Ченти - Савонарола - Джироламо Савонарола - Молитвы из темницы

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Ченти - Савонарола - Джироламо Савонарола - Молитвы из темницы
Летом 1474 г. по случаю религиозного праздника Джироламо побывал в Фаэнце. В церкви, посвященной св. Августину, он случайно услышал слова проповедника, которые потом не мог забыть: «Оставь землю свою и дом отца твоего, иди в ту землю, которую я тебе укажу». «Так услышал я слово, которое и по сей день храню в своем сердце, — рассказывал Савонарола в 1496 г. — Не прошло и года, как я пошел в указанную мне землю и стал монахом».
 
Приняв решение стать послушником, Савонарола стал выбирать среди существовавших тогда монашеских орденов. В Ферраре их было немало. Был здесь и монастырь доминиканцев. Нам неведомы причины, побудившие его выбрать именно этот Орден. Однако мы знаем, что слово, услышанное им в Фаэнце и усиленное внутренним голосом, заставило его покинуть родину. Словно повинуясь какой-то тайной силе, он направил свои стопы в Болонью. Полсотни километров, отделяющие Феррару от Болоньи, в современных условиях не являются значительным расстоянием, чего не скажешь о второй половине XV столетия.
 
Однако Джироламо еще предстояло преодолеть гораздо более существенное препятствие — расставание с родителями и братьями. Обдумав свое решение несчетное количество раз, он наконец осмелился бежать из дома, при этом ни с кем не прощаясь. Он понимал, что мука прощания с родными может оказаться выше его сил. Причину своего отъезда он решил доверить бумаге и, чтобы исчезнуть незаметно, воспользоваться шумным праздником св. Георгия. Но когда вечером 23 апреля он в последний раз взял в руки свою лютню, пальцы его исторгли из инструмента столь грустные звуки, что у матери на мгновение сжалось сердце, словно она предчувствовала то, что должно было произойти. «Сын мой, — обратилась она к нему, — неужели ты играешь песню прощания?» Усилием воли Джироламо справился с охватившим его волнением и, как мог, успокоил ее.
 

Тито Санте Ченти, Джироламо Савонарола - Джироламо Савонарола, монах, который потряс Флоренцию, Молитвы из темницы

Москва, Издательство Францисканцев, 1998
ISBN 5-89208-013-7
 

Тито Санте Ченти, Джироламо Савонарола - Джироламо Савонарола, монах, который потряс Флоренцию, Молитвы из темницы - Содержание

Предисловие
ДЖИРОЛАМО САВОНАРОЛА
  • Детство и отрочество
  • Монашеское призвание — вступление в Орден Проповедников
  • Послушание и первые ученые степени
  • Первоначальное пребывание в Тоскане
  • Странствующий проповедник Ломбардской монастырской провинции
  • Настоятель монастыря св. Марка
  • Рождение Конгрегации св. Марка
  • Дни потопа
  • Ловец человеков в бурном море
  • Лига, флорентийцы и Савонарола
  • Жгучие слова. Искушение кардинальской шапкой
  • Нежданное торжество осени 1496 года
  • 1497 год — отлучение от Церкви
  • Под знаком тюрьмы и интердикта
  • Безоружный пророк
  • Пленник монастыря св. Марка
  • Судебные процессы и приговор
  • Великое мученичество
  • Жизнь после жизни: спор о реабилитации
МОЛИТВЫ ИЗ ТЕМНИЦЫ
  • Введение к «Молитвам из темницы»
  • Истолкование и размышления на тему Псалма «Помилуй меня, Боже» (Псалом 50)
  • Истолкование и размышления на тему Псалма «На Тебя, Господи, уповаю» (Псалом 30)

Тито Санте Ченти, Джироламо Савонарола - Джироламо Савонарола, монах, который потряс Флоренцию, Молитвы из темницы - Послушание и первые ученые степени

 
В числе преподавателей богословия, чьи лекции слушал Савонарола, был Пьетро да Бергамо (ум. 1482), составитель «Tabula Aurea» («Золотой скрижали»), то есть свода трудов св. Фомы Аквинского. Этот труд является непревзойденным рабочим ин струментом, который с необходимыми дополнениями неоднократно переиздавался на протяжении нескольких веков и сохраняет свое значение до сегодняшнего дня. Под руководством подлинных мастеров своего дела умы молодых людей раскрывались навстречу познанию мысли Аквината и диалектическому сопоставлению с иными философскими и богословскими школами древнего и современного мира. Величайшими оппонентами томизма в то время были Иоанн Дунс Скотт и Уильям Оккам, в отношении которых Савонарола в дальнейшем стал проявлять особую суровость. Отметим также усердие Савонаролы при изучении трудов Джованни Капреоло (ум. 1444), бывшего настолько острым и беспощадным критиком упомянутых противников Аквината, что он даже заслужил титул «первого среди томистов». С не меньшим пылом выступал он и против аверроистов, фанатичных последователей аристотелизма в изложении Ибн-Рошда, знаменитого арабского ученого XII века.
 
Джироламо стремился понять причины, по которым его учителя восстали против нового умственного поветрия, созданного гуманистами. Как прилежный ученик, он вчитывался в писания на эту тему, оставленные блаженным Иоанном Доминичи (ум. 1419) и св. Антонином, флорентийским архиепископом. Он уяснил, что увлечение античными философами, в особенности Платоном, не может быть допустимым. Изящество и чистота языка, характерные для классиков, не могут считаться верным мерилом в поиске наилучшего решения самых трудных вопросов человеческой мысли. Сарказм, с каким гуманисты пытались похоронить схоластическую философию и богословие, не может быть принят в качестве основательного довода, но должен оставаться тем, чем он и был на самом деле, — хоть и забавной, но бесплодной литературной игрой. Размышляя таким образом, Савонарола счел также смехотворным и то поклонение, которым литераторы-гуманисты окружили колдовство и астрологию.
 
Более всего его внимание привлекала священная наука с ее особым догматическим складом и источниками — Священным Писанием и Церковным Преданием. В 1476 г., когда он приступил к изучению богословия, в Венеции вышло полное издание Библии. Заполучив его, Савонарола тотчас принялся испещрять узкие поля книги собственными примечаниями и продолжал это занятие в течение всего периода своего ученичества, то есть до своего пребывания в Ферраре, о котором мы вскоре расскажем. Почти чудом эта «комментированная» Савонаролой Библия сохранилась до сегодняшнего дня. Наряду с этими примечаниями дошла до нас также слава о его исключительном знании Священного Писания. Кое-кто из его современников даже полагал, будто он знает всю Библию наизусть. Как бы то ни было, добродетели в нем созревали и обретали конкретные черты те намерения, с которыми он вступил в год своего послушания. Из свидетельств непосредственно знавших его собратьев явствует, что он стремился привести свое личное поведение в полное соответствие с теми строгими правилами, исполнения которых он впоследствии потребовал от всех монахов.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон