Kilgallen - Важность редакторской работы Луки для понимания притчи Луки 18:9

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
John Kilgallen - Важность редакторской работы Луки для понимания притчи Луки 18:9-14.
Наши переводы

John Kilgallen - Важность редакторской работы Луки для понимания притчи Луки 18:9-14

John Kilgallen, Biblica, Vol. 79 (1998) 69-75
Перевод asaddun
® ESXATOS 2018
 
По мнению многих комментаторов, Лук. 18,9 явно является редакторским дополнением самого Луки; таким образом, Лука предвосхитил содержание ст. 10-14. Что может означать смысл этих стихов 10-14, вместе со вступительным уточнением самого Луки?
Стихи 10-14 делятся на две части. Во-первых, есть притча о двух мужчинах, фарисее и сборщике налогов. Во-вторых, есть интерпретирующий комментарий Иисуса об этих двух мужчинах, с последующим выводом.
 
Поскольку ядром ​​рассматриваемого отрывка является притча, давайте сначала ее рассмотрим. «Какой урок дает сама притча?» Урок, который она дает, встречается в комментарии самого Иисуса: последний (сборщик) вернулся домой оправданным, а первыйй (фарисей) - нет. Можем ли мы найти в самой притче ответ, почему оценка Иисуса верна? - ведь это самая вероятная причина объяснить, почему Лука поместил эту историю в свое Евангелие.
 
Главной проблемой притчи является молитва двух мужчин. Разумеется, положение каждого из них также очень важно, но, как и обычно, действия лучше понятны из-за слов, и поэтому к словам каждого из этих людей я обращаюсь.
 
Очевидно, молитва фарисея (возможно, вместе с его позицией) приводит к оценке Иисуса, что фарисей не оправдан. Почему он не оправдан?
 
С одной стороны, положительные действия, которые фарисей цитирует из своего привычного поведения (пост, отделение десятины), являются положительными, тем более, что они являются несомненно праведными поступками . Сами по себе они представляют собой попытку сделать больше, чем требуется, и такая попытка, похоже, раскрывает отношение к Богу и закону, и заслуживает похвалы.
 
С другой стороны, благодарность за то, что он не грабитель, не обидчик и не прелюбодействует, показывает не только жизнь, свободную от этих грехов, но и чувствительность к тому, что является самым важным выбором в жизни, к праведности. Более того, благодарность за то, что он не похож на грешника, напоминает молитвы, такие как Псалом 26, и является признаком того, что желание быть не похожим на грешника, является благословением. Действительно, благодарность, с которой открывается молитва, свидетельствует о том, что фарисей признает роль, которую Бог играет в удалении фарисея от греха. Молитва фарисея обоснованно уверенная. Почему он не оправдан?
 
Молитва сборщика налогов сопровождается мучительными переживаниями, биением себя в грудь, стоя вдали, и не поднимая глаз к небу. Его молитва ограничена: помилуй меня грешника. Ясно, что мы должны предположить из интерпретации притчи Иисусом, что этот крик о милосердии - это поступок, который оправдывает сборщика податей. Поскольку больше ничего не говорится об этом человеке, остается только представить себе последствия, если таковые имеются, этой молитвы для будущей нравственной жизни человека.
 
Из приведенного выше анализа трудно понять, почему Иисус объявил фарисеем неоправданным. Вероятно, проще провести связь, между признанием греха и призывом к милосердию, понимая, почему Иисус считал, что сборщик был оправдан (хотя каждый надеется, что молитва означает то, что он изменит свои пути).
 
Стих 14b проливает некоторый свет на этот вопрос. Будучи пословицей, предложение предлагает нам смысл притчи. Смысл, который она предлагает, заключается в самовозвеличивании, которое, скорее всего, заканчивается унижением другого человека, и самоуничижения, заканчивающегося возвышением другого человека. Однако самопрославление и самоуничижение, прославление и унижение - это условия, которые подходят для многих и разнообразных ситуаций и, таким образом, для любого конкретного обстоятельства требуют дальнейшего разъяснения именно из тех подходящих обстоятельств.
 
Когда мы ищем самовозвышение, уверенного в себе фарисея и его указание на собственное благочестие - это действия, которые могут считаться самовозвышением. Однако, как уже отмечалось, нужно признать, что такие действия, когда они появляются в более ранней еврейской молитве, легко воспринимаются как самовозвышение. Самоосуждение может быть применено к положению и молитве сборщика сборов; в то время как здесь нет большого унижения, сборщик сборов, безусловно, демонстрирует стыд и обвиняет себя в неявной форме и заявляет о необходимости того, чтобы Всевышний пощадил его, если он хочет наслаждаться жизнью. Прославление и унижение могут быть разумно истолкованы как оправдание и не оправдание Бога.
 
Таким образом, в то время как добавление Иисусом ст. 14b к его оценке в стихе 14a предлагает более глубокое понимание смысла притчи, я не думаю, что сами термины указывают на точный характер необоснованной праведности фарисея. Разумеется, чтобы повторить вышеизложенное, «самопрославление» имеет к нему негативное отношение, и поэтому предполагает ошибку фарисея, но, повторяя выше, внимание к тому, что говорит человек, не дает уверенной оценки того, что он неправедно возвышается - особенно до такой степени, что он вовсе не (или мало) оправдан. Почему, снова заявляя о моем первоначальном вопросе, морально чистый человек объявлен неоправданным? Что касается недавно упомянутой пословицы, почему он унижен в руках Бога, и почему сборщик сборов прославляется Богом?
 
Ключ к правильному пониманию притчи, т. е. В том смысле, как Лука понимал это, - это собственные слова Луки в 9 стихе. Понятно, прежде всего, что, тогда как ст. 10-14 в равной степени связаны с двумя людьми, вступительное замечание Луки приводит к сосредоточению внимания некоторых людей, отождествляемых с фарисеем из притчи.
 
Вступление Луки к притче, оценивает ее больше, чем просто рассказ о времени и месте. Притча обращена к (или против) некоторым ( определенным ) людям . Хотя объект его высказываний довольно общий, использование фарисея в притче в Евангелии, которое очень критично относится к фарисеям, заставляет думать, что они, в частности, являются предполагаемой аудиторией Луки именно здесь.
 
Что же, однако, является ключевым в этом вступлении Луки, которое могло бы объяснить суждение Иисуса об этом фарисее?
 
Стих 9, который вводит нас в притчу Иисуса, делится на две части: 1. Иисус говорит (против) тех, кто уверен в себе, что (потому что ) они праведны и 2. кто презирает других. Является ли первая характеристика тем, что делает притчу и ее суждения понятными?
 
Разумеется, в этом вводном стихе есть указание, намеренно созданное, между термином «праведный» и термином «оправданный», используемым в оценке Иисуса в ст. 14а. Здесь редактирование основывается на традиции. Редактор (Лука) удостоверяет, что читатель знает, что эта группа, которую выделяет редактор в своем стихе, представлена ​​фарисеем притчи, который служит для более четкого объяснения аудитории, упомянутой во вступительном стихе.
 
Как уже отмечалось выше, трудно разглядеть стоящих за фарисеем, и в силу первой половины состава редактора, представленных фарисеем. Поскольку молитва фарисея отражается в уважаемых молитвах и взглядах в более ранних еврейских традициях, поэтому использование «праведности» редактором, предполагает очень положительное качество. Захария и Елизавета называются «праведными» (Луки 1,6), как и Симеон (2,25), некоторые воскрешие (14,14, ср. Деяния 24,15), Иосиф (23,50) и сам Иисус (23,47, см. Также Деяния 3,14; 7,52; 22,14); в Деяниях Корнелий описывается как «праведный» (10,22). Благоговейный и боящийся Бога, «праведность» Корнелия раскрывается в конкретных актах милостыни и молитвы (Деян. 10,2, см. также 10,22); Петр описывает таких людей, как Корнелий, боящимися Бога и праведными (Деян. 10, 35). Предположительно, «праведность» Лука столь позитивно представляет, как вытекающую из повиновения воле Бога, означающий повиновение Закону Моисея. Действительно, можно указать на притворную «праведность», глядя на тех, кто «притворяется праведным» (Луки 20,20); причина, по которой эти люди могут притворяться праведными, заключается в том, что они прикрываются заботой о подчинении закону. Охарактеризованы ли именно такие люди Лукой в 18,9, как уверенные в собственной праведности? Вопрос возвращается к фарисею, и тем, кого он представляет: в чем заключается его ложная оценка самого себя? Есть ли в его заявлении что-то невнятное, что он не понимает, не праведное, когда он выходит даже сверх рамок Закона в посте и плате десятины? Другими словами, что в первой половине введения Луки в ст.9 есть в стихах 10-14 такого, чтобы указать, почему некоторые люди ошибаются, и «не будут оправданы», поскольку их претензии на свои заслуги, в конце концов, будут охарактеризованы, как "не оправдан".
 
Перейдем теперь ко второй половине вступительного стиха Луки 18,9. Здесь мы читаем, что объекты притчи и порицаний Иисуса «презирают других». Во-первых, сразу признается конкретное качество, размещенное здесь в этом вводном стихе, в отличие от предыдущего, очень общего качества «праведного». Во-вторых, при использовании «и» признается, что для Евангелия от Луки невозможна попытка совмещения: «праведливости» и «презирание других».
 
В главе 18 Лука потратил много времени на то, чтобы подчеркнуть для Феофила потребность в любви ко всем людям, любовь, которая выходит далеко за рамки самопожертвующей любви (Лк. 6,32-34). Если Иисус призывает любить врага (6, 35), ожидается, что также ученики будут любить всех тех, кто не может быть врагом. В контексте притчи Иисус в реальной жизни стремится приблизить к себе тех, кого считают грешниками (см. Луки 5,32), хотя его широко критикуют за это (7,29), он оказывается всегда рядом к пришедшим к нему "сборщикам налогов" (15,1).
 
С другой стороны, глагол, означающий «презирать, пренебрегать» и время от времени «отвергать с презрением» и «относиться с презрением», выявляет ясную нечестивость человека. Ни один читатель, сочувствующий Иисусу в Евангелии от Луки, не может одобрить это качество, особенно когда сознательное усилие Луки распространяется на «других». Привлекательность истории доброго самаритянина лежит прежде всего на осознании того, что никто из «других» никоим образом не презираем. Единственным логическим завершением этой истории относительно исторических врагов является совет Иисуса, вслед за действиями врага: «Иди и сделай то же» (Лк. 10,37).
 
Из всего этого следует сделать следующий вывод. Лука предупредил притчу и хотя бы одно выражение, если не два, оценки Иисуса о двух центральных фигурах притчи. По своему собственному учению, Лука создал вступительное заявление, которое отсылало притчу к образу одной из этих двух фигур, фарисеям. Хотя из притчи неясно, что она может быть обращена ​​фарисеям, из вступления Луки очень ясно, что фарисей выступает из тех, кто уверен в себе, что (потому что) они праведны и (пока) они презирают других, неправедных. Из введения Луки, в котором он играют слова «праведный» и «презрение», ясно, что Лука показывает здесь их несовместимость, таким образом, невозможность того, что правосудие может сидеть в одной комнате (или душе) с презрением к другому. Слишком большая часть Евангелия Луки говорит об этой несовместимости.
 
Этот вводный стих дает отличную ясность тому, что, как я предложил, неясно о притче и последующих суждениях. Какое бы сбалансированное представление фарисея и сборщика налогов не могло быть представлено слушателю притчи и по какой бы причине ни говорили слова Иисуса, причина, по которой фарисей остается неправедным, а сборщик налогов становится оправданным, и каким бы смыслом ни наделяла притчу пословица ст. 14b, теперь ясно, что фарисей не может получить благоприятной оценки Иисуса из-за его слов «Благодарю Тебя, что ... я не такой, как этот сборщик» (стих 11). Это утверждение, хотя можно утверждать, что оно напоминает одну тем святости псалмопевца, следует считать, как заявление о презрении другого. Именно это и определяет Лука.
 
По-своему, редакторский стих Луки также определяет смысл приговора, обьявленного Иисусом. Лука так читает эту историю, что он понимает авторитетное суждение Иисуса, которое  сновано не на добрых делах фарисея, а на том, в чем, как Лука предполагает, состоит жалоба Иисуса на фарисея: презрение к другому. Как и в других местах (Лк. 11,42), Иисус сказал о фарисеях, что «это то, что вы должны практиковать (праведность и любовь Бога), не опуская другого (выплачивание десятины)", поэтому здесь можно сказать, что Иисус может отказаться от оправдания к фарисея , представителя тех, кто думает, что они правы, потому что они отказались от того, что для Иисуса является существенным из того, что делает человека достойным войти в вечную жизнь (см. Луки 10, 25-28).
 
Таким образом, решающее значение для интерпретации всей истории, которую Лука представляет в 18:10-14, - это собственное ее прочтение Лукой. По тому факту, что он дает редакторское вступление в ст. 10-14, позволяет этим стихам иметь свое влияние на читателя, влияние, которое, как всегда, можно считать частью динамизма истории, которая существовала до того, как она дошла до Луки.
 
Именно тогда, когда мы рассматриваем это более раннее существование истории, можно спросить только, что подразумевается в краткой молитве сборщика налогов, из-за которой он заслуживает того, чтобы его называли праведным. Действительно, название «праведный», по-видимому, принадлежит тем, кто «делает», которые «борются», чтобы войти в Царство Божье; а как выглядит то, что кажется простым призывом к милосердию? Но, поскольку история происходит сейчас, Лука определенно обратил внимание на первого человека в притче и ясно дал понять из своего вступления в ст. 9, что правосудие не будет расположено к тем, кто соблюдает все для безупречного исполнения Закона, и презирает других. Милоседие, обращеное к презренному человеку - это и есть то, что превыше безупречного исполнения Закона, и именно об этом просил сборщик Бога. Вот хороший пример того, как редакция интерпретировала то, что она унаследовала от Иисуса, чтобы эти слова могли ясно говорить с Феофилом и его общиной. Как это часто случалось, притчи Иисуса были в разной степени мистифицированы; не только один раз, я уверен, люди спрашивали Его: «В чем смысл притчи?» (Луки 8,9). В том случае, что мы изучали, Луке было ясно получить из притчи и ее сопутствующих суждений урок, который, по его мнению, отлично вносил бы вклад во благо его аудитории. Для угождения Богу не стоит стоять перед Богом с молитвой и списком праведных дел тем, кто, независимо от того, что они делают, презирает других людей.
 
 
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя asaddun