Ким - Тысячелетнее Царство

Тысячелетнее Царство - Экзегеза и история толкования - Николай Ким
Книга современного православного богослова священника Николая Кима, кандидата богословия, посвящена одному из самых спорных и загадочных отрывков Откровения Иоанна Богослова — XX главе, — содержащей описание «тысячелетнего Царства».
 
Еще в древности буквальное ее понимание привело к зарождению так называемой ереси хилиазма — учению о грядущем царстве Христа на земле в течение 1000 лет после Его Второго Пришествия.
Отвергнутое церковным сознанием, это учение возродилось в средневековой Европе и с тех пор служило постоянным фоном религиозных и социальных переворотов в христианских странах.
 
Кроме того, верному пониманию образов Откровения мешал произвол в методах его толкования и потеря ясного экклезиологического сознания исследователями Библии.
 
Автор пытается, используя все лучшее, что накопила экзегетическая наука, особенно за последние несколько десятилетий, дать православный взгляд на проблему 20-й главы Откровения.
 
Такой подход, сочетающий приоритет святоотеческого мнения с исследованиями современных экзегетов, приводит к ряду интересных выводов: во-первых, о разрешении вопросов эсхатологии через призму экклезиологии и, во-вторых, о взаимовлиянии Апокалипсиса и Литургии.
 
В работе представлен подробный экзегетический анализ каждого стиха данной главы, особое внимание уделено генезису понятия «тысячелетнее Царство». Кроме истории толкования эпизода, приведена история хилиазма — не только как богословского мнения, но скорее как религиозно-политического течения, тупикового пути развития цивилизации.
 
Книга представляет собой кандидатскую диссертацию автора, защищенную в 2001 году в Санкт-Петербургской Духовной Академии. Научный руководитель — архимандрит Ианнуарий Ивлиев.
 

Священник Николай Ким - Тысячелетнее Царство - Экзегеза и история толкования XX главы Апокалипсиса

 
СПб.: Алетейя, 2003. — 331 с. — (Серия «Византийская библиотека. Исследования»).
ISBN 5-89329-588-9
 

Священник Николай Ким - Тысячелетнее Царство - Содержание

 
Проблема Миллениума в Откровении
Введение
Исагогические вопросы
Методы толкования Откровения
Значение исторического и литературного фона
Варианты толкования Миллениума
Композиция Апокалипсиса и проблема хилиазма
Особенности построения Апокалипсиса
Проблема последовательности 19-й и 20-й глав и хилиазм
Варианты композиции последней части Апокалипсиса
Экзегетический анализ текста 20-й главы Откровения
Проблемы эпизода о тысячелетнем царстве (20:4—6)
Особеность темы 1000-летнего Царства
Промежуточное Царство как синтез двух эсхатологий
Продолжительность промежуточного Царства и число 1000
Промежуточное Царство и Новый Завет
1-е воскресение и миллениум
Понимание Царства в христианской традиции
История толкования 20-й главы Откровения Иоанна Богослова (Тысячелетнее Царство)
Древние греческие толкователи
Древние толкователи латинской церкви
Средневековые западные толкования
Возрождение хилиастического мировоззрения в Европе
Апокалипсис и предреформация
Комментаторы эпохи Реформации
Начало научного комментария Апокалипсиса после Реформации
Возникновение хилиастического толкования в кругах немецких пиетистов
Возникновение и развитие научных методов толкования в XVIII веке
Методы толкования в XIX веке
Исследования проблемы Миллениума в XX веке
Обзор современных комментариев
Обзор мнений современных экзегетов (таблица)
История и критический анализ хилиастических воззрений
Термин «хилиазм». Главное содержание хилиазма
Краткая история хилиазма
Хилиазм и секты
Философский хилиазм
Хилиазм в России
Доводы против хилиазма
Разрешение проблемы Миллениума в Церкви
Рай, Царство, Церковь
Царство и Евхаристия
Литургичность Апокалипсиса
Заключение
Библиография
 

Священник Николай Ким - Тысячелетнее Царство - ПРОБЛЕМА МИЛЛЕНИУМА В ОТКРОВЕНИИ

 

Введение

 
Откровение Иоанна Богослова, или Апокалипсис — наверно не найдется другой такой книги, подобно этой, вызывающей столько споров, надежд и разочарований на протяжении вот уже почти 2 тысячелетий. Можно сказать и иначе: наверно трудно найти даже период времени в истории христианства, когда бы идеи и тайны этой книги не были бы причиной не только разномыслия, но и серьезных конфликтов. «Апокалипсис всегда привлекал к себе внимание христиан, особенно в то время, когда различные бедствия и соблазны с большей силой начинали волновать общественную и церковную жизнь. Между тем, образность и таинственность этой книги делает ее весьма трудной для понимания»[1].
 
