Порядин - Критический справочник Евангелия - Происхождение зла

Порядин - Критический справочник Евангелия - Происхождение зла
Критический справочник Евангелия - 2
Продолжаем серию статей из "Критического справочника Евангелия" А. Порядина. Книга проходит стадию редактирования, поэтому публикуется здесь постатейно, с приветствием всякой критики.
 

Александр Порядин - Критический справочник Евангелия - 2 - Происхождение зла

 

Происхождение зла: почему в его существовании неправомерно винить Бога?

 

Данную проблему ещё в IV—III в. до н. э. так сформулировал Эпикур: «Бог или хочет уничтожить зло, но не может, или может, но не хочет, или как не хочет, так и не может, или и хочет, и может. Если Он хочет и не может, то Он слаб, что не соответствует Богу. Если Он может, но не хочет, то Он недоброжелателен, что равно чуждо Богу. Если Он как не хочет, так и не может, то Он как недоброжелателен, так и слаб, а потому и не Бог. Если же Он и хочет, и может, что только Богу присуще, откуда тогда зло или почему тогда Он его не уничтожает?» (Лактанций, О гневе Божием 13:20—21)[1].

1. Вывод 1-й

Для начала надо сформулировать, что есть зло. Согласно Писанию, зло — это нарушение заповедей Бога, которые заключаются в одном слове: любить Бога и человека[2]. Значит, нелюбовь — это и есть зло[3], из-за которого страдают люди.
 
Далее, чтобы проиллюстрировать сложность проблемы, рассмотрим лишь две теории её решения, которые сегодня культивируются среди почитателей Бога Авраама. Первая говорит, будто сатана, виновник происхождения зла, есть падший ангел. И пал он после того, как Бог создал человека, и потому, что сам выбрал непокорность и зло. Вторая — Бог праведен, но человек не может до конца понять смысл создания Богом зла, или сатаны.
Но первая теория оставляет место для обвинения Бога. Ибо откуда у сатаны знание о зле, если не от Бога?! Ведь никакая тварь Бога не может похитить знание[4], которое хранит Он[5]. Так, человек не мог познать стыд, пока ему не дано было знание о добре и зле (Быт. 2:25—3:10). И вообще он «ничего не может принимать, если не дано было ему с неба» (Ин. 3:27).
 
Т. е. людям Бог мог не давать знание о зле. Равно и сатане, потому что тот не сильнее Бога Всесильного (Эль Шадда́й [אל שדי]). Значит, сатана имеет знание о зле от Бога. Зачем же тогда Он дал ему это знание? Ведь если, имея свободу выбора между доброй и злой вещью, я выбираю злую и знаю, что она, в отличие от доброй, принесёт людям зло, то я виновен перед ними за такой выбор свой. Так и Бога люди винят, согласно первой теории, за то, что как Всемогущий Он, не будучи ничем ограничен в свободе выбора и создав некую тварь чистой, мог не давать знание о зле этой твари, но таки дал, от начала зная[6], что та тварь Его падёт, став сатаной, и своё зло принесёт людям. И самое злое здесь — страдание невинных ещё детей. И такое обвинение входит в острое противоречие с истинным утверждением: «Господь праведен» (Пс. 10:7, 128:4) и «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). Более того, в Дан. 8:14 Писание обещает, что «святость будет оправдана» (נצדק קדש). Поэтому первую теорию нельзя признать бесспорной и тем более истинной![7]
 
А согласно второй теории, Богу угодно скрыть происхождение зла. Тогда как о такой воле Его никто из пророков Его ничего не сказал явно, но они, вопреки этой теории, успешно доказывали и прославляли праведность Бога. Поэтому и эту теорию нельзя признать истинной.
 
Где же тогда истинная праведность Творца, создавшего врага? Если при условиях Его всеблагости, всеведения и всемогущества праведность Его в любом случае получает нарекание и тем обесценивается, значит, одно из этих условий ложное. И действительно, Бог не всемогущ в полном смысле этого слова: Он не может, но лишь одно — лгать. Т. е. в отношении силы Он может всё, а в отношении права нет. Тогда, сочетая это условие с изложенным выше рассуждением о доступе к знанию, необходимо признать, что Бог не мог, не имел права не создавать врага и не давать ему знание о зле. Это зафиксируем теперь как вывод 1-й.
 
Но тогда лгать — о чём? Какое право Бог нарушил бы, если бы не создал врага? Этот вопрос для удобства назовём «последним». Ибо он требует оставить его, пока не рассмотрим повествование о начале творения. И здесь надёжного объяснения уже требуют острые противоречия, существующие в первых двух главах книги «Бытие»:
  1. существование вечера и утра в первые три дня в отсутствие светил, сотворённых только в четвёртый;
  2. произрастание зелени в третий день без света светил небесных, сотворённых только в четвёртый;
  3. создание света в первый день, а создание светил для отделения «этого света от той тьмы» только в четвёртый;
  4. разная очерёдность порождения одних и тех же творений в 1-й и 2-й главах «Бытия».
Объяснение этих противоречий ведёт к объяснению «последнего» вопроса.

2. Выводы 2-й и 3-й

Начнём с противоречия IV. Историческое повествование на отрезке стихов Быт. 1:27—2:7 не может быть последовательным в силу того, что начало и конец этого отрезка повествуют об одном событии — о сотворении человека. Т. е. на том отрезке как минимум один раз эта последовательность прерывается и начинается новый исторический эпизод. Где именно его начало?
 
До стиха 2:3 и после 2:7 включительно повествование строго последовательно. Ибо, согласно грамматике древнееврейского языка, союз ו (вав)[8] в начале как стиха 2:3 и стихов до него, так и стиха 2:7 и стихов после него, — чередительный, или «переворачивающий», а не просто соединительный или разделительный. Поскольку к нему в указанных местах присоединены глаголы в форме имперфекта. А эта форма означает будущее время и не может быть сказуемым прошлого. Но именно этот вав всегда, когда контекст говорит о прошлом, «переворачивает» всякий имперфект и превращает значение его будущего времени в значение прошлого. Такой имперфект принято называть «перевёрнутым»[9], он создаёт цепочки строго последовательной череды исторических событий [1. С. 259, § 132]. Значит, новый исторический эпизод начинается на отрезке стихов 2:4—7 включительно. Точнее — где?
Бытие 2:1
ויכלו השמים והארץ וכל־צבאם׃
И завершены эти небеса и эта земля и всякое воинство их.
2:2
ויכל אלהים ביום השביעי מלאכתו אשר עשה וישבת ביום השביעי מכל־מלאכתו אשר עשה׃
И завершил Всесильный в день седьмой работу Свою, которую делал, и успокоился в день седьмой от всей работы Своей, которую делал.
2:3
ויברך אלהים את־יום השביעי ויקדש אתו כי בו שבת מכל־מלאכת אשר־ברא אלהים לעשות׃
И благословил Всесильный день седьмой и освятил его, ибо в нём успокоился Он от всей работы Свой, которой творил Всесильный, чтобы делать.
2:4
אלה תולדות השמים והארץ בהבראם ביום עשות יהוה ארץ ושמים׃
Э́ти порождения небес и земли в сотворении их в день создания Господом Земли и Небес
2:5
וכל שיח השדה טרם יהיה בארץ וכל־עשב השדה טרם יצמח כי לא המטיר יהוה אלהים על־הארץ ואדם אין לעבד את־האדמה׃
и всякого кустарника поля, прежде чем он появится на земле, и всякой травы поля, прежде чем она произрастёт, когда не посылал дождя Господь Всесильный на землю и человека нет для возделывания почвы,
2:6
ואד יעלה מן־הארץ והשקה את־כל־פני־האדמה׃
но пар будет подниматься от земли и будет орошать всё лицо почвы:
2:7
וייצר יהוה אלהים את־האדם עפר מן־האדמה ויפח באפיו נשמת חיים ויהי האדם לנפש חיה׃
и сформировал Господь Всесильный Адама — прах из этой почвы — и вдунул в ноздри его дыхание жизни, и стал Адам дыханием живым.
2:8
ויטע יהוה אלהים גן־בעדן מקדם וישם שם את־האדם אשר יצר׃
И насадил Господь Всесильный сад в Эдеме с востока и поместил там Адама, которого сформировал.
Здесь видно, что в отрывке стихов 4—6, в отличие от стиха 7, «перевёрнутый» имперфект не встречается. И хотя есть ещё один способ начать описание последовательных действий прошлого — перфектом [1. С. 187, § 98А], но единственный перфект в 4—6 (המטיר [посылал] в стихе 5) включён в условный оборот (כי לא המטיר [когда не посылал дождь]) и не может означать начало основного действия. Значит, первое действие нового исторического эпизода начинается «перевёрнутым» имперфектом стиха 7 וייצר (вайице́р [и сформировал]).
 
Далее, с каким эпизодом объединяется этот отрывок 4—6? С предыдущим или последующим? Такими словами, как אלה תולדות (э́ле толдо́т [эти порождения[10]]) в стихе 4, пророк Моисей всегда начинает описание истории развития родителей, последовательно излагая затем историю рождённых ими. В книге «Бытие» он делает это ещё 9 раз (в 6:9, 10:1, 11:10, 27, 25:12, 19, 36:1, 9, 37:2). Уже поэтому отрывок 4—6 должно объединить со следующим за ним повествованием.
 
Сверх того, в этом отрывке впервые вводится и используется в последующем повествовании Имя Всесильного (יהוה), переведённое выше словом Господь. Что тоже указывает на отделение предыдущего повествования от отрывка 2:4—6 и на цельность этого отрывка с повествованием последующим.
 
К тому же существительное שמים (шама́им [небеса]) — мужского рода, а ארץ (э́рэц [земля]) — женского [9. P. 1029 and 75 resp.]. Значит, в представлении пророка порождающие Небеса и Земля — супружеская пара. А значит, их порождением не могли быть такие объекты предыдущего повествования, как светила и звёзды (1:14—18). Ибо Земля физически не могла участвовать в их порождении, только Небеса. Это также означает, что слово «эти» в стихе 2:4 указывает на порождения последующего исторического повествования и объединяется с ним, а не с повествованием предыдущим.
Тогда, согласно содержанию стихов 2:4—6, прежде всего другого Небеса и Земля породили Адама. Это вывод 2-й.
А уже после стиха 2:7 «перевёрнутый» имперфект показывает череду следующих событий:
8               «И насадил… сад… и поместил там…»;
9               «И произрастил… дерево…»;
10—14     отступление от темы;
15             «И взял…»;
16             «И заповедал…»;
18             «И сказал…»;
19             «И сформировал… животных…» и т. д.
Глава же 1-я показывает обратный порядок творения, согласно которому человек сотворён после растений и всякой живности. Т. о., два разных изложения порядка чередования одних и тех же событий в 1-й и 2-ой главах «Бытия» обнаруживают противоречие IV. Опираясь же на ту истинную предпосылку, что два таких изложения, происходя от одного адекватного автора, должны быть согласны друг с другом, противоречие IV можно объяснить только тем, что одно из тех двух изложений — прямое, а другое — образное, или метафорическое. Но какое именно из двух прямое, а какое образное?
 
Кроме общего между 1-й и 2-й главами противоречия IV, в 1-й главе, в отличие от 2-й, есть ещё и внутренние противоречия I, II и III. Поэтому изложение 1-й главы должно считать образным, а 2-й — прямым. А поскольку Адам является первым порождением Небес и Земли, то и в образном повествовании Быт. 1 он был сформирован в первый день, а созданные в шестой мужчина и женщина — образ чего-то другого, не первая пара людей. Это вывод 3-й.

3. Выводы 4-й и 5-й

Ин. 1:1
Ἐν ἀρχῇ ἦν ὁ λόγος, καὶ ὁ λόγος ἦν πρὸς τὸν θεόν, καὶ θεὸς ἦν ὁ λόγος.
В основании [в главном[11]] было Слово, и Слово было в [с] Бога[ом][12], и Слово было Бог[ом].
1:2
οὗτος ἦν ἐν ἀρχῇ πρὸς τὸν θεόν.
Это [Оно] было в основании [в начале] в [с] Бога[ом].
1:3
πάντα δι’ αὐτοῦ ἐγένετο, καὶ χωρὶς αὐτοῦ ἐγένετο οὐδὲ ἕν. ὃ γέγονεν
Всё через Него сделалось [родилось] и без Него не сделалось даже одно, которое сделалось.
1:4
ἐν αὐτῷ ζωὴ ἦν, καὶ ἡ ζωὴ ἦν τὸ φῶς τῶν ἀνθρώπων·
В Нём жизнь была, и жизнь была свет людей.
1:5
καὶ τὸ φῶς ἐν τῇ σκοτίᾳ φαίνει, καὶ ἡ σκοτία αὐτὸ οὐ κατέλαβεν.
И этот свет во тьме светит, и тьма его не объяла.
Бытие 1:1
בראשית ברא אלהים את השמים ואת הארץ׃
В начатке [в главном] сотворил Всесильный небеса и землю.
1:2
והארץ היתה תהו ובהו וחשך על־פני תהום ורוח אלהים מרחפת על־פני המים׃
И земля была беспорядок и пустота, и тьма — над лицом бездны, и дух Всесильного — витающий над лицом этих вод.
1:3
ויאמר אלהי יהי אור ויהי־אור׃
И сказал Всесильный: будет свет. И появился свет.
1:4
וירא אלהים את־האור כי־טוב ויבדל אלהים בין האור ובין החשך׃
И увидел Всесильный свет истинно хорошим, и положил Всесильный предел между светом и между тьмой.
 
Что есть свет и тьма в Быт. 1:2—4? Свет бывает только материальный, ощущаемый глазом, либо духовный, образный, ощущаемый духом — умом. То же и тьма. А когда речь именно о 1-й главе «Бытия», то, согласно третьему выводу, должно рассматривать именно образное значение света и тьмы. А такое значение света, в смысле именно начала творения, «Евангелие от Иоанна» хоть и раскрывает, но даёт два варианта его понимания:
а)       это жизнь, которая «была свет[13] тех людей» (1:4);
б)      это Христос, который есть и «Свет» (1:9), и «жизнь» (14:6).
Утверждает же вариант б) апостол Павел, говоря:
εἰ δὲ καὶ ἔστιν κεκαλυμμένον τὸ εὐαγγέλιον ἡμῶν, ἐν τοῖς ἀπολλυμένοις ἐστὶν κεκαλυμμένον, ἐν οἷς ὁ θεὸς τοῦ αἰῶνος τούτου ἐτύφλωσεν τὰ νοήματα τῶν ἀπίστων εἰς τὸ μὴ αὐγάσαι τὸν φωτισμὸν τοῦ εὐαγγελίου τῆς δόξης τοῦ Χριστοῦ, ὅς ἐστιν εἰκὼν τοῦ θεοῦ. Οὐ γὰρ ἑαυτοὺς κηρύσσομεν ἀλλ’ Ἰησοῦν Χριστὸν κύριον, ἑαυτοὺς δὲ δούλους ὑμῶν διὰ Ἰησοῦν. ὅτι ὁ θεὸς ὁ εἰπών· ἐκ σκότους φῶς λάμψει, ὃς ἔλαμψεν ἐν ταῖς καρδίαις ἡμῶν πρὸς φωτισμὸν τῆς γνώσεως τῆς δόξης τοῦ θεοῦ ἐν προσώπῳ [Ἰησοῦ] Χριστοῦ.
Если же Благовестие наше и есть скрываемое, [то] в гибнущих оно есть скрываемое, в которых бог века сего ослепил умы неверующих этих, на [то, чтобы] не видеть [им] сияние Благовестия славы Христа, который есть образ Бога. Ведь не себя самих проповедуем, но Иисуса Христа, Господа. Самих же себя — рабы[ами] ваши[ми] через Иисуса. Ибо Бог, сказавший: “из тьмы будет сиять свет, Сам засиял в сердцах наших в сияние познания славы Бога в лице [Иисуса] Христа (2 Кор. 4:3—6).
 
Ибо здесь «сказавший: “из тьмы будет сиять свет”» — это событие, описанное в Быт. 1:3. И этот свет означает не физическую жизнь людей, о которой говорит вариант а), а Христа. Ведь у подлежащих свет и Бог сказуемыми выступает один и тот же глагол λάμπω (сиять), а слово φωτισμός (сияние) — это производная форма слова φῶς (свет, сияние), но имеющая дополнительное значение откровение. Так что суть такова: «из тьмы будет сиять свет», которым «засиял Сам Бог в сердцах наших». А когда этот свет Бог, то «в лице [Иисуса] Христа».
 
Но когда в Быт. 1:3 свет — Христос, то тьма — это сатана. Ибо как напротив света — тьма, так напротив Христа — сатана[14]. То же видно и по этому же отрывку 2 Кор. 4:3—6. Ибо точно в том же смысле, как «бог века сего» в этом отрывке, о сатане в Ин. 14:30 Дух Святой сказал: «…начальник мира сего…». А власть над миром сим именно сатане и «предана» (Лк. 4:6). Κόσμος (мир) же и αιων (век) — синонимы. Т. е. он бог и начальник как мира, так и века сего. А что он — тьма, видно по контрастности в этом отрывке глагола ослепил с термином сияние и существительного тьма с термином свет. Ибо когда причина того сияния — этот свет, то причина того ослепления — эта тьма. А когда этот свет — Христос, то по той самой контрастности тьмабог века сего, или сатана.
 
То же видно и из другой вещи. Быт. 1:2 указывает лишь на двух обитателей только что сотворённого неба, находящихся над водами только что сотворённой и пустынной земли, — на тьму (сатану) и на Дух Бога (Христа). Так автор замысловато показал человеку двух главных персонажей: его врага и друга. И враг — над той водой[15], которая в НЗ к смерти[16], а друг — над той, которая к жизни[17].
 
Итак, вывод 4-й: в Быт. 1:3 свет — Христос, а тьма — сатана. Такое чтение объясняет противоречия I, II и III из Быт. 1: в 1-ый день творения вместе с небом и землёй были созданы действительные светила и звёзды, зелень 3-го дня и светила и звёзды 4-го, равно как и творения 5-го и 6-го дней — это не собственно эти вещи, но образы неких других действительных вещей, о которых теперь нет необходимости говорить подробно.
 
Когда же в Быт. 1:3 свет — это Христос, то слова אור יהי (йеhи́ ор [будет свет]) — первое историческое действие Творца, а предыдущие два стиха описывают, перед какими делами началось первое действие. Потому что слова «всё через Него [Христа] сделалось и без Него не сделалось даже одно, которое сделалось» в Ин. 1:3 означают, что этот Христос был началом творения. Значит, ויאמר (вайоме́р [и сказал]) в Быт. 1:3, как первый «перевёрнутый» имперфект, встречающийся в тексте, начинает последовательное историческое повествование 1-й главы. Это вывод 5-й.

4. Выводы 6-й и 7-й

Но если, как сказано во 2 Кор. 4:6, свет засиял именно из тьмы, тогда то, из чего создан был этот свет, до творения содержалось во тьме[18]. И тогда, согласно 4-му выводу, та тьма — хаос, содержавшийся в Боге. И, согласно пятому выводу, началом творения было приведение хаоса в порядок: когда свет воссиял из тьмы и Бог увидел его «несомненно хорошим», тогда Он отделил его от тьмы (Быт. 1:4) — от сатаны. Отделил сразу, поскольку в Быт. 1:4 два перевёрнутых имперфекта — וירא (и увидел) и ויבדל (и положил предел) — продолжают последовательное повествование, начатое в 1:3. Значит, то, из чего создан сатана, до первого глагола Божьего было частью Его. Это вывод 6-й.
 
Объясняется это только тем, что сатана и гнев Бога — одно. Как сказано, что некто однажды «побудил Давида» для некого зла. Но сам этот некто в двух истинных книгах назван по-разному. В одной — «гнев Господа», а в другой — «сатана» [19]. Поэтому, как и по сути своей, гнев тоже есть противник, враг человека — ивр. сата́н, арам. сатана. Итак, вывод 7-й: сатана — гнев Бога.

5. Ответ на «последний» вопрос и решение проблемы

Теперь, когда все нужные выводы сделаны со всем усердием для их надёжности, вернёмся к «последнему» вопросу (поставленному после вывода 1) и объясним его, следуя очевидной логике всех этих выводов. Итак, Бог не мог не создавать врага человеку из-за Своей неспособности лгать и поступать неправедно. Но лгать — о чём? Какое право нарушалось, если не создавался враг?
 
Согласно четырём последним выводам, добро, как и зло, до творения, когда не было ещё ни времени, ни пространства, существовало в Боге в подобии хаоса. Поэтому Он не мог солгать, что зла, или сатаны, нет и нарушить его право быть, истребив его лишь силой, без правосудия. Ибо праведность не может нарушать принцип равенства всех перед законом[20], не превратившись в неправедность.

5.1. Оправдание Бога по обвинению в том, что Он создал сатану и дал ему знание о зле

Исходя из вышеизложенного, Слово Бога, начав творение, в качестве Света обнаружило тьму и отделилось от неё, дав притом ей и всему имя и закон[21]. Т. е. Бог распознал в Себе гнев и его злобу и отделился от него. Это отделение и было творением сатаны в рамках творения духовного мира (неба) и установлением власти Бога над этим гневом[22]. Так хаос был приведён в порядок. И это приведение — праведная неизбежность. Ибо разум говорит, что с точки зрения Творца быть началом порядка и жизни превосходнее, чем одиноким в хаосе. Поскольку в хаосе нет блага, как нет порядка и пути[23].
 
Также и с точки зрения творений жизнь превосходнее небытия. Ибо терпеть зло в жизни превосходнее, чем не быть вовсе, из-за надежды на благо и мир, которой Бог — непоколебимая опора. Так как светильник этой надежды Он всегда сохранял для народов в праведниках Своих или законе Своём. Т. е. Он дал творению Своему лучшее из того, что был вправе дать. И поэтому творению не остаётся места для обвинения Бога за Его выбор, творить или не творить сатану и мир. Равно и за то, что гнев имеет знание о зле. Ибо он имел его всегда, изначально. А отнять у него это знание — значит нарушить его право и самому стать подобным ему.

5.2. Оправдание Бога по обвинению в том, что Он не уничтожил сатану сразу и не уничтожает теперь

Исходя из вышеизложенного, чтобы праведно осудить гнев и удалить его от ЦБ, должно как истинным свидетельством засвидетельствовать его злодейство, так и доказать совершенство и высшую доблесть Самого Бога. Ибо суд неправеден, если судья не достоин или если против преступления свидетельствует лишь один свидетель[24]. Для правосудия над сатаной Бог и создал землю и человека на ней, за ничто продал его сатане[25] и Сам во Христе выкупил кровью Своей[26]. И свидетельством и высшей доблестью Сына сатана и осужден[27].
 
Но если уже осужден, почему ещё не уничтожен? Потому что должно ещё и завершить вражду между семенем его и между семенем Евы[28]. Эта вражда обнаружилась тогда, когда сатана обманул Еву и она с Адамом ослушалась Его в Эдеме, вкусив запретный плод с древа познания добра и зла. Как неизбежное эту вражду Бог положил для всех родов человеческих, и от этой неизбежности является справедливость по закону: дети либо страдают за грех их родителей[29], либо освящаются их святостью[30].
 
