Кострюков - Русская зарубежная церковь в 1925-1938 гг

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Андрей Кострюков - Русская зарубежная церковь в 1925-1938 гг
Смерть Патриарха Тихона (7 апреля 1925 г.) породила новые проблемы в жизни Всероссийской Церкви. В России кончина Первосвятителя привела к новой атаке безбожной власти на православие. Помимо григорианского раскола, спровоцированного ОГПУ, этот период был ознаменован наиболее активными попытками государства проникнуть во внутреннюю жизнь Церкви.
 
Такие попытки могли увенчаться успехом только после согласия церковного руководства на это вмешательство. Действия такого рода при постоянных арестах и заменах заместителей рано или поздно должны были увенчаться успехом. Это и произошло в 1927 г., когда Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) был вынужден пойти на уступки властям. Как известно, 1927 год стал началом отделения от митрополита Сергия так называемой правой оппозиции, считавшей путь Заместителя Местоблюстителя неправильным.
 
Но смерть Патриарха Тихона стала причиной больших проблем и в эмиграции. Вскоре после кончины Первоиерарха от Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ, Русская Зарубежная Церковь) отделились Североамериканская епархия (ныне Православная Церковь в Америке), а также Западноевропейский округ, в настоящее время подчиняющийся Константинопольскому Патриархату. В то же самое время нарастала напряженность в отношениях с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя. Компромиссная политика митрополита Сергия (Страгородского) привела к протестам и со стороны Архиерейского Синода РПЦЗ в Сремских Карловцах. Результатом этого недовольства стал административный (1927), а затем и молитвенный (1931) разрыв Зарубежного Синода с Московской Патриархией. Таким образом, начиная с 1925 г. Зарубежная Церковь переживала весьма насыщенный и непростой период. Можно сказать, что в течение полутора довоенных десятилетий ее основной задачей было доказать свои права на власть в русской церковной диаспоре, а также подтвердить правильность своей политики в отношении политического режима, установившегося в России. Обстоятельства складывались таким образом, что ни за границей, ни  в России в течение всего периода разделения между Московской Патриархией и Зарубежным Синодом не было труда, который непредвзято отражал бы ситуацию накануне этого разрыва. Поэтому необходимо восстановить историческую справедливость относительно Русской Зарубежной Церкви, а также определить, насколько оправданными были ее действия в условиях того времени. 
 
Тем более важно это теперь, когда объединение между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью состоялось. В связи с этим нужно понять, чем руководствовалась русская церковная эмиграция, разрывая отношения с митрополитом Сергием (Страгородским). В настоящей работе автор постарался уделить внимание становлению Русской Зарубежной Церкви после смерти Патриарха Тихона. Для понимания этого процесса необходимо было понять, прежде всего, характер взаимоотношений Зарубежного Синода с Московской Патриархией. Именно в ходе дебатов относительно политики митрополита Сергия и формировалось самосознание Зарубежной Церкви. Предпосылки к разделению между Московской Патриархией и Зарубежным Синодом сформировались в первой половине 1920-х гг. В период с 1925 по 1938 г., который будет рассмотрен в настоящей работе, отношения между Москвой и Сремскими Карловцами переросли в конфликт. С 1927 г. Русская Зарубежная Церковь не только de facto, но теперь уже и de jure стала существовать независимо от Московской Патриархии. Второй задачей, стоящей перед историками, является выяснение ситуации, связанной с разделениями внутри русской церковной эмиграции. Авторы, исследовавшие этот вопрос, далеко не всегда беспристрастно описывали обстоятельства конфликта Зарубежного Синода с руководством Западноевропейского и Североамериканского округов. Разделения, возникшие в результате этих конфликтов, воспринимались в изгнании даже тяжелее, чем разрыв с Московской Патриархией, а потому анализ фактов часто уступал место эмоциям. Поэтому представляется важным исследовать внутренние течения в церковной эмиграции, которые привели ее к
разделениям.
 

Андрей Александрович Кострюков - Русская зарубежная церковь в 1925-1938 гг - Юрисдикционные конфликты и отношения с московской церковной властью 

А. А. Кострюков. — М. : Изд-во ПСТГУ, 2011. — 624 с.
ISBN 978-5-7429-0639-1

Андрей Кострюков - Русская зарубежная церковь в 1925-1938 гг - Юрисдикционные конфликты и отношения с московской церковной властью - Содержание

