталья - Русский экзистенциализм
Если, самым грубым образом, религиозную мысль Серебряного века представить в виде двух течений, — это метафизика, тяготеющая к платонизму, и философия существования индивида, — то именно второе из них, русский экзистенциализм, до сего дня сохраняет для нас вдохновляющий интерес. Метафизические учения софиологического типа — прежде всего П. Флоренского и С. Булгакова — требуют от современного человека, помимо прочной укорененности в православной традиции (без чего в них проникнуть невозможно), принятия на веру множества мифологических и фантастических представлений. Но кому дано пробиться к главному их них — к истокам мифа о Софии, у всех ли есть столь великая любовь к Вл. Соловьёву, основоположнику русской софиологии, что безо всяких подозрений и осуждения соловьёвские мистико-эротические видения покажутся реальными? Тем не менее вера в гипотетическую Софию — это фундамент русской метафизики, которая рассыплется, как карточный домик, если из основания вынуть хоть один камень. 
 
Экзистенциализм же — это совсем другое дело. Его русские — субъективистские изводы, скрытые или явные «я-дискурсы», вовлекающие читателя в сам процесс философствования, благодаря именно этому расширяют и обогащают новым глубинным опытом наше «нищее духом» существование. Мы, даром, приобретаем сокровенное знание тех, кто, подобно звездам, сияет на небосводе интеллектуальной элиты России. И здесь тайна слова и существа «я», которое одно и то же у меня и философских гениев. Чтение текстов Льва Шестова и Бердяева, даже и М. Бахтина всегда бывает духовным событием — отождествлением с субъектом философствования и приобщением к его прозрениям. Это касается и религиозных постижений, и опыта общения, также восприятия искусства и природы, — вместе и жизненных просветления и отчаяния, страха смерти и великой надежды, часто бунта и почти никогда — смирения. Чужой опыт — опыт лучших умов — таинственно наслаивается на мой, где-то созвучный ему (иначе встреча невозможна), и восполняет, углубляет его. Экзистенциализм, кажется, сохранит актуальность и свежесть, пока человек осознаёт себя как «я». Это сугубо относится к экзистенциализму русскому, далекому от академической системности западных учений и не скрывающих, в ученой гордыне, своей теснейшей связи с интимными переживаниями его создателей. 
 
«Философское направление, получившее название экзистенциализма, появилось в России едва ли не раньше, чем на Западе», — совершенно справедливо замечает наш ведущий историк философии П. П. Гаиденко. Но родиной экзистенциализма Россию вряд ли можно считать. Я имею в виду не только то, что общепризнанным «отцом» направления является С. Кьеркегор. Русский экзистенциализм отчасти был рефлексией великой отечественной литературы XIX века, — прежде всего творчества Достоевского. Однако главный и мощнейший импульс он получил от Ницше, который и есть его подлинный родоначальник. Сыграл свою роль и тот историко-философский факт, который впоследствии обозначали как «поворот к бытию»: русская мысль совершила его вслед за Соловьёвым, раскритиковавшим «отвлечённые начала» западных неокантианства и позитивизма и взявшим установку на «цельное знание», конципирующее новые — софийные бытийственные интуиции. Вместе с тем русские экзистенциалисты резко противопоставили себя Соловьёву. И хотя Бердяев сохранил для себя Софию (истолковав ее, правда, не по Соловьёву, а в духе Я. Бёме), его мысль устремилась по субъективистскому, и не объективистскому, как в случае Соловьёва, пути. В русской софиологии обрело новую жизнь подзабытое слово теодицея — оправдание Бога: оно было включено П. Флоренским в подзаголовок его книги «Столп и утверждение Истины» (1914)· Бог Троица, по Флоренскому, оправдывается в глазах человека созданием Церкви, в которой верующие приобщаются к благодатной жизни. 
 

Бонецкая Наталья - Русский экзистенциализм 

СПб.: Алетейя, 2021. 670 с. 
ISBN 978-5-00165-222-9
 

Бонецкая Наталья - Русский экзистенциализм - Содержание

Предисловие 
РАЗДЕЛ 1. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ СТРАННИК 
  • Глава 1. Л. Шестов и Ф. Ницше 
  • Глава 2. Герменевтика Льва Шестова 
  • Глава 3. Лев Шестов как богослов 
  • Глава 4. Философский бунт Льва Шестова 
РАЗДЕЛ 2. МОЙ БЕРДЯЕВ
  • Глава 1. Апофеоз творчества (Н. Бердяев и Ф. Ницше) 
  • Глава 2. Н. Бердяев и Революция 
  • Глава 3. Бердяев и русские революции 
  • Глава 4 · Русский экзистенциализм и антропософия 
  • Глава 5. Бердяев-гностик 
  • Глава 6. Н. Бердяев и Р. Штейнер 
  • Глава 7. Н. А. Бердяев: мистик, гностик, экзистенциалист 
  • Приложение. Русская софиология и антропософия 
РАЗДЕЛ 3. ПИСЬМА О РУССКОМ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ (ПОДРАЖАНИЕ ЧААДАЕВУ) 
  • Письмо первое: антроподицея Бердяева и антропософия Штейнера
  • Письмо второе: духовность Серебряного века и оккультизм 
  • Письмо третье: русский экзистенциализм, духовная революция, Интернет 
  • Письмо четвертое: Лев Шестов и Н. Бердяев 
  • Письмо пятое: М. Бахтин и Ж.-П. Сартр: две «прозаики» 
  • Письмо шестое: М. Бахтин и философия Серебряного века 
  • Письмо седьмое: Н. Бердяев и М. Бахтинн о Достоевском 
  • Письмо восьмое: Лев Шестов и А. Камю
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat Andron