Денисенко - Политический мотив книги Исход

Денисенко - Политический мотив книги Исход

Опубликовано в недавно вышедшем из печати журнале "Христианская мысль" № 8, декабрь 2014, УЕТС, 2014


 

Анатолий Денисенко - ПОЛИТИЧЕСКИЙ МОТИВ КНИГИ ИСХОД: ВЕРНОСТЬ БОГА В СИТУАЦИИ УГНЕТЕНИЯ И НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

 

 

«Угнетенный человек — это не человек» (Леонардо Бофф)[1]

 

 «Объяснение угнетающей ситуации пришло из иудейства» (Зигмунд Фрейд)[2]

 

1.      Исход как центральная тема Ветхого Завета и его типологический характер

 

Библейская книга Исход — это повествование об освобождении (liberation). Конечно же, на её страницах можно найти и рассказы о чудесах исцеления, и многое другое, однако в центре всего стоит освобождение евреев из египетского рабства[3]. Все повествование этой древней библейской книги вращается вокруг одних из самых драматических событий жизни иудеев: египтяне угнетают потомков Иосифа, используя тяжелый физический труд, евреи томятся и стонут в рабстве. Основной идеей второй книги Священного Писания является попытка дать богословскую интерпретацию центральному событию в жизни еврейского народа, которым является Исход евреев из Египта. Исход — это путь к свободе. Путь, ведущий от угнетения, которому подвергались евреи в египетском рабстве, в землю обетованную, где, согласно обещаниям, течет молоко и мед. Исход — это путь к свободному подчинению народа Богу Яхве, Который, собственно говоря, и вывел Свой народ из рабства. «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» (Исх. 20:2). Исход нужно понимать как «выход», «уход» и «дорогу из»[4]. Это путешествие евреев из земли, где они были рабами, в землю, где они могут стать свободными.

Изучая Ветхий Завет, несложно сказать, какая из книг является его «сердцем». Именно Исход занимает в еврейском каноне основное место. История рассматривается в еврейской Библии как повествование о спасительной работе Бога (Исх. 1-15). Вокруг мотива освобождения из рабства и вращается весь нарратив сакральных текстов этого народа, центром которого является Пасхальное событие[5]. «И объяви в день тот сыну твоему, говоря: это ради того, что Господь сделал со мною, когда я вышел из Египта» (Исх. 13:8). Если убрать эту книгу из канона (так же, в принципе, как и если убрать четыре Евангелия из Нового Завета), то произойдет «обвал» всего библейского повествования[6]. Опыт Исхода из Египта является своего рода парадигмой (образцом) всех последующих исходов[7]. Изучая это событие, можно провести не одну параллель с современностью, а точнее, указать на историческое сходство сегодняшнего и прошлого опыта. Освобождение евреев из египетского плена является лейтмотивом всех последующих освобождений. Этот мотив был ассигнован и взят на вооружение во многих более поздних исторических ситуациях[8].

 

Еврреи в Египте

 

Читая книгу Исход, христианин должен сосредотачивать свое внимание, прежде всего, на богословских выводах и возвышающихся над историей смыслах, которые заложены в тексте. Здесь стоит напомнить, что ответ на вопрос, когда произошел Исход из земли Египетской и произошел ли этот Исход на самом деле, не является столь важным для богослова. Сегодня принято считать, что если это событие и имело место, то оно произошло в период с 1270 по 1250-е гг. до Р.Х.[9] Хотя, говоря по правде, все те исторические памятники, на которые опираются историки, не могут с достоверностью указать нам ни периода, когда эти события произошли, ни имени фараона, во времена которого они проИсходили, ни династии, царствовавшей в то время[10].

Исход, как мне кажется, необходимо рассматривать в политическом и социальном ракурсах, а не с точки зрения экзегетического разбора священного текста. Вопрос исторической достоверности событий Исхода в рамках этого исследования для нас остается второстепенным. Именно поэтому тема авторства книги Исход, так же, как и место написания и датировка книги, затрагиваться не будут[11]. На теме историчности личности самого Моисея не стоит останавливаться хотя бы по той причине, что, согласно авторитетному богослову Ветхого Завета фон Раду, повествования о Моисее ничего практически не говорят (или говорят совсем мало) о нем как об исторической личности, скорее, эти повествования раскрывают основополагающие верования израильтян[12]. Моисей — это фигура памяти, а не фигура истории, в то время как фараон Ахенатен — фигура истории, а не памяти.[13] И хотя Мирча Элиаде в своей монументальной работе «История веры и религиозных идей» говорит о том, что «нет оснований сомневаться в реальности персонажа под именем Моисей», он все же, как и многие другие исследователи религии, считает, что «его подлинная биография» ускользает от нас[14]. Все Пятикнижие может быть понято как духовная биография Моисея, где книга Бытия является историей его предков, а Исход (2) и Второзаконие (34) — повествованием о его рождении и смерти[15].

Событие Исхода евреев из Египта — это также одна из тех историй, которые постоянно повторяются. Брюггеман считает, что Исходу не хватает исторических подтверждений, а обо всем цикле рассказов об Исходе стоит говорить, как о чем-то мифическом, то есть представляющем собой вымысел, призванный утвердить какое-то конкретное религиозное верование[16]. Частично такое мнение базируется на том, что до наших дней не сохранилось ни одного (кроме Торы конечно) другого современного Моисею письменного свидетельства, где бы упоминалось его имя[17].

 

Моисей

 

Если говорить о Пасхе, то стоит только взглянуть на еврейский религиозный календарь, чтобы убедиться, что этот праздник самый центральный в религиозном сознании евреев. Можно напомнить и о христианах, которые вспоминают Пасху в Страстной четверг и с определенной периодичностью совершают Вечерю Господню. Иными словами, всякий, кто читает книгу Исход, может еще раз соучаствовать в еврейской Пасхе (Аггада). Мы не можем определить, на основании гимнов из книги Исход (15) и из предсказания Осии, был ли Исход историческим событием в нашем понимании этого слова. И гимны, и пророческая литература указывают на то, что именно традиция рассматривать спасение как освобождение из египетского рабства направляла и формировала религиозные практики Израиля на протяжении всего монархического периода[18]. Повествование о спасительной работе Бога направляется религиозными причинами и не может быть оценено критериями современной истории[19].