Введение 
ГЛАВА 1. Проблемы Русской Зарубежной Церкви накануне Архиерейского Собора 1926 года 
  • § 1. Кончина Патриарха Тихона и вопрос о полномочиях митрополита Петра в 1925—1926 гг. 
  • § 2. Архиерейский Синод РПЦЗ и Американская митрополия накануне Архиерейского Собора 1926 г. 
  • § 3. Архиерейский Синод РПЦЗ и митрополит Евлогий накануне Архиерейского Собора 1926 г. 
  • § 4. Архиерейский Синод и проблемы автокефальных Церквей в 1920-1926 годах 
ГЛАВА 2. Архиерейский Собор 1926 года 
  • § 1. Подготовка к Собору 
  • § 2. Соборное признание митрополита Петра Патриаршим Местоблюстителем и вопрос об управлении Русской Православной Церковью заграницей 
  • § 3. Архиерейский Собор 1926 г. и Североамериканский округ 
  • § 4. Архиерейский Собор 1926 г. и Западноевропейский округ 
  • § 5. Прочие вопросы 
ГЛАВА 3. Русская Зарубежная Церковь в 1926-1927 гг. 
  • § 1. Отношения между Синодом и митрополитом Евлогием в 1926-1927 гг. 
  • § 2. Архиерейский Синод и Американская митрополия в 1926-1927 гг. 
  • § 3. Архиерейский Синод РПЦЗ и Церковь в Отечестве в 1926-1927 гг. 
ГЛАВА 4. Юрисдикционные разногласия в русской эмиграции в 1927-1935 гг. 
  • § 1. Архиерейский Синод и митрополит Евлогий в 1927-1935 гг. 
  • § 2. Архиерейский Синод и Американская митрополия в 1927-1935 гг. 
  • § 3. Попытка примирения русской церковной эмиграции в 1935 году 
ГЛАВА 5. Взаимоотношения между Русской Зарубежной Церковью и Московской Патриархией в 1927—1935 гг. 
  • § 1. Зарубежный Синод и Московская Патриархия: от разрыва административного — к разрыву молитвенному 
  • § 2. Патриарх Варнава и митрополит Сергий: спор о Зарубежной Церкви 
  • § 3. Запрещение митрополитом Сергием архиереев Русской Зарубежной Церкви 
ГЛАВА 6. Русская Зарубежная Церковь в 1935-1938 гг.  
  • § 1. Русская Зарубежная Церковь и Московская Патриархия в 1935-1938 гг 
  • § 2. Отношения Зарубежного Синода с митрополитом Евлогием после Совещания 1935 года 
  • § 3. Отношения Зарубежного Синода с дальневосточными и американскими архиереями после Совещания 1935 года 
  • § 4. Второй Всезарубежный Собор 
Заключение 
Использованные источники и литература  
Неопубликованные источники  
Опубликованные источники 
Периодическая печать 
Литература 
Приложение 
Краткие биографические сведения о некоторых лицах, упоминаемых в книге
Именной указатель
Список сокращений
 

Андрей Кострюков - Русская зарубежная церковь в 1925-1938 гг - § 3. Архиерейский Собор 1926 г. и Североамериканский округ

 
Как уже было сказано выше, митрополит Платон (Рождественский), отправляясь на Собор в Сремские Карл овцы, планировал заручиться поддержкой зарубежных епископов в деле против обновленцев, однако не собирался отказываться от автокефального пути Американской митрополии. Поэтому митрополит Платон просил митрополита Евлогия (Георгиевского) поддержать его в вопросе о самостоятельности Американской митрополии. Важно свидетельство митрополита Евлогия, что митрополит Платон ехал «в Карловцы для выяснения своих отношений с Синодом», ибо сам митрополит Платон впоследствии заявлял, что ехал для встречи с Восточными Патриархами, а на Архиерейский Собор РПЦЗ заехал случайно. Со стороны зарубежных архиереев неискренность митрополита Платона не могла вызвать сочувствие, поскольку митрополит Платон рассматривался в Сремских Карловцах как иерарх, подчиненный Архиерейскому Синоду.
 
Архиепископ Иннокентий (Фигуровский), например, вообще называл епархию в Америке «миссией» и считал, что она должна подчиняться митрополиту Антонию (Храповицкому), как подчиняется ему миссия в Китае. Понимая, что идеи об американской автокефалии не встретят понимания в Сремских Карловцах, митрополит Платон по прибытии на Собор не стал говорить о самостоятельности своей митрополии. Наоборот, митрополит Платон стал заявлять о себе, как о яром противнике американской автокефалии. Согласно протоколу № 4 от 27 июня, митрополит Платон пытался оправдаться перед Собором, доказывая, что стремления к автокефалии не было. Соборные протоколы передают доводы митрополита так: «По вопросу о Съезде духовенства и мирян в Детройте он сказал, что он был допущен им как клапан для выхода угрожавших спокойствию и целости Русской Церкви в Америке автокефалических газов. Если он и утвердил постановления этого Съезда, то только в виду указанных обстоятельств, но одновременно принял меры к аннулированию их в жизни учреждением Комиссии для проведения их в жизнь, в каковую он нарочито включил (получив на это право на Съезде) путем кооптации большинство членов, не сочувствующих автокефалии, и надеется таким путем подготовить и формальное их аннулирование. С своей стороны он настойчиво свидетельствует, что он решительный враг автокефалии Американской Церкви, и подтверждает свою полную каноническую покорность Местоблюстителю Патриаршего Престола Митрополиту Петру, Собору Епископов Заграничной части Русской Православной Церкви и избираемому им Архиерейскому Синоду». Оправдываясь перед Собором, митрополит Платон рассчитывал, прежде всего, на его поддержку в деле против Кедровского. Митрополит Платон даже привез в Сремские Карловцы проект грамоты, где подтверждались его права на управление Североамериканской епархией.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя art_pr