Альвира - Место, куда возвращаются - Размышления о семье

Рафаэль Альвира - Место, куда возвращаются - Размышления о семье
«Семейная жизнь, исходя из той цели, которую она преследует, должна быть воплощением красоты. Но эта красота достижима только тогда, когда существует гармония между её составляющими, тогда она естественно отразится на обществе, внутри которого семья существует, и таким образом общество получит пользу от эффективной деятельности этой ячейки общества».
Удовольствие и ощущение радости, а также покой, который звучит контрапунктом в глубине души, — это тот опыт, который даёт нам соприкосновение с красотой. Автор вышеприведённого текста даёт нам понять, что общество, не пропитанное ею, оказывается очень жёстким для человека. Принятие того, что недостаток гармонии исправим и что конфликт является составляющей частью общественной жизни, влечёт за собой большее количество последствий, чем то, которое обычно упоминается.
Действительно, обычно изучаются — и справедливо — экономические, политические и этические проблемы, что связано с возведением конфликтности в статус ключевого условия социальной жизни. И меньше внимания уделяется другой простой реальности: если действительно конфликтность является ключевым условием, то присутствие красоты утрачивает своё значение.
И тем не менее, красота — это та среда, в которой человеческая жизнь развивается наилучшим образом. Вопрос не в том, живём ли мы в окружении волшебных пейзажей, в прекрасных городах или в домах, украшенных произведениями искусства. Всё это, безусловно, имеет чрезвычайное значение, поскольку также влияет на обогащение человеческой жизни и отражает её. Но что делает эти вещи по-настоящему релевантными и значимыми для нас, — так это то, насколько мы уже укоренены в красоте. Иначе бы они ни о чём нам не говорили.
 

Рафаэль Альвира - Место, куда возвращаются - Размышления о семье

Пер. с исп. И. Усятинской.
К.: ДУХ I ЛIТЕРА, 2015. — 88 с.
ISBN 978-966-378-424-3
 

Рафаэль Альвира - Место, куда возвращаются - Размышления о семье - Содержание

Введение
I. О сути семьи
  • 1.  Семья, личность, общество
  • 2.  Семья, секс, брак
  • 3.  Функции семьи как условие демократии ...
  • 4.  Измерения семейной жизни
  • 5.  Основные отношения в семье
  • 6.  Семья — место синтеза души
  • 7.  Семья и гражданское общество
  • 8.  Семья и опыт духовности человека
II. Составляющие семьи
  • 1.  Семья — «естественная» реальность
  • 2.  Семья и общество
  • 3.  Семья и личность
  • 4.  Семья как живой организм: душа и тело ...
  • 5.  Первый элемент: интимность
  • 6.  Второй элемент: воспитание
  • 7.  Третий элемент: экономика
  • 8.  Элементы и семья в браке
  • 9.  Политическая картина в семье
III.Семья как основа экономики
  • 1. Народный суверенитет и открытый рынок..
  • 2. Проблема собственности
  • 3. Брак и собственность
  • 4. Легитимация собственности
  • 5. Семья материальная и семья формальная ...
  • 6. Экономика и язык
IV.Философия семьи: величие духа
  • 1.  Гордость и смирение
  • 2.  Справедливость и счастье
  • 3.  Красота и добродетель
  • 4.  Место и время в семье
  • 5.  Семья и великодушие
  • 6.  Семья и построение общества
V.Семья как место надежды
  • 1.  Страх перед лицом трудностей
  • 2.  Духовное значение экономики с точки зрения ее семейной краеугольности
  • 3.  Семья, родина, политика
  • 4.  Семья — фундамент надежды
Библиография
 

Рафаэль Альвира - Место, куда возвращаются - Размышления о семье - Введение

 
Утверждение идеи о фундаментальном социо-эстетическом значении семьи является далеко не безопасным предприятием. Некоторые скажут, что умиротворённая гармония домашнего очага взращивает, скорее, тривиальные личности, не обладающие достаточной силой для восприятия гениальности красоты. Другие приведут аргументы в пользу того, что красота раскрывается в абсолютной жёсткости конфликта — внешнего и, главное, внутреннего. Кроме того, многие великие личности создавали впечатление полного отсутствия интереса к семейной жизни. И в конце концов будут настаивать на том, что — и этим сказано всё — эстетическое измерение имеет своё собственное выражение в жизни каждого индивидуума или существует как внешнее украшение общества, но никак не принадлежит к его конституционным составляющим.
 
