Ткаченко - Как читать и применять Библию по Хейзу

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Ростислав Ткаченко

Как читать, понимать и применять Библию по Ричарду Хейзу: описательно-синтетический обзор отдельных мыслей и концепций одного отдельно взятого современного теолога

Ростислав Ткаченко

Статья-эссе о научно-богословской конференции с профессором д-ром Р. Хейзом

Многие интересующиеся библеистикой и богословием (или хотя бы сочувствующие таким наукам) уже знают, что недавно, 8-19 мая в г. Киев, Украина, на территории Украинской евангельской семинарии богословия (УЕСБ) прошла научно-богословская конференция с участием известного богослова, учёного с мировыми именем, д-ра Ричарда Хейза (Richard B. Hays). Эта конференция была организована издательством христианской академической (и не только) литературы «Коллоквиум» (г. Черкассы, Украина) и носила название «Слово. Толкование. Жизнь». Она проходила в рамках специального проекта «Богослов года» и была посвящена обсуждению актуальных вопросов библеистики, этики, культуры и богословия, рассмотренных с перспективы научной деятельности д-ра Хейза, который представил свои тезисы по ряду интересных и важных тем, которые сам исследовал в течении долгих лет своей научно-преподавательской карьеры.

 

Кратко о госте и главном спикере конференции

Ричард Хейз (Richard B. Hays) – американский библеист и богослов.

  • Обучался в Йельском университете (Yale University) и Университете Эмори (Emory University). Имеет степень доктора философии в богословии (Ph.D.) от Университета Эмори, а также степень почётного доктора богословия (D.D. honoris causa и Dr. theol. honoris causa) от Балтиморской Семинарии и Университета Св. Марии (St. Mary’s Seminary and University, Baltimore, MD, 2007) и Франкфуртского университета им. И.В. Гёте (Johann Wolfgang Goethe Universität, Frankfurt am Main, 2009).
  • Преподавал в университетах Эмори, Йеля, Дьюка, Принстона, Эдинбурга, Глазго, Кембриджа, Йоханнесбурга, Претории, Франкфурта, Копенгагена и целом ряде других вузов по всему миру. В данный момент является деканом и преподавателем в Богословской школе (семинарии) при Университете Дьюка (Dean and the George Washington Ivey Professor of New Testament at Duke Divinity School), г. Дур(х)эм, штат Северная Каролина.

  • Его специализацией в широком смысле является экзегетически-богословское изучение Нового Завета. В более же узком смысле он работает в таких отраслях как

    • подходы к библейской герменевтике,

    • изучение текстов и богословия посланий апостола Павла,

    • анализ использования Ветхого Завета в Новом и его толкования в раннем христианстве,

    • исследование богословия Нового Завета в целом, а также

    • формулировка принципов христианской этики, исходя из духовно-нравственного послания Нового Завета.

  •  На русском языке научные труды этого видного исследователя представлены следующими переводами:

  • Этика Нового Завета. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея (ББИ), 2005;

  • Отголоски Писания в посланиях апостола Павла. Черкассы: Коллоквиум, 2011;

  • Возрождение воображения. Черкассы: Коллоквиум, 2012.

  • В то же время пока только на английском (или немецком) языке можно найти ряд других сочинений, вышедших из-под его «пера»:

  • Seeking the Identity of Jesus: A Pilgrimage. Grand Rapids: Eerdmans, 2008. (Co-edited with Beverly Roberts Gaventa).

  • Die Bibel im Dialog der Schriften: Konzepte intertextueller Bibellektüre. Tübingen/Basel: Francke, 2005. (Co-edited with Stefan Alkier)—[English translation: Reading the Bible Intertextually. (Co-edited with Stefan Alkier and Leroy Huizenga), Baylor University Press, 2009.]

  • The Art of Reading Scripture. Grand Rapids: Eerdmans, 2003. (Co-edited with Ellen F. Davis).

  • The Faith of Jesus Christ: The Narrative Substructure of Galatians 3:1 -4:11. 2nd ed. Grand Rapids: Eerdmans, 2002.

  • The Letter to the Galatians. New Interpreter’s Bible, Vol. XI. Nashv ille: Abingdon, 2000.

