Мельник - РПЦ и Оруэлл: вопрос автокефалии церкви в Украине как индикатор двоемыслия РПЦ

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Владимир Мельник - РПЦ и Оруэлл: вопрос автокефалии церкви в Украине как индикатор двоемыслия РПЦ

Реакция многих иерархов РПЦ на недавно вновь поднятый вопрос об автокефалии Церкви в Украине является поистине прекрасной иллюстрацией романа Джорджа Оруэлла «1984». Да такой яркой, что, растащив на цитаты, можно было бы ставить в театрах, как новое прочтение гениального творения. Напомню, что в романе описана жизнь тоталитарного общества, мысли членов которого контролируются партией. Краеугольным камнем партии есть Двоемыслие, которое определено как «способность одновременно держаться двух противоречащих друг другу убеждений». И далее описывается сама система мышления: «Член партии знает, в какую сторону менять свои воспоминания; следовательно, осознаёт, что мошенничает с действительностью; однако действуя при помощи двоемыслия он уверяет себя, что действительность осталась неприкосновенна. Этот процесс должен быть сознательным, иначе его не осуществишь аккуратно, но должен быть и бессознательным, иначе возникнет ощущение лжи, а значит, и вины.

Двоемыслие — душа партии, поскольку партия пользуется намеренным обманом, твердо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, — всё это абсолютно необходимо. В отношении оппонентов ключевое слово – бело-черный. Как и многие слова новояза, оно обладает двумя противоположными значениями. В применении к оппоненту оно означает привычку бесстыдно утверждать, что черное — это белое, вопреки очевидным фактам. В применении к члену партии — благонамеренную готовность назвать черное белым, если того требует партийная дисциплина. Но не только назвать: еще и верить, что черное — это белое; больше того: знать, что черное — это белое, и забыть, что когда-то ты думал иначе. Для этого требуется непрерывная переделка прошлого, которую позволяет осуществлять система мышления, по сути охватывающая все остальные системы и именуемая на новоязе двоемыслием».

 

Владимир Мельник - РПЦ и Оруэлл: вопрос автокефалии церкви в Украине как индикатор двоемыслия РПЦ

 
1. «Мы единогласно за автокефалию Церкви в Украине», но… мы против автокефалии.
2. «Мы вовсе не против автокефалии, но наша паства ее не допустит», а тех, кто посмеет поддержать автокефалию, мы накажем.
3. «Автокефалия разрывает единство Церкви, разрывает нешвенный хитон Христов», но… РПЦ сама является автокефальной и от собственной автокефалии не откажется.
4. «Существование двух структур на территории одного государства невозможно и является расколом», но… сами мы запросто открываем свои параллельные структуры.
5. Участие государства в церковных делах: «наглое вмешательство» или «должная и мудрая поддержка».
6. «Изолированность наших братьев из УПЦ КП от Вселенского Православия – наша огромная боль», но… мы будем жёстко пресекать любые попытки УПЦ КП соединиться с Вселенским Православием кроме как через нас.
7. «У нас уже есть Поместная Церковь», но… официального провозглашения этого мы категорически не допустим.
8. «Мы за признание неканонической церковной структуры Церковью и её таинств», но… мы категорически против такого же признания в Украине.
9. «Мы считаем, что по церковным правилам церковные границы должны следовать за государственными», но… категорически против этих же правил для Украины.
10. «Мы считаем вопрос автокефалии геополитическим», но… возмущены, что этот вопрос кто-то рассматривает, как геополитический.
11. «Это безблагодатная еретическая псевдо-церковь», в… благодатности которой мы никогда не сомневались.
12. Анафема в истории церкви не является препятствием, но… анафема в Украине является препятствием непреодолимым.
13. «Мы совершенно уверены, что из идеи автокефалии ничего не выйдет», но… сами мобилизуем свои возможности, чтобы ничего не вышло.
14. Мы молимся…

Что ж, двойные стандарты в жизни церкви – далеко не новое явление. Но стоит рассмотреть лишь несколько ключевых тезисов и ситуаций, повторяемых годами, чтобы понять насколько ярко многие иерархи РПЦ иллюстрируют описанное выше двоемыслие. Признаюсь, пока никто из противников автокефалии не сумел объяснить, что именно плохого в факте автокефалии для Церкви в Украине. Для человека хоть немного знакомого с православным вероучением и церковной историей, эти «аргументы» кажутся вовсе комичными, да и целиком рушатся от элементарной проверки фактами. Детальное опровержение «фактов» описывает в своей статье «Операция «Открытое небо»: ищем возможности или отговорки?» известный религиозный публицист Татьяна Деркач. Ниже предлагаю рассмотреть аргументы в контексте именно явления двоемыслия, ставшего в последнее время «душой РПЦ».

1. «Мы единогласно за автокефалию Церкви в Украине», но… мы против автокефалии.

Долгое время иерархи УПЦ (МП) говорили, что они не против автокефалии, а очень даже «за». 6-7 сентября 1991 года в Киево-Печерской Лавре проходит Архиерейский Собор УПЦ, где епископат УПЦ поддерживает идею автокефалии и принимает решение о созыве 1-3 ноября 1991 г. Поместного Собора УПЦ, с участием епископов, верующих и мирян – представителей всех епархий УПЦ. И все единодушно поддерживают автокефалию, описывая ее как крайне полезную. Вот что об этом говорит «Определение Собора УПЦ по вопросу полной самостоятельности украинской православной церкви»:

«Религиозная обстановка, складывающаяся на Украине в условиях провозглашения независимости украинского государства, требует от Украинской Православной Церкви нового статуса. Собор считает, что таким статусом должна быть полная самостоятельность и независимость, т.е. автокефалия, как дальнейшее совершенствование самостоятельности Украинской Православной Церкви в духе постановлений вышеупомянутых Соборов, ради избежания раскола от Вселенского Православия, без нарушения священных канонов, во имя сохранения любви и мира между нашими Церквами. Сознавая, что основной целью провозглашения автокефалии является благо Церкви, т.е. выполнение ею спасительной миссии в определенных исторических условиях, Собор считает, что дарование автокефалии Украинской Православной Церкви будет способствовать укреплению единства православия на Украине, […] служить примирению и установлению согласия между враждующими ныне вероисповеданиями, сплочению граждан всех национальностей, проживающих на Украине, и тем самым вносить вклад в укрепление единства всего украинского народа. […] Собор единодушно свидетельствует, что Украинская Православная Церковь имеет в настоящее время все необходимые условия для своего полного самостоятельного бытия». Среди подписавшихся под этими словами находим имена и нынешних иерархов УПЦ: митр. Онуфрия (Березовского), Предстоятеля УПЦ, митр. Агафангела (Саввина) Одесского, митр. Илариона (Шукало) Донецкого, митр. Варфоломея (Ващука) Ровенского, митр. Сергия (Генсицкого) Тернопольского и др.

Они же подписывают и «Обращение Собора УПЦ к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II и епископату РПЦ»: «Участники Собора, представляющие весь украинский епископат, клир, мирян, монастыри и духовные учебные заведения, единогласно определили обратиться к Вашему Святейшеству и епископату Русской Православной Церкви с просьбой даровать Украинской Православной Церкви полную каноническую самостоятельность, т.е. автокефалию, содействовать признанию Украинской Православной Церкви всеми Поместными Церквами как равноправной Церкви-Сестры в семье Православных Церквей и способствовать учреждению Восточными Патриархами и Главами других Поместных Церквей Киевского Патриархата». Под ним всё те же подписи нынешних иерархов УПЦ.

22 января 1992 года в Киеве состоялось епископское совещание УПЦ, где было принято обращение к Патриарху и Синоду РПЦ с призывом ускорить предоставление автокефалии УПЦ. Епископы УПЦ отмечали, что у них создается впечатление что священноначалие РПЦ «умышленно затягивает положительное решение вопроса об автокефалии» и вновь просят: «В связи с провозглашением независимого государства Украина мы считаем, что наступило время дарования полной независимости Украинской Православной Церкви, дарования автокефалии». И снова находим под обращение подписи всё тех же лиц. Само же обращение было доставлено 29 января нынешними архиереями УПЦ: митр. Лазарем (Швецом) Симферопольским и митр. Варфоломеем (Ващуком) Ровенским.

Кто-то говорит, что и это письмо, и Определение Собора и Обращение были написаны и подписаны под давлением митр. Филарета (Денисенко) нашими пугливыми иерархами, а также не менее пугливыми всеми делегатами от 22 епархий в лице клириков и мирян, представителями 32 монастырей, представителями духовных школ. Оставляя за рамками обсуждения данного текста моральный аспект такого предположения – бесспорно оскорбительного по отношению к архиереям и соборным делегатам УПЦ. Отметим его фактическую несостоятельность. Уже после отстранения митр. Филарета (Денисенко), участники Архиерейского Собора УПЦ 27 мая 1992 г., подтверждают свое желание автокефалии, озвученное ранее: «Мы заверяем Вас, что и в дальнейшем будем отстаивать полную независимость и самостоятельность УПЦ» (Обращение Харьковского Собора епископов УПЦ Президенту Украины Л.М. Кравчуку). И – о чудо! – вновь находим под этим обещанием подпись всё тех же иерархов, включая митр. Онуфрия (Березовского).

Архиерейский Собор РПЦ 1-4 апреля 1992 г., рассмотрев прошение Собора УПЦ о предоставлении автокефалии, постановил «перенести обсуждение этого вопроса на следующий Поместный Собор РПЦ». Патриарх Алексий II, так же, как и митр. Кирилл (нынешний Патриарх), озвучивали мысль, что и они сами, и РПЦ вовсе не против автокефалии, просто этот вопрос будет рассматриваться на ближайшем Поместном Соборе РПЦ. Следующий же Поместный Собор РПЦ состоялся лишь спустя 17 лет, 28 января 2009 года (хотя по Уставу самой РПЦ Поместный Собор РПЦ должен был собираться «не реже одного раза в пять лет» п.II.2). Однако вопрос об автокефалии «почему-то» забыли включить в повестку этого Собора. Таким образом, прошение автокефалии иерархами и членами Собора УПЦ 1991 года не было ни отозвано, ни аннулировано, не было и отказа на это прошение со стороны РПЦ. Просто вопрос автокефалии все еще рассматривается в РПЦ – никак не дойдут руки. Сразу после Поместного Собора РПЦ 2009 года, на вопрос об автокефалии УПЦ: «И все-таки вам нужен автокефальный статус или нет?», Предстоятель УПЦ, митр. Владимир (Сабодан) ответил прямо: «Этот статус должен венчать все наши усилия».

В апреле 2018 года заместитель ОВЦС УПЦ прот. Николай Данилевич также подтверждает, что УПЦ вовсе не против автокефалии, а очень даже «за»: «УПЦ всегда, с самого начала возникновения церковного разделения говорила и заявляла, что мы за преодоление церковного разделения и за Единую Церковь. То есть, мы не против Единой Церкви, мы за Единую Церковь. И, если будет определенное церковное согласие – за автокефальное устройство этой Церкви, потому что автокефалия – лишь устройство, лишь форма существования церкви в определенных политических условиях».

Примечательно, что иерархи, которые выступали за автокефалию Церкви в Украине, и считали ее полезной, объединяющей и единодушно утверждали, что УПЦ уже в 1991 году была готова к автокефалии, при реальном приближении автокефалии вдруг начинают протестовать, считая эту идею разъединяющей и говорят, о том, что УПЦ в 2018-м еще к автокефалии не созрела. Напомню, что на сегодняшний день, три Православные Церкви в Украине объединяют 18 682 приходов, 14 757 священнослужителей, 138 архиереев и 101 епархию, 285 монастырей с 4 952 монахами и монахинями, 44 духовных учебных заведения. Для сравнения РПЦ в РФ имеет 14 290 приходов и ок. 190 епархий.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что автокефалия желательна и способна укрепить единство Православия в Украине, и обещают отстаивать автокефалию или же когда утверждают прямо противоположное и против автокефалии протестуют?

2. «Мы вовсе не против автокефалии, но наша паства ее не допустит», а тех, кто посмеет поддержать автокефалию, мы накажем.

Наши иерархи любят перекладывать ответственность на плечи паствы, утверждая, что сами они вовсе не против автокефалии (или даже вовсе «за»), но вот их паства решительно («все – как один!») протестует против «автокефалии, раздирающей нешвенный хитон Христов». Об этой манипуляции приходилось писать отдельно. Самым логичным в этой ситуации было бы, во-первых, благословить собственный клир и паству прямо и смело обсуждать вопрос статуса УПЦ. Во-вторых, вдохновлять разномыслие и аргументы как «за», так и «против» изменений в любую сторону. Вдохновлять интерес людей. Да и самим выступить в том же разностороннем ключе. Хотя бы согласно рекомендации ап. Павла: «Ибо должна быть между вами и разность мнений, чтобы испытанные обнаружились между вами». (1Кор. 11:19). В конце концов, одним из индикаторов открытости сознания является способность найти как преимущества, так и недостатки в любом явлении. И, если сторонники автокефалии для Церкви в Украине прямо говорят, что она вовсе не является панацеей, то интересно, сумеют ли иерархи-критики автокефалии озвучить хотя бы некоторые ее положительные стороны.

Впрочем, это было бы возможно, если бы иерархи были хоть немного искренни в своих словах. На деле же происходит прямо противоположное: любые разговоры об автокефалии пресекаются. Стоит кому-то из клира или мирян высказаться в пользу автокефалии, то, как правило, таковым закрывают рот с обвинениями в «раскольничестве» и нередко следуют прещения – будь то запрет в служении или вовсе лишение сана. Например, богословы Одесской епархии провозглашают, что статус УПЦ есть «аксиома, а не предмет для дискуссий. Мы призываем православных бойкотировать таких попов (которые могут обсуждать вопрос автокефалии – В.М.), не приглашать, не окормляться, не поддаваться на их "дискуссионные" провокации». Вторит этому и митр. Одесский Агафангел (Саввин), утверждающий, что статус УПЦ является «непреложной истиной, не терпящей никаких изменений». Да-да, этот тот самый иерарх, подпись которого стоит под прошением об автокефалии и обещанием этой автокефалии добиваться. Правда, и здесь митрополит лукавит, требуя пересмотра существующего статуса УПЦ, но в сторону экзархата, предполагающего сужение прав УПЦ. Что ж, «член партии знает, в какую сторону менять свои воспоминания»…

Кивание на собственную паству и вовсе доходит до комичного. Так, митр. Тульчинский Ионафан (Елецких) накануне Собора УПЦ в 2011 году живописал о том, как его поучала собственная паства и ставила ему ультимативные требования, и он смиренно решил повиноваться. Не суть важно насколько реальная и воображаема эта или другая паства или ее требования. Невероятно, что это беспрекословное подчинение собственной пастве выказывает тот архипастырь, который любит повторять о том, что «В Православной Церкви неотменно везде и всегда действует каноническая норма: “Меньший без всякого прекословия да благословляется от большего” (Евр. 7:5)», требуя от митр. Филарета подчинения священноначалию РПЦ и отказа от автокефалии. Впрочем, эта «неотъемлемая всегда и везде» норма самим архипастырем применяется весьма выборочно и ситуативно. Так, в январе 2012 г. он сам требовал от «большего», Предстоятеля УПЦ, митр. Владимира (Сабодана) подписать журналы Синода, проведенного за спиной последнего и вопреки его воле. Требовал и ставил ультиматумы тому, кого славил полтора года до этого: «Его труды - это вся наша православная Украина. […] Блаженнейший митрополит Владимир стал всеукраинским старцем, голосу которого внемлет вся страна».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что вовсе не против автокефалии, и все дело лишь в пастве, или же когда пресекают и наказывают любые разговоры об автокефалии?

3. «Автокефалия разрывает единство Церкви, разрывает нешвенный хитон Христов», но… РПЦ сама является автокефальной и от собственной автокефалии не откажется.

Восприятие автокефалии меняется нашими иерархами в лучших традициях «готтентотской морали»: «Зло – когда сосед нападет на меня, отнимет скот, жену…» – «А добро?» – «А добро - когда я у соседа отниму его скот и жену». Так, все тот же митр. Агафангел (Саввин) в одном интервью на вопрос об устройстве Православной Церкви поясняет: «Мы веруем и исповедуем: "Единую святую Соборную и Апостольскую Церковь". 15 автокефальных православных церквей представляют собой Единую Православную Церковь». Но вот, когда речь заходит об автокефалии Церкви в Украине, то чудесным образом она превращается в апокалиптическое зло. Этот же иерарх уже заявляет, что каноническая автокефалия УПЦ будет «построением Церкви без Церкви» и «разрывом нешвенного хитона церковного, попыткой расчленить вековую духовную основу бытия». А околоправославная организация, действующая по благословению этого митрополита и вовсе тиражирует безумные текстывроде «”Каноническая автокефалия УПЦ МП” – это измена Православию». Это растиражированное клише уже стало каким-то гимном борьбы против автокефалии. В действительности, это утверждение есть ни что иное, как признание в исповедании ереси, признание того, что человек это провозглашающий, не православный – неважно мирянин он или духпанагийный иерарх. На фоне глашатаев этой ереси, упоминаемого ранее митр. Одесского Агафангела (Саввин) и вовсе следует признать ересиархом. Оставляя вопрос о том могут ли быть действительны таинства еретика за рамками данного текста, напомним, что Автокефалия (греч. αὐτοκεφαλία – «самовозглавление») – отнюдь не «путь в ад» и разорвать единство не может в принципе, это всего лишь «статус поместной церкви, предполагающий ее административную независимость от других поместных церквей. Вселенская Церковь состоит из автокефальных поместных Церквей. Автокефальной считается поместная Церковь, вполне самостоятельная, не зависящая ни от какой иной поместной Церкви, хотя все автокефальные Церкви, являясь частями Церкви Вселенской, взаимозависимы» (Православная Энциклопедия, Т. 1, С. 199-202).

Об опасности этой ереси напоминал и один из наиболее авторитетных современных православных богословов архим. Кирилл (Говорун), будучи главой ОВЦС УПЦ, а впоследствии – заместитель председателя Учебного комитета РПЦ: «В последнее время звучат мнения, что автокефалия разрушительна для церковного единства. Это совершенно нелепая точка зрения, которая противоречит православной экклезиологии и всей церковной истории. Все Православные Церкви, находящиеся в диптихах, являются автокефальными, а, следовательно, проходили свой путь автокефалии. Поэтому, если кто-то считает, что автокефалия — это путь к разрыву церковного единства, тот тем самым признает, что Православная Церковь давно уже не «единая, святая, соборная и апостольская». По сути, это экклезиологическая ересь».

Интересно, как часто наши иерархи просвещают вверенную им паству, объясняя хотя бы базовые основы православного церковного устройства и разгоняя страхи. Как часто запрещают тиражирование этой ереси и распространение брошюр вроде «Автокефалия – путь в ад». Судя по всему, не просвещают, и даже эти страхи и невежество стимулируют. Так, митр. Тульчинский Ионафан (Елецких) называет административное единство РПЦ «святым», призывает его «свято хранить». А во время встречи со своей паствой в 2016 г. и вовсе вдохновил людей «стоять насмерть за существующий статус или устроение» УПЦ. Сложно сказать, продолжает ли собственная паства «строить» своего архиерея или это инициатива самого владыки. Как бы то ни было, непонятно в чем подлинная причина тиражирования этой ереси: настолько дремучее невежество наших иерархов в вопросах экклесиологии или же их откровенный цинизм, с расчетом на полное невежество паствы. В любом случае, становятся ясны причины того, почему за десятилетия Церковь не попыталась просветить свою паству даже в элементарных вопросах. Удивительно, что для многих мирян РПЦ факт, что и сама РПЦ - автокефальная, является открытием и воспринимается как ругательство, ведь «всем известно, что автокефалия – путь в ад». Церковная же история учит нас, что «путем в ад» является как раз абсолютизация статуса церковного управления. Такая абсолютизация очень часто приводила к трагическим результатам. Евхаристическое единство приносилось в жертву единству церковного управления, что влекло за собой отлучение целых народов.

Митр. Агафангел (Саввин) поясняет, что стремление к автокефалии есть «пагубное явление, это не понимание того, что таким образом разрываются тысячелетние узы единства. Таковые обманывают себя и других, совершая страшную подмену. Ведь они говорят о единстве, а, на самом деле, проповедуют разрыв с Матерью-Церковью». Что ж, выходит, последовательно принимая тезисы об автокефалии как о «расчленении Церкви» и «разрыве нешвенного хитона Христова» и призывы к единству, сама РПЦ расчленила Константинопольскую Церковь. Кстати, в этой связи, можно вспомнить и личную трагедию преподобного Максима Грека, прямо и резко высказывающегося против отрыва церкви Московского государства от Константинопольской матери-Церкви, и осужденного московским священноначалием в 1525 году за… отказ признать автокефалию. Что ж, ждем покаяния РПЦ в «расчленении Церкви», «разрыве нешвенного хитона Христова» и возвращения ее в Константинопольскую ПЦ во имя «единства Церкви» согласно их собственным призывам!

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда утверждают, что наличие 15 Автокефальных Поместных Церквей ни коим образом не нарушает церковное единство и автокефалия РПЦ не есть разрывом с Константинопольской Церковью, или когда утверждают, что автокефалия УПЦ является «разрывом единства Церкви» и «разрывом нешвенного хитона». А может, это все та же «благонамеренная готовность назвать черное белым, если того требует партийная дисциплина?

4. «Существование двух структур на территории одного государства невозможно и является расколом», но… сами мы запросто открываем свои параллельные структуры.

И снова не ясно, является ли это искренним невежеством глашатаев УПЦ или их очередной манипуляций. Тем более, что и здесь мнение меняется ситуативно. Тем же, кто хоть немного интересуется жизнью Православных Церквей в мире, хорошо известны случаи не только существования нескольких Поместных Церквей на территории одной страны, но даже существование этих структур совершенно параллельно. Пример первой ситуации - существование на территории Греции целых трех структур: Элладской ПЦ, Критской Автономной ПЦ, находящейся в структуре Константинопольской ПЦ (насчитывающей 9 епархий), и Митрополии Додеканеса, так же непосредственно подчиняющейся Константинопольской ПЦ. Пример второй ситуации - каноническая территория Православной Церкви в Америке (получившей автокефалию от РПЦ в 1970 г.), где с ней благополучно уживаются ещё целых четыре параллельные структуры РПЦ: РПЦЗ (МП), Патриаршие приходы в США, Патриаршие приходы в Канаде и Аргентинско-Южноамериканская епархия. Почему-то не слышно увещеваний со стороны РПЦ к этим параллельным структурам о том, что они раскалывают единство Церкви и призывов уважать каноническую территорию и перейти под омофор ПЦА. Более подробно узнать о других случаях можно из упоминаемого экскурса Татьяны Деркач.

Можно вспомнить и о том, что РПЦ открывает на территории Европы свои епархии, хотя, согласно канонам (28-е правило Халкидонского собора, 151 г.), эти земли являются канонической территорией Константинопольской ПЦ. Впрочем, в РПЦ предпочитают интерпретировать этот канон иначе. А вот в Европе никакого раскола нет: любой верующий может прийти в храм любой юрисдикции, которую пожелает. Ни раскола, ни боли в этом нет. А вот ложь, манипуляции и натравливание паствы, людей друг на друга с призывами «постоять до смерти» – да, эти действия всегда и неизменно порождают раскол, ненависть и боль. По плодам их узнаете. Вот уж действительно, «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узнаете их» (Мф. 7:15).

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда открывают и поддерживают свои приходы и целые структуры на одной территории с другими Церквами, отнюдь не страшась раскола (в США или Европе), или когда утверждают, что существование еще одной структуры на территории Украины обязательно будет «расколом»?

5. Участие государства в церковных делах: «наглое вмешательство» или «должная и мудрая поддержка».

Доводилось ранее писать (здесь и здесь) об исторических вмешательствах государственных властей в церковные вопросы. Идентичные примеры интерпретировались противоположно церковными властями, ситуативно, в зависимости от того насколько выгодно или не выгодно это вмешательство было для самих церковных иерархов. Можно вспомнить и то, что Первый Вселенский Собор был созван в 325 году в городе Никее именно светской властью, главой государства, притом даже некрещеным Константином I (тот самый, кто убил свою жену Фаусту и сына Крисла. Принял крещение на смертном одре в 337 г. от рук тогдашних ариан, отрицающих божество Христа, аналог нынешних свидетелей Иеговы. Крещение это никто не подвергал сомнению. Позднее этот убийца и арианин был провозглашен церковью святым).

Можно вспомнить, что и сама РПЦ разорвала общение с Матерью-Церковью Константинопольской в 1448 году по приказу князя Василия II Темного на собранном им же Соборе. По его же приказу поставлен митрополитом Иона. В 1458 году Константинопольский Патриах Григорий III, не признавая митрополита Иону, назначает в Русские земли своего митрополита «всея Руси» Григория Болгарина. Более того, в 1467 году Константипонольский Патриарх в своей грамоте отлучает и «псевдомитрополита» Иону и всю московскую митрополию от Церкви. В таком состоянии отлучения неканоническая (с точки зрения Константинополя и восточных патриархов) Московская церковь пребывает 141 год до легализации своей автокефалии в 1589 году. И эту автокефалию РПЦ получила отнюдь не в результате переговоров церковных иерархов, а лишь стараниями светских властей во главе с царем Борисом Годуновым. При этом, Киевская митрополия продолжала оставаться автономной в составе Константинопольского Патриархата, сохраняя – выражаясь языком митр. Агафангела – «священное, богозаповеданное духовное, историческое, культурное и народное единство» с древней Константинопольсокой Церковью. Так было вплоть до того времени, когда государственные же власти Московии не начали предпринимать попытки по отрыву Киевской митрополии от Константинопольской Церкви, или, выражаясь языком владыки митрополита, пока «националистические политики Москвы не начали пытаться разорвать нешвенный хитон церковный, расчленить вековую духовную основу бытия» Киевской митрополии. Более подробно об отторжении Киевской Митрополии от Константинопольской Матери-Церкви и присоединении ее к Московской можно прочесть в статье Владимира Буреги «Присоединение Киевской Митрополии к Московскому Патриархату: Как это было».

Можно вспомнить и о недавнем вмешательстве Президента РФ В.В. Путина в дело присоединения РПЗЦ (накануне именуемой «безбожным и безблагодатным Карловацким расколом») к РПЦ. Напомню, 1 августа в 2000 г. Первоиерарх РПЗЦ митр. Виталий (Устинов) публикует предсоборное послание, где отмечает: «Мы должны не только сознавать, но и объявить всем во всеуслышание, что наша Русская Православная Зарубежная Церковь с 1927 года и по сей день не имеет никакого молитвенного общения с Московской Патриархией, которая является ничем иным, как неканоническим созданием советской власти. Я, как первоиерарх, призываю вас всех оставаться навсегда верными нашей Церкви и не смущаться теми призывами, которые мы все чаще слышим: об объединении и о сослужении с другими во имя "братской любви"». Не правда ли, очень похоже на нынешнее послание УПЦ: «Призываем верующих УПЦ сберегать единство Церкви, быть спокойными и не поддаваться на информационные провокации». В феврале 2000 г. Собор РПЦЗ в частности поднимает и вопрос захватов храмов Московской Патриархией: «Последние годы отмечены новой волной насильственных захватов Московской Патриархией храмов и монастырей уже у самой Русской Зарубежной Церкви в разных странах или попытками захвата – с помощью мирских властей (иностранных и российских), где только можно – в Италии, Израиле, Германии, Дании, Канаде...». В декабре 2000 года Первоиерарх РПЦЗ издает послесоборное Послание, где, в частности, подчеркивает, что «Русская Православная Зарубежная Церковь, сохранившая свою духовную свободу все эти 80 лет, никогда не пойдет на соединение с Московской Патриархией». И эти слова звучат весьма знакомо.

Казалось бы, ничего не может сдвинуть процесс с мертвой точки. Но тут в церковные дела вмешивается государственная власть. 25 сентября 2003 г. Путин встречается с иерархами РПЦЗ, при этом большая часть встречи почему-то проходит за закрытыми дверями; о чем говорил с иерархами Президент – неизвестно. Однако снова происходит невероятное: все преграды, которые были столь существенны и непреодолимы еще совсем недавно (причем, как со стороны РПЦЗ, так и со стороны РПЦ) чудесным образом исчезают и объединение/присоединение РПЦЗ и РПЦ происходит «большевистскими темпами». Напомню, что тогда вовсе не было никакого единства мнений. Около трети приходов РПЦЗ выступали решительно против этого присоединения и его не признали. Однако это никого не остановило.

Казалось бы, вот оно «нарушение Конституции», «наглое и бесцеремонное вмешательство государства в церковные дела», самое время напомнить об отделении церкви от государства, обличить нахальство светского правителя, но… нет, происходит обратное. Льется поток благодарности в адрес светского правителя за вмешательство в церковные дела. Так, заместитель председателя Учебного комитета РПЦ доцент МДАиС Алексей Светозарский подчеркивает: «Процесс объединения вошел в активную стадию после визита Президента РФ В.В. Путина в США в 2003 году и его встречи с иерархами РПЦЗ». Глава ОВЦС митр. Кирилл (Гундяев) тоже при любой возможности отмечает что роль Путина в объединении РПЦ МП и РПЦЗ «очень благородная и значимая». Патриарх Алексий II так же ставит роль светского правителя во главу угла церковного процесса: «воссоединение Русской Церкви произошло во многом благодаря личному вкладу Президента». Сам правитель отмечает «важность отношений и сотрудничества, сложившихся у Церкви и государства». Роль светского правителя в объединительном процессе никто не скрывает, напротив, эта роль всячески подчеркивается. С одной стороны, Президент говорит о необходимости участия государства в объединительном процессе. С другой – РПЦ всячески благодарит правителя за это участие. Наконец, 17 мая 2007 г. обе Церкви «в присутствии Президента РПФ В.В. Путина» (что неизменно подчеркивается) подписывают акт о воссоединении, где среди прочего отмечается: «Отдаем благодарность Всемилостивому Богу, который Своей всесильной десницей направил нас на путь уврачевания ран разделения и привел нас к желанному единству Русской Церкви на родине и за границей». А Путину преподносят подарок именно «за его вклад в воссоединение Русской Православной Церкви». В контексте постоянно подчеркиваемого вмешательства Президента в церковный процесс и благодарности за это вмешательство слова о «всесильной направляющей деснице» приобретают вполне конкретное значение.

Цезаропутинизм

Забавно, что сейчас все те, кто совсем недавно наперегонки благодарил и славил главу государства за вмешательство в церковные дела, за его значимую и ключевую роль в церковном процессе, вдруг начинают хаять другого лидера за участие в церковных процессах, «наглом вмешательстве» и напоминать об отделении церкви от государства. Доходит до абсурда. Так, обращение одних депутатов к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой что-то сделать (содействовать автокефалии) объявляется «наглым вмешательством в церковные дела», тогда как обращение других депутатов к тому же адресату с выражением возмущения и требованием не делать чего-то называются «поддержкой и защитой Церкви». Аналогично же, депутатское объединение «За единую Поместную Православную Церковь» критикуется как «вмешательство депутатов не в свои дела», в то время как депутатское же объединение «В поддержку канонической Церкви» объявляется «благой помощью». Так, митр. Ионафан (Елецких) награждал скандально известного депутата Вадима Новинского как «ревностного защитника существующего канонического статуса УПЦ» за его «самоотверженный вклад в священное дело защиты конституционных прав, чести и достоинства православных граждан Украины» (т.е. как раз за участие в церковных делах).

Кстати, и сама Церковь вспоминает об отделении Церкви от государства ситуативно, постоянно вмешиваясь и в государственные дела, а порой и вовсе превращая Церковь в предвыборный таран. Можно вспомнить политическую агитацию с амвонов митр. Одесского Агафангела (Саввина) в пользу «избранника Царицы Небесной»: «Наш кандидат – Виктор Федорович Янукович. Те, кто не придет на избирательные участки, – сказал он с амвона, – и не проголосует за Виктора Януковича, должен будет впоследствии покаяться в этом у своего духовника». Или не менее скандальная проповедь наместника Киево-Печерской Лавры митр. Павла (Лебедя), постоянного члена Священного Синода УПЦ, в которой он сравнивает Януковича со Христом и обещает быть с ним до конца: «Сегодня Вы несете тяжелый крест и Церковь с вами сегодня до конца, подобно тому, как Симон Киринейский помогал нести Крест Христу на Голгофу». Другой иерарх УПЦ, арх. Лонигн (Жар), многолетний сподвижник митр. Онуфрия, проклинает власти Украины и призывает саботировать мобилизацию АТО. К счастью, не все иерархи УПЦ таковы. Однако действия этих никогда не получили своей оценки со стороны священноначалия. Так как там об отделении церкви от государства? Здесь помню, а здесь не помню…

Да и сама Церковь вмешательство государства в собственные дела замечает лишь ситуативно. Так, никто из «принципиальных» иерархов отчего-то не протестовал против давления Януковича на Предстоятеля своей Церкви митр. Владимира (Сабодана) и отстранения его от дел.

Ну и, наконец, можно вспомнить бесчисленные заявления иерархов РПЦ и УПЦ, что УПЦ КП и УАПЦ никакие не церкви, что их нет. Заместитель председателя ОВЦС УПЦ прот. Николай Данилевич прямо заявляет, что эти «две церкви неканонические и нелегитимны. Их не существует». Что ж, как верно заметила Татьяна Деркач: «Если настаивать на таких формулировках о несуществовании УПЦ КП и УАПЦ, то и вмешательства светской власти в церковные дела нет. Ведь для “единой легитимной Церкви” никто автокефалии и признания не просит и в ее дела не вмешивается. Насильно мил не будешь».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда без устали благодарят депутатов и светских правителей за их участие в церковных процессах или когда критикуют депутатов и церковных правителей за их участие в церковных процессах, называя это антиконституционным и бесцеремонным вмешательством?

6. «Изолированность наших братьев из УПЦ КП от Вселенского Православия – наша огромная боль», но… мы будем жестко пресекать любые попытки УПЦ КП соединиться с Вселенским Православием кроме как через нас.

На протяжении последних десятилетий и со стороны РПЦ и со стороны УПЦ звучат красивые слова о «боли разлуки» с братьями из УПЦ КП и УАПЦ, которые не имеют с нами единства. Иерархи чуть не соревнуются в яркости красок для описания этой церковной и личной боли. Так, Синод УПЦ 24 июня 2015 года так описывает свою боль и ее причины: «Кровоточащей раной на теле Украины стало и трагическое церковное разделение. Значительная часть наших соотечественников, которые исповедуют православную веру, уже третье десятилетие находится вне общения со Всемирным Православием». Председатель Синодального информационного отдела УПЦ арх. Климент (Вечеря) повторяет: «Церковное разделение – рана на теле Церкви. Раскол – это не просто проблема, это наша огромная боль. Ведь миллионы людей Украины находятся вне канонического православия, вне Церкви, которая дает возможность человеку спастись. Они лишены церковных таинств, без которых невозможно мыслить о полноценной духовной жизни».

Вот ведь чем вызвана боль! Тем, что наши братья не имеют связи со Вселенским Православием. Казалось бы, что было бы самым логичным в этой ситуации? Порадоваться, если наши братья обретут связь и общение со Вселенским Православием, вольются в семью Поместных Церквей, таинства их будут признанными и бесспорно благодатными. Если у меня есть боль, что у братьев моих нет крова над головой, им холодно, а по каким-то причинам они не могут или не желают жить со мной, то в случае если кто-то другой (не я) подарит им квартиру, я должен лишь порадоваться. Да, так должно быть, но при условии, если эта боль искренняя, а не является скрытым властолюбием. На поверку же оказывается, что и боль, и все слёзы наших иерархов крокодиловы, и они готовы всеми силами и способами препятствовать обретению нашими братьями общения со Вселенским Православием, если оно не проходит через присоединение к ним. В таком случае РПЦ готова с воплем Карандышева из «Бесприданницы»: «Так не доставайся же ты никому!» угрожать Вселенскому Патриарху Варфоломею, подговаривать (и подкупать?) и шантажировать других предстоятелей и иерархов, байкотировать и разрывать общение с Поместными Церквами все лишь бы «братья, от разделения с которыми у нас кровью обливается сердце», не обрели это единство, минуя нас. Но как же снова все прозаично. Снова молитвенное и евхаристическое единство во Христе цинично приносится в жертву единству административному.

Вот и депутат Вадим Новинский угрожает расколом мировым Православием: «Вы поймите, это будет означать раскол в Православии, который будет похлеще раскола 1054 года, когда Церковь христианская развалилась на Католическую и Православную». Да, это тот самый депутат, который подписал обращение к патр. Варфоломею с требованием не давать автокефалию, тот, который оказывал давление на покойного Предстоятеля УПЦ митр. Владимира (Сабодана), и тот который «помогает Церкви», а вовсе в нее не вмешивается. Главное не перепутать!