Справедливость именно этого последнего тезиса и утверждается здесь, несмотря на риск обвинений в утопии — тяжёлый упрёк для утверждения, претендующего на реалистичность, — обвинений, которые, с другой стороны, являются достаточно правдоподобными, учитывая ту картину, которую, как может показаться, нам демонстрирует повседневный опыт.
 
В повседневности обнаруживается большое количество негармоничных семей, и, напротив, немало изолированных индивидуумов, живущих гармоничной жизнью.
Поэтому первое, о чём тут следует упомянуть, это то, что, как говорится в народной поговорке, «не все, кто таковыми являются, тут фигурируют, и не все, кто тут фигурирует, таковыми являются». Существуют семьи, которые, походя на эталон, являются хорошо управляемой гостиницей, и существуют также люди, которые, на первый взгляд, живут без семьи, но при этом имеют глубокий семейный настрой (глубоко испытывают семейный дух).
Эстетика является конституционной составляющей общества, потому что она вносит свой вклад в борьбу за мир — борьбу за гармонию, — и не только с точки зрения простого перемирия, которое впоследствии приводит к разного рода конкуренции и некровопролитным конфликтам. Мир надо строить всегда, это не нечто, что может подразумеваться само собой. Борьба ведётся не в состоянии мира, но за мир.
 
Построение гармонии — это задача, требующая тяжёлого практического обучения, обучения, которое может иметь место только в лоне семьи. Именно в нём должна процветать красота.
В радикальном противостоянии окружающему миру, и в первую очередь человечеству, искусство не имеет смысла — для кого мы его создаём? — и эсте-тическое наблюдение, будучи неразделённым, становится скучным. Таким образом, именно в художественно-эстетическом опыте социальной жизни — так как общество создаёт нас, а мы создаём общество — и залагаются основы любого будущего восприятия прекрасного. И мы не можем жить по-человечески, если мы не способны воспринять его и реализовать его.
Если измерение красоты всегда являлось характерной чертой гуманизма, то объяснение заключается именно в этом. Гуманизм являет нам очевидность того, что не существует этики без эстетики, и наоборот; что нужно одновременно развивать оба эти аспекта как в личной, так и в социальной жизни; и что их следует изучать в той среде, в которой они существуют, объединяя их в едином воспитательном процессе, потому что это позволяет очень глубоко осознать, что добро заложено в гармонии, которая является категорией эстетической.
Действительно, каждое конкретное проявление добра всегда заключается в том, что не существует ни разделенности, ни недоразумений между живыми существами, что и является формулой гармонии. Основным местом её воплощения, как и её социального проявления, является семья.
 
Конкуренция является необходимой, и когда она подчинена всеобщему благу, она тоже прекрасна.
Но в современном мире она занимает не подчинённое место, а является основным критерием в большинстве предпринимаемых действий, в основном, в экономике, и также, хотя и в меньшей степени, в политике.
Смещение — вплоть до устранения — критерия гармонии как основного ориентира социальной жизни должно было неизбежно привести к одному последствию: сначала к маргинализации семьи, а затем и вовсе к угрозе самой её целостности. Очень сложно иметь семью, когда все внешние обстоятельства и стимулы толкают нас к постоянной и очень жёсткой борьбе. В таких обстоятельствах общество теряет красоту, а жизнь становится тяжёлой и неприятной. Стоит ли тогда продолжать жить таким образом?
Совсем немного — всего лишь небольшая группа духовных аристократов — тех, кто понимает необходимость развивать гуманизм в экономической и политической жизни. Возможно, подтверждение этому — всеобщее безразличие, которое царствует в этих кругах в отношении семейной жизни.
 
Но последствия, уже повсеместно ощущаемые на сегодняшний день, проявляются не только в снижении социальной эстетики, но и в угрозе распада экономической и политической системы в целом. Эта система всегда основывалась — иного не дано — на доверии между людьми. Если я не доверяю другому, я не могу осуществлять с ним никаких серьёзных проектов — ни экономических, ни политических.
Человек становится достойным доверия благодаря своему моральному и эстетическому образованию, которое можно получить только в лоне семьи. Недооценивание этого института со стороны политической философии, которая в центр социальной жизни поставила конкуренцию, оплачивается распадом системы.
Политическая система — Государство — и экономическая система — рынок, — в соответствии с действующей в течение последних веков схемой на Западе, узурпировали две из основных функций семьи: образование и экономику, что значительно усложнило третью, интимную жизнь. Таким образом проявляется феномен социального вампиризма: государство и рынок душат тот институт, за счёт которого, тем не менее, должны существовать, то есть семью.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Tov