750 определений религии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
750 определений религии: история символизаций и интерпретаций
В целом, любая новая попытка дать определение специфики «религии» является делом не только трудным, но и очевидно неблагодарным, поскольку уже само необозримое в течение одной жизни количество опубликованных высказываний на эту тему делает это практически бессмысленным, неосуществимым и даже опасным для репутации, грозя обвинениями в плагиате (а вдруг уже кто-то нечто подобное написал ?поскольку, если Вам кажется, что Вы сформулировали нечто новое, то скорее всего, может оказаться, что Вы просто прочитали мало первоисточников), т.к. поскольку простой подсчет показывает, что даже если только читать по одному утверждению за 1 секунду, то потребуется 207 дней непрерывного чтения этих зафиксированных на отмеченную выше дату текстов, но за 207 дней многое может измениться, поскольку появятся новые тексты, в том числе и этот, и комментарии на него и т.п..
 
Это с одной стороны. С другой же стороны, каждая публикация на религиозную или религиоведческую тему требует некоторого неизбежного прояснения, что же, по крайней мере, в рамках соответствующего текста будет пониматься под «религией» и чем религия отличается от «нерелигии», т.е. что, вообще говоря, может выступать как «нерелигия», или, несколько другими словами, это вопрос о том, как принято «маркировать» области «религиозного» и «нерелигиозного», которые буквально на наших глазах, в ХIХ-XXI веках становятся предметом глобального и пристального интереса, когда и были сформулированы основное число дефиниций этого рода. 
 

750 определений религии: история символизаций и интерпретаций

Коллективная монография под ред. Е.И.Аринина
Владим. гос. ун-т. Владимир, 2014. 
 

750 определений религии: история символизаций и интерпретаций - Содержание

РАЗДЕЛ 1. «Религия» как филологическая реальность 
  • Аринин Е.И. Филологическое и этимологическое измерение религии
  • Грицай Л.А. Синкретизм языческого и православного понимания божественных родителей как сущности мироздания (на основе изучения русского и карельского фольклора)
  • Сергеева Е.В. Концепты «Бог», «вера», «религия» и «церковь» в религиозно-философском дискурсе школы всеединства
РАЗДЕЛ 2. Конструирование «религии» и «религиозного» в науке 
  • Воронцова Е.В. Теологическая и религиоведческая рецепция социологии религии Никласа Лумана
  • Колкунова К.А. Религиоведение без религии: современные подходы к определению религии
  • Латышева Ж.В. Религиозность и её проявления в процессах социального конструирования реальности
  • Рахманин А.Ю. Феноменология, «сила» и «священное»: о дисциплинарных определениях религии
  • Серов Н.В. Рон Хаббард и Эрих Фромм о религии
РАЗДЕЛ 3. Манифестация «религии» в индивидуальной и глобальной истории 
  • Аринин Е.И., Геранина Г.А., Медведева В.А., Федоренко М.И. Религия, медиа, образование и «не-религия»: концептуальные подходы
  • Буланова И.С. Религиозное обращение как фактор изменения самосознания
  • Шадрина О.Н. Религиозный опыт: священное или бессознательное?
  • Молчанов Б.А. Право, религия и государство
  • Ганина С.А. Религия в контексте образования и воспитания в России
  • Жданов В.В., Петросян Д.И. Религиозное образование и герменевтика культуры: некоторые социологические факты и интерпретации
  • Смирнов М.Ю. Определение предметной области социологии религии
  • Старостенко В.В. Проблема Брестской церковной унии в белорусской общественно-философской мысли конца XVI в. – начала XVII в

750 определений религии: история символизаций и интерпретаций - Право, религия и государство - Введение 

 
В истории отношений государства и церкви немало драматических страниц: соперничества и открытого противоборства, стремления церковной власти под-чинить себе государственную власть и борьба государства за выход из-под влияния и контроля церкви. Соотношение светской и церковной властей красной ниью проходит через историю многих государств. Эта идея послужила основой для разработки различных философских теорий, модификации общественных представлений о социальных функциях религиозной идеологии. На формирование правовых систем в некоторых современных государствах активно влияют различные мировоззренческие формы, в частности, религия. Причем это влияние может проявляться независимо от формального места религии в государственной жизни – и в светских и в клерикальных государствах. Обращение к истокам государственно-правовой традиции всегда является актуальным и позволяет проанализировать основные принципы формирования той или иной правовой системы. Необходимо отметить, что византийское наследие является, пожалуй, одним из важнейших факторов, которые обусловили своеобра-зие русской государственности. При обосновании актуальности темы следует учитывать три аспекта: 
 
- Поскольку Россия в известной степени является наследницей Византийской империи в идеолого-политической сфере, то для осознания современного состояния России представляется важным раскрытие этого исторического опыта
-Мировая цивилизация стоит на «перепутье» и возникает вопрос использования каждым государством своего исторического опыта, в том числе и в сфере государственного строительства. 
- Поскольку составной частью русской традиции является опыт Византийской цивилизации, то появляется необходимость обращения к этому опыту. Важное место здесь занимает византийская концепция взаимоотношений Церкви и государства, которая получила название концепции «симфонии властей». 
 
При этом следует иметь в виду, что Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством, и на основе изучения взаимодействия Церкви и государства в Византийской империи – также многонациональном госу-дарстве, можно выработать общие рекомендации по вопросам взаимодействия государства с религиозными институтами. Содержание концепции «симфонии властей» заключается в обосновании необходимости взаимодействия Церкви и государства. Значительную роль в поддержании жизнеспособности византийского государства играла Церковь, являвшаяся важным объединяющим фактором для населения империи. Ведь принадлежность к Православию являлась, пожалуй, важнейшим признаком «ромея». Идеологи империи считали, что василевс Константинополя–глава ойкумены (по-гречески: «вселенной»), а факт принятия ка-ким-либо народом христианства из Византии подтверждает подобное положение. В IХ в., после христианизации Болгарии, князь Борис (Михаил) писал императору Василию I о том, что «у наших народов теперь как бы один государь». 
 
То, что христианская религия «скрепляла» государство «ромеев», объясняется ее универсальным характером, а также тем, что концепция власти царя, как служения христианским законам, давала государству объединяющий принцип, отодвигавший на задний план национальные, корпоративные и иные мотивы. Подчеркивая высокое значение религии и Церкви в жизни империи, стоит отметить, что, тем не менее, представляет сложность определить, на каких же принципах в большей степени строилось «здание» византийской государственности: христианских или унаследованных от Рима? Здесь нужно отметить то, что император оставался по-прежнему абсолютной властью. Как писал византийский историк Никита Хониат, столица только «пила молоко народов», ничего не отдавая взамен. Таким образом, особенности византийской государственности в значительной степени определялись ролью религии и Церкви в жизни империи, способствовавшей консолидации византийского общества. Поэтому вопрос об отношениях «священства» и «царства» занимал важное место в истории Византии.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон