Хрестоматия по мистагогии - Книга 4 - 4 книги в 1 файле

Хрестоматия по мистагогии - Книга 4
Человек есть загадка в мире, и величайшая, может быть, загадка. Человек есть загадка не как животное и не как существо социальное, не как часть природы и общества, а как личность, именно как личность. Весь мир ничто по сравнению с человеческой личностью, с единственным лицом человека, с единственной его судьбой. <...>
 
Именно сознание личности в человеке говорит о его высшей природе и высшем призвании. Если бы человек не был личностью, хотя бы невыявленной или задавленной, хотя бы поражённой болезнью, хотя бы существующей лишь в потенции или возможности, то он был бы подобен другим вещам мира и в нём не было бы ничего необычайного. Но личность в человеке свидетельствует о том, что мир не самодостаточен, что он может быть преодолён и превзойдён.
 
Личность ни на что другое в мире не походит, ни с чем не может быть сопоставляема и сравниваема. Когда личность вступает в мир, единственная и неповторимая личность, то мировой процесс прерывается и принуждён изменить свой ход, хотя бы внешне это не было заметно. Личность не вмещается в непрерывный, сплошной процесс мировой жизни, она не может быть моментом или элементом эволюции мира. Существование личности предполагает прерывность, [оно] не объяснимо никакой непрерывностью. Человек, которого только и знает биология и социология, человек, как существо природное и социальное, есть порождение мира и происходящих в мире процессов. Но личность, человек как личность, не есть дитя мира, он иного происхождения. И это делает человека загадкой. Личность есть прорыв, разрыв в этом мире, внесение новизны.
 

Хрестоматия по мистагогии : В 4 кн. - Книга 4 : Приложения к таинствоводственным темам второй ступени : Новая христианская (православная) антропология: Об устроении и спасении человека и человечества. Основы христианской аскетики и мистики. Христианская (православная) эсхатология и апокалиптика

Сост. свящ. Георгий Кочетков
М. : Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2020.— 304 с.
ISBN 978-5-89100-185-5
 

Хрестоматия по мистагогии : В 4 кн. - Книга 4 : Приложения к таинствоводственным темам второй ступени : Новая христианская (православная) антропология: Об устроении и спасении человека и человечества. Основы христианской аскетики и мистики. Христианская (православная) эсхатология и апокалиптика - Содержание

Новая христианская (православная) антропология. Об устроении и спасении человека и человечества
  • Приложение 1 О личности
  • Приложение 2 Николай Бердяев. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии
  • Приложение 3 О Церкви, братстве и общине
  • Приложение 4 Николай Бердяев. Проблема человека (к построению христианской антропологии)
  • Приложение 5 Христианская антропология (из статьи С. С. Аверинцева «Христианство»)
  • Приложение 6 Сергей Аверинцев. Философская антропология
  • Приложение 7 Что есть человек? Сотворение человека, его грехопадение и послушание (из книги протопр. Александра Шмемана «За жизнь мира»)
  • Приложение 8 Сотворение человека по образу Божьему (антропологические заметки свящ. Георгия Кочеткова)
  • Приложение 9 Петер Нойнер. Душа 
  • Приложение 10 Личность, общество и общение [община] (из книги Н. А. Бердяева «Я и мир объектов: Опыт философии одиночества и общения»)
  • Приложение 11 Малые общины (из книги митр. Георгия (Ходра) « Призыв Духа »)
  • Приложение 12 Юлия Балакшина. Явление «новой братолюбивой жизни» (из опыта общинной жизни в Русской православной церкви)
Новая христианская (православная) антропология. Основы христианской аскетики
  • Приложение 1 Свящ. Георгий Кочетков. «Три кита» христианской аскетики
  • Приложение 2 Свящ. Георгий Кочетков. Только в соборном усилии можно преодолевать грехи и пороки
  • Приложение 3 Свящ. Георгий Кочетков. Аскетика и готовность к служению
  • Приложение 4 Аскетизм — константа христианской этики (из книги С. С. Аверинцева «Поэтика ранневизантийской литературы»)
  • Приложение 5 Мать Мария (Скобцова). Аскетика человекообщения
  • Приложение 6 Аскетизм и христианство (из книги Н. Н. Неплюева «Беседы о Трудовом братстве»)
  • Приложение 7 Смысл аскезы (из книги Н. А. Бердяева «Дух и реальность»)
  • Приложение 8 Лидия Крошкина. Обновлённое видение традиционных иноческих обетов прмц. Марией (Скобцовой)
Новая христианская (православная) антропология. Основы христианской мистики
  • Приложение 1 Видение Бога (из книги митр. Илариона (Алфеева) «Таинство веры»)
  • Приложение 2 Преображение человека (по материалам книги митр. Илариона (Алфеева) «Таинство веры»)
  • Приложение 3 Причастники божественного естества (2 Пет 1:4) (из книги еп. Каллиста (Уэра) «Православная церковь»)
  • Приложение 4 Павел Миклущак. Человек как трансцендентное существо. Богоподобие с догматическо-антропологической точки зрения
  • Приложение 5 Обожение (из книги О. Клемана «Истоки»)
Христианская (православная) эсхатология и апокалиптика
  • Приложение 1 Христианская эсхатология (из статьи С. С. Аверинцева «Эсхатология»)
  • Приложение 2 О Царстве Божьем (из книги Н. А. Бердяева «Философия неравенства»)

