Павел Орозий - История против язычников

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Павел Орозий - История против язычников
Труд Павла Орозия без преувеличения можно назвать ключевым произведением раннехристианской и всей средневековой европейской историографии. В отличие от исторических сочинений Лактанция и Сульпиция Севера, каждое из которых представлено в единственном рукописном своде, труд Орозия, что свидетельствует о его безусловной популярности в Средние века, дошел до нас более чем в двухстах манускриптах.
 
О значении «Истории против язычников» говорит также  влияние, которое она оказала на формирование всей историографической традиции в раннесредневековой Европе. На протяжении всего  средневековья Орозия активно цитировали, ему подражали, в его труде черпали необходимую информацию. Не только авторы мировых хроник (Проспер Аквитанский, Исидор Севильский) использовали сведения из «Истории против язычников», доводя «всеобщую историю» до современных им  событий, но и историки варварских королевств, обращавшиеся к прошлому своих королей, не упускали шанса сослаться на авторитетное мнение Орозия.
 
Уже в VI в. Иордан, поставивший перед собой в сочинении «О  происхождении и деяниях гетов» цель донести до читателя историю королевского рода Амалов, вслед за Кассиодором обращался за некоторыми  подробностями отдаленного прошлого готов к «Истории» Орозия (Get. 4,44, 58). На достижения Орозия в мировом летоисчислении указывал  Григорий Турский в «Истории франков» (Greg. I. рг.).
 
В VIII в. труд Орозия использовал для своей «Истории римлян» Павел Диакон, к нему  обращался Беда Достопочтенный. Перевод «Истории против язычников»,  выполненный англосаксонским королем Альфредом Великим в IX в., открыл Орозия британской средневековой культуре. В X столетии по заказу  халифа Кордовы «История против язычников» была переведена даже на арабский язык. Наконец, уже в классическое средневековье в XII в. Оттон Фрейзингенский (ок. 1110-1158 гг.) для защиты своей идеи о  преемственности между германцами и древними римлянами использовалnконцепцию Орозия о смене мировых держав.
 

Павел Орозий - История против язычников. Книги I—VII

Историческая хроника Павла Орозия, римского христианского историка начала V века, сподвижника и современника знаменитого Августина Блаженного.
Пер. с лат., вступ. ст., коммент. и указатель В. М. Тюленева.
СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2004. — 544 с.
(Серия «Библиотека христианской мысли. Источники»). 
ISBN 5-7435-0214-5 
PAULUS OROSIUS
HISTORIAE ADVERSUM PAGANOS
septem libri
 

Владимир Тюленев - Павел Орозий и его «История против язычников»

 
Рождение христианства вызвало одну из самых значительных революций в истории исторической мысли. Новая религия, принесшая с собой новое мировосприятие в целом, диктовала свои способы объяснения исторических явлений и событий. Само христианство как религиозная система изначально было насквозь пронизано чувством историзма. В апологетической литературе интерес к историческому прошлому реализовывался через доказательство древности христианских истин относительно истин языческих. Отсюда берет свое начало стремление христианских писателей выстраивать сравнительные хронологии, предтечи «всемирных» хроник, важнейшего жанра средневековой историографии; в полемике с язычеством также корень того, что сама христианская историческая мысль зарождается прежде всего как мысль философско-историческая. 
 
Труд, проделанный первыми христианскими интеллектуалами в деле доказательства древности христианства, в построении сравнительных хронологий, наконец в толковании книг Ветхого Завета, к концу III — началу IV в. дал свои плоды: именно к этому времени относится появление первых серьезных образцов христианской историографии. В 278 г. увидела свет знаменитая «Хроника» Евсевия Кесарийского, подготовленная трудами Секста Юлия Африкана, Климента Александрийского и Ипполита Римского.2 Именно «Хроника» Евсевия, переведенная в конце IV столетия на латинский язык Иеронимом, стала образцом и основой для последующих поколений хронистов.
 
Преемниками Евсевия и Иеронима называли себя и Проспер Аквитанский, и Идаций, и Иоанн Бикларский, и Марцеллин Комит. Наряду с «Хроникой» Евсевий создал и первую «Церковную историю», став родоначальником нового литературного жанра, который утвердился главным образом на востоке христианского мира. На фоне достижений греческой мысли успехи латинских авторов могут показаться более чем скромными. Тем не менее одновременно с Евсевием свою историческую монографию написал знаменитый латинский апологет Лактанций. Его труд «О смерти гонителей», несмотря на полное забвение в Средние века, является прекрасной иллюстрацией того, как христианскими писателями вырабатывались основные принципы интерпретации современной им эпохи. Несмотря на более чем серьезные достижения христиан в области историографии в начале IV в., столетие это более не дает нам интересных образцов исторической прозы. Лишь конец века ознаменован деятельностью двух выдающихся христианских интеллектуалов, Иеронима Стридонского и Руфина Аквилейского, выступивших, среди прочего, в качестве переводчиков.
 
В 381 г. Иероним, пребывая в Константинополе, взялся за перевод и написание продолжения «Хроники» Евсевия, о чем уже было сказано, а в 395 г. из-под пера Руфина вышел перевод на латинский язык «Церковной истории» Евсевия, дополненный двумя собственными книгами. Греческая историографическая традиция и далее во многом определяла развитие латинской христианской исторической прозы на протяжении всего раннего средневековья.3 Однако к началу V в. относится появление по меньшей мере двух оригинальных исторических сочинений, написанных на латинском языке: «Хроники в двух книгах» Сульпиция 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя esxatos