Бачинин - Региональная эсхатология современности

Владислав Бачинин - Региональная эсхатология современности
Новая статья Владислава Бачинина
 

Владислав Бачинин - Региональная эсхатология современности

 

Гуманитарная мысль в условиях аномии

 
Среди наиболее честных и ответственных гуманитариев, жаждущих социального и духовного возрождения, раздаются призывы активнее искать ответы на вопрос «что делать?».  Им хотелось бы энергичнее размышлять о будущем страны, предлагать конструктивные идеи, создавать научно-исследовательские объединения, разрабатывать стратегии переустройства жизни на всех её уровнях. 
 
Эти желания, мысли, мотивы не могут не вызывать уважения. Но в них есть некий пункт,  которого инициаторы либо не замечают, либо не хотят замечать. Точнее, это не просто пункт, но настоящий камень преткновения, о который грозят разбиться все благие мечты, надежды и планы. 
 
У этого камня есть важная особенность: он является камнем-невидимкой, скрытым от секулярного умозрения. Чтобы его разглядеть, надо уметь мыслить и рассуждать о должном и сущем в эсхатологических категориях. А чтобы рассуждать подобным образом, надо иметь веру, обладать библейско-христианским миропониманием. 
 
Однако требовать от наших честных и ответственных, но не верующих гуманитариев твёрдой веры и христианского миросозерцания – это всё равно, что требовать от чернокожего стать белым или наоборот. Я говорю это не в осуждение им, а просто поясняю, почему они в принципе не готовы рассматривать современность в свете эсхатологических понятий и критериев. А между тем, сегодня это, пожалуй, единственный здравый взгляд на происходящее. На его фоне все придумываемые проекты и стратегии выхода из пароксизма аномии, устройства будущей новой жизни на посткатастрофическом пространстве выглядят утопиями.
 

Что делать

Эсхатологическая герменевтика 

 
Эсхатологическая мысль способна ставить воображаемую точку в конце земного бытия любого субъекта, чтобы, переступив через неё, выходить на границу, где перед ней открывается бытие неземное, трансцендентное, посмертное.  Человек, сам по себе, о нём ничего не знает. Но у него есть возможность доверять Богу, Который знает о нём всё, и этим знанием поделился с людьми через Своё Слово. 
 
Эсхатологическое мышление может быть разномасштабным по охвату интересующих его реалий – от личного существования отдельного человека до глобального бытия человеческого рода. В этом разлёте возможностей присутствует и средний масштаб, позволяющий говорить о локальных, региональных цивилизациях, которые, как и всё живое, тоже не вечны и, рано или поздно, прекращают своё существование. Мы не  имеем возможностей судить об их посмертной судьбе, скрытой от людей, но вполне можем рассуждать о наблюдаемых финальных фазах их исторических закатов. При этом вряд ли будут успешными рассуждения только лишь с ограниченных позиций обывательского рассудка. Что касается толкований на языках секулярных философских и социогуманитарных дисциплин, игнорирующих бытие трансцендентной реальности, искусственно зауживающих и упрощающих картину мира, то они тоже не обещают больших успехов в понимании истинной сути происходящего. 
 
В этой ситуации наиболее оптимальным представляется библейско-христианский взгляд. Его главное преимущество - в максимальной широте охвата всего сущего и должного. Трансцендентный, сверхфизический  мир, как средоточие важнейших причинных начал, не игнорируется им. Бытие рассматривается во всей его целостности, в максимально доступной полноте всех причинно-следственных связей.
Последнее обстоятельство и заставляет мысль, исследующую социально-исторические системы, погруженные в состояние перманентной аномии и уже не способные выбраться из неё, рассматривать в свете эсхатологических перспектив.
 