Книга Исход написана в жанре спасительной истории[20], который не стоит путать с современным пониманием истории. Одно из требований современной науки заключается в критической оценке событий прошлого. Сегодня уже не предполагается, что действия Высшей силы будут приниматься во внимание как причины тех или иных событий и их последствий. Такой критерий не является первоочередным в процессе описания Божьих деяний, а также тех причин, которые имели данные деяния, и эффекта, который они производили[21].

Это подводит нас к тому, что вместо спрашивать, а действительно ли состоялся Исход, следует задаваться вопросом: что есть основным смыслом повествования о выходе евреев из Египта в библейской книге Исход для нас, живущих в XXI столетии. Чаще всего в процессе интерпретации в отношении любого текста ставится вопрос: «Что это значит?». Но есть и другой вопрос, о котором также необходимо помнить: «Каким образом это обозначается?»[22]. Перед тем как обычный читатель перейдет непосредственно к тексту самой книги, стоит решить герменевтический вопрос, который обязательно встанет перед каждым, кто не просто читает книгу Исход, но помещает ее в современный контекст. Иногда даже создается впечатление, что процесс пересказа на новый лад основного события книги Исход никогда не закончится.

Сами евреи читали и перечитывали данное повествование, использовали и по-новому применяли на протяжении истории в разных обстоятельствах[23]. Исход для них был этакой макроисторией, неким основополагающим лейтмотивом, посредством которого должна быть понята вся религиозная жизнь Израиля.[24] Более того, большая часть законодательного материала Пятикнижия основана на воспоминании о пребывании в египетском рабстве. Освобождая евреев, Бог Яхве ожидал, что Исход из рабства станет стимулом к тому, что Его народ будет придерживаться закона. Его пророки же указывали на то, что Исход не был просто каким-то отдельным текстом в истории еврейского народа. Пророки побуждали своих соплеменников довериться Яхве, так как Он никогда не покидал Свой народ и никогда не переставал вершить справедливость. Например, в псалмах открывается величие и небезучастность Бога. Он рисуется как Защитник и Освободитель Израиля. Иными словами, мотив Исхода рассказывался и пересказывался священниками, повествователями, музыкантами, законодателями с целью подготовить слушателя к тому, чтобы он был способен встретиться лицом к лицу с постоянно изменяющимся миром[25].

В Ветхом Завете тема освобождения повторяется около 120 раз. Очень часто, причем ссылка идет на новый Исход, полное освобождение, которое раз и навсегда положит конец всей тьме, рабству и разным зависимостям. Человечество с надеждой ожидает того времени, когда не только угнетенные будут освобождены, но и все человечество в целом обретет свободу. Это освобождение касается не одной лишь свободы от тьмы и всякого рода боли, но и от всего того, что сегодня вызывает страдания на земле[26]

Тематика Исхода повлияла не только на те повествования, которые мы находим на страницах Библии. На протяжении истории разные группы людей читали Исход и действовали соответственно тождественности с порабощенным Израилем. Так например, между 200 г. до Р.Х. и 100 г. после Р.Х. произошло не меньше 200 иудейских вооруженных восстаний, мятежей, революционных попыток и акций неповиновения против римского оккупационного режима[27]. Своё вдохновение они черпали в словах Яхве, всегда наставлявшего Израиль в том, что он не должен быть рабом никому, кроме Бога. Даже после разрушения Второго Храма в 70 году н. э. все еще состоялось несколько вооруженных иудейских восстаний против «языческого ярма» иностранной оккупации. С 115 по 117 гг. н. э. произошло вооруженное восстание против императора Траяна, а в 351 г. против Константина (уже императора, ставшего христианином). В 614 г. иудеи восстали снова, на этот раз объединившись с персами. Во всех этих конфликтах основным вдохновляющим мотивом для евреев служило повествование книги Исход и вера в то, что Бог желает, чтобы человек стремился к свободе[28].

С христианской перспективы Иисус представлен как новый Моисей. Одно из самых лучших исследований этого вопроса было проведено в книге «Новый Моисей», в которой Деил Аллисон попытался рассмотреть все типологии и аллюзии на Моисея. В своей книге автор показывает, как в той или иной ветхозаветной персоналии отображены слова или дела Моисея, и то, как Иисус, согласно Евангелию от Матфея, во всем соответствует Моисею[29].

Как Моисей избежал избиения младенцев от фараона, так и Иисус избежал избиения; как Израиль провел сорок лет в пустыне, так и Иисус ушел в пустыню на сорок дней; Моисей прошел сквозь море — Иисус ходил по воде; Моисей кормил манной — Иисус умножил хлебы; Моисей был отвергнут — Иисус был распят[30]. Повествования о страданиях Христа основываются на событии Пасхи — ветхозаветном Исходе. В Новом Завете слова об искуплении, освобождении и спасении призывают к новому Исходу. В конце концов, в книге Откровения мы находим слова Иоанна о том, что Исход — это продолжающееся событие: Господь напоминает Своему народу, что Бог одновременно и Судья угнетателям, и Тот, Кто является гарантом вечного наследия угнетенных[31]. Как справедливо замечает Люкимсон:   

 

«Самое парадоксальное заключается в том, что даже если бы Моисей и в самом деле никогда не существовал, о нем все равно были бы написаны сотни и сотни книг — религиозных, философских сочинений, исторических исследований, романов, пьес, поэм. Потому что уже неважно, жил он на самом деле или нет — сама его фигура превратилась в архетип подлинного великого пророка и вождя, истинного духовного, политического и военного лидера нации, на ошибках и достижениях которого стоит поучиться каждому новому поколению лидеров любого народа. И одновременно всем народам стоит время от времени применять к своим лидерам «критерии Моисея», чтобы понять, насколько те соответствуют своей роли»[32].