Таинственность Апокалипсиса не в последнюю очередь является причиной его притягательной силы и, одновременно, источником неизбежных ошибок толкования. «Толкование Апокалипсиса представляет большие трудности. Уже в христианской древности один экзегетический метод сменял другой. И, в конце концов, нет возможности указать такого, который выражал бы церковное понимание Апокалипсиса. Замечательно, что Апокалипсис не читается на литургии наравне с другими апостольскими писаниями. Можно сказать, что и в священном каноне Нового Завета Апокалипсис остается запечатанною книгою»[2].
 
Эта сокровенность всегда служит большим соблазном использовать открывающееся поле многозначности образов и символов в практически любом, желаемом для толкователя направлении. «Этим спорным делом очень часто злоупотребляли: с любопытсвующим желанием сенсации искали информацию о мировой истории; с оживленной фантазией спекулировали о конце человечества; со слепым фанатизмом хотели оправдать роковые ошибки церковной истории через бессвязные цитаты из Откровения: была ли это идея “тысячелетнего Царства” (20:1-10), или отождествление развращенной (римской) великой церкви с синагогой сатаны (2:9; 3:9), соответственно, с вавилонской блудницей (17 гл.), заблуждения таких пониманий текста были потрясающими.
 
Уже давно настала пора, чтобы историко-критическая экзегеза смогла успешно противостать таким опасностям. Иначе текст Откровения остался бы полем упражнения для самых разнообразных попыток толкования. Один пример: из-за ложно понятой числовой комбинации Откровения возбуждают даже теперь апокалиптически ориентированные секты некую панику последнего мгновения; этим люди приводятся в болезненное беспокойство. Бедственное положение делает их восприимчивыми для всевозможных ложных путей»[3].
 
Но парадокс этой книги еще и в том, что не только свободное обращение с ее текстом приводит к заблуждениям, но и буквальное толкование способно привести к ошибкам в понимании подлинного смысла. «Так, например, буквальное понимание образов этой книги давало повод и теперь еще продолжает давать повод к ложному учению о так называемом “хилиазме” — тысячелетнем Царстве Христовом на земле»[4].
 
Вопрос о тысячелетнем Царстве выделятся своей загадочностью и сложностью понимания даже среди, и без того непростых, образов Апокалипсиса. «Образ этот является одним из самых трудных, если не самым трудным, в Апокалипсисе. Древние толкователи переходили от его буквального понимания к самому утонченному спиритуалистическому толкованию. Последнее утвердилось на Западе. Склонность к буквальному пониманию держится до сего времени в русском богословии»[5].
 
Впрочем, такой отзыв епископа Кассиана о взгляде на проблему тысячелетнего Царства в русском богословии можно скорее всего отнести к эмоциональному отголоску на взгляды некоторых богословов его времени, а не к действительному состоянию умов в Русской Церкви. Для подобных эмоций были и существуют причины. Так, известный религиозный мыслитель отец Сергий Булгаков, разделяющий отчасти хилиастические взгляды, чрезвычайно высоко оценивал важность 20-й главы Откровения: «Вместе с тем она имеет и свою собственную, в единственности своей вообще наиболее своеобразную тему, имеющуюся только в Откровении, это именно тысячелетнее Царство христиан на земле. Можно в известном смысле сказать, что в ней есть средоточие всего Откровения и наиболее оригинальное его учение, которое, естественно, привлекает к себе исключительное внимание как текстуальной экзегезы, так и догматического истолкования»[6].
 
Но несмотря на действительно уникально высокое внимание к теме этого учения со стороны экзегетов и богословов на протяжении многих веков,.споры не утихали, а лишь разгорались с новой силой, особенно при каких-либо внешних к тому причинах, будь то очередная круглая дата по любому из летоисчислений, или природные катаклизмы, или политические потрясения. Все это говорит о том, что мы должны иметь некий твердый критерий, систему четких ориентиров, прежде чем пытаться приоткрыть для себя тайны Откровения. «Апокалипсис написан по вдохновению Духа Святого. Правильному пониманию его больше всего мешает отход людей от веры и истинно христианской жизни, что всегда ведет к притуплению, а то и полной утрате духовного зрения»[7].
 

[1]      Милеант Александр, протоиерей. К познанию Библии (Ветхий и Новый Завет). Рига, 1992. С. 211.
[2]      Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. Париж; Москва, 1996. С. 340.
[3]      Ritt Н. Offenbarung des Johannes. Die Neue Echter Bibel: Kommentar zum Neuen Testament mit der Einheitsübersetzung. Bd. 21. 3 Aufl. Würzburg, 1998. S. 5.
[4]      Милеант Александр, протоиерей. К познанию Библии (Ветхий и Новый Завет). Рига, 1992. С. 211.
[5]      Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. Париж; Москва, 1996. С. 336.
[6]      Булгаков Сергий, протоиерей. Апокалипсис Иоанна. Опыт догматического истолкования. М.,1991. С. 175.
[7]      Милеант Александр, протоиерей. К познанию Библии (Ветхий и Новый Завет). Рига, 1992. С. 214.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя Tov