Атран - Разговаривая с врагом

Скотт Атран - Разговаривая с врагом - Религиозный экстремизм - священные ценности и что значит быть человеком
Почти каждый человек верит, но лишь некоторые способны умереть за веру. Именно об этом книга. А также о вере в нечто ценное, что превосходит интересы отдельного индивида и его ближайших родственников. И еще о природе веры, истоках общества и пределах разума. И наконец, это попытка ответить на вопрос: «Почему люди верят в идею и почему некоторые умирают или убивают ради нее?»
 
Коротко можно ответить так: люди убивают и умирают не просто за идею. Они убивают и умирают друг за друга. В этой работе будет показано, как и почему это происходит: в эволюции человека и на протяжении истории человечества; от джунглей Юго-Восточной Азии и политических пустынь Ближнего Востока до Нью-Йорка, Лондона и Мадрида.
 

Скотт Атран - Разговаривая с врагом. Религиозный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком

М.: Карьера Пресс, 2016. — 608 с.
ISBN 978-5-00074-038-5
 

Скотт Атран - Разговаривая с врагом. Религиозный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком - Содержание

  • Предисловие
  • Благодарности
Часть I. Во имя великой цели
  • Глава 1. Сулавеси: антрополог за работой
  • Глава 2. Быть человеком: что это?
  • Глава 3. Мавры из Мезуака
Часть II. Религиозное начало цивилизаций
  • Глава 4. Сотворение западного мира
  • Глава 5. Подчинение: ислам
  • Глава 6. Волны террора
  • Глава 7. Параллельная вселенная: «гамбургская ячейка» и три волны джихада
Часть III. Куда идет «Аль-Каида» ? Бали и Мадрид
  • Глава 8. Путь Фархина
  • Глава 9. Дорога на Бали: «Вот вам, христианские язычники!»
  • Глава 10. Социальный клуб «Джемаа Исламия»
  • Глава 11. Большие взрывы в поездах: Мадрид, 11 марта 2004 года
  • Глава 12. В поисках «Аль-Каиды»
  • Глава 13. Обыденность террора
Часть IV. Дикий Восток
  • Глава 14. Заглянем в Пакистан
  • Глава 15. Вопрос чести: почему талибы воюют и что с этим делать
  • Глава 16. Террор пугает: преувеличение внешней и внутренней угрозы
Часть V. Воюющие стороны — группы, боги и слава
  • Глава 17. Все в семье: воображаемое родство, дружба и работа в команде
  • Глава 18. Кровавый спорт: война делает мужчин мужчинами
  • Глава 19. Вопреки всему: заблуждение Клаузевица
Часть VI. «Матерь всех проблем» - Палестина, гордиев узел мира
  • Глава 20. Все о мученичестве
  • Глава 21.Слова, которые остановят войны: наука о священном
Часть VII. Божественная мечта и коллапс культур
  • Глава 22. Новое атеистическое спасение
  • Глава 23. Человеческие обряды: естественное происхождение и эволюция религии
  • Глава 24. Наш религиозный мир
Эпилог. Ответ Эйба — вопрос политики
Примечания
 

Скотт Атран - Разговаривая с врагом. Религиозный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком - Сулавеси: антрополог за работой

 
Однажды во время серии психологических исследований, которые я проводил среди мусульманских боевиков на индонезийском острове Сулавеси, изучая границы рационального выбора, я заметил, как на глаза моего попутчика и телохранителя Фархина навернулись слезы. Он только что узнал о смерти парня, погибшего в стычке с военными-христианами, и казалось, что после нашего эксперимента смерть юноши впечатлила его особенно сильно.
«Фархин, — спросил я, — ты знал парня?»
«Нет, — ответил он, — но он был в джихаде всего несколько недель, а я воюю с Афганистана [конец 1980-х] и все еще не стал мучеником».
 
Я постарался его утешить:
«Но ты же любишь свою жену и детей».
«Да, — печально кивнул он, — Аллах дал мне этот путь, и я должен в него верить».
«Какой путь, Фархин?»
«Путь моджахеда — святого воина».
 
Фархин — один из тех, кто называет себя «выпускниками Афганистана», сражавшимися против коммунистов в Афганистане в 1980-х годах. Будущий основатель «Джемаа Исламия» (JI), Абдулла Сунгкар, привел его в лагерь «Абу Сайяф » недалеко от Хайберского прохода (на границе Афганистана и Пакистана. — Прим. ред.) и познакомил с другими индонезийскими добровольцами. Там же он изучал «Основы джихада» (bigh al-jihad) с палестинским ученым Абдуллахом Аззамом, наставником Усамы бен Ладена и основоположником понятия алъ-каида алъ-сульбах («сильное основание», революционный мусульманский авангард). Позже Фархин принимал у себя в Джакарте будущего вдохновителя 11 сентября Халида Шейх Мохаммеда, а в 2000 году Фархин помог взорвать резиденцию филиппинского посла. Хотя эта операция была лишь чем-то вроде генерального прогона перед взрывом на Бали в октябре 2002 года, унесшим жизни более двухсот человек и ставшим самым смертоносным среди единичных террористических атак против Запада после 11 сентября, Фархин не стал искать террористов-смертников для Бали и занялся подготовкой воинов для борьбы с христианами в тренировочном лагере на Сулавеси.
 
Фархин участвовал в моих психологических исследованиях, в ходе которых я изучал, на что готовы пойти люди ради серьезной цели. Основная мысль заключалась в том, что если люди воспринимают что-то как священное, пусть это просто обломки стены или слова на языке, который они даже не понимают, тогда стандартные экономические и политические способы определения поведения с точки зрения плюсов и минусов работать не будут. Фархин реагировал «иррационально», как и большинство других участников моего исследования, без оглядки на материальную выгоду или пользу.
 
«Считается ли человек более заслуженным мучеником, если он убивает одного, а не десять врагов, или десять, а не сто?» — спросил я его.
«Если его цель — заслужить любовь Аллаха, количество не имеет значения, даже если он не убьет никого, кроме себя».
«А что, если какой-нибудь богатый родственник предложит немалые деньги, чтобы ты отказался или хотя бы отложил смерть за веру?»
«Это что — шутка? Я брошу деньги ему в лицо».
«Почему?»
«Потому что только в борьбе за великую цель и в смерти за веру состоит благородство жизни».
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat christifid