Разумеется, РПЦ может угрожать всему миру. Может в знак протеста против того, что УПЦ КП обрела общение и признание не по их сценарию, наедине не признавать как эти решения, так и таинства. Может даже разорвать общение со Вселенским Православием, сама учинить раскол, оказавшись в изоляции и изолируя от Церкви своих верующих. Так сказать, «взорвать Воронеж назло врагам», согласно российской традиции. Но это будет проблема исключительно РПЦ. Едва ли кто пожелает поддержать в этом РПЦ, во имя ее собственных амбиций и ради мести за задетое самолюбие. Как бы то ни было, примеры недавней церковной истории вдохновляют на оптимизм. Так, в 1994 году 54 (из 83) православных прихода Эстонии попросили принять их в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. 22 февраля 1996 года Священный синод Константинопольского Патриархата возобновил действие Томоса1923 года и учредил параллельно Эстонской Православной Церкви МП автономную Церковь под своей юрисдикцией. В Коммюнике Вселенского Патриархата от 22 февраля 1996 года подчеркивалось, что «Вселенский Патриархат принял это решение по настоятельной просьбе Эстонского правительства и подавляющего большинства эстонских приходов, которые просили принять их под защиту Вселенского Патриархата». РПЦ грозит расколом Вселенского Православия и, в знак протеста, в феврале 1996 года РПЦ разрывает общение с Константинопольской Церковью, однако уже через пару месяцев, 16 мая 1996 г. общение возобновляет. В 1995 г. РПЦ протестовала против принятия УПЦ США в Константинопольскую Церковь, также угрожая расколом мирового Православия. Даже на протяжении несколько недель пытались не признавать таинства УПЦ США, считая ее «раскольничьей группировкой». Что ж, все эти протесты уже мало кто помнит. Никаких расколов не произошло, люди сами свободно выбирают себе приход, а иерархи РПЦ встречаются вместе с иерархами УПЦ США или эстонскими. Разумеется, не подвергая ни малейшему сомнению благодатность таинств.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что у них обливается сердце кровью от осознания того, что миллионы наших братьев находятся вне общения с Вселенским Православием, или когда пытаются противостоять обретению братьями этого общения?

7. «У нас уже есть Поместная Церковь», но… официального провозглашения этого мы категорически не допустим.

Наши иерархи любят повторять, что УПЦ и так уже Поместная Церковь. Так, например, при встрече с Патриархом Кириллом во время его визита в Украину в августе 2009 г. Президент Украины Виктор Ющенко заявил: «Самое большое желание украинского народа – жить в единой Поместной Православной Церкви». На что Патриарх ответил: «Эта Церковь, господин Президент, существует. Есть Поместная Церковь на Украине». Об этом же заявляет и митр. Ионафан (Елецких): «Автокефалия – это исторически сложившаяся форма организации Поместных Православных Церквей. [в Украине] образована и живет независимая и самостоятельная в управлении УПЦ, - одна из таковых. В этом своем самобытном, независимом самоуправлении, УПЦ - догматически также есть истинная Поместная Церковь. […] По факту, УПЦ и ее Предстоятеля воспринимают равночестным практически все Предстоятели Вселенской Православной Церкви». Что ж, напомним высокопреосвященному члену синодальной богословской комиссии УПЦ, кандидат богословия, что ни формально, ни по факту УПЦ и ее предстоятеля не воспринимают равночестно предстоятели Церквей – ни как предстоятеля автономной, ни тем более Поместной Церкви. УПЦ в мировом Православии воспринимают просто как «епархии РПЦ в Украине». Более того, и Вселенский Патриарх Варфоломей неоднократно это подчеркивал, о чем не могут не знать наши иерархи. Так, 2 августа 2000 г. Вселенский Патриарх Варфоломей в своем ответе на обращение Архиерейского Собора УПЦ (28 июля 2008 г.), замечает, что (а) оно было направлено «вопреки установленному порядку, иерархи которых общаются через свое руководство», (б) Обращение было принято «на собрании (а, безусловно, никак не на Соборе или Синоде) 35 епископов Украины». (в) обращается к Предстоятелю УПЦ митр. Владимиру (Сабодану) отнюдь не как к Предстоятелю Церкви («Ваше Блаженство»), а как простому архиерею: «Ваше Преосвященство».

Как бы то ни было, если даже допустить, что слова наших иерархов хоть немного искренни, и в Украине уже есть Поместная Церковь, то подтверждение уже  существующего статуса (как автокефального) будет сущей формальностью и изменить по сути ничего не может в принципе. Наших же иерархов такое приведение формы в соответствии с содержанием должно лишь обрадовать: «Да будет у вас «да – да», «нет – нет», а что сверх того, то от лукавого» (Мф. 5:34). Однако и в этом вопросе мы встречаемся с лицемерием. Стоит подойти к формальному подтверждению того, что уже и так есть – иерархи начинают протестовать.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что Поместная Церковь в Украине уже существует, или когда противятся утверждению статуса таковой?

8. «Мы за признание неканонической церковной структуры Церковью и ее таинств», но… мы категорически против такого же признания в Украине.

Можно привести пару примеров двойных стандартов РПЦ в вопросе неканонических церковных структур и методах уврачевания расколов. Первый пример – недавний раскол в Болгарской Церкви. 18 мая 1992 года три иерарха БПЦ отделяются от Патриарха Максима (Минкова) и создают «альтернативный синод» во главе с бывшим митрополитом Неврокопским Пименом (Эневым), ставшим в последствие альтернативным Патриархом. Эту альтернативную Церковь поддерживает государство, при государственной же поддержке передаются и захватываются церкви, законные иерархи преследуются. 22 июля 1992 года решением Архиерейского Собора БПЦ все раскольники были лишены сана и отлучены от Церкви (т.е. анафематстованны) «за учинение раскола и совершение незаконных епископских хиротоний». Это же решение было повторено и на Архиерейском Соборе БПЦ 23-26 июля 1996 г., где снова подчеркивается анафематствование «бывшего митр. Пимена». Таинства раскольников были объявлены безблагодатными, раскольников перекрещивали. Но уже спустя несколько лет, 30 сентября 1998 г. в Болгарии проходит Всеправославный Церковный Собор, на котором присутствуют предстоятели и представители всех Поместных Церквей. И хотя Патриарх Алексий II желал, чтобы раскольников перерукополагали, он остался в меньшинстве. Освященный Всеправославный Собор выработал иное решение. Анафема, провозглашенная Болгарской Церковью бывшему митрополиту Пимену, была объявлена недействительной, а его епископский сан, как и сан прочих иерархов, в т.ч. рукоположенных уже в расколе, объявлен действительным. По решению Всеправославного Собора Болгарская Церковь должна признать и принять в свою иерархию неканонически рукоположенных епископовВсе неканонически совершенные епископские, священнические и диаконские рукоположения были признаны действительными. В соборном решении сказано, что «совершенные ими противоканонические чинодействия объявляются аутентичными, действенными и преподающими благодать и освящение». Так же Собор постановил, что раскол 1992 года «устраняется от жизни и памяти Святейшей Болгарской Церкви, а соответственно и от всей Соборной Православной Церкви для славы и чести человеколюбивейшему небесному Отцу, для укрепления и славы святой Болгарской Церкви и ее иерархов, для спасения и искупления и освящения христолюбивого ее народа». Этот метод уврачевания раскола приняла и РПЦ, комментируя его как верный и правильный. Правда в самой РПЦ об этом лукаво предпочитают не вспоминать, требуя перерукополагать и перекрещивать клириков УПЦ КП в Украине.

Второй пример относится к расколу в Македонии. 17-19 июля 1967 года Македонская ПЦ, имеющая автономию в Сербской ПЦ, после многочисленных безуспешных просьб об автокефалии к Матери-Церкви на Церковно-Народном Соборе провозгласила автокефалию. 14-15 сентября того же года Архиерейский Собор СПЦ объявляет МакПЦ «раскольничьей и безблагодатной организацией», а позже создает свою параллельную «каноническую иерархию» на территории Македонии – Охридскую Архиепископию. 23 января 2004 года власти Македонии издают «Декларацию в поддержку Македонской Православной Церкви», согласно которой в Македонии может существовать лишь одна церковь – МакПЦ, а каноническая Охридская архиепископия СПЦ объявлена вне закона. 20 июня 2002 г. Синод СПЦ призывает раскольников вернуться в лоно СПЦ. 25 мая 2005 г. Архиерейский Собор СПЦ принял решение о (повторном) извержении из сана всех иерархов и священников МакПЦ, отлучил их от Церкви (т.е. анафематствовал). Более того, были отлучены «все верующие – последователи этой безблагодатной раскольничьей организации». Разумеется, таинства «анафем» объявляются безблагодатными и душепогубительными, иерархи – «ряжеными». Власти Македонии преследуют канонических клириков, а в мае 2012 года и вовсе арестовывают канонического иерарха, главу Охридской Архиепископии СПЦ арх. Иоанна (Вранишковского). Это, кстати, к вопросу о гонениях, которые нашим иерархам видятся всюду.