  • First Corinthians. Interpretation Commentaries. Louisv ille: Westminster/John Knox , 1997.

О самом факте, и даже ходе, прошедшей в Киеве научно-богословской конференции можно было узнать на нескольких интернет-ресурсах:

  • на сайте, посвященном непосредственно проекту «Богослов года» и подготовке личной встречи с Р. Хейзом: Научно-богословская конференция «Слово. Толкование. Жизнь»,
  • на Facebook-странице УЕСБ, где регулярно выкладывались фотографии, новостные сообщения и отдельные комментарии на основные этапы научно-богословской конференции: Украинская Евангельская Семинария Богословия
  • в новостном обзоре открытой лекции Р. Хейза в Киевской духовной академии на территории Киево-Печерской Лавры: В Киевских духовных школах состоялась открытая лекция всемирно известного богослова Ричарда Хейза
  • в статье теолога и преподавателя УЕСБ Анатолия Денисенко: «Неизвестный» Хейз стал более-менее «известным»
  • а также в личном блоге психолога и преподавателя Донецкого христианского университета (ДХУ) Вячеслава Халанского, где тот оставил свой личный отзыв на прошедшую встречу с американским библеистом: Вячеслав Халанский, Ричард Хейз,

Кроме того, желающие непосредственно вникнуть в содержание лекций проф. Хейза уже могли просмотреть и прослушать два из его выступлений в Киеве на соответствующих страничке в YouTube (на них можно зайти с указанного выше сайта конференции - colbooks.net/?page_id=155): (1) Ричард Хейз – Библеистика и церковь. Первая лекция Ричарда Хейза на конференции "Слово. Толкование. Жизнь" (18 мая 2012 г., Киев) и (2) Ричард Хейз – Искусство чтения Библии. Вторая лекция Ричарда Хейза на конференции "Слово. Толкование. Жизнь" (18 мая 2012 г., Киев). (Заметьте, планируется и продолжение публикаций видео докладов главного спикера «Слова. Толкования. Жизни» в открытом доступе, что является беспрецедентным шагом со стороны издательства «Коллоквиум»!)

В целом, можно смело утверждать, что «Слово. Толкование. Жизнь» является Событием с большой буквы в мире «христианской академии» на постсоветском пространстве. Визит одного из самых известных и компетентных учёных-библеистов в Украину – это действительно знаменательный момент для достаточно молодого (если считать со времён Перестройки) богословского сообщества Украины, России, Белоруссии и др. стран бывшего СССР. Поэтому это рандеву с Хейзом следует считать весьма полезным явлением и, хочется надеется, прорывом или хотя бы толчком для дальнейшего развития богословской науки на восточно-славянских просторах.

Проф. Хейз дал современным русскоязычным теологам возможность «причаститься» к современному же западному научному сообществу (western scholarly world) и поделился своими наработками по целому ряду тем, каждая из которых была по-своему интересна и актуальна. В частности, он затронул такие вопросы как место и роль богословского толкования Библии в жизни церкви (Лекция № 1. Библеистика и церковь. Глазами веры), «искусство» вдумчивого и правильного чтения Священного Писания (Лекция № 2. Искусство прочтения Писания), взаимосвязь писаний Ветхого и Нового Завета в Евангелиях (Лекция № 3. Отголоски Писания в Евангелиях и Лекция № 4. Перестроенная Тора, или Чтение Писания с Матфеем) и основные принципы христианской этики, основанные на текстах Нового Завета (Лекция № 5. Этика Нового Завета, или Этика общины). На кратком описании и некотором анализе основных тезисов этих лекций и хотелось бы поговорить дальше.