 

2.      Исход как реализация формулы «из — через — в»

 

Считается, что событие Исхода из земли Египетской начинает историю Израиля как народа[33]. В будущем именно мотив Исхода помог евреям понять экзистенциальный (непреходящий) смысл формулы «из — через — в» (out — through — in)[34]. Эту формулу можно проследить от Исхода до книги Иисуса Навина и суммировать посредством следующих пунктов: а) в 6-й главе Второзакония (ст. 20-25) написано про побег из Египта. Евреи бегут из египетского рабства, где местное население унижало их. Бегут они в землю, где им будут даны гуманные законы, а точнее «постановления, которые заповедал Господь Бог» (Вт. 6:20) «дабы хорошо было (евреям — прим. авт.) во все дни» (Вт. 6:24); б) в 26-й главе Второзакония (ст. 5-11) описывается путь из голодного Ханаана через египетское рабство обратно в землю, где «течет молоко и мед»; в) в 24-й главе книги Иисуса Навина евреи совершают «исход» от служения «другим богам» (ст. 14) в землю обетованную, где они будут служить единому истинному Богу. Иисус Навин призовет их такими словами: «в этот день выбери кому служить…» (Нав. 2:15). Все эти три истории показывают читателю, что формула «из — через — в» применяется, по крайней мере, в трех важных темах, как-то: нужда в пище, нужда в справедливых законах, нужда в понимании Бога, как Восполнителя всех человеческих нужд и справедливых законов[35].  

Вкратце книгу Исход можно суммировать следующим образом:[36]

I.       Бог знает о притеснении угнетенных и слышит их вопль. Удостоверением в том, что освобождение обязательно произойдет, есть осознание того, что Бог прислушивается к воплю угнетенных[37].

II.    В книге Исход Бог отвечает на вопль угнетенных тем, что становится на сторону притесняемых и поворачивается против их угнетателей, меняя ситуацию на политическом уровне[38].  

I. Бог знает о притеснении угнетенных и слышит их вопль

Первый отрывок, к которому мы обратимся в данной работе, это стихи 23-25 из второй главы книги Исход. «Спустя долгое время, умер царь Египетский. И стенали сыны Израилевы от работы и вопияли, и вопль их от работы восшел к Богу. И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом.  И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (Исх. 2:23-25). Эти стихи рисуют читателю бедственное положение евреев, которые находятся в египетском рабстве. И хотя Иосиф, занимавший высокий пост при предыдущем фараоне, давным-давно забыт в Египте, обетования, которые были даны его прадеду Аврааму, не забыты Богом. Яхве остается верным своему обетованию независимо от обстоятельств: «Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе» (Быт. 28:13-15).                                                           

 

Предыстория отрывка Исход 2:23-25 заключается в том, чтобы поведать читателю о плачевной ситуации, в которой оказался еврейский народ. Притеснение египтянами евреев достигло своего пика. Ежедневный изнурительный физический труд не мог продолжаться вечно. «И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей].  И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов. Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых. И потому Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью» (Исх. 1:8-14).               

Будучи воспитанным в семье фараона, но оказавшись в ситуации, в которой ему пришлось делать моральный выбор: довольствоваться жизнью принца или встать на сторону беззащитного, Моисей решается на то, чтобы разделить страдания своего народа и вступается за притесняемого еврея. «Случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их; и увидел, что Египтянин бьет одного Еврея из братьев его. Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке» (Исх. 2:11-12). Такой поступок, бросающий вызов имперской власти угнетения, не мог остаться незамеченным, поэтому фараон ищет уничтожить того, кто посмел возвысить голос свой за бедного и заступиться за угнетенного: «И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея» (Исх. 2:15). Если в первой главе мы видим противостояние между царем, желающим уничтожить народ, и иным Царем, желание Которого — сохранить народ, то во второй главе повествование сосредотачивается на спасении одного единственного человека, впоследствии принесшего избавление своему народу[39].

Обратимся непосредственно к выбранному отрывку. Как уже было сказано выше, Исход 2:23-25 говорит о том состоянии, в котором пребывали евреи в египетском плену:

- «стенали от работы»,

- «вопияли».

 

Евреи в Египте

 

Дуглас Стюарт, один из современных комментаторов книги Исход, говорит о том, что слова «стенали» и «вопияли» стоит относить к молитвенной практике евреев, и считает, что намек на молитву евреев является одним из самых главных лейтмотивов этой главы[40]. Стюарт показывает, что Исход состоялся не столько потому, что люди были в беде, а, скорее, как ответ на молитвенное сетование и прошение о том, чтобы Бог, знания о Котором у евреев того времени были уже/еще скудными и пребывали на уровне воспоминаний, что-то все-таки совершил. Комментатор вспоминает также слова Иисуса о том, что Бог знает нашу нужду еще прежде того, как мы о ней заявили, однако все же ожидает, что мы об этом помолимся (Мф. 6:5-8:32)[41].           

С другой стороны, есть и те, кто отмечает, что слова «стенали» и «вопияли» использованы специально для того, чтобы у нас не возникло ассоциаций с молитвенной практикой взывания к Богу. Бог отвечает здесь на стон, вызванный физической болью[42], издаваемый Его творением[43]. Брюггеман считает, что эти «вопль» и «стенания» являются примитивной молитвой, и ее слова ни к кому не обращены. Он считает, что это и есть та начальная молитва, в которой заключены «выражение самых насущных телесных потребностей, громкий вопль о невыносимых страданиях и убожестве, которые необходимо выразить вслух»[44].

По словам Иосифа Флавия, «египтяне постепенно забыли о заслугах Иосифа и стали крайне надменно обходиться с израильтянами и взваливали на них различные тяжелые работы»[45]. Автор книги Исход как бы желает сфокусировать наше внимание на физических и социальных условиях рабства, в которое попали евреи. Именно это было причиной их стонов/стенаний. Так, в Библии говорится, что животные «стенают» в отсутствии пастбищ и зерна (Иоил. 1:18), человек «стонет/стенает», «когда господствует нечестивый» (Пр. 29:2). Даже дороги, ведущие в Иерусалим, «сетуют», так как «нет идущих на праздник» (Плач. 1:4, 8, 11). Все эти примеры указывают на то, что стон возникает тогда, когда отсутствуют основные средства к существованию или нарушается нормальный ход событий.                           