Ибо за страдание детей праведно возлагать ответственность на родителей ввиду их выбора: грешить или повиноваться Богу, рожать детей в грехе или в святости, быть причисленным к семени змея или к семени жены. И народ святых должен победить зло милосердием и силой Христа. Тогда только сатана будет истреблён, и та вражда прекратится. Так Бог всеми силами Своими и всей душой Своей борется со злом, ведя дело к его истреблению, но в рамках правосудия. Поэтому нельзя винить Его ни за то, что Он не уничтожил зло сразу, ни за то, что не уничтожает до сих пор.

5.3. Оправдание Бога по обвинению в том, что Он соучастник злых дел сатаны

Исходя из вышеизложенного, кто-то спросит: Бог соучаствует сатане, когда судит людей посредством его зла? Нет. Бог судящий не соучаствует сатане — как буре не соучаствует стена. Ибо наказание от палача, жаждущего наказать виновного, было бы безмерно без судьи. Но судья по закону взвешивает и меру преступления, и меру наказания — чтобы палач не превысил последней. Притом закон Бога только в одном случае отменяет милость к виновному: если этот сам был немилостив[31]. В остальном этот закон, изложенный ещё Моисеем, лишь ограничивает меру наказания, но не обязывает наказывать.
 
И пока народы не соблюдают завет Христов, у Бога нет причины останавливать палача, производящего болезни, голод, войны, стихийные бедствия и т. д. А сынов Своих, соблюдающих завет Его, Он укрывает рукой Своей от всех бедствий[32], кроме зла людей. Чтобы любовью первых и судом над последними обратить к Себе злых.
 
Нельзя обвинять Бога в соучастии злу даже тогда, когда Он Сам прямо говорит о Себе, что творит зло и вводит людей в заблуждение[33]. Ибо хоть это зло и производится сатаной, но властвует над ним (см. сн. 25, 26) и над всем Бог. Властвует же праведно — по закону. Поэтому, говоря о Себе столь прямо, Он не стыдится ответственности за устройство созданного Им мира. Ибо создал его для блага и борется с неизбежным злом всеми силами души Своей, в том числе приняв от этого зла страдания во плоти Христа наравне с другими созданными Им людьми.
 

Библиография:
[1]     Томас О. Ламбдин. Учебник древнееврейского языка / пер. с англ. Я. Эйделькинд. — М. : РБО, 1998.
[2]     Соболевский С. И. Древнегреческий язык. — СПб., 2000.
[3]     Даниел Б. Уоллас. Углубленный курс грамматики греческого языка. — Новосибирск : Новосибирская библейская богословская семинария, 2007.
[4]     Дж. Грешем Мейчен. Учебник греческого языка Нового Завета / пер. с англ. А. А. Руденко. — М. : РБО, 2012.
[5]     Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь. — Т. 1. : Α—Λ. — М., 1958.
[6]     Штейнберг О. Н. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета. — Т. 1. — Вильна, 1878.
[7]     Крашенинникова В. А. Великая хартия вольностей 1215 г. (современная интерпретация) // Вестник Московского университета. Серия 11, «Право». — 2002. — № 3. — С. 86—107.
[8]     История политических и правовых учений / отв. ред. О. Э. Лейст. — М., 2006.
[9]     Francis Brown, S. R. Driver, Charles A. Briggs. Hebrew and English lexicon of the Old Testament. Oxford, 1907.



