Кахил - Дары евреев - Колеса истории

Кахил Томас - Дары евреев

Кахилл, Т.  Дары евреев: Как племя, кочующее по пустыне, изменило образ мышления всего мира

 
Томас Кахилл; [пер. с англ. Т. Гутман]. — СПб. : Амфора. ТИД Амфора, 2005. — 268 с. — (Серия «Колеса истории»).
ISBN 5-94278-912-6 (рус.) ISBN 0-385-48249-3 (англ.)
THOMAS СAHILL
The Gifts of the Jews How a Tnbe of Desert Nomads Changed the Way Everyone Thinks and Feels
 
Предисловие переводчика
Введение. Это — евреи
I. Храм в лунном свете. Первый религиозный опыт
II. Путь во тьме. Переворот в сознании.
III. Египет. От рабства к свободе
IV. Синай. От смерти к жизни
V. Ханаан. От племени к народу
VI. Вавилон. От многих к одному
VII. С тех пор и поныне. Евреи остались собой
Книга еврейской Библии
Хронология
 

Введение от автора

 
Все это начали евреи — под словом «это» я подразумеваю множество волнующих нас вещей, основополагающие ценности, которыми живем мы все, евреи и неевреи, верующие и атеисты. Не будь евреев, мы смотрели бы на мир иными глазами, иначе слушали и чувствовали. Другим было бы не только наше сознание — призма, которая преломляет наши впечатления об окружающем мире, — но и наш склад ума; мы иначе интерпретировали бы свой опыт и делали бы другие выводы из происходящего. Саму свою жизнь мы строили бы иначе.
 
Говоря «мы», я вкладываю в это слово тот смысл, который закрепился за ним в конце XX в., то есть имею в виду людей западного мира, чьей своеобразной, но весьма живучей ментальностыо успели «заразиться» все культуры на свете, так что, строго говоря, в это «мы» волей-неволей входит все человечество. Хорошо это или плохо, роль Запада в истории человечества уникальна. Поэтому уникальна и роль евреев, создателей западной культуры: нет никого, кто напоминал бы их хоть отдаленно; их судьба — единственная в своем роде. Вы увидите, что сама идея призвания свыше или особой судьбы — еврейская идея.
 
Наша история знает немало личностей, которые не желали понять, что представляют собой евреи на самом деле, которые — в силу интеллектуальной слепоты, под влиянием шовинизма, ксенофобии или просто злобы — отказывались отдать должное этому необыкновенному народу, этому разношерстному племени, этому роду скитальцев, который стал прародителем западного мира. Безусловно, в конце кровавейшего из столетий мы стали слишком легкомысленно относиться к чудовищным преступлениям тех, кто был готов на все, лишь бы не отдавать евреям должное.
 
Но для начала я попрошу своего читателя выбросить из головы не только все ужасы истории, древней, средневековой и новейшей, но (насколько это возможно) и саму идею истории как таковой. Постарайтесь забыть все предпосылки и допущения, на которых строится наш мир, всю замысловатую систему установок и представлений, которые составляют наше интеллектуальное и эмоциональное наследие. Давайте попробуем вообразить себя тем человечеством, которое жило на этой планете, когда первое слово Библии еще не было произнесено и записано.
 
Должно быть, первые человеческие существа, появившиеся на земле, смотрелись странновато. Гибкие и поджарые, подобно своим предкам, приматам, они имели такие же длинные конечности, но куда менее впечатляющую мускулатуру; у них не было густого меха и острых когтей, и, чтобы не стать добычей хищников, им приходилось прятаться в лесу и покидать свое укрытие лишь ради поисков пищи. Эти создания с маленьким ртом, недоразвитыми зубами и неестественно большой, как у детенышей обезьян, головой могли рассчитывать лишь на свою сообразительность. Их дети оставались беспомощными гораздо дольше, чем молодняк прочих приматов, требуя неусыпного внимания и опеки со стороны родителей. Без умения планировать и предвидеть опасность, без навыка выработки сложных стратегий эти мутанты вряд ли сумели бы выжить.
 
Однако, обратившись к свидетельствам доисторического и протоисторического периода, мы придем к неожиданному выводу: изобретения и открытия первых людей, которые обеспечили им выживание и процветание (орудия труда и огонь, затем возделывание земли и одомашнивание животных, а впоследствии орошение и использование колеса), не воспринимались ими как нововведения. Это были дары потустороннего мира, тем или иным образом полученные свыше.
 
Все говорит о том, что древнейшее религиозное сознание считало мироздание циклическим. Представления первых людей о мире, в сущности, не слишком отличались от значительно более сложных представлений более поздних и более развитых обществ, какие существовали в Древней Греции и Индии. Как говорит о греческой мысли Анри-Шарль Пюш в блестящей работе «Человек и время»: «Ни одно событие не является уникальным, ничто не случается единожды... любое событие происходило, происходит и будет происходить бесконечно; при каждом повороте круга появлялись, появляются и будут появляться те же самые индивиды».
 
Евреи были первым народом, которые вырвался из этого круга, чтобы обрести новый образ мышления, новый опыт, новый путь понимания и восприятия мира; и эта новизна была так радикальна, что можно по праву сказать: еврейская идея является единственно новой идеей за всю историю человечества. Мировоззрение евреев на сегодняшний день стало для нас столь естественным, что, наверное, уже вписано на клеточном уровне в наш генетический код. Мы не в состоянии расстаться с ним даже ради эксперимента, и видение мира, присущее другим народам, представляется нам чуждым и странным.
 
Библия по большей части являет собой запись еврейского религиозного опыта, которая, в отличие от мифологии других древних народов, сохранила свежесть и остроту. Слово «библия» происходит от греческого biblia — формы множественного числа слова «книга». И хотя Библия по праву считается главной книгой западного мира, его основополагающим документом, на самом деле это собрание разнообразных книг, целая серия произведений, созданных на протяжении тысячи лет. Почти все они написаны на иврите.
 
Сведения о начальном периоде становления иврита, одного из множества семитских языков, которые сформировались на Ближнем Востоке до начала 2 тыс. до н. э., довольно скудны. Литература на некоторых семитских языках, например аккадском, возникла довольно рано, но памятники ивритской письменности появляются лишь после X в. до н. э., то есть когда израильтяне уже расселились в Ханаане после исхода из Египта под предводительством Моисея.
 
Это значит, что предположительно исторические повествования по меньшей мере первых пяти книг Библии первоначально сохранялись не в письменном виде, но в устной традиции. Поэтому все библейские истории: о странствиях Авраама в Ханаане, об освобождении евреев из египетского рабства, о расселении израильтян во главе с Иисусом Навином в Ханаане — являются устными свидетельствами, собранными и отредактированными в первый (но далеко не в последний) раз в X в. до н. э., в правление царя Давида и позже.
 
Полное же собрание текстов, составляющих Библию (не считая греческий Новый Завет, который добавится только в I в. н. э.), в нынешнем его виде сложилось лишь спустя значительное время после Вавилонского пленения евреев, иначе говоря, после 538 г. до н. э. Книги, последними включенные в канон еврейской Библии, по-видимому, относятся к III-II вв. до н. э. — это Есфирь и Екклесиаст (III в. до н. э.) и Даниил (II в. до н. э.). Ряд апокрифов, таких как Книга Иудифь и Книга Премудрости Соломона, относятся к I в. до н. э.
 
Большинству современных читателей Библия представляется этакой сборной солянкой, разобраться в которой весьма непросто; и тот, кто преисполняется решимости прочесть ее от корки до корки, обычно остывает после одной-двух книг. Хотя излюбленные литературой темы — любовь и смерть, наряду с их суррогатами, сексом и насилием, — занимают в Библии весьма значительное место, она изобилует утомительными ритуальными предписаниями и картинами бесконечных сражений. Этот удивительный труд нередко приводит в замешательство современного читателя, пытающегося постичь его значение и смысл, поскольку очень многие приложили руку к его созданию и длилось оно много веков.
 
Но чтобы понять самих себя, оценить собственное своеобразие, которое стало для нас столь привычным, что большинство людей не задумывается о происхождении наших нынешних установок, считая их само собой разумеющимися, мы должны вернуться к этому великому документу, краеугольному камню западной цивилизации. Я не ставлю перед собой задачи написать введение к Библии или введение в иудаизм, но хочу помочь современному читателю, будь то атеист или верующий, увидеть связующую нить, которая пронизывает эту уникальную культуру Слова, проникнуться мировосприятием, которое лежит в основе всей Библии, и припасть к живым истокам западного наследия.
 
Чтобы по достоинству оценить значение Библии, следует начать не с нее. Задача любого определения — установить границы, то есть показать, чем не является определяемый объект. Поэтому мы начнем с периода, предшествующего Библии, предшествующего евреям и Аврааму — с тех времен, когда бытие представлялась огромным кругом, замкнутым и предсказуемым циклом. Мы отправимся в мир Колеса.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (4 votes)
Аватар пользователя Alex Rus