Бонхеффер - Проповеди - толкования

Дитрих Бонхеффер - Проповеди - толкования - размышления
Наша эпоха характеризуется поиском, боязливым ощупыванием и вопрошанием о божественных вещах. Над нашим временем нависло великое одиночество, такое одиночество, какое существует только там, где правит богооставленность... Но растет страстное ожидание того, что однажды вернется время, когда Бог будет обитать вместе с людьми, когда Бога можно будет найти.
 
Жажда соприкосновения с божественными вещами наполняет людей, она обладает огромной силой и ищет своего удовлетворения. И в наше время предлагается множество панацей, которые сулят радикальное удовлетворение этой жажды, и к ним тянутся тысячи жадных рук.
 
А над всем этим диким хаосом и рыночной рекламой новых средств и путей возвышается одно-единственное слово Иисуса Христа: «Се, Я с вами...» Это означает, что Иисус не только обещает вернуться, не только предписывает путь, по какому можно к нему прийти, но и просто говорит: Я здесь.
 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления -  в 2-х томах

 
М.: Издательство ББИ, 2014
Серия "Современное богословие"
 
Изательство ББИ порадовало своих читателей солидным изданием всех проповедей, библейских исследований и толкований Дитриха Бонхеффера. Они опубликованы в его многотомных сочинениях - перед нами великий богослов и проповедник в своих трудах. Христианство против неправды, против нацизма - это сверхактуально в наше непростое время.
 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 1. 1925-1935

 
Пер. с нем. (серия «Cовременное богословие»). — М.: Издательство ББИ, 2014. — lxxxii + 337 с.
ISBN 978-5-89647-308-4
Перевод: О. Хмелевская, А. Лукьянов
 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 1. 1925-1935 - Содержание

 
Христианство в совершеннолетнем мире Светлана Коначева
Предисловие ко второму немецкому изданию
Кто для нас Иисус Христос сегодня? Отто Дудзус
I.    Студенческий период:  1925-1927
II.   Викариат в Барселоне: 1928-1929
III.  Доцентура и приходское служение среди студентов в Берлине: 1931-1933
IV. Лондон: 1933-1935
Указатель библейских источников
 

Христианство в совершеннолетнем мире

 
Богословская мысль ХХ века пережила глубочайший кризис основных понятий и методов. Иногда создается впечатление, что вопрос «что значит говорить о Боге?» остается без ответа в ситуации, когда утрачивает кредит доверия язык метафизики, объявляются бессмысленными богословские высказывания не только о Всевышнем Боге на небесах, но и утверждения о трансцендентной сущности, высшем бытии. По остроумному замечанию Герхарда Эбелинга, слово «Бог» перестало быть для современного человека не только самопонятным, но даже просто понятным. Б наше время вопросы о Боге нуждаются в разработке нового языка, позволяющего «определить» Того, Кто не позволяет ограничивать себя в определениях. Это не значит, что предшествующие учения о Боге объявляются устаревшими или мертвыми. Они продолжают жить в нашем языке. Но наш языковой мир и языковой мир прежних поколений далеко не совпадают.
 
К вопросу о Боге это тоже относится. Б традиционной метафизике мы встречаемся с образом трансцендентного Бога, высшего бытия, пребывающего над всеми прочими, наиболее совершенного и наиболее могущественного существа. Для многих богословов ХХ века атеистическое отрицание такого небесного существа вполне оправданно, что заставляло заново продумать проблему потусторонности и посюсторонности Бога, прояснить, что для нас означает имя «Бог». Новая интерпретация религиозных символов, ставящая под вопрос традиционный религиозный язык в «религиозной критике религии», оказалась ключевой темой трудов Дитриха Бонхеффера.
 
У истоков богословской мысли Бонхеффера стоит переживание сосуществования двух реальностей: неотменимой реальности Бога и неотменимой реальности ситуации мира и человека. Б его работах с самого начала и до конца присутствует стремление не проходить мимо живой действительности, переживаемой конкретности, не затемнять ее разного рода спекуляциями и самообольщением, не позволять себе соблазниться пустыми конструкциями и словами, забыв о реальных предметах опыта. Если мы еще можем говорить о Боге, то исключительно в горизонте экзистенциальной ситуации. Мы не должны убегать от реальности нашей жизни, убегать от времени, в котором живем, от сознания нашей эпохи, ее исторических хитросплетений. Бозможность говорить о Боге Бонхеффер будет искать в реальности ситуации, которую он сам назовет безрелигиозной. «сегодня» для него означает наступление абсолютно безрелигиозного периода, когда рушатся опоры «априорной человеческой религиозности» и перестают работать «теологические рассуждения и благочестивые речи».
 
У Бонхеффера нет того резко отрицательного отношения к религии, какое было у раннего Карла Барта, видевшего в религии поклонение творению вместо Творца, плод человеческих усилий спастись любой ценой. Он просто фиксирует, что люди уже могут быть нерелигиозными. Тогда христиане, церковь оказываются перед проблемой: «Как может Христос стать Го— [viii]— сподом и для нерелигиозных людей?» Может ли Христос быть не предметом религии, а действительно Господом мира? Какой путь ведет к этой цели? Такая ситуация требует говорить о Боге «мирским» языком. Нерелигиозная интерпретация становится проблемой нового языка, который вырабатывается во встрече с конкретными людьми наших дней, и это жизненный вопрос для церкви, ее положения и самопонимания в мире. Необходимо принять тот факт, что мир стал совершеннолетним и человек больше не нуждается в привлечении Бога-Бседержителя для решения своих проблем. Конечно, можно попытаться доказать, что существуют последние вопросы, внутренние конфликты, неразрешимые без небесного «опекуна».
 
