Демиденко - Сравнительный анализ учения о единстве церкви

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
иерей Антоний Демиденко - Сравнительный анализ учения о единстве церкви в Православии и богословии Римско-католической церкви после Второго Ватиканского собора
Объектом исследования является православная и римско-католическая экклезиология. Православная экклезиология, как наука возникла недавно и проходит сейчас свое становление в разделе самостоятельных наук.
 
Предмет исследования - учение о единстве Церкви - одно из важнейших направлений в этой науке, которое, особенно в последнее время, очень живо обсуждается на различных христианских конференциях и принимает все новые и более глубокие формы. Римско-католическая экклезиология, хотя и носит несколько более сформировавшийся характер, однако после II Ватиканского собора начала приобретать некоторые изменения, в результате чего появилась возможность нового богословского диалога.
 
Что касается источников исследования, то в первую очередь это Священное Писание. Основу православной концепции единства Церкви составят правила Вселенских соборов. Необходимо будет обратить внимание и на древнейшие источники: послания священномученика Игнатия Антиохийского, Учение 12 Апостолов или Дидахе, Правила Святых Апостолов. Будут использованы творения великих отцов IV века - святителя Василия Великого, святителя Григория Богослова, святителя Иоанна Златоустого. В рамках источников важно отметить всем известного автора до сих пор актуального Катехизиса - Митрополита Филарета (Дроздова) и, в частности, его «Разговоры между испытующим и уверенным о православии Греко-Российской Церкви». Очень большое значение имеют деяния юбилейного Архиерейского Собора 2000 года и, особенно, раздел: "Основные принципы отношения Русской Православной Церкви с инославием".
 
Современное отношение Православной Церкви относительно сравнительного анализа православного и римско-католического учения о единстве Церкви необходимо черпать из материалов Объединенной Международной Комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церкви, которая до сих пор продолжает свою работу. Естественно, что работе также будут использованы творения ряда близких к современности зарубежных и отечественных богословов, таких как митр. Иоанн Зизиулас, прот. Николай Афанасьев, прот. Александр Шмеман, прот. Иоанн Мейендорф, прот. Борис Бобринский, прот Георгий Флоровский, проф. К. Скутерис, Х. Яннарас, В. Н. Лосский. Обязательно будет использован один из прекрасных сборников "Петрово служение", в котором рассматривается служение апостола Петра в его богословских и исторических аспектах. Через призму Петрова служения на материалах источников и современных исследований рассматривается авторитет церкви, библейские основания церковной власти, церковное право Востока и Запада. Авторы книги - крупнейшие современные православные и римско-католические богословы и историки.
 
Основу римско-католической концепции единства Церкви составят Документы II Ватиканского Собора, в которых основой учения о единстве Церкви является раздел LUMEN GENTIUM. Также официальные документы РКЦ: Катехизис Католической Церкви и Кодекс Канонического Права, энциклика Ut Unum Sint (лат., "Да будут все едины"), Конгрегация вероучения: письмо епископам Католической Церкви о некоторых аспектах представления о Церкви как об общении. Для того, чтоб понять предпосылки современного учения о единстве Церкви, необходимо будет использовать творения блаженного Августина и Фомы Аквинского. В работе также будут использованы работы такого известного богослова, как Ратцингер Й. (папа Бенедикт XVI) и особо стоит отметить его книгу "О Церкви". Необыкновенно плодотворный кардинал Вальтер Каспер с множеством сочинений. Выдающийся богослов и историк Церкви кардинал Ив Конгар. Крупный католический экклезиолог, кардинал Эвери Даллес, который написал основополагающие книги учения о Церкви, такие как: Models of the Church, The Catholicity of the Church, Church and society. Священник, профессор теологии Ричард Мак Брайен и его популярный труд о Церкви после Второго Ватиканского Собора.
 
Мы постараемся не упустить не одной из современных энциклик и официальных заявлений, публикаций римского престола, которые бы соответствовали вопросам, касающимся темы нашей работы.
 

иерей Антоний Демиденко - Сравнительный анализ учения о единстве церкви в Православии и богословии Римско-католической церкви после Второго Ватиканского собора

Диссертация на соискание научной степени кандидата богословия
На правах рукописи
Украинская православная церковь
Киевская духовная академия
Кафедра Богословия
КИЕВ, СВЯТО-УСПЕНСКАЯ КИЕВО-ПЕЧЕРСКАЯ ЛАВРА
2018 год – 144 с.

иерей Антоний Демиденко - Сравнительный анализ учения о единстве церкви в Православии и богословии Римско-католической церкви после Второго Ватиканского собора - Содержание

ВВЕДЕНИЕ
РАЗДЕЛ I. ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О ЕДИНСТВЕ ЦЕРКВИ
  • 1.1. Любовь, как образ единства Церкви
    • 1.1.1.) Благодатное единомыслие
    • 1.1.2.) Единодушие
  • 1.2. Священная иерархия - источник и хранитель единства Церкви
    • 1.2.1.) Единство веры и истины
    • 1.2.2.) Единство в епископе и Евхаристии
    • 1.2.3.) Административное единство и кафоличность
  • 1.3. Единство Церкви по образу единства Лиц Святой Троицы
    • 1.3.1.) Отношение к единству Церкви догмата о Святой Троице в нравственной парадигме
    • 1.3.2.) Лицо Отца как причина единства Святой Троицы
    • 1.3.3.) Экклезиологические выводы
  • 1.4. Выводы к разделу 1
РАЗДЕЛ II. РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ЕДИНСТВЕ ЦЕРКВИ ПОСЛЕ II ВАТИКАНСКОГО СОБОРА
  • 2.1. Римско-католическое тринитарное богословие, как предпосылка современного понимания единства Церкви
  • 2.2. Экклезиология единства и католичности Церкви после Второго Ватиканского Собора
  • 2.3. Единство в Евхаристии
  • 2.4. Значение Римского епископа в осуществлении единства Церкви
    • 2.4.1.) Первенство Римского епископа
    • 2.4.2.) Власть Папы Римского
  • 2.5. Выводы к разделу II
РАЗДЕЛ III. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УЧЕНИЯ О ЕДИНСТВЕ ЦЕРКВИ В ПРАВОСЛАВНОМ И РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОМ БОГОСЛОВИИ
  • 3.1. Единство Троицы
  • 3.2. Единство Церкви
    • 3.2.1.) Единство в Евхаристии
    • 3.2.2.) Единство в епископе
  • 3.3. Первый среди равных
  • 3.4. Происхождение и границы священной власти
  • 3.5. Выводы к разделу III
ВЫВОДЫ
БИБЛИОГРАФИЯ
  • Источники 
  • Литература
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
 

иерей Антоний Демиденко - Сравнительный анализ учения о единстве церкви в Православии и богословии Римско-католической церкви после Второго Ватиканского собора - 1.1. Любовь, как образ единства Церкви

 
В этой главе мы хотим показать, что основой благодатного единства Церкви является любовь: «77о тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоан.13:35). Ученики Христа имеют любовь друг к другу, так как являются учениками Любви: "Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь" (1Иоан.4:8). Любовь является и главным способом соединения человека с Богом, основным условием обожения человека: "Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня" (Иоан.17:23). И, пожалуй, мы не можем себе представить, насколько сильно желает Господь такого единства. Христос взывает к нам: "Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей" (Иоан.15:9). В Своей прощальной беседе Спаситель молится о соединении и единстве верующих в Него: "Да будут все едины, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, да будут и они в Нас едино... Я в них и Ты во Мне; да будут совершены воедино" (Иоан.17:21-23). Поэтому мы обязаны максимально вникнуть в этот образ единства Церкви, о котором молился Господь.
 
Бог даровал много общего людям, чтобы тем проще было совершаться единению в любви. Господь устроил такой закон в человеческих отношениях, чтобы польза одного обязательно соединялась с пользой другого. Бог соединяет всех людей так, чтобы невозможно было человеку приносить пользу только одному себе, но, чтобы, проявляя заботу о себе, он заботился и о ближних. "У нас нет ничего общего только с дьяволом", - говорит Иоанн Златоуст, "со всеми же людьми мы имеем много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем, поэтому, говорить, что у нас с ними нет ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие"[1].
 
Однако, поскольку изначально этот сатанинский голос внушил человеку обратиться от естественного закона, вложенного в сердце, любить Бога и изменить его на любовь по отношению к себе самому, постольку греховное самолюбие повредило человеческую природу и разрушило единство человека с Богом и, как следствие, человека с человеком. Господь сотворил нас свободными, без чего мы и не могли бы добровольно подчинить свою волю воле Божией, но свобода подразумевает и обратное действие, когда человек может подчинить ее своему эгоизму. Единство человека с Богом и друг с другом, которое каждый свободно выбирает, дарует нам Церковь Христова, соединяя нас в Любви. В таком свете церковные расколы и разделения кажутся триумфом греха, лишением последней надежды на восстановление единства, однако оно возможно, так как человек создан свободным. Христианин не раз произвольно может отделить себя от полноты Церкви самоуглубившись в свой эгоистический индивидуализм. Но это означает всего лишь то, что Церковь - единство Бога с человеком, такое единство, которое не причиняет искажений, ни божественной, ни человеческой природе. Другими словами человек не спасается насильно и его грех разделения оказывается реальностью в церковной жизни, однако не меньшей реальностью является и благодать Божия, которая может преобразить такого человека к новой жизни.
 
Бог, создавший нашу природу, захотел также исцелить ее от последствий первородного греха. Господь воплотился, чтоб восстановить силу любви, соединив тем самым человека с Собой, и людей друг с другом. Христос, вочеловечившись, разрушил самолюбивое начало в человеке, дав возможность Своим последователям пребыть в истинной любви, ведь "пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" (1Иоан.4:16). Ради любви Господь облекается в нашу природу, чтобы разъединенные силы души человеческой, присоединив к Себе, уцеломудрить, избавляя нас от всякого разногласия между нашей волей, желанием и действием, направляя к истинной цели жизни всякого человека - Любви - Богу.
 
Любовь является мерилом и венцем всех добродетелей, без нее всякое доброе внешнее дело не имеет значения. Как говорит апостол: "если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы" (1Кор.13:3). Обратную картину представляет самолюбие, из которого рождаются все грехи и которое противопоставляет себя всему миру, отделяя свое: нужды, интересы, возможности, средства и свойства от чужого. Естественным следствием эгоизма является разделение людей, так как каждый пытается самоутвердиться в этом мире за счет другого, каждый пытается достичь своей выгоды, невзирая на происходящий от этого чей-то ущерб. Любовь же приводит к гармонии единства человеческих личностей. "Я хотел бы, - говорит Иоанн Златоуст - ввести тебя в такой город, где была бы одна душа; ты увидел бы, какое там согласие, сладостнейшее всяких гуслей и всякой свирели, не издающее ни одного нестройного звука... Как на зрелище все в молчании слушают хор играющих, и не производят ни малейшего шума, так и у любящих друг друга, когда любовь поет песнь свою, все страсти усмиряются и успокаиваются"[2].
 
Гармония любви заключается в том, что она ничего не считает своим, но во всем предпочитает нужду ближнего. По причине любви, как сказано в Писании, у верующих "было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее" (Деян.4:32). Апостол Павел восхваляя добродетель милосердия у христиан Македонии, которую называет "благодатью" (2Кор.8:1), ставит ее в пример коринфянам, у которых, когда апостол жил, то готов был даже умереть с голоду, но, "чтобы кто [не] уничтожил похвалу" его (1Кор.9:15). Далее, увещая коринфян творить милостыню, говорит: "Ныне ваш избыток в [восполнение] их недостатка; а после их избыток в [восполнение] вашего недостатка, чтобы была равномерность, как написано: кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка" (2Кор.8:14,15). Вот такую сторону церковного общения (koivcovlcx) мы можем увидеть в приведенном тексте, когда общение веры восполняется общением материальных благ. Македоняне, которые преизобилуют благодатью, делятся ею с коринфянами, а эти последние имея материальный достаток, жертвуют церквям Македонским, которые в прошлом, хотя и ничего не имели, так как "великое испытание" постигло их и они находились в "глубокой нищете" (2Кор.8:2), однако же, при всем этом они, исполненные великой любви христиане, "весьма убедительно просили нас принять дар и участие [их] в служении святым; и не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, [потом] и нам по воле Божией" (2Кор.8:4-5).
 
Единение верных, основанное на любви, приобретает настолько большую силу, что даже само спасение, Царство Небесное не мыслится уже в разделении с ближними. Лучший пример самоотверженной любви показывает нам апостол Павел, когда говорит, что "желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти" (Рим.9:3). Апостол, который так горячо любил Христа и был всей душой привязан к Нему, не отрекается от Него, но говорит, что готов отказаться от бесчисленных венцев, которые ему уготованы Господом ради любви к братьям своим. Похожим образом пишет и Симеон Новый Богослов: "Знаю я и такого, который так сильно желал спасения братии своих, что много раз с теплыми слезами умолял Бога, чтоб или и они спасены были, или и он вместе с ними предан был мукам. Движимый богоподражательной теплою любовию, он никаким образом не хотел спасен быть один, без братий своих. Ибо так соединился с ними духовно, союзом святой любви, в Духе Святом, что и в царство небесное не желал внити, отделясь от них. О единение святое! О союз святой! О неизъяснимая сила души любомудренной, или, лучше сказать, Богоносной, совершенной в любви к Богу и ближнему!"[3].
 
Когда смотришь на примеры святых, то особо понимаешь, что они как бы лишены полностью своего самолюбивого индивидуализма. В общении ты не встретишь обычной враждебности, свойственной падшему человеку, который считает всякого незнакомца за потенциального врага, могущего причинить какой-либо вред. Наоборот, вместо обычного сопротивления, вместо встречи с некоторой уникальной обособленностью ты встречаешься как бы с самим собой. Святой гораздо больше о тебе беспокоится, чем ты сам о себе. Ты не находишь камня преткновения ни в каком из свойств его индивидуальности: ни в добродетели, ни в знаниях. Как говорит Х. Яннарас: "Святой индивидуально не существует, и потому он существует столь удивительным образом: он весь - дарение и приятие. И это приятие всей вселенной превосходит его собственные индивидуальные свойства, его грехи и добродетели, его талант или ограниченность. Свободный от косного индивидуализма, святой не вступает в конфликт с собственными индивидуальными свойствами, поэтому он и может ясно видеть глубины существования своего собеседника, т.е. истину твоей личности, воплощаемый тобою образ Божий, пусть даже смутный и оскверненный"[4].
 
Церковное единство является гармонией любви, в которой воли разных людей соединяются в одном славословии Бога. Такое состояние предполагает некоторый отказ человека от своей собственности, которая обычно разделяет людей, в пользу того, что есть общего между святыми, что их объединяет. Общение святых осуществляет обмен качествами между людьми, когда все, что принадлежит одному, принадлежит всем. Причем в данном случае говорится не об имении, что тоже имеет место быть, но более о том, что верующие имеют "одно сердце и одну душу" (Деян.4:32). Х. Яннарас говорит, что "сила любви усвояет любящим то, что свойственно любимым, ибо сила хотения и желания святых вся устремлена к Богу, и Его одного они почитают собственным благом, и ни тело не может утешать их, ни душа, ни блага души, ни иное что-либо сродное и свойственное природе, потому что ничто из них само по себе не составляет предмета их любви, но как однажды уже отрешившиеся от самих себя, и в иное место перенесшие жизнь и все желание, они уже не знают самих себя"[5].

[1] Иоанн Златоуст, свт. Беседы о статуях, 1 // Творения - Ж.: НИ-КА, - 2002. Т. 2.1. - С. 21-22.
[2] Иоанн Златоуст, свт. Беседа 40 на Деян 18:18 // Творения. - М.: Радонеж, 2003. Т. 9.1. - С.356.
[3] Симеон Новый Богослов. Творения: В 3т. - М.: Принтэкс. 1993. Т.2. Слово 54. - С. 11.
[4] Христос Яннарас. Истина и единство Церкви. - М.: СФИ. 2006. - С. 25-26
[5] Николай Кавасила, св. Семь слов о жизни во Христе. URL: http://aleteia.narod.ru/kavasila/7slov.htm (дата обращения 28.01.2013).
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Anthoniy