Хрестоматия по мистагогии : В 4 кн. - Книга 4 : Приложения к таинствоводственным темам второй ступени : Новая христианская (православная) антропология: Об устроении и спасении человека и человечества. Основы христианской аскетики и мистики. Христианская (православная) эсхатология и апокалиптика - Свящ. Георгий Кочетков. «Три кита» христианской аскетики

 
Как люди достигают святости? В большой степени это зависит от их усилий. Поэтому поговорим об аскетике. Слово «аскетика» происходит от греческого «аскео» — «упражняюсь». В этом широком смысле слова аскетика может быть везде. Она есть даже среди неверующих. Аскетикой можно назвать даже спортивные упражнения. Но не спешите делать глубокие выводы в духовных вопросах, особенно в вопросах аскетики, когда вы сталкиваетесь со схожестью форм. Всякий глубокий и серьёзный, знающий человек вам скажет, что близость форм аскетической жизни далеко не всегда означает близость их духа и смысла. В наш век, когда люди обнаружили значительную схожесть различных форм аскетической деятельности, они, к сожалению, стали легковесно думать, что все религии — это по сути что-то одно, только слова в них разные, потому что есть разные культуры. На этом построены и многие теософские системы разного вида, когда по схожести внешней пытаются утверждать единство внутреннее. Часто бывает как раз наоборот: разные формы могут свидетельствовать о единстве, а одна и та же форма может быть порождена разными духами.
 
В церкви есть принцип единства духа и смысла в единстве и многообразии форм. Для нашей церкви было бы большим благом, если бы мы как раз увеличили это многообразие жизни церкви и в богослужении, и в аскетике, и в богословии — именно многообразие форм жизни церкви. Это способствовало бы углублению церковной жизни, потому что разные системы в церкви начинают неизбежно конкурировать. И тогда происходит то, о чём писал апостол Павел: «Должно быть между вами разномыслиям, дабы открылись искусные» (1 Кор 11:19) — т. е. более глубокие в вере. Важно это и в аскетике.
 
Практика аскетическая и практика мистическая типа Иисусовой молитвы по внешности очень схожи с практикой некоторых нехристианских сект и направлений. Нечто подобное есть в мусульманстве, буддизме, индуизме, особенно в йоге. Но, повторяю, не обманывайтесь: не всегда эта схожесть говорит о внутреннем единстве, хотя не надо забывать, что есть вещи по-настоящему общечеловеческие, потому что все люди — образ Божий, и не будем пренебрегать этим. И коли во всех людях — а мы утверждаем это самым серьёзным образом — есть черты образа Божьего, те или иные, более или менее реальные его проявления, то мы можем говорить об общечеловеческом опыте не только в плане этики, как мы уже говорили прежде, но и глубже, полнее — в области таинственной, сакраментальной. Только этому надо знать меру, и такие утверждения должны быть ответственными и обоснованными.
 
И хотя христианская аскетика имеет некоторые схожие черты с другими системами (и бояться этого не следует), всё же она как система отличается от других. Почему? Потому что она богочеловечна. Это не просто человеческая практика, не просто человеческий опыт, не просто опыт трансцедентальный, говорящий о единстве человека с космосом, с миром и со всею жизнью, но христианская аскетика принимает в расчёт невозможность достижения цели без помощи Божьей. Поэтому христианские аскетические принципы и по смыслу своему, и по духу, и по составу имеют свои, чисто христианские, особенности, в то время как другие аскетические системы, как правило, рассчитывают только на явные или скрытые силы самого человека без полного объяснения, откуда они берутся. Нам с вами очень важно знать и помнить, что христианская аскети-ка есть аскетика церковная, а не индивидуалистическая. Церковь «восхищает» Царство Божье (т. е. овладевает им) через постоянные усилия её членов (ср. Мф 11:12), но усилия без какого-либо насилия.
Мы теперь должны с вами поговорить и о некоторых аскетических принципах, хотя бы важнейших, и, следовательно, об основных категориях аскетики христианства. Уже в самом начале аскетической практики каждого чело-века-христианина он должен иметь понятие о послушании, кротости, терпении, смирении, нестяжании и целомудрии.
 
Послушание есть глубинный принцип, который противостоит в христианской жизни своеволию и гордости человеческой. Послушание требует духовной открытости, доверия и смирения, самоумаления, ощущения себя ниже того, кого ты слушаешь или слушаешься. Или лучше сказать словами Писания: «Почитайте других выше себя» (Флп 2:3). Этот нюанс я хочу для вас подчеркнуть. Очень часто эти вещи путают. Думают, что лучше всего считать себя ниже всех, и говорят: считай себя ниже всех, и ты будешь смиренным. А Писание говорит вроде бы то же, да не совсем: почитай других выше себя. Жизненно это не одно и то же. Когда считаешь себя ниже всех, тут как бы нет устремлённости к совершенству, и акцент ставится на себе: центр — это я. Здесь затруднено движение к духовному росту человека. А когда других считаешь выше себя, то не судишь о себе, а судишь о других, причём в лучшую сторону.
 
Христианская аскетика зиждется на трёх китах: не только на послушании, но ещё, как вы знаете, на нестяжании и целомудрии. Именно эти три добродетели легли в основу монашеских обетов. Собственно, в православной практике монашеские обеты и есть обеты послушания, нестяжания и целомудрия.
 
Что такое нестяжание? Оно противостоит человеческой тенденции находить себе опору в жизни во внешнем, вовне, а не в Боге, в мире и в себе. Быть нестяжательным — это то же, что быть нищим духом. Во всяком случае, эти вещи очень близки.
А что такое целомудрие? Целомудрие противостоит жизни, направленной исключительно на наслаждения. Это противоположно искушению неверности в любви. Человеку нужно быть целостным и умом, и телом. Человек должен жить в духовном единстве с собой и с другими людьми, в единстве с Богом и миром, т. е. целомудренно.
 
Есть ещё три важных аскетических принципа в христианстве: кротость, терпение и смирение. Мы касались этого, когда говорили о заповедях блаженства. Я говорил, что есть смирение и что есть кротость, в связи с тем, что говорит Господь: «Научитесь от Меня, как Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой вашим душам» (Мф 11:29). Кротость — это тихий, добрый, ласковый нрав человека, это мирный дух в нём.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat christifid