Эсхатологическая герменевтика современности – это, может быть, сложнейший из проблемных срезов теологии истории. Она опирается как на библейско-христианскую традицию соответствующего миропонимания, так и на актуальные эмпирические факты катастрофических изменений в структурах сущего и должного. Эти факты имеют вид знаков, симптомов, свидетельств эсхатологического тренда в судьбе евразийской цивилизации. Если эмпирический опыт наблюдений за ней не побуждает аналитика к бегству от разверзающейся бездны и от необозримой массы проблем, сопутствующих катастрофе, то тогда он становится хорошим материалом и энергичным стимулом для размышлений на тему «региональная теология современности».
 

Глиняные ноги

 
Будущее РоссииВернусь, однако, к началу разговора. Итак, налицо желание творчески мыслящих гуманитариев разрабатывать будущие спасительные стратегии переустройства жизни, зашедшей в тупик на постимперской евразийской территории.
Скажу сразу: при всём уважении к этим благородным порывам, считаю их совершенно бесполезными. Почему? Да прежде всего потому, что считаю их крайне неосновательными. Любое переустройство должно опираться на правильные и надежные духовные основания. В противном случае все усилия будут тщетны. Вспомним, к чему пришла советская империя, опиравшаяся на абсолютно ложные основания атеизма, материализма, социализма и коммунизма. Изображавшиеся несокрушимыми, чуть ли не адамантовыми, они на самом деле оказались хрупкими и недолговечными и держались только за счет чудовищного насилия над живой жизнью. Но кончился их срок, и у геополитического колосса подломились его глиняные ноги, так что он опрокинулся.
 
Если задаться вопросом касательно того, на что опираются нынешние исторические останки былого имперского гиганта, то ответить на него будет не просто. Но, судя по всему, опора состоит из того идеологического праха, который остался от рухнувшего советской империи. К этому прибавился еще разный пёстрый, крайне сомнительный по содержанию идейный мусор, который намело к настоящему времени под прохудившееся днище старой исторической посудины.  Разумеется, всё это – совсем не опора, а всего лишь пустота, перемешанная с идейным хламом. 
 
И снова тот же вопрос: на что же конкретно, на какие духовные смыслы, ценности и нормы должны опираться стратегии преобразования нынешней России в Россию будущую и сама эта будущая Россия?
 
Пусть меня называют как угодно, хоть обскурантом и мракобесом, но я убеждён, что любые программы, проекты, стратегии преобразования страны, замешанные на секулярной закваске, способны сыграть лишь очередную злую шутку с несчастной страной и с её заблудившимся народом. Этим проектам уготована всего лишь краткосрочная роль ещё одной сомнительной модели всё тех же глиняных ног, на которых нельзя ни стоять, ни ходить.
Именно поэтому браться за дело переустройства сложнейшего объекта, находящегося в катастрофическом состоянии, с одним лишь запасом секулярных идейных конструкций – значит впустую потратить и силы, и время.
 

Притча о зарытом таланте

 
Но дело даже не в этом. Боюсь, что у нынешних проектировщиков-футурологов не найдется не только высококачественного материала для добротного духовного основания, на которое предстоит опереться будущей Россию, но им будет просто нечего водружать на это основание. То, во что превратилась экс-империя, тот человеческий материал, который остался на исторической площадке после столетней трагедии самоуничтожения, - это совсем не то, с чем можно нормально работать, из чего можно сооружать что-то прочное и надёжное. Ведь, даже если удастся слепить какой-нибудь плохенький постамент, то неужели придётся водружать на него кучу ни на что не годной прогнившей исторической ветоши и сооружать из неё какую-то благопристойную композицию? 
 