[1] Не умея разрешить проблему существования зла, люди и сегодня отворачиваются от Бога. В частности, эта проблема стала преткновением для известного текстолога и историка НЗ профессора Барта Эрмана (Bart Ehrman). См. его книгу God’s Problem How the Bible Fails to Answer Our Most Important Question — Why We Suffer. Harper Collins, US, 2008.
[2] Как сказано:
«…“Будешь любить Господа Бога твоего во всём сердце твоём и во всей душе твоей, и во всём разуме твоём”. Такова есть великая и первая заповедь. Вторая же подобна ей: “Будешь любить ближнего твоего, как тебя самого”. В этих двух заповедях весь закон держится и пророки» (Мф. 22:37—40).
[3] Ведь между любовью и ненавистью нет середины. Как и сказано:
«Всякий, не творящий праведность и не любящий брата своего, не есть от Бога. <…> …Нелюбящий остаётся в смерти; всякий ненавидящий брата своего есть человекоубийца» (1 Ин. 3:10, 14—15).
[4] Как сказано:
«Когда сильный вооружённый охраняет свой дом, в безопасности есть имущество его. Когда же сильнейший его, напав, победит его, всё оружие его берёт, которому тот доверился, и добычу его распределяет» (Лк. 11:21—22).
[5] Как сказано:
«Бог знания — Господь… <…> …в Котором существуют все сокровища мудрости и знания» (1 Цар. 2:3; Кол. 2:3).
[6] Как сказано:
«Возвещающий от начала конец, и от древности — что не сделано» (Ис. 46:10).
[7] Да и основывается она на неистинном чтении песни пророка о царе Вавилона в Ис. 14:3—27, притчи о царе Тира в Иез. 28:12—19 и стиха Ин. 8:44. Ибо у пророков Исаии и Иезекииля в тех отрывках нет ни самого термина сатан, ни его глагольной основы, ни даже какого-либо эпитета, принадлежащего одному сатане, чтобы его можно было однозначно идентифицировать. А стих Ин. 8:44б и его перевод таков:
ἐκεῖνος ἀνθρωποκτόνος ἦν ἀπ’ ἀρχῆς καὶ ἐν τῇ ἀληθείᾳ οὐκ ἔστηκεν, ὅτι οὐκ ἔστιν ἀλήθεια ἐν αὐτῷ
Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины.
Перевод дан Синодальный — для наглядности ошибки, повторяемой многими другими переводами. Здесь перевод глагола ἔστηκεν (э́стэкэн) русским устоял даёт некоторым учёным повод говорить, что сатана некогда стоял в истине. Но этот перевод никак не верен. Здесь этот глагол читается и как перфект (совершенный вид), и как имперфект (несовершенный вид).
Но если читаем имперфект, то перевод стоял. Поскольку древнегреческий имперфект соответствует русскому прошедшему несовершенного вида, а устоял — совершенный-таки.
А, если читаем перфект, перевод — стоит, или вставши. Поскольку перфект означает состояние, последовавшее за действием как его результат и существующее в настоящем.
Поэтому э́стэкэн должно переводить глаголом стоял или вставши [2. С. 86, 208, §§ 447, 450, 848; 4. С. 51, 136]. Точно такая же форма этого глагола повторяется ещё шесть раз в НЗ: Ин. 1:26; Иак. 5:9; 1 Кор. 7:37; 2 Тим. 2:19; Евр. 10:11; Откр. 12:4. Но контекст этих стихов нигде не допускает перевод устоял, в отличие от стоял или вставши.
[8] Это сочинительный, реже подчинительный, союз: и, а, но и т. д. — в зависимости от контекста.
[9] На самом деле в прасемитском языке это была особая форма прошедшего времени, отличавшаяся от современного имперфекта окончанием. Но из-за фонетической эволюции древнееврейского языка это окончание со временем исчезло, и та форма стала внешне совпадать с этим имперфектом [1. С. 186, § 98].
[10] תולדות (толедо́т) — порождение, родословие, семейство, род, в СП происхождение, в смысле истории развития [6. С. 513; 9. P. 410].
[11] Здесь значение в скобках указывает на русский эквивалент как греческому ἀρχή (архэ́), так и еврейскому ראשית (рэши́т) в Быт. 1:1. Ибо архэ́ не во всём буквальный эквивалент рэши́т, но последнее не имеет оттенка основание. Переводить же оба слова русским главное представляется менее понятным. Гр. ἀρχή — начало, основание, происхождение, первопричина, начальство, принцип, край, конец [5. С. 243]. Ивр. ראשיתглавное, начало, начаток [6. С. 436]. Начаток — лучшая часть.
[12] Переводить к Богу, как должно переводить предлог πρός с винительным падежом, нельзя, потому что значения предлога и глагола здесь не сочетаются: πρός выражает изменение, а εἰμί (быть) — состояние. А «значение глагола состояния перекрывает значение предлога изменения», поэтому πρός вместо своего значения к, в получает значение общности — с, со [3. С. 382—383].
[13] Здесь и далее в этой главе, сверх установленного в предисловии, полужирным шрифтом выделены слова свет (φῶς) и тьма (σκοτία) и их производные.
[14] Как сказано:
«…чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу» (СП Деян. 26:18).
[15] תהום (теhо́м [бездна]) в Быт. 1:2 — это вода потому, что слово מים (маи́м [во́ды]) в конце этого стиха имеет артикль ה (; соответствует указательному местоимению этот, тот), указывающий на то, что это слово уже упоминалось [1. С. 51—52]. А, кроме бездны, воду в предыдущем контексте ничто означать не может. Притом употребление слова теhо́м и в других местах говорит о том, что это вода (Быт. 7:11; Исх. 15:5, 8).
