Монтаж и демонтаж секулярного мира

Монтаж и демонтаж секулярного мира
Осенью 2011 г. в России произошла резкая смена общественных настроений.
 
Политическая пассивность в сочетании с высокими рейтингами премьера Путина, президента Медведева и правящей партии «Единая Россия», сохранявшиеся в течение десятилетия, сменились протестными настроениями, падением доверия к власти.
 
Русская православная церковь (РПЦ), крупнейший негосударственный общественный институт, неожиданно (как и все остальные субъекты разыгрывающейся на наших глазах драмы) оказалась перед необходимостью публично обнародовать свою позицию по конкретным проблемам общественной жизни, тем более что СМИ и общественные организации проявили небывалый интерес к тому, что скажет РПЦ.
 
Впервые после избрания патриархом Кирилл оказался перед необходимостью формулировать позицию в условиях развивающегося политического кризиса.
 
За прошедшие два с половиной года выработка позиции проходила у всех на глазах. Руководство РПЦ находилось в поисках наиболее адекватной формулировки идейно-политической платформы.
 
Приобретенный опыт и изменяющиеся обстоятельства корректировали место церкви в политическом раскладе.
 
И эти коррекции ярче всего отражали суть, условно говоря, политической доктрины РПЦ.
Сергей Филатов
 
 

Монтаж и демонтаж секулярного мира

 
Под ред. А. Малашенко и С. Филатова ; Моск. Центр Карнеги
М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2014. — 406 с. — (Религия в Евразии)
ISBN 978-5-8243-1901-9
 

Монтаж и демонтаж секулярного мира - Содержание

 
Об авторах
About the authors
 
Сергей Филатов. Русское православие, общество и власть во времена политической турбулентности. РПЦ после осени 2011 г.
Sergey Filatov. Russian Orthodoxy, Society, and the Regime During the Times of Political Turbulence. The Russian Orthodox Church After the Autumn of 2011
 
Борис Кнорре. Российское православие. Постсекулярная
институционализация в пространстве власти, политики и права Boris Knorre. Russian Orthodoxy. Post-Secular Institutionalization in the Realm of Power, Politics, and the Law
 
Роман Лункин. Христианские конфессии в российском обществе «традиционных религий»: неизбежное «зло» и символ десекуляризации
Roman Lunkin. Christian Denominations in Russia's Community of "Traditional Religions": the Inevitable "Evil" and the Symbol of Desecularization
 
Протоиерей Алексий Уминский. Христианская община и гражданское общество
Archpriest Alexy Uminsky. The Christian Community and Civil Societyy
 
Борис Дубин. Вера большинства
[Boris Dubin|. The Faith of the Majority
 
Елена Волкова. Религия и магия искусства: от художественной агиографии — к протестной акции
Yelena Volkova. Religion and the Magic of Art: from Artistic Hagiography to Protest
 
Олег Морозов. Легенды и мифы российской истории: историческая политика руководства Русской православной церкви в начале XXI в.
Oleg Morozov. The Legends and Myths of Russian History: the Russian Orthodox Church's Approach to History at the Start of the Twenty-First Century
 
Ирина Глушкова. «Эмоциональный поворот»: индуизм, ислам и другие религии в «республике оскорбленных чувств»
Irina Glushkova. "An Emotional Turn": Hinduism, Islam, and Other Religions in the "Republic of Hurt Sentiments"
 
Павел Шлыков. Направления и динамика процесса десекуляризации в Турции
Pavel Shlykov The Vectors and Dynamics of Turkish Desecularization
 
Summary
Summary (in English)
 
О Фонде Карнеги
About the Carnegie Endowment
 

Монтаж и демонтаж секулярного мира - Сергей Филатов - Русское православие, общество и власть во времена политической турбулентности. РПЦ после осени 2011 г.

 
Параллельно с развитием политического курса РПЦ проявлялся и характер современной религиозности народа, его отношение к церкви.
 