Многочисленные комментаторы говорят, что дело было не столько в усилении тягот рабства, сколько в том, что евреи осознали безвыходность своего положения[46]. Так например, раввин Моше Вейсман вспоминает о еврейском предании, согласно которому, если еврей в течении дня не успевал изготовить положенного количества кирпичей, египтяне замуровывали в стены вместо недостающих кирпичей его детей[47]. Также Вейсман пишет о том, что, когда фараон заболел проказой, его придворные лекари (астрологи) дали ему совет ежедневно принимать ванны из человеческой крови. По приказу убивали по сто пятьдесят детей для утренней и дневной ванны фараона. Когда евреи услышали это, они возопили к Всевышнему[48]. Также и равви Гирш высказал мнение, что проблема заключалась не только в усилении тягот рабства, а и в пришедшем к евреям осознании того, что их состояние абсолютно безвыходное. Это был своего рода геноцид, цель которого заключалась в том, чтобы посредством тяжелой работы уничтожить евреев: заставили их отвести реку (Нил) в разные каналы, соорудить у городов стены и построить плотины, обязали строить пирамиды, одним словом, евреи должны были привыкать к долголетнему тяжелому труду[49].  Вдобавок ко всему, узнав от своих ученых предсказание о рождении еврейского мальчика, который однажды сокрушит могущество Египта, фараон повелел всех новорожденных еврейских мальчиков бросать в реку. 

Текст выбранного нами отрывка из книги Исход обращает внимание читателя на то, что ситуация угнетения, в которой находились евреи, была вызвана таким явлением, как рабство. Это то, что нельзя ни в коем случае упускать из виду при чтении книги Исход[50]. Как говорит Корнелис Хоутман в своем комментарии на книгу Исход, рабство является самым подходящим для освобождения временем. Евреи достигли самой критической точки, не знали, что делать дальше, и поэтому плакали/вопили. Такое бедственное состояние всегда вызывает сострадание со стороны Бога. Другими словами, Ему было небезразлично то, что происходит с потомками Авраама, так как Богу не присуще забывать обетования, которые Он дал патриархам[51]. Кроме того что текст книги Исход раскрывает нам Божий призыв Моисея, немаловажным является и то, что смерть фараона, искавшего Моисея, позволила последнему беспрепятственно вернуться в Египет (Исх. 4:19). Обратим внимание: ситуация угнетения дает понять и угнетенному и угнетателю, что Бог слышит, помнит (вспоминает), смотрит (видит), принимает во внимание (призирает). Давайте еще раз прочтем этот стих, выделив в нем ключевые места: «и услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом. И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (Исх. 2:24-25). В подтверждение этому можно сослаться на ряд других мест Писания, в которых показано, насколько исключительной является память Бога, совершенным слух и острым зрение в ситуации, когда невинно страдает человеческое существо (Исх. 3:7, 9, 15; 4:31; 6:5). Каждая пара в 24-25 стихах содержит восприятие и психологический эффект. Первая пара «Бог увидел — Бог вспомнил» (ср. Быт. 9:11; 42:7; Числ. 15:39; 1Цар. 1:11)[52]. Другую пару чаще всего находим в комбинации «слышания и вспоминания» (ср. с Исх. 6:5; Исх. 23:13; Числ. 10:9; Пс. 9:13)[53]. Итак, Бог смотрит на то, что происходит, Бог вспоминает Свой завет с Авраамом, Исааком и Иаковом (Исх. 2:24).

 

II. Бог спасает и избавляет угнетенных

Второй отрывок, логически дополняющий тот, который мы с вами рассмотрели выше, находится в третьей главе книги Исход. «И сказал Господь: Я увидел страдание народа Моего в Египте и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед, в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев. И вот, уже вопль сынов Израилевых дошел до Меня, и Я вижу угнетение, каким угнетают их Египтяне. Итак, пойди: Я пошлю тебя к фараону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых» (Исх. 3:7-10).                                    

В данных стихах говорится не просто о том, что Бог «помнит» или «взирает», но делается ударение на том, что Он уже решает «спуститься». «И иду избавить его» (Исх. 3:8). Решение вывести людей из египетского рабства в землю обетованную («в землю, где течет молоко и мед» Исх. 3:17) основывается на завете, заключенном с Авраамом и его потомками (Быт. 15:17-21). Интересное наблюдение, которое внимательный читатель сможет проследить по тексту, состоит в том, что избавить народ от угнетения сначала было решением Бога, но со временем оно стало решением и самого Моисея[54].    

Именно из этого отрывка представители богословия освобождения черпают послание надежды. Перуанский священник Густав Гутьеррес пишет, что освобождение евреев из Египта — это политическое действие. Это разрыв с ситуацией разграбления и нищеты и начало построения справедливого и товарищеского общества. Это искоренение беспорядка и творение нового порядка[55]. Если Бог был на стороне бедных во времена древнего Израиля, то это может быть гарантией того, что Он все еще пребывает с угнетенными и сегодня. Если бы у Бога была предвзятость (preferential option), то без сомнения, она была бы на стороне отверженных и угнетенных. Нет сомнения в том, что Бог на стороне бедных. Подтверждением этому являются различные примеры из Ветхого Завета. Раав (блудница) играет основную роль в завоевании евреями Иерихона (Нав. 2), Иаиль (женщина из родственного евреям племени кенеев) побеждает Сисара и приводит Израиль к победе (Суд. 4:17-22), ничего из себя не представляющий юноша Давид побеждает великана Голиафа (1Цар. 17), двенадцать необразованных и скромных учеников Иисуса переворачивают с ног на голову Римскую империю. Все они принадлежат к той категории людей, которых называют «не самый лучший выбор»[56].              

Вывод, который можно сделать, заключается в том, что Бог не статичен, Он действует в истории и не занимает нейтральную позицию. Более того, в вышеприведенных отрывках Он характеризуется как Тот, Кто «выводит из Египта». Израиль сформирован посредством события Исхода через прямое вовлечение людей в процесс освобождения.[57] Именно по этой причине, пишет Гутьеррес, Бог Исхода — это, скорее, Бог истории и политического освобождения, чем Бог природы. Именно посредством освобождающей работы Бога, которую Он проводит в истории, Его народ будет помнить о Нем и рассматривать историю как пере-сотворение/воссоздание (re-creation)[58].  