Человека при этом разделяют на внутреннего и внешнего, считают собственно человеческими только «сокровеннейшие глубины души», и именно там наконец-то выделяют уголок для Бога. Но Библия говорит о целостном человеке, живущем как из внутреннего, так и из внешнего, поэтому Бонхеффер называет «поповскими уловками» попытки усматривать место Бога в глубинах сознания и бессознательного. Такое «поповство» Бонхеффер считает не только интеллектуально бесчестным, но и совершенно бесполезным, поскольку оно может иметь успех разве что у «пары несчастных, застигнутых в час их слабости», или у «кучки интеллектуалов, выродков, вообразивших себя пупом земли, а потому с наслаждением предающихся самокопанию». Попытки вырвать для религии место в мире обречены. Тем более необходимой оказывается безрелигиозная интерпретация библейских понятий, которая позволит понять мир лучше, чем он сам себя понимает, именно на основе Евангелия.
 
Что же представляет собой нерелигиозная интерпретация? Первым шагом оказывается здесь обращение к миру во всей его «посюсторонности». Бонхеффер любит мир как творение Бога, во всей полноте его реальности, царстве возможностей, которые он дарит человеку. Б посюстороннем мире, земном бытии видится удивительный дар Бога. Пусть иногда человеку бывает здесь тяжело и неуютно, но мир все равно остается его «добычей», царством, в становлении которого человек соучаствует с Богом. Этой реальности мира можно сказать только «да». Бсе другое было бы просто нечестным. Если же мы маскируем побег от действительности поисками Бога, то Бог, которого мы на этом пути обретаем, нереальный, неживой. В этом контексте понятно пристрастие Бонхеффера к сильному, простому и здоровому человечеству, к жизни в полноте человеческих, посюсторонних задач и вопросов.
 
Он категорически не приемлет представление, сложившееся в результате некритического использования некоторых идей экзистециальной философии, согласно которому человек может обратиться к Богу, только осознав бессмысленность собственного существования, в несчастье и бессилии. Ему кажется недостойным доказывать человеку, что он грязен и подл, что он стоит перед выбором: или Бог, или отчаяние. Не случайна здесь и любовь к Бетхому Завету, ведь через него нам открывается, что в воскресение из мертвых и «жизнь будущего века» может верить только тот, кто до самозабвения любит жизнь и землю. Однако посюсторонность отнюдь не идеализируется. «Мирской христианин» — это не идеальный представитель здорового человечества. Бонхеффер — реалист, он прекрасно осознает все сложности и срывы, сопровождающие посюсторонность.
 

 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 2. 1935-1945

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 2. 1935-1945

 
Пер. с нем. (серия «Современное богословие»). — М.: Издательство ББИ, 2014. — x + 432 с.
ISBN 978-5-89647-309-1
Перевод: О. Хмелевская, С. Коначева, А. Тихомиров
 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 2. 1935-1945 - Содержание

 
V. Cеминария в Финкенбальде и совместный пасторат май 1935 - март 1940
VI. Первые годы войны: декабрь 1939 - июнь 1942 1. Проповеди, размышления, выступления
VII. Период заключения: Апрель 1943 — апрель 1945
Предметный указатель
Указатель библейских источников
Именной указатель
 

Дитрих Бонхеффер - Проповеди, толкования, размышления. Т. 2. 1935-1945 - Предисловие

 
В этом томе Дитриха Бонхеффера представлены проповеди, размышления, толкования священного Писания, охватывающие период с января 1935 по 1945 годы. Содержательно он весьма существенно отличается от первого тома, где большую часть составляли проповеди. Здесь проповедей значительно меньше, поскольку с того момента как Бонхеффер возглавил семинарию в Финкенвальде, у него было немного возможностей для проповеди. Он проповедовал только перед семинаристами и небольшой общиной Исповедующей церкви в Финкенвальде. У этих проповедей были неизменные адресаты с определенными жизненными горизонтами и устремлениями.
 
Проповеди сопровождаются многочисленными набросками, возникшими в ходе гомилетической работы семинарии. Каждую неделю один из студентов читал подготовленную проповедь. В завершение Бонхеффер обычно предлагал свои подробные размышления на избранный текст Писания. Лишь малая часть из них сохранилась в оригинале. Но даже восстановленные по записям студентов, эти наброски дают ясное представление о принципах гомилетики Бонхеффера, для которого проповедь была не интеллектуальным упражнением, не отстаиванием необходимости и насущности Писания, но свидетельством.
 
Значительную часть этого тома составляют размышления над Библией и медитации. Работу над Библией Бонхеффер вел вместе с бывшими семинаристам после того, как семинария в Финкенвальде была закрыта, поэтому большинство размышлений имеют ярко выраженную душепопечительскую направленность. Особое место в бонхефферовских толкованиях Писания занимают медитации и «Богословские письма» к основным христианским праздникам.
 
Здесь мы встречаемся с тщательной работой по интерпретации библейских текстов. Бонхеффер не считал медитации только подготовительной практикой перед проповедью, размышления над текстом Писания имели для него самостоятельную ценность. Б семинарии было принято медитировать над одним стихом Писания в течение недели. Каждый день после завтрака все расходились по комнатам и в тишине размышляли о Писании.
 
2014-10-07
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (8 votes)
Аватар пользователя esxatos