До выборов руководство РПЦ обходила эту тему и не агитировала ни за одну из партий. Патриаршество Кирилла среди прочих новшеств ознаменовалось если не полным отстранением от участия в выборных кампаниях, то по крайней мере заметным ослаблением этого участия. Патриарх Алексий во время выборных кампаний не очень настойчиво, но ясно по нескольку раз выступал в поддержку кандидатов партии власти. Многие другие епископы и авторитетные деятели церкви делали это гораздо более откровенно. Теперь же, при новом патриархе, заметно ослабло и участие церковнослужителей в региональных выборах, в то время как в 1990-е и 2000-е годы оно часто бывало просто назойливым.
 
В день выборов 4 декабря 2011 г. патриарх Кирилл в «Слове после литургии» в Донском монастыре заявил: «Сегодняшний день, отмеченный всенародными выборами, в каком-то смысле начало пути, потому что стране нашей предстоит очень многое сделать. И от того, сделаем мы это или не сделаем, будет зависеть само существование России — не больше и не меньше... Россия может существовать только как великое многонациональное государство, или она не сможет существовать. Сегодня народ наш делает выбор, и дай Бог, чтобы он стал началом пути, ведущего к славе — Божией славе, отображаемой в вере людей, в их жизни и в славе Отечества нашего. <...> Пусть наши разделения, наши политические пристрастия, наши политические взгляды и убеждения никогда не разрушат единства народной жизни, от которого зависит процветание и каждого из нас, и всех нас вместе как народа, и страны нашей».
 
До середины декабря патриарх Кирилл никак не отреагировал на начавшиеся после выборов протесты. Однако председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, выступающий в роли выразителя официальной позиции РПЦ, не ограничился протокольными фразами о том, что главное — «сохранить гражданский мир и государственность, не допустить нового 1905, 1917, 1991 или 1993 года». Призывая к сдержанности, он признал, что у митингующих есть основания для протестов — в стране много проблем, которые власть должна решать, что власть часто не слышит народа. Протоирей Всеволод Чаплин попытался быть объективным: он призвал действовать в рамках закона и предложил всем, кто говорил о нарушениях на выборах, представить конкретные факты, за достоверность которых они должны нести ответственность.
 
Слово патриарха прозвучало только 17 декабря после богослужения в храме Христа Спасителя: «Мы знаем, в какую кровавую баню, в какое кровавое месиво было превращено бытие наших предков в XX веке, когда в борьбе за эти маленькие человеческие правды отец восстал на детей и дети на отца; когда разрушены были дружба и любовь; когда кровь лилась рекой, а обезумевшие от этой крови люди стремились всеми силами, несмотря ни на что, утвердить свою маленькую, человеческую, скажем прямо, ничтожную правду! Да, может быть, и правды никакой не было, а лишь гордыня и желание власти! И погублены были миллионы человеческих жизней, и распалась великая страна, и если перечислять все наши скорби, понесенные в XX веке во имя тех самых человеческих правд, то не хватит никакого времени...
 
Сегодня массовые настроения людей определяются не Божией правдой, а информационными технологиями. Ими пользуются все, кто отстаивает свою человеческую правду. Мы знаем, до чего это доходит в некоторых странах, где снова проливается кровь. Как важно, чтобы мы, наследники великой России, прошедшие через страшные испытания XX века, сегодня оказались способными воспринять уроки прошлого и не повторять ошибки отцов, совершенные ими в канун 1917 г., не повторять ошибки тех, кто в 90-е годы круто менял жизнь нашего народа, не повторять и другие ошибки! Что еще нужно сделать и как громко следует сказать, чтобы остановить народ наш от действий, которые могут разрушить жизнь людей, а вместе с ними — Божию правду?». Фактически, таким образом, патриарх призвал протестующих одуматься и остановиться.
 
В то же время он «проявил объективность», призывая власть прислушаться к общественному мнению: «Пусть Господь вразумит всех, кто имеет разные точки зрения, в том числе на политическое положение в стране и на минувшие выборы, и поможет вступить в реальный гражданский диалог, чтобы не разрушалась наша национальная жизнь, такими трудами по крупицам собираемая. Но для того чтобы преодолеть недоумение, восстановить доверие, сделать общество еще более сплоченным и способным идти в будущее, власти должны с большим доверием отнестись к людям и содействовать этому диалогу и общению, преодолению недоумений и разногласий — с тем, чтобы никакие человеческие соблазны, никакие ошибки, никакое неправильно понятое служение благу страны не разделяло людей».
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (4 votes)
Аватар пользователя moscowbeatnik