Здесь важно также отметить то, что освобождение из рук египтян — это только первый шаг в освобождающей работе Бога. Вторым шагом является путешествие, «в землю, где течет молоко и мед». Вот только это не какое-то надисторическое и абстрактное место для евреев, а конкретная географическая территория, населенная другими народностями, за которую евреям предстоит сражаться[59]. Освобождая израильский народ, Бог преследует цель не просто вывести евреев из рабства, но и сделать их Своими служителями. Этот мотив можно наблюдать в следующих главах книги Исход: 4:23; 7:16; 8:1; 9:1, 13; 10:3, 26 и 14:12.

 

Итак, подвести итог можно следующими четырьмя пунктами: 

  • 1.      Божья работа направлена на освобождение человека;
  • 2.      Бог на стороне угнетенных против угнетателей;
  • 3.      Спасение — это социальное/общинное понятие, нежели индивидуальное;
  • 4.      Христиане должны занять активную позицию в Божьем процессе по освобождению человечества[60].

3.      Современное понимание Исхода

 

Отрывки из книги Исход, которые были рассмотрены выше, говорят о том, что Бог выступает против всех, кто олицетворяет собой фараона. Тема книги Исход по названием «Господь — против фараона» не является историческим репортажем, а представляется пересказом парадигматической конфронтации, который может быть соотнесен с ситуацией столкновения угнетенного человека с жестокой тоталитарной властью[61]. Рассказы и пересказы о «тирании и избавлении» вечно актуальны[62]. И пусть личность Моисея не подчиняется законам исторической перспективы, значимость его фигуры из-за этого не только не уменьшается, но даже возрастает[63]. Этот парадигматический опыт остается жизненно важным и постоянно актуальным в подобных исторических ситуациях, через которые постоянно проходят верующие люди[64].

Логично будет задать вопрос, кто же может выступать в роли фараона (или фараонов) в наше время? Фараоном там, где вы живете, является незначительное меньшинство, претендующее на монополию, пребывающее в сговоре против подавляющего большинства. Это могут быть как олигархи, так и церковные лидеры, которые сосредоточили в своих руках все властные полномочия; это и богатые, и сильные мира сего, создающие условия, при которых они остаются при власти, продолжая постоянно эксплуатировать бедных и неграмотных[65].                    

Урок, который должен быть выучен нами по прочтении книги Исход, заключается в том, что безвыходное положение народа открывает дверь для вторжения Бога. В такой ситуации Бог становится на сторону угнетенных и Его желание заключается в том, чтобы вывести «стенающих» и «вопиющих» из «Египта». Египет же есть прообразом всякой несправедливости (социальной, экономической, политической). В этой ситуации горе тем, кто окажется врагом Богу и будет отождествлен с фараоном. Так повелось, что вместо того, чтобы покориться Всевышнему, фараон боится отпускать народ. Его страх, кстати, вполне понятен всякому рядовому человеку, зависящему от несправедливых структур и бюрократической системы. Реальность нашей жизни такова, что все мы являемся частью современного капиталистического, индивидуалистического, потребительского общества, которое пытается сделать нас рабами вещественного мира.

Избавление от змей

 

Принимая во внимание упорство властей, Бог ищет человека, к которому обращается все с теми же словами, с которыми Он обращался к пророку Исаии в свое время: «Кого Мне послать, и кто пойдет для Нас?» (Ис.6). Его взгляд падает не только на Моисея, Махатму Ганди, Мартина Лютера Кинга, но и на каждого из нас. Изучая библейскую книгу Исход, как в принципе и Библию в целом, можно убедиться в том, что Бог всегда искал человека, который взял бы на себя роль избавителя, освободителя, искупителя, спасителя и т. п. Конечно, Бог мог бы все это сделать и без человека, но Он избирает одного, двух, трех, двенадцать, семьдесят, три тысячи, пять тысяч и т. д., чтобы посредством их вершить Свою волю и совершать Свои дела здесь, на земле. Он избирает личность, семью, группу, народ, общину и действует через них в политической, социальной, экономической, военной и литургической сферах. Как пишет Карен Армстронг, «цель богоявления (человеку) не одарить пророка просветленностью, а поставить четкую практическую задачу»[66]. Пережив прозрение, «пророк должен вернуться на свой шумный базар и пережить там на деле сострадание ко всему живому»[67]. Увы, социальный идеал пророка сегодня не в чести. Популярным является мистическое прозрение, за которым гонится современный христианин. 

Именно поэтому Исход стоит понимать не как единожды произошедшее событие, а как «одно из» в постоянно повторяющейся цепочке событий[68]. События, произошедшие с евреями, учат нас тому, что тиран может умереть, но тирания все еще будет продолжаться[69]. Исход евреев из египетского рабства — это некий символ, указывающий на последующие освобождения человека от всевозможных видов рабства. На это событие стоит смотреть с типологической точки зрения, то есть с перспективы, что книга Исход — это вечно живая книга, а сам Исход — вечно повторяющееся событие. Те, кто передал повествование этой древней книги из поколения в поколение, видели, что Исход — это больше чем просто история о произошедшем в прошлом, это то, что происходит вновь и вновь.

Примером повторяемости Исхода может служить тот факт, что события Исхода приобретают особую актуальность в постколониальный период[70]. В этот период, особенно в странах третьего мира, наблюдается появление всевозможных версий богословия освобождения. Так например, рабы в Америке не переставали переосмысливать и исповедовать слова Моисея: «Отпусти мой народ». А 3 апреля 1968 года темнокожий баптистский пастор Мартин Лютер Кинг-младший в своей последней речи, произнесенной в Мемфисе (Теннеси) за день до смерти, ссылается на Моисея и на книгу Исход:

«Он (Бог) дал мне подняться на гору. И я посмотрел вокруг. И увидел обетованную землю. Может быть, я не достигну ее вместе с вами. Но я хочу, чтобы сегодня вы знали: наш народ достигнет обетованной земли. И сегодня я счастлив и ни о чем не тревожусь. Я не боюсь никого из людей. Глаза мои видели Славу грядущего Господа».[71]