Куда пойдет РоссияВ своё время Бог дал русскому народу всё, что нужно было для счастливой и плодотворной исторической жизни, - необозримые просторы, неисчерпаемые природные богатства, достаточные человеческие ресурсы. Оставалось только с умом и с чувством благодарности к Господу за Его щедрость воспользоваться всем этим. Но, увы, ума и чувства хватило только на то, чтобы реализовать лишь крайне малую часть имевшихся созидательных возможностей и творческих дарований. Всё остальное прошло стороной, обратилось в прах, пепел и зло. Гигантский потенциал оказался реализован лишь на одну сотую или даже одну тысячную. Одним словом, государство и народ оказались похожи на того незадачливого библейского персонажа, который, вместо того, чтобы многократно приумножить полученные дары, зарыл свой талант в землю.  Но, поступив так, он совершил преступление против Бога. И приговор Верховного Судьи был суровым – вычеркнуть негодника из бытия. Недостойный раб, не оправдавший надежд Господина, позорно опростоволосившийся, должен быть выброшен во тьму внешнюю, где будет плач и скрежет зубовный (Мф. 25,30). 
 
Бог не заявлял о том, что готов еще раз дать близорукому, горделивому и злому неудачнику дополнительные шансы, возможности, кредиты для новых попыток, чтобы тот снова попробовал себя в деле.   Потому вряд ли стоит надеяться на то, что многомиллионный народ внезапно возьмется за ум, выкажет невиданную изобретательность, продемонстрирует чудеса креативности и удивит мир сказочным возрождением из состояния нынешней духовной никчемности. Увы, время ушло. Кредит доверия, отпущенный Богом, исчерпан. Пришла пора ответственности, приближается момент полной расплаты, когда надо будет на полном серьёзе отчитываться перед Господином за всё не приумноженное, растраченное, пущенное по ветру, загубленное.
 

Роковой выбор

 
Христианину крайне редко удается вложить Божью мудрость библейского Слова в сознание атеиста. Это, в основном, Божья прерогатива. Бог имеет ключи ко всем человеческим сердцам, умеет потрясти душу, развернуть её на 180 градусов и сделать восприимчивой к Слову.
 
 В обычной, ровно текущей жизни мудрость Слова может лежать на блюдечке, Библия может быть доступна каждому, но люди при этом будут спокойно игнорировать их. С особой наглядностью это наблюдается в тучные, сытые годы общего материального достатка и внешнего благополучия.
 
Но совершенно иначе народ ведет себя в годины испытаний и лишений, в полуголодные и голодные времена. Когда в 1990-е годы нужда пришла во многие дома, люди ринулись в церкви. Но это длилось недолго. Далее, чем сытнее становилась жизнь, тем заметнее пустели церкви. 
 
В тот период Бог, жалея многострадальный народ, не стал насылать на на него слишком тяжких испытаний. Он лишь слегка встряхнул его, чтобы подтолкнуть к размышлениям. При этом Он сделал главное - дал народу свободу выбора, поставил его на историческую развилку, откуда открывались два пути. Фактически Бог заявил: «Вы – свободные люди и потому можете либо идти за Мной, либо продолжать двигаться прежним путём, пренебрегая Моими законами, заповедями и уроками. В первом случае Я обещаю вам Мои благословения, Мою поддержку во всех ваших благих начинаниях и завершениях. Во втором же случае вас ждут проклятия и невиданные потрясения. Без Моего попечения и Моей защиты вы окажетесь во власти зла, в подчинении и в услужении у самых темных, демонических сил. Они будут вас терзать и растерзают. Они вас станут губить и погубят. Спасения уже не будет. Я к вам на помощь уже не приду, даже если будете звать Меня». 
 
Выбор сделан?И выбор был сделан. Он оказался роковым для народа, государства, для дальнейшей исторической судьбы всей евразийской цивилизации. Выбор обнаружил, что пережитых испытаний и потрясений оказалось недостаточно. Уроки не были усвоены. Правильные, спасительные выводы не были сделаны. Титульная церковь, занятая собой и собственными внутренними делами, не выполнила свою путеводительскую, наставническую функцию. В решающий момент важнейшего общенародного, судьбоносного выбора её голоса никто не услышал.
 
