Рикёр - Путь признания - Три очерка

Поль Рикёр - Путь признания - Три очерка
От автора. Работа, посвященная теме «Признание», выросла из трех лекций, прочитанных под этим общим названием в Институте наук о человеке (Institut fur die Wissenschaften des Menschens) в Вене, а затем, в более разработанной форме, — в Центре гуссерлевских архивов во Фрайбурге.
 
Здесь я публикую французский вариант венских и фрайбургских лекций, впоследствии переработанных и дополненных.
 
Стимулом к этому исследованию послужило чувство замешательства, которое вызывал у меня семантический статус самого термина «признание» в плане философского дискурса.
 
Известно, что не существует теории признания, достойной этого названия, в том виде, в каком существуют одна или множество теорий познания.
 
Но эта странная лакуна не согласуется со своего рода связностью, в силу которой слово «признание» фигурирует в словаре как лексическая единица вопреки множественности охватываемых ею значений, которые выявляются внутри языковой общности, образуемой одним и тем же естественным языком, в данном случае французским.
 
 

Поль Рикёр - Путь признания - Три очерка

 
Поль Рикёр ; [пер. с фр. И. И. Блауберг, И. С. Вдовиной]. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — 268 с. — (Книга света)
ISBN 978-5-8243-1465-6
 

Поль Рикёр - Путь признания - Три очерка - Содержание

 
Предисловие
Введение
 

Очерк первый. Признание/узнавание как идентификация

I. Декарт: «различать истинное и ложное»
II. Кант: связывание под условием времени
  • 1. Под условием времени
  • 2. Связывание
III. Крах представления
IV.  Признание/узнавание: испытание неузнаваемым
 

Очерк второй. Самопризнание

I. Греческие источники: действие и его субъект
  • 1.  Одиссей заставляет себя узнать
  • 2.  В Колоне Эдип отрицает свою вину
  • 3.  Аристотель: решение
II. Феноменология человека могущего
  • 1.  Способность говорить
  • 2.  Я могу действовать
  • 3.  Способность вести повествование и рассказывать о себе
  • 4. Вменяемость
III.. Память и обещание
  • 1.  О чем я вспоминаю?
  • 2.  Припоминание
  • 3.  «Кто» вспоминает?
  • 4.  Бергсоновский момент: узнавание образов
  • 5.  Обещание
IV. Способности и социальные практики
  • 1. Социальные практики и коллективные репрезентации
  • 2.  Признание и коллективные идентичности
  • 3.  Способности и возможности
 

Очерк третий. Взаимное признание

I. От асимметрии к взаимности
II. Вызов Гоббса
III. Гегель в Йене: Anerkennung
  • 1.  «Дух как понятие»
  • 2.  «Действительный Дух»
  • 3.  «Конституция»
IV. Реактуализация гегелевской аргументации йенского периода
  • 1.  Борьба за признание и любовь
  • 2.  Борьба за признание в правовом плане
  • 3.  Третья модель взаимного признания: общественное уважение
Порядки признания
Порядки значимости
Мультикультурализм и «политика признания»
V. Борьба за признание и состояния мира
  • 1.  Состояние мира: agape
  • 2.  Парадоксы дарения и ответного дарения и логика обоюдности
  • 3.  Обмен дарами и взаимное признание
Заключение. Пройденный путь
 
И. С. Вдовина. Признание — категория духовная
Комментарии переводчиков
Указатель имен. Составитель И. И. Блауберг
 

Поль Рикёр - Путь признания - Три очерка - Введение

 
До нас великая немецкая философия XIX и XX вв. уже включила филологическое исследование в разработку своих основных понятий. И, опережая всех нас, греческие мыслители классической эпохи, во главе с замечательным учителем — Аристотелем, просмотрели как сведущие лексикографы великую книгу нравов, отмечая у поэтов и ораторов достижения в подборе подходящих вокабул, пока рельеф этих новых монет речевого обмена еще не стерся от частого употребления.
 
Хотя обращение к словарям не чуждо исследованиям значений в великих философских трудах, оно заняло в моих изысканиях необычное место из-за семантической неуверенности, которая овладевает исследователем-философом в начале его работы. Все происходит так, как будто слово «признание» имеет лексическую устойчивость, оправдывающую его включение — в качестве полноправного члена — в словарь, при отсутствии какого-либо философского поручительства, соразмерного широте его употреблений. Такой представляется начальная ситуация, дающая основание для того, чтобы лексикографическое исследование было проведено дальше, нежели в обычном предисловии, и в качестве такового составило первый этап попытки семантического объединения.
 
Беглый просмотр словарей оставляет противоречивое впечатление. С одной стороны, очевидная многозначность слова «признание» в целом поддается упорядочению, которое не колеблет наших ощущений точности слов и в то же время учитывает разнообразие концептуальных словоупотреблений, не доходя до раздробления, которое вело бы к выявлению простой омонимии. В этом плане можно говорить об упорядоченной полисемии слова «признание» в его общеупотребительных значениях. Вместе с тем, при сравнении одного лексикографа с другим дает о себе знать иной род несогласия, наводящий на мысль о том, что здесь недостает организующего принципа полисемии, относящегося к иной области, чем языковая практика.
 
Эта лакуна, равно как и контролируемая произвольность, свойственная словарной организации полисемии, усиливает ощущение семантической недостаточности, наблюдаемой на уровне собственно философской тематики признания. И это еще не всё: именно в словарной трактовке узусов обыденного языка переход от одного значения к другому совершается незаметными скачками, причем принцип этих мельчайших разрывов коренится в подтексте предшествующей дефиниции, маскирующем само порождение упорядоченной череды значений в условиях того, что мы только что назвали упорядоченной полисемией. В центре моего внимания окажутся именно эти разрывы, равно как воздействие подтекста, позволяющее преодолевать их столь ловко, что деривация предстает в виде непрерывного потока значений.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя esxatos