Хабермас — Расколотый Запад

Хабермас —  Расколотый Запад
Запад расколола не угроза международного терроризма, а  политика нынешнего правительства США, игнорирующая международное право, ставящая ООН на грань кризиса и разрывающая связи с Европой. 
 
В игре задействован и кантовский проект преодоления  «естественного состояния» [вражды] между государствами.  Менталитета разделились, дистанцию определяют не различия в базовых политических целях, а отношение к величественным усилиям  человеческого рода достичь состояния цивилизованности. Об этом должна напомнить титульная статья книги. 
 
Раскол прошел, правда, и через Европу, и через саму Америку. В Европе он вызывает тревогу прежде всего среди тех, кто долгие годы осмысливал свою жизнь в соответствии с лучшими  традициями США — истоками политического просвещения 1880 года, мощным импульсом прагматизма и возрождением интернационализма после 1945 года. 
 
В Германии неприкрытый отход от этих традиций послужил своего рода лакмусовой бумажкой. Сегодня мы наблюдаем  распад химического соединения, из которого выкристаллизовывалась западная ориентация ФРГ со времен Аденауэра, в обоих его элементах: продуктом распада стало очевидное несоответствие оппортунистического приспособления к гегемониальной державе, под ядерным щитом которой Европа пережила  «холодную войну», той интеллектуальной и нравственной связи с принципами и основополагающими убеждениями западной культуры, благодаря которой, строго говоря, и оформилось нормативное самосознание ФРГ, ставшей в итоге либеральным государством. 
 
Я хотел бы напомнить и об этих расхождениях. Исследование процессов конституционализации международного права дает мне повод соединить опубликованные в разное время работы, чтобы подчеркнуть связь этой проблематики с целью объединения Европы. 
 

Юрген Хабермас —  Расколотый Запад

 
Расколотый Запад / Пер. с нем. — М.: Издательство «Весь Мир», 2008. - 192 с. 
ISBN 978-5-7777-0400-9 
 

Юрген Хабермас —  Расколотый Запад —  Содержание

 
I. После 11 сентября 
  • 1. Фундаментализм и террор 
  • 2. Что значит разрушить памятник?
II Голос Европы в многоголосье ее наций
  • 3. 15 февраля, или Что связывает европейцев
  • Коварство европейской идентичности Исторические истоки политического профиля Европы 
  • 4. Может ли ядро Европы выступать в роли неприятеля? 
  • Ответы на вопросы 
  • 5. Немецко-польские реалии 
  • 6. Нужно ли формировать европейскую идентичность и возможна ли она? 
III. Взгляд на хаотичный мир 
  • 7. Интервью о войне и мире
  • IV. Кантовский проект и расколотый Запад
  • 8. Есть ли еще шансы для конституционализации международного права? 
Введение
I. Политически устроенное мировое общество против мировой республики 
  • 1. Классическое международное право и «суверенное равенство»
  • 2. Мир как импликация закономерной свободы
  • 3. От государственного права к праву гражданина мира
  • 4. Почему возник «суррогат» союза народов?
  • 5. Дезориентирующие аналогии «естественного состояния»
  • 6. Государственная власть и конституция
  • 7. Мировая внутренняя политика без мирового правительства
  • 8. Супранациональная конституция и демократическая легитимация
  • 9. Встречные тенденции 
II. Конституционализация международного права или либеральная этика мировой державы 
  • 1. История международного права в свете актуальных вызовов современности
  • 2. Власть нации — Юлиус Фрёбель до и после 1848 года ... 
  • 3. Кант, Вудро Вильсон и союз народов
  • 4. Устав ООН — «конституция международного сообщества»?
  • 5. Три инновации в международном праве
  • 6. Два лица «холодной войны»
  • 7. Амбивалентные 1990-е годы
  • 8. Реформа: что стоит на повестке дня
  • 9. Постнациональная констелляция
III. Альтернативные видения нового мирового порядка
  • 1. Разворот в политике США по вопросам международного права после 11 сентября?
  • 2. Изъяны гегемониального либерализма
  • 3. Неолиберальная и постмарксистская конструкции
  • 4. Кант или Карл Шмитт?
 

Юрген Хабермас —  Расколотый Запад — Фундаментализм и террор

 
Ю. X. Позвольте мне сразу сказать о том, что на ваш вопрос я уже отвечал примерно месяца через три после событий 11 сентября. Лучше вернуться к моим впечатлениям, ставшим фоном для оценки. С начала октября я провел в Манхэттене около двух месяцев. И должен признаться, что чувствовал себя в этот раз большим чужаком, чем обычно, в «столице XX века», которой так восхищался на протяжении трех десятилетий. Атмосфера  изменилась, и не только из-за патриотизма «United we stand»**, реющего наподобие знамени и в чем-то противоестественного, не только из-за непривычного стремления к солидарности и, как следствие, чувствительности к любому, пусть и мнимому,  «антиамериканизму». Казалось, удивительно открытый менталитет американцев подернулся флёром легкого недоверия — куда-то ушло  американское великодушие по отношению к чужим, обаяние готовности к дружескому объятию, иногда сознательно нацеленному на  объединение. Вряд ли мы можем безоговорочно судить — мы, которых не было там в эти дни. С критикой нужно быть поосторожней тем, кто, как и я, наслаждался у своих американских друзей  беззаботным record*. С началом интервенции в Афганистан вдруг стало заметно в политических дискуссиях, что европейцы остались  наедине с собой (ну еще израильтяне). 
 
С другой стороны, на месте я ощутил всю тяжесть события. Ужас от этого буквально свалившегося с неба кошмара да и сама атмосфера злодеяния ощущались совершенно иначе, чем дома, как и депрессия, охватившая город. Каждый из друзей и коллег вспоминал о том, что происходило с ним в то утро в 9 часов с  минутами. Короче, на месте я мог лучше чувствовать это настроение судьбоносности, если говорить словами вашего вопроса. И среди левых распространилось это сознание поворотного пункта,  пережитого всеми. Я не знаю, проявила ли власть что-то подобное паранойе или просто робость перед ответственностью. Но в  любом случае повторяющиеся объявления о новых  террористических ударах и бессмысленные призывы — «Bе alert»** — только усиливали неприкрытый страх и диффузное состояние тревоги, «готовность» к ней — т. е. именно то, что входило в намерения  террористов. В Нью-Йорке люди, казалось, приготовились к самому худшему. И само собой разумеется, что дьявольским проискам Усама бен Ладена слухи приписывали и попытки заражения сибирской язвой (или авиакатастрофу в Квинсе). 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя andrua