 

 

 

1. «Библеистика и церковь. Глазами веры» – как подходить к Священному Писанию

С самого начала проф. Хейз—где-то прямо, а где-то косвенно—дал понять, как он осознает свою задачу исследователя Библии: очень часто люди (как учёные, так и церковные иерархи или простые христиане) страдают от «слабовидения» при анализе текстов Писания. Используя евангельскую историю об исцелении Иисусом некоего слепого в два этапа (сначала он ничего не видел, потом видел «людей, как деревья», а затем уж полностью прозрел – Мк. 8:22-26) как образ, лектор сравнил многих горе-читателей священных текстов с наполовину прозревшим человеком. Т.е. эти люди как бы видят, что написано в тексте и как бы в общих чертах улавливают его смысл, но всё это происходит достаточно нечётко. Одни видят содержание Библии «как деревья», мутно, бесформенно и нечётко, для других же библейский текст превращается в деревья, уже срубленные, распиленные и ровно сложенные в ряды, т.е. упорядоченные дрова. Ни первый, ни второй подход не являются правильным видением, поэтому исследователи Библии призваны полностью прозреть и научиться ясно и чётко видеть в Библии смысл(ы), людей, деревья и другие образы и идеи.

Для того, чтобы достичь «герменевтического прозрения» (как я бы это назвал), по убеждению Ричарда Хейза необходимо (1) видеть в Писании не одну-единственную однородную и систематично изложенную историю и не антологию не связанных друг с другом богословских утверждений, а целый «хор разных голосов», поющих разные партии, которые в свою очередь составляют единую гармонию. И кроме того, для изучения этой гармонии (2) стоит освоить искусство «богословской экзегезы», под которой подразумевается не структурированный и негибкий научный метод, а креативный, но верный самому Писанию, Церкви и логике, подход к чтению и толкованию Библии в контексте христианского сообщества или общины (the Christian community). У этой комплексной практики, названной богословской экзегезой есть целый ряд аспектов или характеристик (цитируется по раздаточным материалам, подготовленным для участников конференции «Слово. Толкование. Жизнь» и выложенным впоследствии в сеть Интернет на вышеуказанном сайте данного мероприятия):

«(1) Богословская экзегеза – это то, что происходит в церкви и для церкви.

(2) Богословская экзегеза – дискурс, вовлекающий самого читателя.

(3) Историческое исследование – это основа богословской экзегезы.

(4) Богословская экзегеза уделяет внимание литературной целостности отдельных книг

Священного Писания.

(5) Богословская экзегеза направлена на утверждение канонической целостности и

единства Писания.

(6) Богословская экзегеза в первую очередь рассматривает текст как свидетельство.

(7) Язык богословской экзегезы интратекстуален по характеру.

(8) Богословская экзегеза включает рассмотрение всех возможных интертекстуальных

связей в Писании.

(9) Богословская экзегеза учитывает многозначность текста.

(10) Богословская экзегеза будет искать поддержку в церковной доктринальной

традиции, вместо того, чтобы видеть в ней препятствие.

(11) Богословская экзегеза способствует новым творческим прочтениям.

(12) Богословская экзегеза требует смирения перед Словом в ожидании преображения

посредством текста».

Т.е. богословская экзегетика – это подход к изучению и толкованию Писания, который подразумевает принадлежность толкователя к «герменевтической общине», в которой данный текст хранится, применяется и живёт, т.е. к христианской Церкви. Интерпретация священного библейского текста подразумевает определённую субъективность (личную вовлеченность) читателя, но только в контексте объективирующего его толкование интерсубъективного характера (соборного сознания) церкви.

При этом производится данная интерпретация должна с позиций историко-боголовского и литературно-канонического подходов к Писанию, хотя «сердцем» экзегетики будет всё же непосредственно анализируемый текст. Всё остальное – играющий важную роль контекст и необходимая декорация. Однако даже если контекст более-менее понят и текст прочитан, важно помнить о (1) «глубине» самого текста и его синтактико-лексических составляющих, - это то, что названо его интратекстуальностью (от лат. intra – внутри и textus – текст, т.е. нечто «внутри текста») и многозначностью (multiple meanings; multiple layers of meaning), и о (2) его «широте», т.е. наличии определённой взаимосвязи одного текста с другими, параллельными ему, как например в Ис. 61:1-2 и Лк. 4:18-19 или 3 Цар. 17:17-24 и Лк. 7:11-17, - это названо выше интертекстуальностью (от лат. intеr – между и, опять-таки, textus – текст/тексты, т.е. нечто «между текстами»). Также нельзя забывать и об оглядке на авторитетное толкование текста Священным Преданием Церкви, а также о возможности открытия новых нюансов и нового «творческого прочтения» уже привычного отрывка.