Но каково же восприятие в РПЦ этого «безблагодатого раскольничьего общества», анафематствованного Матерью-Церковью Сербской? Как к благодатной Православной Церкви. А как же «анафема»? Никак! На нее никто внимания не обращает. А с самими «ряжеными» встречаются и принимают их именно как православных иерархов, не сомневаясь ни в действительности их сана, включая и «анафематствованного расколоучителя» арх. Охридского и Македонского Стефана (Веляновского), ни в благодатности их крещений и таинств. Священноначалие РПЦ не смущает даже преследование канонических клириков и пребывание в тюрьме канонического архиерея, о гонениях никто не говорит. На протестыМатери-Церкви Сербской в РПЦ тоже никто внимания не обращает. Напоминает ли РПЦ о том, что в Македонии «уже есть поместная церковь», единственная каноническая структура – Охридская Архиепископия Сербской ПЦ, «самостоятельная и независимая в управлении»? Поддерживает ли именно законную каноническую структуру (к слову насчитывающую 7 епархий и свой епископат)? Призывает ли РПЦ македонских раскольников вернуться в лоно Матери-Церкви Сербской или используют что-то из традиционной украинской риторики? Отнюдь! В РПЦ поддерживают идею, легитимизации, признания МакПЦ по болгарскому сценарию (т.е. с объявлением благодатности всех хиротоний и совершённых таинств) и дарования МакПЦ автокефалии. Патриарх РПЦ Алексий II в 2005 г. и вовсе призывал СПЦ к отказу от… канонической структуры в пользу признания «раскольничьей». Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Кирилла сочувствует МакПЦ: «В настоящее время МакПЦ сталкивается с рядом вызовов, главным из которых является отсутствие канонического общения с Поместными Православными Церквами». Поддерживает МакПЦ и диакон Андрей Кураев. Так после посещения «анафематствованного расколоучителя» митр. Стефана, о. Андрей опубликовал материал «Македонская Православная Церковь есть лицо истинной Церкви» и заявил, что «изоляция Македонской Церкви является результатом политических проблем, а не действий самой Церкви» и признал, что не видит в проблеме никакой эклесиологической составляющей. Патриарх Кирилл также заявляет весьма прямо, что признание МакПЦ является не только верным решением, но и необходимым для сохранения национальной идентичности: «восстановление канонического статуса Македонской Православной Церкви будет фактором, который в большей мере, чем любой другой, будет обеспечивать сохранение македонской национальной, культурной, религиозной идентичности». Разумеется, ни о каком «возвращении раскольников» речи не идет, не вспоминают об «анафеме», не берут в кавычки титулы. Поддерживают мнение своего священноначалия иерархи и клирики РПЦ и УПЦ, с которыми доводилось беседовать, считая, что МакПЦ нужно легитимизовать, даровав автокефалию. Однако удивительным образом РПЦ меняет мнение на противоположное, когда речь заходит об идентичной модели для Украины. Тот же иерарх РПЦ, митр. Илларион (Алфеев), который встречается с раскольниками МакПЦ и отстаивает легитимизацию автокефалии МакПЦ вдруг заявляет, что «Легитимизация раскола – таких прецедентов в истории Церкви не было», лукаво предпочитая «забывать» и об уврачевании обоих болгарских расколов XX века и истории прочих Поместных Церквей, включая собственную. И настаивает, что в Украине единственное решение «чтобы люди, ушедшие в раскол, вернулись в лоно канонической Церкви».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда принимают и рекомендуют легитимизовать неканоническую структуру, считая ее Церковью, или когда выступают против этой же модели?

9. «Мы считаем, что по церковным правилам церковные границы должны следовать за государственными», но категорически против этих же правил для Украины.

Ярким примером причины автокефалии является история Грузинской ПЦ. Грузинская Церковь обрела автокефалию в V в., т.е. за несколько столетий до автокефалии РПЦ. После присоединения Грузии к Российской Империи, эта автокефалия была упразднена отнюдь не церковным Собором, а светской властью, причём весьма хитро. 30 июля 1811 года указом императора Александра I Грузинский Католикосат был преобразован в Грузинский экзархат РПЦ, а ее глава – Католикос Антоний II был вызван в С-Петербург для участия в работе Святейшего Синода и… более уже никогда не возвращался в Грузию. Во главе Грузинского экзархата РПЦ неизменно ставятся русские архиереи (за единственным исключением – первым экзархом Варлаамом (Эристави)). В таком положении Церковь в Грузии просуществовала вплоть до развала Российской Империи.

12 марта 1917 года в Грузии в городе Светицховели проходит Собор духовенства всей Грузии, который ссылаясь на неканоничность упразднения автокефалии, а также на изменение политической ситуации, «самочинно» провозглашает восстановление автокефалии ГПЦ. На следующий день, 13 марта, представитель этого Собора, еп. Леонид (Окропидзе), оповещает экзарха Грузии Платона (Рождественского) о том, что тот, согласно постановлению Собора, смещён с должности экзарха и лишён сана католикоса-архиепископа. Вместе с тем просит власти поддержать «восстановление автокефалии Древне-грузинского Католикосата» и идею приходам предоставить свободу церковного самоопределения под окормлением русского епископа. Платон, разумеется, отвергает это решение как «неканоническое» и отмечает, что «остаюсь, конечно, вашим экзархом и буду пользоваться правами экзарха и властью». Спустя неделю, 22 марта, арх. Платон проводит свой собор – канонический (как сказали бы сейчас), представленный преимущественно русским духовенством в Грузии, и единогласно принимает решение о том, что никакая автокефалия Грузии не нужна и единогласно же подтверждают единство с Русской Церковью. В 25-29 мая 1917 года эта же единственная каноническая структура – Грузинский Экзархат РПЦ – проводит свой Церковный Собор, на котором снова подтверждается «верность канонам» и «единство грузинских верующих с Матерью Церковью Русской». На этом соборе его председатель арх. Платон утверждает, что вопрос автокефалии церкви в Грузии – исключительно политический, что «верующий грузинский народ не последует за зачинщиками церковного мятежа». 23 августа 1917 года люди принуждают арх. Платона покинуть свою резиденцию и покинуть Тифлис.

8-17 сентября 1917 года в Тифлисе проходит Собор Грузинской Православной Церкви, утверждается автокефалия ГПЦ, еп. Кирион II (Садзаглишвили) избирается Католикосом-Патриархом всей Грузии. Синод РПЦ, Поместный Собор РПЦ и Поместные Церкви характеризуют происходящее как неканонические действия и призывают «самочинное сборище» к покаянию. Снова звучат слова о «неразрывной дружбе братских народов». В своём послании 9 декабря 1917 г. Патр. Тихон обращается к Грузинскому народу: «Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия как в государственном, так и в церковном отношении соединилась с Россией под одной общею и гражданскою, и церковною властью. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду». Единственной канонической структурой в Грузии признаётся Грузинский Экзархат РПЦ. Храмы Грузинского Экзархата РПЦ становятся «рупорами пророссийской политики», а духовенство экзархата – её проводниками. Из экзархата в ГПЦ массово начинают переходить духовенство и приходы (т.е. «захватываются»). Отношения с РПЦ и Россией обостряются. 27 июня 1918 года в своей патриаршей резиденции был убит Католикос-Патриарх Кирион II. Чуть позже были убиты и ближайшие соратники Кириона, находившиеся в авангарде про-автокефального движения. Светские власти Грузии начинают «гонения» на каноническую структуру: передают храмы, включая кафедральный собор Александра Невского в Тифлисе, запрещается служение российского духовенства в армии. РПЦ не признаёт ни автокефалии ГПЦ, ни духовенства. Звучит стандартный поток обвинений в неканоничности и призывы к покаянию.

Но светским правителем в России становится грузин Сталин, и – вот совпадение! – агрессивная риторика в адрес ГПЦ угасает, забывается «неделимость единоверного народа», и, наконец, 19 ноября 1943 года РПЦ решает признать автокефалию «неканоничного самочинного сборища» причём потому что, согласно канонам Церкви, в независимом государстве должна быть независимая церковь. Так Решение Священного Синода РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви утверждает: «Не имея оснований входить теперь в разбор всего, что с тех пор говорилось и писалось за и против грузинской автокефалии, и оставляя без внимания всякие взаимные счеты, подозрения, предубеждения и печальные недоразумения, мешавшие беспристрастному подходу к данному вопросу, мы теперь имеем счастливую возможность ограничиться лишь самым главным и существенным: по церковным правилам (Всел. IV, 17 и др.), церковные границы должны следовать за государственными. Грузия же составляла неотделимую часть Российской империи […] Отсюда упорное нежелание русских законников, а может быть, и психологическая для них невозможность, примириться с грузинской автокефалией, как и со всякой другой, пока она остается во всем верной православию. Сторонников автокефалии так легко было обвинить в политической неблагонадежности. В настоящее время юридическое положение Грузии радикально изменилось. Теперь она хотя и остается неотъемлемой частью нашего государства, но уже в качестве свободного члена Советского Союза наравне с другими национальными республиками и подобно им имеет и свою определенную государственную территорию и свое управление. Поэтому наша Русская Православная Церковь, оставив прошлому всякие законнические счеты и пререкания, с готовностью и радостью раскрывает свои сестринские объятия навстречу автокефальной Грузинской Православной Церкви, ищущей общения с нами в молитве и таинствах".

Определения РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви от 19 ноября 1943 года

Определения РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви от 19 ноября 1943 года

И напомню, что это не было решение Матери-Церкви, какой РПЦ для ГПЦ не могла быть в принципе (т.е. обрела собственную автокефалию на десяток лет позже ГПЦ). Это было единоличное решение сестринской Церкви, просто одной из Поместных Церквей. А несколькими днями позже, 22 ноября 1943 года, патриарх Московский Сергий, извещая Сталина об этом решении «в ответ на Ваше сочувственное отношение к нуждам Православной Церкви и Ваш интерес к ее судьбам», как бы извиняясь, поясняет почему автокефалия ГПЦ была признана лишь сейчас: «Немало в этом деле повредил наш великодержавный шовинизм и личные взаимные предубеждения обеих сторон».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают, что согласно канонам Церкви, церковные границы должны следовать за государственными, и Церковь, в пусть даже формально самостоятельной республике, имеет все права на автокефалию ИЛИ, когда утверждают, что Церковь в независимом государстве Украине не имеет право на автокефалию?

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают, что для признания автокефалии Церкви вовсе не нужно ни решение Всеправославного Собора, ни решение Матери-Церкви, ни решение первенствующей Константинопольской Церкви, но вполне достаточно признание Церкви-Сестры, ИЛИ, когда утверждают, что автокефалия Украинской Церкви никак не может быть признана единолично решением первенствующей Константинопольской Церкви?