[16] См. употребление гр. термина ἄβυσσος (а́бюссос [бездна]) в Лк. 8:31; Рим. 10:7; Откр. 9:1, 2, 11, 20:1—3, эквивалентного ивр. теhо́м из Быт. 1:2.
[17] См. употребление гр. термина ὕδωρ (hю́дор [вода]) в Ин. 3:5, эквивалентного ивр. מים (маи́м) из Быт. 1:2.
[18] Эта логика будет неизменна даже при возможном для 2 Кор. 4:6 альтернативном чтении, звучащем так:
«Бог, сказавший из тьмы: “будет сиять свет”».
Ибо тогда сам Бог был во тьме. Т. е. и в результате такого чтения тоже всё до первого слова Бога было хаосом, содержащимся в Боге.
[19] Как сказано:
  • «И продолжил гнев Господа гореть в Израиле и побудил [ויסת] Давида [את־דוד] в них…» (2 Цар. 24:1).
  • «И встал сата́н на Израиля и побудил [ויסת] Давида [את־דוד] исчислить…» (1 Пар. 21:1).
[20] Основная идея этого принципа как законодательной основы международного права и современных демократических государств принадлежит Богу и впервые в истории мира была записана пророком Моисеем более 3000 лет назад:
«Когда ты придёшь в землю, которую Господь, Бог твой, даёт тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: “поставлю я над собой царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня”, то поставь над собою царя, которого изберёт Господь, Бог твой. <…> …Когда он сядет на престоле царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги от священников левитов, и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии; чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своём он и сыновья его посреди Израиля» (Втор. 17:14—20).
В нееврейском же мире этот принцип получил юридическую силу во времена Средневековья [7. С. 90, сн. 11, с. 96—98, 106—107], когда «высшим источником истины признавалось Священное писание» [8. С. 68].
[21] Ибо «закон [тора́] — свет» (Притч. 6:23).
[22] Господь запретит сатане (Зах. 3:2; Иуд. 1:9), и он не ослушается (Иов 1). И потому он не ослушается, что, отделившись от Своего гнева, Господь стал властвовать над ним. Как и человек, созданный по подобию Господа и следующий Ему, обладает своими мыслями и имеет власть над грехом своим, в том числе над гневом. Ибо в равноправии нравственно низшая мысль не может противоречить безупречной, и эта господствует над той.
[23] Как сказано:
«Он изливает презрение на вождей и даёт им блуждать в беспорядке [בתהו] без пути» (Пс. 106:40).
[24] Как сказано:
  • «…одного свидетеля недостаточно, чтобы умерщвлять» (Чис. 35:30);
  • «…перед устами двух… трёх свидетелей состоится дело» (Втор. 19:15).
[25] Как сказано:
«…за ничто были вы проданы, и без серебра будете выкуплены» (СП Ис. 52:3).
[26] Поэтому сказано:
«…оправданные в крови Его будем спасены посредством Него от гнева» (Рим. 5:9).
[27] Как сказано:
«Ныне суд миру этому, ныне князь мира этого изгнан будет вон» (Ин. 12:31).
А после этого, беседуя с учениками на вечери перед утренней казнью, Христос обещал послать им после Своего воскресения Духа Святого, Который, «придя, обличит мир… насчёт суда — что князь мира этого осужден» (Ин. 16:8, 11 + контекст).
[28] Как сказано:
«…и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (СП Быт. 3:14—15).
[29] Как сказано:
«Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого [рода], ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (СП Исх. 20:5—6).
[30] Как сказано:
«Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (СП 1 Кор. 7:14).
[31] Как сказано:
«Суд немилостив [к] не сделавшему милость; милость выше суда» (Иак. 2:13).
[32] См. статью «Условия Нового Завета», гл. 3.1.
[33] Как сказано:
  • «…Он сделает зло вам…» (Нав. 24:20);
  • «…рука Господа везде была им злой» (Суд. 2:15);
  • «…неужели добро мы будем принимать от Бога, а зло не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими. <…> …За всё зло, которое Господь навёл на него…» (СП Иов 2:10, 42:11);
  • «…вот Я, наводящий зло» (4 Цар. 22:16);
  • «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и творю зло» (Ис. 45:7);
  • «…не прогневляйте Меня делами рук ваших, и не буду делать зло вам. Но вы не слушали Меня, говорит Господь, чтобы прогневлять Меня делами рук ваших для зла себе» (Иер. 25:6—7);
  • «…навёл на вас Господь дух усыпления и сомкнул глаза ваши и пророков ваших, и закрыл ваши головы, прозорливцы» (Ис. 29:10);
  • «Господь послал в него дух извращений; и они ввели Египет в заблуждение во всех делах его, подобно тому, как пьяный бродит по блевотине своей» (Ис. 19:14);
  • «Зачем Ты ввёл нас в заблуждение, Господи, от путей Твоих…?» (Ис. 63:17);
  • «И из-за этого посылает им Бог действие заблуждения, чтобы им верить своей лжи» (2 Фес. 2:11).
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Ubogij