Именно так, по убеждению, Р. Хейза нужно подходить к Писанию, чтобы и прочитать именно то, что там написано (а не то, что вписано), и чтобы в ересь при этому не впасть. Такой подход – это целое искусство. И именно об искусстве он говорил в дальнейшем.

 

2. Искусство прочтения Писания - как смотреть на Священное Писание

Одним из важнейших аспектов этого искусства следует назвать адекватный взгляд на само Писание: читателю следует понимать, чем оно не является, и чем является. Ричард Хейз пояснил это следующим образом: «Писание – это не сборник моральных наставлений и принципов, путеводитель о том, как попасть на небеса, сценарий событий последнего времени или просто источник исторических данных для восстановления истории прошлого. Писание – это история, в которой мы живем».

Этим он хотел сказать, что хотя в Библии таки содержатся моральные принципы, исторические рассказы и откровения о последнем времени, нельзя сводить всё глубокое и многообразное содержание записанного Слова Божьего к одному—притом узкому и однобокому—тезису. Все перечисленные элементы обретают смысл, только если рассматривать их в совокупности. Однако если и есть один лейтмотив всего Писания, то это история Бога, который действует в этом мире, и нас, людей и активных читателей этой Книги.

Причём у этой истории есть поразительная особенность: это не история о трансцендентном Боге, находящемся где-то там, «за облаками» и не хроника прошлых событий; это история, которая началась в прошлом, продолжается в настоящем и направлена в будущее. Она повествует о следующем:

Бог Израиля, Творец мира действовал и действует ради спасения израильского народа и всего мира, что более всего проявилось в рождении, жизни, смерти и воскресении Иисуса Христа, Божьего Сына. Хотя мы не понимаем всех нюансов этого спасительного плана, мы точно знаем, что избрал конкретное сообщество людей (a community) для того, чтобы каким-то образом в нем и через него воплощать Своё план в действие, даже здесь и сейчас. И пока мы ожидаем конец всей этой истории, Церковь как община Завета во Христе призвана жить и действовать при водительстве и попечении Святого Духа как подлинное знамение (a sign) Божьей верности и любви в этом мире.

Таким образом, выявляется «парадокс Писания»: оно относится не только к прошлому или только к настоящему – оно относится к будущему (belongs to the future). Более того, оно на самом деле и рассказывает нам о прошлом, и действует на нас и в нас в настоящем. И всё это – для конечного результата в будущем.

Вневременность, или, вернее, всевременность библейского послания лучше всего видно при типологическом анализе связи Ветхого и Нового Завета, а также при выстраивании такой же типологической связи обоих Заветов с нашей нынешней ситуации. Как воскрешение сына вдовы пророком Илиёй во времена Первого Храма, и Иисусом во времена Храма Второго (Лк. 7:11-17 и 3 Цар. 17:17-24), так и образ огня с небес (Лк. 9:55 и 3 Цар. 18:36-39; 4 Цар. 1:10-12) или плач об Иерусалиме (Лк. 19:41-44 и 4 Цар. 8:11-12) являются параллельными образами и историями. В них проявляется феномен типологической связи между двумя Заветами: здесь виден и простой параллелизм историй, и динамичное развитие единой истории (по принципу герменевтической спирали). Но этой ещё не последний уровень раскрытия библейских «типов» или образов. Ведь кроме преемственности между героями, событиями и идеями Ветхого и Нового Заветов существует также преемственность между обоими частями христианской Библии и личной «историей» читателя, историей его общины. Герменевтическая община рассматривает содержание текста как относящееся также и к ней, к её настоящему и её будущему, соотнося и повествования, и поэтические строфы, и этические императивы, и жизненные советы Библии со своей ситуацией. Это – конечный пункт типологического анализа Писаний. Однако прежде чем рассуждать о применимости принципов типологизации к жизни Церкви при современном положении вещей, необходимо глубоко изучить сами Писания и их (интертекстуальную) связь друг с другом. Об этом Ричард Хейз продолжил говорить на 3-ей и 4-ой своих лекциях в Киеве.

 

3 и 4. Отголоски Писания в Евангелиях и Перестроенная Тора, или Чтение Писания с Матфеем - как понимать Писания и Писание

Базовые принципы интертекстуального изучения библейских текстов суммированы во всего лишь двух предложениях:

1. «Ветхий и Новый Заветы повествуют одну общую историю».

2. «Евангелия нас учат, как читать Ветхий Завет, а Ветхий Завет учит, как читать Евангелия».

Исходя из них можно пытаться понять глобальную, но не всегда видимую связь историй двух «Заветов». Без них подлинно понять единую историю, рассказанную на страницах Священного Писания, невозможно. Таков вердикт и заодно «рецепт» доктора Хейза.

Библейско-богословским основанием для такого подхода служат действия самого Иисуса, которые он предпринимает для объяснения того, Кто же Он и что же Он всё-таки сделал, Своим ученикам после Его Воскресения:

Тогда Он сказал им: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. … И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах. Тогда отверз (открыл) им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано…

(Лук. 24:25-27, 44-46).

Т.е. всё Писание—и Тора (Пятикнижие Моисея), и Пророки (Книги Больших и Малых пророков), и Писания (исторические, поэтические книги и «литература мудрости»)—говорит о Христе, а раз так, то, следовательно, весь Ветхий Завет свидетельствует о событиях Новом. Но тогда они взаимосвязаны.

С другой стороны, все авторы текстов так называемого Нового Завета, христианских Писаний, так или иначе используют, цитируют и ссылаются на тексты Ветхого Завета, древнееврейских Писаний. А раз так, то и Новый Завет говорит о Ветхом, и обе эти части Библии опять-таки неразрывно связаны.

Исходя из этих аргументов, необходимо сделать вывод о необходимости и даже неизбежности применения метода интертекстуального анализа к библейской литературе. И во время своих лекций проф. Хейз продемонстрировал, как данный метод работает (в общий чертах) в случае с Евангелиями от Луки, Марка и Матфея.

  1. Используя Евангелие от Луки, он показал, как параллельны друг с другу и вообще сходны по описанию истории Илии и Елисея из 3-ей и 4-ой Книги Царств и история Иисуса. Можно вспомнить уже упоминавшиеся в данной статье отрывки о воскрешении сына вдовы, огне с небес и пр. Эти очень явные (по убеждению Р. Хейза) свидетельствуют о замысле автора и говорят в пользу его глубоких знаний и богословской зависимости от текстов Ветхого Завета. Также, если брать во внимание интенсивное использование аллюзий на древнееврейские священные тексты у Луки, легко доказать наличие у Луки не только «низкой христологии», в которой Иисус показывается только как ведомый Святым Духом пророк, но и неявное (имплицитное) присутствие «высокой христологии». Ведь если анализировать Евангелие Луки, то можно встретить отрывки, где Иисус назван «Господом» (греч. κύριος), а в Септуагинте, которую Лука наверняка знал, этот термин «зарезервирован» за личным именем Бога – Яхве. Т.е. интертекстуальный подход доказывает соответствие учения о Христе в Евангелии от Луки параметрам «высокой христологии» и принципам последующей догматической традиции Церкви.
  2. Касательно Евангелия от Марка, Хейз отметил как минимум одну интереснейшую параллель между этой новозаветной книгой и книгой Иова: описание Иисусова хождения по морю в Мк. 6:45-52 очень сильно похоже на описание действий самого Бога в Иов. 9:8-11. В частности созвучно—особенно в древнегреческом—читаются фразы «около же четвертой стражи ночи подошел к ним, идя по морю» (Марк) и «Он один распростирает небеса и ходит по высотам моря» (Иов), или «…и хотел миновать их» (Марк) и «Вот, Он пройдет предо мною, и не увижу Его; пронесется и не замечу Его» (Иов). Таким образом, косвенно Марк, как и Лука, намекает на божественность Иисуса, а также явно даёт аллюзию на образ из ветхозаветной книги.
  3. Наконец, Матфей в своём Евангелии вообще предлагает (пере)интерпретацию еврейского Писания, а более всего – Торы. Он начинает с родословной, показывая, что Иисус – поток Авраама (см. Бытие) и Давида (см. книги Царств), а также прибегает к целому ряду типологических приёмов: например, говорит о некоем «сыне», которого Бог «воззвал из Египта» (см. Исх. 4:22-23; Ос. 11:1) и упоминает «плач Рахили» (см. Иер. 31:15-17, 31-34). Здесь содержание Ветхого и Нового Завета прорисовывает параллельные векторы развития историй Израиля и Иисуса; они движутся по схеме:

избрание  воцарение (царство)  грех  плен  мессианское спасение и искупление народа.

Но самое главное, в Евангелии от Матфея Иисус из Назарета предстаёт в роли «нового Моисея», который перетолковывает—вернее, раскрывает истинный—смысл Закона (Хейз называет подход Иисуса «герменевтикой милосердия»). Он оставляет ряд предписаний Торы, но чертит весь круг этих предписаний вокруг одного ключевого принципа: милость как результат преображения (трансформации) сердца. Именно милость является глубинным смыслом всего Закона, а преображение человеческого сердца – его цель. Конечный же «пункт назначения» и Закона, и всей истории искупления – это миссия к народам и их спасение. Однако финал этой истории ещё впереди, т.к. эта миссия – задача для Божьего общества сейчас.

Таковы некоторые тезиса Ричарда Хейза касательно толкования писаний Нового Завете во свете писаний Завета Ветхого. Однако его последняя лекция была посвящена иной теме – вопросу этики Божьего народа, который пытается жить по писаниям.

 

5. Этика Нового Завета, или Этика общины - как применять Священное Писание

В этой секции американский учёный говорил о таких вещах как Четыре задачи новозаветной этики, Три основных новозаветных образа, имеющих ключевое значение для этики, Два примера из текстов Нового Завета и Один ключевой принцип формулирования новозаветной этики. Если говорить более детально, то вот более подробное описание его тезисов:

«Четыре задачи новозаветной этики:

А. Дескриптивная задача. Экзегеза текста.

В. Синтетическая задача. Рассмотреть текст в рамках канона.

С. Герменевтическая задача. Каким образом текст обращается к нашей ситуации?

D. Прагматическая задача. Прожить текст».

 

Три основных образа:

А. Община.

В. Крест.

С. Новое творение».

 

Примеры:

1) Деян. 2:43 (и Втор. 15:7-8) – жизнь общины завета.

2) Рим. 12:1-2 – призыв жить жертвенной жизнью.

Все эти тезисы в детальном изложении самого автора можно легко найти в его книге «Этика Нового Завета». Однако нельзя не назвать и не рассмотреть основный принцип этой самой этики. Он гласит: «Всякий раз, когда мы обращаемся к авторитету Нового Завета, мы занимаемся построением метафоры, мысленно помещая свою общину в контекст новозаветных текстов». Т.е. конструирование (библейской) этики – это построение метафоры, процесс «вживления» себя в ту самую многогранную историю Бога и людей, описанную в Писании и продолжающуюся раскрываться в жизни Церкви. Христианское моральное видение неизбежно базируется на создании и сопоставлении метафор. Математически я бы изобразил это так (пояснение: ВЗ – Ветхий Завет, НЗ – Новый Завет):

Этика НЗ = А + Б, где А и Б соответствуют следующие "формулы"

А) истории и предписания ВЗ ↔ новозаветные истории и предписания НЗ  — типология          

Б) истории и предписания НЗ ↔ истории и предписания для жизни церкви сейчас — типология   

 

Более того, вслед за заявлением о том, что этическое мышление есть мышление метафорическое, Ричард Хейз поделился практическим толкованием Рим. 12:1-2. В двух словах его можно суммировать так: Пока мы не увидим, как библейский текст применяется в жизни, мы не сможем полностью понять, что этот текст значит. На английском, правда, это звучит красивее: «Until we see the text lived, we cannot understand what it means that we read». И этот пример метафоричного прочтения новозаветного отрывка можно, на мой взгляд, смело записать в одни из принципов христианской этики. Именно такой вот яркой фразой-наставлением проф. Хейз и закончил свою заключительную лекцию. И именно этим призывом можно закончить и данную статью.

 

Ростислав Ткаченко, Th.M., преподаватель Донецкого Христианского Университета

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (2 votes)
Аватар пользователя RT-31