10. «Мы считаем вопрос автокефалии геополитическим», но… возмущены, что этот вопрос кто-то рассматривает как геополитический.

Как ни странно, но наиболее честно раскрыл подлинное отношению РПЦ к вопросу автокефалии Церкви в Украине Патриарх РПЦ Кирилл (Гундяев). Так, в своем докладе на Международной конференции «Новое в российско-украинских отношениях: Крымский пример» в 2002 году, где много говорил о геополитических интересах России, он, в частности, объяснил: «Почему сегодня мы однозначно выступаем против автокефалии на Украине, одновременно заявляя, что мы, в принципе, не против самостоятельности Церкви на Украине. Почему? По одной простой причине. Среди лидеров-автокефалистов нет ни одного друга России – одни враги». Таким образом, причина исключительно геополитическая, ничего общего ни с экклезиологией, ни со спасением, ни с единодушием или еще чем-то не имеющая.

Забавно, что в недавнем заявлении ОВЦС УПЦ подчеркивается: «Вызывает обеспокоенность то, что предоставление автокефалии Православной Церкви в Украине рассматривается как вопрос не только религии, но и геополитики. Убеждены, что сфера религиозной жизни не должна становиться предметом политических манипуляций. Не следует смешивать церковные и политические, а тем более геополитические вопросы». Именно так. Вместе с тем, совершенно очевидно, что адресатом этой выражаемой обеспокоенности иерархов УПЦ является их собственный начальник, Патриарх Московский Кирилл.

А вся ситуация напоминает известную басню:

«Мартышка, в Зеркале увидя образ свой,
Тихохонько Медведя толк ногой:
"Смотри-ка,— говорит,— кум милый мой!
Что это там за рожа?
Какие у нее ужимки и прыжки!
Я удавилась бы с тоски,
Когда бы на нее хоть чуть была похожа».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда воспринимают автокефалию церкви, как геополитический вопрос или когда протестуют против такого восприятия?

Столпики

11. «Это безблагодатная еретическая псевдо-церковь», в… благодатности которой мы никогда не сомневались.

Стоит вспомнить и о том, какая истерия была в РПЦ в адрес РПЦЗ до присоединения к РПЦ. В 90-х годах появляется труд знаменитого о. Даниила Сысоева «Зарубежная Церковь: раскол или ересь?», широко распространяемый на просторах РПЦ. В ней автор утверждает, что «безбожный Карловацкий раскол» (т.е. РПЦЗ) не имеет апостольского преемства и благодати: «Так как в расколе нет благодати, то и таинства у зарубежников не совершаются»и делает вполне однозначный вывод: «Зарубежная церковь имеет черты не только раскольничьего, но и еретического сообщества». Все тот же митр. Агафангел описывалРПЦЗ в Одессе весьма красочно: «Сегодня не Христос пребывает в "храме", где служит Пашковский (т.е. иерарх РПЦЗ еп. Агафангел (Пашковский) – В.М.), но сатана с бесами стоят вокруг его престолаЭта лжецерковь – прообраз лжецеркви антихриста, где под видом священнических ряс и облачений скрывается диавол, где под видом проповеди провозглашается хула на Духа Святого, которая, по слову Христа-Спасителя, "не простится ни в сем веке, ни в будущем" (Мф. 12:32). "Таинства" и обряды, совершаемые там, не имеют никакой благодатной силы, наоборот, они ведут к погибели. Участвующие в этих "таинствах" и "богослужениях" люди сами себя отлучают от Церкви и подпадают под проклятие. Не только посещение оскверненных (клириками РПЗЦ) храмов, но любое молитвенное общение с ними является гибельным для души». Со стороны иерархов и клириков РПЦ звучат запреты о посещении «капищ Карловчан», а сами клирики перекрещивают перешедших к ним из «Карловацкого раскола».

РПЦ о карловчанах

Впрочем, не отставала и РПЦЗ. Так в 1996 г. первоиерарх РПЦЗ митр. Виталий (Устинов) в своем письме описывает РПЦ МП: «Эта Церковь узурпатора церковной власти митрополита Сергия и, конечно, последовательно его преемников. А для нас это Церковь лукавствующих, церковь антихриста. […] Теперь уже на нас ложится священный долг и неотъемлемое право также, orbe et urbe, объявить о безблагодатности Московской Патриархии и уже больше не иметь с ней никакого общения». В РПЦЗ РПЦ также считают еретическим сообществом. На Архиерейском Соборе РПЦЗ в мае 1998 г. «Карловчане» предлагают свой рецепт уврачевания раскола: «Что общего может быть у Русской Зарубежной Церкви с Московской “патриархией”? Ничего! Отсюда любые “диалоги” или “собеседования” с МП – это или верх непонимания сущности вещей, или — предательство правды Божией и Церкви. Поэтому нужно ясно осознать и официально утвердить, что ныне РПЦЗ — это не часть Российской Церкви, а единственная законная Русская Церковь во всей полноте! […] А если все же душа болит о русскоязычных в России, то только постоянным и твердым обличением МП, а не заигрыванием с ней можно спасти в России тех, кто еще ищет спасения и способен его принять. Сколько еще бед хотят навлечь на наши головы сторонники братания с преступной и еретической МП?» В начале 2000 года иерарх РПЦЗ арх. Берлинский Марк (Арндт) на вопрос об объединении с РПЦ ответил: «Московская патриархия – государственное учреждение, послушная раба безбожного государства, управляемого темными силами [...]. Призыв кобъединению с террористической организацией, каковой явила себя МП, можно оценить только как цинизм и издевательство». Клирики РПЦЗ аналогично запрещают посещать храмы РПЦ и перекрещивают перешедших к ним из «Красной церкви».

Не правда ли, очень знакомая и узнаваемая риторика. Та же непримиримость, те же обвинения, те же аргументы, та же уверенность в своей правоте… А чем всё закончилось? С началом процесса объединения иерархи и клирики РПЦ «вдруг» стали замечать благодать у своих оппонентов. А незадолго до объединения и вовсе утверждают, что «мы никогда не сомневались в благодатности РПЦЗ». Так поступил и многолетний обличитель «безбожной Карловацкой секты» митр. Агафангел (Саввин).

Такой же принцип распространяется и на другие страшилки. Так, в 1997 году, в появившихся товарных штрих-кодах митр. Агафангелу виделась «печать антихриста»: «Принятие штрих-кода — печати антихриста, налагает на нас ответственность за содеянное. Принимая этот код, мы вступаем в союз с дьяволом, берем на свою душу грех...» В 2004 году тот же иерарх вещает уже об ИНН: «Мне неоднократно приходилось повторять, повторю это и вновь: утверждение о том, что принятие внешних знаков, символов, […] не может повредить православному человеку, является величайшей ошибкой и заблуждением. Через введение ИНН, “идентификационных кодов”, православных христиан пытаются втянуть в глобализационные процессы, что является недопустимым. Ведь все эти процессы ведут к стиранию свободной личности». Можно вспомнить и тиражированные Почаевской Лаврой листовки о том, что «с принятием каждого электронного документа человек отрекается от Христа, от него отступает божественная благодать и помрачается ум». Только зашел разговор о биометрических паспортах, и здесь митр. Агафангел тут как тут: «Вопросы замены христианского имени на цифровой код стали вопросами жизни и смерти... В этом наблюдается отступление от Бога». Ну что ж, прошло время, и иерарх благополучно покупает и товары со штрих-кодом, обзавелся он и биометрическим паспортом. Да и едва ли уже кто вспомнит об «избраннике Царице Небесной»… Никто и никогда из наших иерархов не попросил прощение за свои слова, за то, что ввел многие тысячи людей в соблазн своим цинизмом, злобой, агрессий, искренним невежеством или просто ошибкой.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают церковную структуру «безбожной псевдо-церковью» или когда утверждают: «мы никогда не сомневались в благодатности наших братьев»?

12. Анафема в истории Церкви не является препятствием, но… анафема в Украине является препятствием непреодолимым.

Когда речь заходит об автокефалии в Украине одним из клише является отлучение (т.е. анафема) Предстоятеля УПЦ КП, патр. Филарета (Денисенко) от Церкви, принятое на Архиерейском Соборе РПЦ 18-23 февраля 1997 г. «вдогонку», уже когда митр. Филарет вышел из РПЦ. Вот и бывшая правая рука патр. Филарета, митр. Ионафан (Елецких) утверждает: «Пора всем понять, что автокефалию "анафемам" предстоятели православных поместных церквей не дают!». Что ж, оставляя за рамками этого текста вопрос о [не]правомочности этого отлучения, отметим, что каждый, кто хоть немного знаком с историей Церкви, знает, что анафема едва ли когда-либо была препятствием в церковном процессе. Чаще всего анафемы просто игнорировались. Более того, именно «анафемам» часто автокефалию и давали. Даже как-то неловко напоминать об этом кандидату богословия и члену синодальной богословской комиссии УПЦ.

Ранее мы уже приводили примеры анафематствования преподобного Максима Грека, позже причисленного Церковью к лику святых, и примеры восприятия той же РПЦ анафем в Болгарии и Македонии. Можно вспомнить и о других анафематствованных святых. Свят. Иоанн Златоуст был лишен сана, анафематствован в 404 г. и отправлен в ссылку на Кавказ. Анафема впоследствии была признана недействительной по известной формуле: «разрушаем и уничтожаем и яко не бывшие вменяем». Святой Дмитрий Донской был вполне законно анафематствован в 1372 г. митр. Киевским Киприаном «за тяжкие преступления против Церкви». Однако в 1988 г. Поместным Собором РПЦ был прославлен в лике святых даже безо всякой процедуры снятия анафемы. Так что, хотим мы того или нет, но история Церкви говорит нам, что и патр. Филарет (Денисенко) однажды может быть прославлен в лике святых ;) Да и сам факт провозглашения этого отлучения описывался Константинопольской Церковью как деструктивный акт, а действия РПЦ - как ведущие к насмешкам над Православием: «не только не произошло излечение методами церковного руководства (РПЦ – В.М.) этого страждущего народа, но в последнее время проблема лишь усилилась и распространилась таким образом, что Православная Церковь стала предметом насмешек и издевательств».