Тот же принцип был взят на вооружение бедными слоями населения в Латинской Америке, где на протяжении нескольких столетий угнетенные классы боролись против кланов, синдикатов и хунт. Так как освобождение из Египта связано не только с прошлым или настоящим, но и с лучшим будущим, которое угнетенный класс всегда ожидает с надеждой, появившееся «богословие надежды» (theology of hope) своими корнями уходит в книгу Исход[72]. Кроме этого, в наше время своего пика также достигает постколониальная критика проекта модерна и постколониальный анализ западной цивилизации. Появившиеся во второй половине XX ст. новые герменевтические подходы в философии[73] помогают взглянуть на текст Библии не столько как на исторический документ, сколько как на прообраз, за которым стоит вневременной экзистенциальный смысл. Постоянное прочитывание событий Исхода — это не что иное как экзистенциальный подход к неоконченному историческому проекту, остающемуся актуальным не только для них (евреев) тогда, но и для нас (украинцев) сегодня[74]. Разве мы в эти дни не задаемся теми же вопросами, что задавались евреи во времена Ноя, Авраама и Моисея? Разве мы не прибегаем к подобному языку сегодня, когда размышляем над исторической ситуацией нашего народа? Я предвижу, что в ближайшее время крымские татары будут все больше и больше обращаться к пророку Моисею и сопоставлять свою ситуацию с ситуацией евреев в Египте. 

Итак, освобождающий мотив Исхода схватывается на уровне толкования в процессе герменевтического процесса[75]. Хороший пример актуализации Исхода находим в работе Харви Кокса «Мирской град». Исход не только был тем основным событием, на котором евреи построили все свое понимание действительности, но и стал символом вступления человека в мир истории и социальных перемен, что указывает на повзрослевшего человека, обладающего способностью решать конкретные социальные задачи[76]. Ганс Кюнг, не соглашаясь с тем, что Христос был политическим и социальным лидером Своего времени, все же говорит, что Он был более революционным, чем многие революционеры[77]. Борьба против несправедливых структур — вот что является одной из первостепенных задач Христа, а значит и христианина. Христос, как пишет Кюнг, придя, заявляет, что «мир не в порядке и все должно стать радикально иным» и продолжает, в духе Моисея, проповедовать «не Бога власть имущих элит, но Бога освобождения и спасения»[78]. Критицизм богословия освобождения базируется на аксиоме, что чтение Библии всегда начинается в определенной социальной среде. Социальная локация читателя имеет первоочередное значение. По этой причине важной задачей читателя книги Исход является социальный анализ своей собственной среды с целью, чтобы послание книги было релевантным той действительности, которая окружает читателя[79]. Одним из самых лучших примеров может быть Дитрих Бонхёффер, который во время Второй мировой войны был членом так называемой Исповеднической церкви. Как известно, эта подпольная община отвергла призывы официальной немецкой церкви подчиниться государственной (нацистской) власти. Молодой немецкий пастор не читал Библию с наивной перспективы, не рассматривал ее как набор легенд и не был согласен с тем, что мы должны принимать все испытания судьбы как должное, не противясь злу и соглашаясь с несправедливыми системами. В отличие от других пастырей во времена угнетения и тотального зла он противостоял призывам национальной церкви. И это противостояние направляло его чтение Священного Писания[80].  

Закончить эту работу хотелось бы размышлениями российского исследователя книги Исход Леонида Гомберга:

«И все-таки Исход произошел, как, может быть, произойдет он когда-нибудь и с нами. Робкую надежду на такую возможность дает обретенный тогда импульс непроизвольного движения к свободе и справедливости, осуществляемый, как водится, медленно, неуверенно, с остановками и возвратами, почти незаметно, часто даже вопреки нашей воле. И это все, на что нам остается надеяться...»[81].

Исход повествует о том, что происходит с каждым из нас сейчас и здесь. Исход ни в коем случае нельзя считать перевернутой страницей человеческой истории. Послание этой книги все еще находит свой отклик в сердцах людей и с новой силой резонирует в их жизнях. Именно по этой причине мы можем продолжать читать, размышлять и научаться из нее. История всегда встречается с настоящим и опыт поколений в прошлом неразрывно связан с нашими настоящими реалиями, надеждами и желаниями[82].

ЛИТЕРАТУРА

 

Армстронг, Карен. История Бога. — М.: АНФ, 2008. — С. 55.
Бофф, Леонардо. Моя роль христианина…. 147-148 // Н.Н. Поташинская (ред.) Революция         в церкви? Теология освобождения. Документы и материалы. — М.: Международные отношения, 1990.      
Брюггеман, Уолтер. Введение в Ветхий Завет. Канон и христианское воображение. — М.: ББИ, 2003. 
Брюггеман, Уолтер. Великие молитвы Ветхого Завета. — М.: Эксмо, 2009.
Вейсман, Раби Моше. Мидраш рассказывает. Берешит. Шмот. — Иерусалим: Швут Ами, 2009.
Гамильтон, Виктор. Справочник по Пятикнижию. — Спрингфилд: LPI, 2003.
Гомберг, Леонид. Голос пустыни. Исход из Египта. — СПб.: Адетейя, 2014.
Кинг, Мартин Лютер-младший. Я был на вершине горы. 198-203 // С. В. Лёзов; О. В. Боровая (ред.) Социально-политическое измерение христианства. Избранные теологические тексты XX века. — М.: Наука, 1994.
Кокс, Харви. Мирской град. — М.: Восточная литература, 1995.
Кюнг, Ганс. Христианский вызов. — М.: ББИ, 2012.
Люкимсон, Петр. Моисей. — М.: Молодая гвардия, 2013.
Метаксас, Эрик. Дитрих Бонхёффер. Праведник мира против Третьего рейха. Пастор, мученик, пророк, заговорщик. — М.: Эксмо, 2012.
Протоирей Ростислав Снигирев. Библейская археология. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2007.
Савваитский, Михаил. Исход израильтян из Египта. — М.: ЛИБРОКОМ, (1889) 2011.
Тиссельтон, Энтони. Герменевтика. — Черкассы: Коллоквиум, 2011. 
Флавий, Иосиф. Иудейские древности. Том 1. Книга 2. Глава 9. — М.: АСТ, 2002.
Фрейд, Зигмунд. Человек Моисей и монотеистическая религия: три очерка. — М.: Академический дом, 2007.
Ценгер, Эрих (ред.). Введение в Ветхий Завет. — М.: ББИ, 2008.
Элиаде, Мирча. История веры и религиозных идей. Том 1. От каменного века до элевсинских мистерий. — М.: Критерион, 2001.
Тора. Книга Шмот / новый пер. и коммент. рава Гирша. — Иерусалим: Швут Ами, 1997.
Allison Dale C. Jr. The New Moses. A Matthean Typology. Minneapolis: T&T Clark LTD, 1993.
Ashcroft Bill; Griffiths Gareth, Tiffin Helen. Post-Colonial Studies: The Key Concepts. Abingdon: Routledge, 2013.
Borg Marcus J. Meeting Jesus again for the first time. New York: HarperCollins, 1994.
Brown McAfee Robert. Theology in a new Key. Responding to Liberation Themes. Philadelphia: The Westminster Press, 1978.
Childs Brevard S. The book of Exodus. Louisville: Westminster John Knox Press, 2004. 
Cole Alan. Exodus. An introduction Commentary. London: The Tyndale Press, 1973.
Crenshaw James L. Gerhard von Rad. Waco: Word Books, 1978.
Croatio J. Severino. Exodus. A hermeneutics of Freedom. Maryknoll: Orbis books, 1981.
Dijkstra Meindert “Moses, the Man of God”. 17-36 // Riemer Roukema (ed.). The Interpretation of Exodus. Leuven: Peeters, 2006.
Dozeman Thomas. Commentary on Exodus. Grand Rapids: William B. Eerdmans Publishing Company, 2009.
Goldingray J. Hermeneutics. 387-401 // T. Desmond Alexander; David W. Baker (eds.) Dictionary of the Old Testament. Pentateuch. Downers Grove: IVP, 2003.
Gordfrey Ashby. Go out and meet God. Liberation. Exodus 6:2-27. Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing co., 1998.
Gutierrrez Gustavo. A Theology of Liberation. Maryknoll: Orbis Books, 2000.
Houtman Cornelis. Exodus. Vol 1. Kampen: Kok Publishing House, 1993.
Jacob Benno. The Second book of the Bible. Exodus. Hoboken: Ktav Publishing House, Inc, 1992.
Janzen Gerald. Exodus. Louisville. Westminster John Knox Press, 1997.
Laurel A. Dykstra Set them free. The other side of Exodus. Maryknnoll: Orbits books, 2002.
Klingbeil Martin “Exodus, Book of” 249-258. From: T. Desmond Alexander; David W. Baker (eds.) Dictionary of the Old Testament. Pentateuch. Downers Grove: IVP, 2003.
Larsson Goran. Bound for freedom. The book of Exodus in Jewish and Christian Traditions. Peabody: Hendrickson Publishers. 1999.
Martens Elmer A. (ed.) Exodus. Waterloo: Herald Press, 2000.
Pixley George. On exodus. A liberation perspective. Maryknoll: Orbis books. 1987.
Pixley George. Liberation Criticism. 131 – 162 // Thomas B. Dozeman (ed.) Methods for Exodus. Cambridge: Cambridge University Press, 2010.
Sheriffs Deryck. «Moving on with God: Key motifs in Exodus 13-20». 49-60 // Themellios 15/2 (Jan/Feb 1990). 
Stuart Douglas K. The new American Commentary. Volume 2. Exodus. Nashville: B&H Publishing Group, 2006.
Walton J.H. “Exodus, Date of”. 258-272 // T. Desmond Alexander; David W. Baker (eds.) Dictionary of the Old Testament. Pentateuch. Downers Grove: IVP, 2003.
Yee Gale A. Postcolonial Biblical Criticism. 193-233 // Thomas B. Dozeman (ed.) Methods for Exodus. Cambridge: Cambridge University Press, 2010.

 


[1] Леонардо Бофф. Моя роль христианина…. 147-148 // ред. Н. Н. Поташинская Революция в церкви? Теология освобождения. Документы и материалы. — М.: Международные отношения, 1990. — С. 147.
[2] Зигмунд Фрейд. Человек Моисей и монотеистическая религия: три очерка. — М.: Академический дом, 2007.— С. 184.
[3] Goran Larsson. Bound for freedom. The book of Exodus in Jewish and Christian Traditions. Peabody: Hendrickson Publishers. 1999. — P. 1.
[4] Martin Klingbeil “Exodus, Book of”. 249-258. // From: T. Desmond Alexander; David W. Baker (eds.) Dictionary of the Old Testament. Pentateuch. Downers Grove: IVP, 2003.
[5] Alan Cole. Exodus. An introduction Commentary. London: The Tyndale Press, 1973. — P. 17.
[6] Elmer A. Martens (ed.) Exodus. Waterloo: Herald Press, 2000. — P. 15.
[7] Gustavo Gutierrrez. A Theology of Liberation. Maryknoll: Orbis Books, 2000. — P. 159.
[8] Gordfrey Ashby. Go out and meet God. Liberation. Exodus 6:2-27. Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing co., 1998. – P. 32.
[9] Протоирей Ростислав Снегирев. Библейская археология. — М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2007. — С. 190.
[10] М. И. Савваитский. Исход израильтян из Египта. — М.: ЛИБРОКОМ, (1889) 2011. — С. 7
[11] Thomas Dozeman. Commentary on Exodus. Grand Rapids: William B. Eerdmans Publishing Company, 2009. — 31-41 p.; J.H. Walton “Exodus, Date of”. 258-272. // T. Desmond Alexander; David W. Baker (eds.) Dictionary of the Old Testament. Pentateuch. Downers Grove: IVP, 2003.
[12] James L. Crenshaw Gerhard von Rad. Waco: Word Books, 1978. – P. 107.
[13] Meindert Dijkstra “Moses, the Man of God”. 17-36. // Riemer Roukema (ed.) The Interpretation of Exodus. Leuven: Peeters, 2006.
[14] Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей. Том 1. От каменного века до элевсинских мистерий. — М.: Критерион, 2001. — С. 166
[15] Эрих Ценгер (ред.). Введение в Ветхий Завет. — М.: ББИ, 2008. — С. 90.
[16] Уолтер Брюггеман. Введение в Ветхий Завет: Канон и христианское воображение. — М.: ББИ, 2003. — С. 64
[17] Петр Люкимсон. Моисей. — М.: Молодая гвардия, 2013. — С. 7.
[18] Dozeman. – P.29.
[19] Ibid. — P. 28.
[20] Ibid. — 9-30 p.
[21] Ibid. — P. 9.
[22] Janzen Gerald. Exodus. Louisville. Westminster John Knox Press, 1997. –—P. 5.
[23] Dykstra Laurel A. Set them free. The other side of Exodus. Maryknnoll: Orbits books, 2002. –—P. 26.
[24] Marcus J. Borg. Meeting Jesus again for the first time. New York: HarperCollins, 1994. — p. 121-122.
[25] Dykstra. — P. 27.
[26] Larsson. — P. 2.
[27] Dykstra. — P. 27.
[28] Ibid. — P. 28.
[29] Dale C. Allison, Jr. The New Moses. A Matthean Typology. Minneapolis: T&T Clark LTD, 1993.
[30] Dykstra. — P. 29.
[31] Ibid. — P. 29.
[32] Люкимсон. — С.12.
[33] Один из самых лучших критических и теологических комментариев на Исход — это книга Йельского профессора Бреварда Чаилдса. Brevard S. Childs. The book of Exodus. Louisville: Westminster John Knox Press, 2004. 
[34] Janzen. — P. 1.
[35] Ibid. — P. 2.
[36] См. также перечисление богословских тем, которые, по умолчанию, могут быть найдены в книге Исход: Cole. Exodus. Бог, Который контролирует историю; Бог, Который является святым; Бог, Который помнит; Бог, Который действует через спасительный акт; Бог как Судья; Бог, Чей гнев может быть предотвращен; Бог, Который говорит; Бог, Который обитает среди Своего народа и т.д.
[37] Dykstra. – P. 33.
[38] Ibid.
[39] Виктор Гамильтон. Справочник по Пятикнижию. — Спрингфилд: LPI, 2003. — C. 134.
[40] Douglas K. Stuart. The new American Commentary. Volume 2. Exodus. Nashville: B&H Publishing Group, 2006. — P. 102.
[41] Ibid. — P. 103.
[42] См. подобную ситуацию в Бытии 21:15-19. 
[43] Martens. — P. 48.
[44] Уолтер Брюггеман. Великие молитвы Ветхого Завета. — М.: Эксмо, 2009. — С. 13.
[45] Иосиф Флафий. Иудейские древности. Том 1. Книга 2. Глава 9. — М.: АСТ, 2002. — С. 111.
[46] Люкимсон. — С. 51.
[47] Раби Моше Вейсман. Мидраш рассказывает. Берешит. Шмот. — Иерусалим: Швут Ами, 2009. — С. 348.
[48] Там же. — С. 349.
[49] Тора. Книга Шмот / Новый пер. и коммент. рава Гирша. — Иерусалим: Швут Ами, 1997. — С. 17.
[50] Stuart. — P. 102.
[51] Cornelis Houtman. Exodus. Vol 1. Kampen: Kok Publishing House, 1993. — P. 322. (540)
[52] Benno Jacob. The Second book of the Bible. Exodus. Hoboken: Ktav Publishing House, Inc, 1992. — P. 46.
[53] Ibid.
[54] См. как трансформировалось решение Бога в решение Моисея. Janzen. — P. 30.
[55] Gutierrez. — P. 88.
[56] Jacob. — P. 51.
[57] Dykstra. — P. 33.
[58] Gutierrez. — P. 89.
[59] George V. Pixley. On Exodus. A liberation perspective. Maryknoll: Orbis books. 1987. — P. 18.
[60] Dykstra. — P. 37.
[61] Брюггеман. Введение в Ветхий Завет. — С. 64
[62] Там же.
[63] Люкимсон. — С. 6.
[64] Gutierrez. — P. 90.
[65] Robert McAfee Brown. Theology in a new Key. Responding to Liberation Themes. Philadelphia: The Westminster Press, 1978. — 89-90 p.
[66] Карен Армстронг. История Бога. — М.: АНФ, 2008. — С. 55.
[67] Там же. — С. 58.
[68] Deryck Sheriffs. «Moving on with God: Key motifs in Exodus 13-20». Themellios 15/2 (Jan/Feb 1990): 49-60 p. 
[69] Dozeman. — P. 92.
[70] Bill Ashcroft; Gareth Griffiths, Helen Tiffin. Post-Colonial Studies: The Key Concepts. Abingdon: Routledge, 2013.: Gale A. Yee. Postcolonial Biblical Criticism. 193-233 // Thomas B. Dozeman (ed.) Methods for Exodus. Cambridge: Cambridge University Press, 2010. — P. 132.
[71] Мартин Лютер Кинг-младший. Я был на вершине горы. 198-203 // С.В. Лёзов; О.В. Боровая (ред.) Социально-политическое измерение христианства. Избранные теологические тексты XX века. — М.: Наука, 1994. — C. 203.
[72] Larsson. — P. 2.
[73] Хорошим введением к разнообразным герменевтическим подходам современности может послужить книга: Энтони Тиссельтон. Герменевтика. — Черкассы: Коллоквиум, 2011. 
[74] J. Severino Croatio. Exodus. A hermeneutics of Freedom. Maryknoll: Orbis books, 1981. — P. 15.
[75] George Pixley. Liberation Criticism. 131 — 162 // Thomas B. Dozeman (ed.) Methods for Exodus. Cambridge: Cambridge University Press, 2010. — P. 131
[76] Харви Кокс. Мирской град. — М.: Восточная литература, 1995. — С. 41
[77] Ганс Кюнг. Христианский вызов. — М.: ББИ, 2012. — С. 102.
[78] Кюнг. — С. 96.
[79] Pixley. Liberation Criticism. — P. 132.
[80] Больше см. в его биографии: Эрик Метаксас. Дитрих Бонхёффер. Праведник мира против Третьего рейха. Пастор, мученик, пророк, заговорщик. — М.: Эксмо, 2012.
[81] Леонид Гомберг. Голос пустыни. Исход из Египта. — СПб.: Алетейя, 2014. — С. 9.
[82] Larsson. — P. 2

 

Опубликовано 

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Master