К огромным массам людей с затемнённым, больным, помраченным сознанием, которое было разорвано, исковеркано и опустошено прежним идеологическим террором, так и не пришли истинные, мудрые, одухотворённые наставники. Никто им так и не смог внятно и твёрдо объяснить, в чём их спасение и кто их Спаситель. Единичные голоса тех, кто попытался это сделать, почти сразу же пресеклись и замолкли, прерванные самыми разными, в том числе и крайне жесткими средствами. Животворные евангельские истины, а с ними и суть подлинного духа истории,  и высший смысл земного существования людей, так остались за пределами внимания и понимания тех миллионов простых людей, чьи взгляды блуждали в поисках ответов на множество труднейших вопросов. 
 
В переходные времена всё того же fin de siècle интеллигенция, гуманитарии, интеллектуалы, философы, всегда мнившие себя учителями и просветителями народа, тоже ничем ему не сумели ему помочь. Непомерно обрадовавшиеся возможностям открывшейся творческой свободы, они ринулись в погоню за модными интеллектуальными погремушками постмодернистской культуры. Вечные вопросы духовных исканий, высших смыслов, абсолютных ценностей оказались отодвинутыми далеко на задний план. В ответственный период решающего духовного выбора народ остался без светских просветителей, тоже, как и церковники, слишком занятых собой.
 

Горькая чаша воздаяние

 
Так началось вхождение евразийской цивилизации в эсхатологическое пике. Разыгралась нешуточная духовная катастрофа. Развернулось необозримое поле тотальной аномии. На гигантские пространства опустились железные решетки демонических структур, источающих яд лжи, отравляющих умы, сокрушающих души, насаждающих самоубийственный абсурд,  убивающих всё живое и жизнеспособное. И это было ни что иное, как воздаяние в его самом натуральном виде. Роковая черта оказалась перейдена и потому было уже поздно и бесполезно жаловаться кому-либо на жестокую судьбу. Надо было начинать расплачиваться за накопившиеся долги. Предстояло испить горькую чашу.
 

Чаша воздаяния

И вот сегодня на этой вздымающейся исторической волне вплотную придвинувшегося возмездия раздается бодрый клич.  Это гуманитарии-секулярии, привыкшие всегда заниматься только собой и имевшие, как мне признался один университетский профессор, «сложные отношения с Богом», решили взяться за дело спасения гибнущей цивилизации. 
 
Что на это сказать? Полагаю, что они слишком много о себе понимают. Не сумев выстроить собственные отношения с Богом, они заявляют о своей готовности разработать собственный план выкарабкивания целого народа из исторического провала. Они хотят помочь ему вырваться из-под власти демонических сил, исправить мириады ошибок, преодолеть последствия тягчайших преступлений против Бога. Они не зовут народ к покаянию, метанойе, катарсису, духовному очищению и возрождению. Они хотят создавать научно-исследовательские центры.
 
Наивный гуманитарный бред самоуверенных, самовлюбленных, горделивых умов. Сами ни в чем не покаявшиеся, не прошедшие ни через метанойю, ни через катарсис, сами, как и ширнармассы, ничему не научившиеся за прошедшие сто лет, они опять, уже в который раз ставят на всё ту же научно-секулярно-гуманитарную лошадку. И при этом полагают, что эта старая, заезженная кляча вывезет труп геополитического мамонта за пределы имперского подворья в некое светлое будущее, где тот, согласно их блистательным прожектам, превратится, как по мановению волшебной палочки, во что-то новое, свежее и многообещающее.
 
Но ничего этого не будет, пока не выпьется до дна горькая чаша справедливого Божьего воздаяния. А что будет после этого, никто не знает, кроме Бога. Когда же придёт время истинного возрождения (если придёт), то Бог всё усмотрит и даст и нужных людей, и нужные мысли, силы и средства. Правда, сделает он это при условии, что Ему поклонятся, в Него поверят, Его попросят и Ему доверятся.
 
 
В.А. Бачинин, профессор,
доктор социологических наук

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Discurs