А вот обретение автокефалии Болгарской ПЦ как раз яркий пример того, что именно «анафемам» была дана автокефалия, а тезис митр. Ионафана является ничем иным, чем wishful thinking — представление желаемого за действительное. В 1872 году после образования Экзархата Болгарии его отцы-основатели были лишены сана и преданы «вечной анафеме» Собором Константинопольской Матери-Церкви. Отлучены были все иерархи, клирики и миряне без исключения. В сентябре 1872 г. на Соборе в Константинополе это решение об отлучении и «вечной анафеме» подтвердили все предстоятели Церквей (кроме Патриарха Иерусалимского). Так отлучение и «вечная анафема» действовали над всеми клириками и мирянами Болгарского экзархата, включая ее предстоятеля вплоть до 1945 г., когда был подписан «Протокол о ликвидации существующей годами аномалии в теле Святой Православной Церкви». Спустя пару дней Вселенская Константинопольская Патриархия издала томос, в котором благословила «автокефальное устройство и управление Святой Церкви в Болгарии» и вручила его в руки того, кто еще вчера нес в себе печать «вечной анафемы» вместе со своею паствою.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда не воспринимают анафемы как нечто существенное или когда утверждают, что анафемы являются непреодолимым препятствием?

Принуждение к миру патр. Кирилла

13. «Мы совершенно уверены, что из идеи автокефалии ничего не выйдет», но… сами мобилизуем свои возможности, чтобы ничего не вышло.

Как только была озвучена новость о переговорах с Константинополем по вопросу автокефалии для Церкви в Украине, представители РПЦ и УПЦ наперегонки начали заверять всех (и, вероятно, прежде всего, сами себя), что это не более чем сотрясание воздуха. Так, заместитель председателя ОВЦС УПЦ прот. Николай Данилевич заявил: «Думаю я, что это все закончится большим пшиком, как это было много раз до этого. Будет много шума в СМИ, и на этом все закончится». Того же мнения придерживается и председатель ОВЦС РПЦ митр. Илларион (Алфеев): «Данная инициатива, несмотря на весь информационный шум, который вокруг нее сейчас поднят, будет иметь ту же судьбу, что и инициативы, предпринятые в предыдущие годы». А его заместитель, прот. Николай Балашов и вовсе считает, что Вселенский Патриарх Варфоломей оставит украинское обращение безо всякого ответа.

Казалось бы, если есть уверенность, что «и так ничего не выйдет» и «все закончится пшиком», то стоит просто не обращать на это внимания. Но это, опять-таки, если уверенность искренняя. В реальности же мы видим, что, вместо спокойствия и безразличия, в ход идет мобилизация всех ресурсов. Чуть ли не каждый час появляются заявления спикеров и экспертов от УПЦ и РПЦ, тон которых от ироничных до категоричных и даже ультимативных. То наперебой говорят о фиаско и «жалких потугах», то появляется подробнейший разбор Обращения к Патриарху Варфоломею с выводом о том, что оно совершенно «несуразно», то появляется информация о звонке Путина Патриарху Варфоломею, то появляются заявления – то ли с надеждой, то ли с требованием, что патр. Варфоломей не посмеет дать автокефалию. То угрозы прокуратурой, то обещание кровопролитий и даже новой «Варфоломеевской ночью». И вся эта мобилизация и энергия ради ничтожного «пшика». Забавно.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают переговоры об автокефалии ничтожным пшиком, не стоящим внимания, или когда мобилизуют всевозможные ресурсы на критику этих переговоров?

14. Мы молимся…

Мы молимся о том, чтобы все действия совершались по воле Божией: «Да будет воля Твоя». В вопросе российско-украинской войны священноначалие УПЦ и многие иерархи предпочитают не занимать никакую из сторон, всё отсылая на волю Божию, просто «молиться о мире» (в отличие от немецко-советской войны 1941-1945 гг., где иерархи молились о победе советскогооружия, жертвовали на покупку оружия и к тому призывали и паству). Интересно так же ли они предпочитают НЕ занимать сторону в вопросе автокефалии, отдавая всё в равной степени на волю Божию и призывая к тому свою паству? Проповедуют ли, например: «Пусть свершится воля Божия! Если угодно – пусть будет автокефалия, и мы эту волю Божию примем, а если нет – значит, воля Божия в том, чтобы пока ей не было. Оба развития мы принимаем нимало вопреки глаголя»? Обращение ОВЦС УПЦ в этом смысле оптимистично, в нем именно этот призыв «совершать молитвы и не забывать, что судьба Церкви целиком и полностью находится в руках Божиих». Надеюсь, что наши иерархи и впредь будут избегать соблазна указать Богу на то, что именно Он должен предпринять.

P.S.

Что ж, герои Оруэлла все же жили в ином мире – не нашем. Но создается ощущение, что иерархи наши не осознают, что давно уже живут в информационную эпоху (даже если она уже «постиформационная»), где однажды сказанные слова и обещания не исчезают бесследно. Быть может, именно поэтому утратили и ощущение реальности, и здоровое чувство самоиронии. Доходит и вовсе до смешного, когда иерархи, будто дети, начинают обижаться на цитирование их самих.

Рассмотрев некоторые ключевые тезисы в вопросе автокефалии, можно увидеть, что искренность и последовательность вовсе не являются сильной стороной иерархов РПЦ и УПЦ. К сожалению… Но и к счастью. Дело в том, что по традиции у нас никогда не идет речь об изменении мнения, и совершенно неважно насколько категоричным оно было – будь то мнение о «безблагодатности церкви», анафеме, или штрих-кодах. Просто всегда становится «известно всем вдруг и сразу», что то, чем безапелляционно стращали еще вчера, сегодня оказывается безобидным или даже положительным. Будем надеяться, что так произойдет и в случае дарования автокефалии Украинской Церкви и мы услышим, что «мы никогда не сомневались в благодатности наших братьев из Киевского Патриархата». Это и есть положительная сторона цинизма, описанного у Оруэлла:

«На шестой день Недели ненависти, после шествий, речей, криков, пения, лозунгов, транспарантов, фильмов, восковых чучел, барабанной дроби, визга труб, маршевого топота, лязга танковых гусениц, рева эскадрилий и орудийной пальбы, при заключительных судорогах всеобщего оргазма, когда ненависть дошла до такого кипения, что попадись толпе те две тысячи евразийских военных преступников, которых предстояло публично повесить в последний день мероприятий, их непременно растерзали бы, — в этот самый день было объявлено, что Океания с Евразией не воюет. Война идет с Остазией. Евразия — союзник. Ни о какой перемене, естественно, и речи не было. Просто стало известно — вдруг и всюду разом, — что враг — Остазия, а не Евразия. Когда это произошло, Уинстон как раз участвовал в демонстрации на одной из центральных площадей Лондона. Был уже вечер, мертвенный свет прожекторов падал на белые лица и алые знамена. На площади стояло несколько тысяч человек, среди них — примерно тысяча школьников, одной группой, в форме разведчиков. С затянутой кумачом трибуны выступал оратор из внутренней партии — тощий человечек с необычайно длинными руками и большой лысой головой, на которой развевались отдельные мягкие прядки волос. Корчась от ненависти, карлик одной рукой душил за шейку микрофон, а другая, громадная на костлявом запястье, угрожающе загребала воздух над головой. Металлический голос из репродукторов гремел о бесконечных зверствах, бойнях, выселениях целых народов, грабежах, насилиях, пытках военнопленных, бомбардировках мирного населения, пропагандистских вымыслах, наглых агрессиях, нарушенных договорах. Слушая его, через минуту не поверить, а через две не взбеситься было почти невозможно. То и дело ярость в толпе перекипала через край, и голос оратора тонул в зверском реве, вырывавшемся из тысячи глоток. Свирепее всех кричали школьники. Речь продолжалась уже минут двадцать, как вдруг на трибуну взбежал курьер и подсунул оратору бумажку. Тот развернул ее и прочел, не переставая говорить. Ничто не изменилось ни в голосе его, ни в повадке, ни в содержании речи, но имена вдруг стали иными. Без всяких слов по толпе прокатилась волна понимания. Воюем с Остазией! В следующий миг возникла гигантская суматоха. Все плакаты и транспаранты на площади были неправильные! На половине из них совсем не те лица! Вредительство! Работа голдстейновских агентов! Была бурная интерлюдия: со стен сдирали плакаты, рвали в клочья и топтали транспаранты. Разведчики показывали чудеса ловкости, карабкаясь по крышам и срезая лозунги, трепетавшие между дымоходами. Через две-три минуты все было кончено. Оратор, еще державший за горло микрофон, продолжал речь без заминки, сутулясь и загребая воздух. Еще минута — и толпа вновь разразилась первобытными криками злобы. Ненависть продолжалась как ни в чем не бывало — только предмет стал другим. Задним числом Уинстон поразился тому, как оратор сменил линию буквально на полуфразе, не только не запнувшись, но даже не нарушив синтаксиса».

 
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos