Дьяконов - Люди города Ура

Дьяконов - Люди города Ура
Эта книга посвящена не социально-историческим или историко-культурным обобщениям.
 
Задача ее иная: постараться сделать так, чтобы читатель — будь то ассириолог, историк, археолог или просто человек, интересующийся прошлым,— увидел людей вавилонской древности настолько живыми, насколько это позволяют наличные сегодня источники.
 
Автор покажет читателю древний город и его людей, зайдет с ним в их дома, прочитает, что сохранилось из их архивов, даст посмотреть на то, что осталось от их утвари.
 
Об их обычаях, законах, социальных отношениях будет говориться лишь тогда, когда что-то наведет на них мысль - без изложения этих сведений систематически.
 
 

Игорь Михайлович Дьяконов - Люди города Ура

 
М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990.— 429 с.
ISBN 5-02-016568-9
 

Игорь Дьяконов - Люди города Ура - Содержание

 
От автора
Глава I. Историческое введение
Глава II. Люди Месопотамии: внешний облик
Глава III. Город Ур при сыновьях  Кудурмабуга
  • Приложение к главе III: отождествление домов, где найдены документы
Глава IV. Купец, мореплаватель, литейных   дел мастер
Глава V. Школа и наука
Глава VI. Семейная община в селе и в городе. Дельцы и торгов­цы, жрецы и жрицы
Глава VII. Рабы и беднота
Глава VIII. Храмовые служители и еще одна школа
Глава IX. Супруга бога Луны
Примечания 
Список сокращений
Старовавилонские единицы мер
Просопографический указатель
Индекс источников
Summary
 

Игорь Михайлович Дьяконов -  Люди города Ура - Глава II. Люди Месопотамии: внешний облик

 
Очень трудно говорить и читать о людях какой-либо историче­ской эпохи, не представляя себе, как они выглядели.
 
Физический тип жителей Двуречья был тот же, что и по сей день: это были смуглые люди с курчавыми или волнистыми черными волосами, с выпуклым или прямым носом и обильной растительностью на лице и на теле. Но чтобы представить их себе более живыми, целесообразно немного рассказать о модах того времени. Жизнь в ту пору, конечно, текла медленно, и одежда дедов и бабок могла вполне донашиваться внуками и внучками; к тому же она во многом определялась, с одной стороны, местными городскими обычаями, с другой — социаль­ным положением тех, кто эту одежду носил. Но это не значит, что мода не менялась — хотя и не так быстро, как в наше вре­мя. По головному убору, прическе и покрою одежды древнева­вилонское изображение часто можно датировать с точностью до одного-двух поколений.
 
Материалом для нас послужит изучение таких изображе­ний — на резных печатях, терракотах, статуях и в росписях. К этому материалу надо подходить с осторожностью, памятуя, что на печатях прежде всего изображались божества (или их статуи), которые, конечно, мыслились одетыми в древние, ар­хаичные одежды; и хотя статуи в храмах одевались жрецами по-настоящему, как живые люди, но это не значит ни что такая божественная одежда в точности повторяла одежду жи­вых людей того времени, ни что она правильно воспроизводила одежду даже и былых времен. То же касается одеяния героев, изображения которых тоже встречаются на печатях; по ним мы не можем судить о людях Нижней Месопотамии конца XIX — начала XVIII в. до н. э. Однако на печати нередко изображает­ся и ее владелец, молящийся богу или богине или подводимый к главному богу или богине младшим, «личным» божеством мо­лящегося. Здесь мы уже с некоторой долей уверенности можем предположить,  что художник  передал   подлинную одежду самого владельца печати — по крайней мере ту, в которой считалось возможным представать пред лицом святыни.
 
Терракотовые рельефчики — очень обычные археологиче­ские памятники этой эпохи. Они — не что иное, как образа, вероятно водружавшиеся над домашним алтарем, чтобы перед ним молиться, а отчасти, возможно, и ex voto — дары, прино­сившиеся в храм за жизнь и благополучие дарителя или его близких. На терракотах, как и на печатях, по большей части изображены божества. Раскопщик Ура Л. Вулли  разделяет терракоты с одиночными антропоморфными фигурами на изоб­ражения богов и изображения людей — по тому формальному признаку, что одни фигуры носят рогатую тиару, характерный атрибут богов в Месопотамии (age iluti[m]), другие — нет.
 
В самом деле, большинство обнаженных женских фигурок и некоторые другие не только не имеют рогатой «тиары божест­венности», но и держат руки сложенными, как полагалось на молитве. Однако, если мы обратимся к статуэткам божеств Нин-шубур (UE VII, табл. 58а = U. 16960) и Хендурсанга (UE VII, табл. 55b, 56а = U. 16425, 16424), найденным на месте их святи­лищ («Патерностер роу, 1» и «Церковный переулок, 4» —- см. об этих названиях улиц в гл. III), мы обнаружим, что оба бо­жества не носят рогатой тиары и держат руки сложенными для молитвы. Очевидно, младшие божества, главной ролью которых было предстательствовать за своих почитателей перед великими богами, могли изображаться и как люди — без тиары божест­венности и в позе адоранта. То же, вероятно, относится и к ге­роям-предкам (имена которых в текстах пишутся со знаком-де­терминативом божеств и которые считались причисленными к их лику). Заметим, что на терракотах со сценами священного брака (UE VII, с. 82 и сл., № 161, 162, 163?, 174, 175) одна из фигур (божество) носит рогатую тиару, другая (жрица или жрец) — нет.
 
Наряду с терракотовыми рельефчиками-образками мы встре­чаем еще несколько типов терракотовых рельефов. Это, во-пер­вых, рельефы с изображением мифологических и ритуальных сцен (убиение чудовища Хумбабы героями Гильгамешем и Эн-киду; священный брак; посвящение в жрицы; ритуальный та­нец и т. п.), иногда также сцен, кажущихся бытовыми, но в действительности, надо думать, также передающих какие-то моменты ритуала или мифа (например, сцены борьбы). Несом­ненно, такие терракоты тоже должны рассматриваться как об­разки.
 
Во-вторых, близки к этим сценам терракотовые рельефчики с изображением музыкантов, шутов, плясуний, ремесленников и т. п. Вряд ли их можно рассматривать как образки в смысле прямых объектов поклонения. Но возможно, что они изобра­жали служителей божества и их изображения могли окружать главный, культовый терракотовый образ или статуэтку божест­ва. К сожалению, установить это невозможно — ни один рельеф не был найден в Уре in situ (на своем первоначальном месте). Вероятно, они были сорваны с алтарей и стен завоевателями или, напротив, как объекты культа вынесены из разрушенных домов после разгрома города.
 
В-третьих, имелись терракотовые, иногда каменные и нас­товые головки, маски или фигурки демонов. Считается, что их помещали над дверьми или у дверей в качестве оберегов (апотропеев) от злых духов.
Ниже мы коснемся в тексте этой книги тех терракот из Ура и его окрестностей, которые найдены в жилых домах и иллюст­рируют жизнь именно их обитателей. Как источник сведений об одежде и обычаях жителей Месопотамии времени царства Ларсы в этой главе мы используем и остальные урские террако­ты (а также аналогичные предметы с других городищ).
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя RomChers