Роккуччи - Сталин и патриарх - Православная церковь и советская власть - 1917-1958

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Адриано Роккуччи - Сталин и патриарх - Православная церковь и советская власть - 1917-1958
История сталинизма
В ночь с 4 на 5 сентября 1943 г. Сталин принял в Кремле трех митрополитов, обеспечивавших управление Русской православной церковью.
 
Поразительно уже то, что эта встреча вообще состоялась: ведь до сих пор несколько десятилетий кряду руководитель советского государства безжалостно преследовал православное духовенство и верующих. Наступление на религию велось уже четверть века, и участвовавшие в переговорах три иерарха принадлежали к числу тех, кому удалось эти гонения пережить. В ходе той долгой и откровенной беседы Сталин дал согласие на избрание патриарха, которому предстояло возглавить русскую церковь. Дело в том, что начиная с 1925 г. патриарший престол фактически пустовал, потому что советские руководители не разрешали церкви выбрать нового предстоятеля. Патриарх Московский и всея Руси был избран лишь 8 сентября 1943 г.: им стал митрополит Сергий (Страгородский).
 

Адриано Роккуччи - Сталин и патриарх - Православная церковь и советская власть - 1917-1958

Адриано Роккуччи ; [пер. с итал. О. Р. Щелоковой].
М. : Политическая энциклопедия, 2016. - 582 с.
История сталинизма
ISBN 978-5-8243-1948-4
 

Адриано Роккуччи - Сталин и патриарх - Православная церковь и советская власть - 1917-1958

Предисловие 
  • 1. Царь и патриарх
  • 2. Имперская парадигма
  • 3. Между идеологией и историей
  • 4. Скорбный путь русской церкви
  • 5. Война против религии
  • 6. Религия, православие и советская история
Глава 1. Патриаршество и революция 
  • 1. Год 1917-й: уходит царь, возвращается патриарх
  • 2. Большевистское наступление
  • 3. Антицерковная стратегия
  • 4. Мистика антирелигиозной борьбы
  • 5. Митрополит Сергий
Глава 2. Антирелигиозное ускорение
  • 1. Год «великого перелома»
  • 2. Против попов и против «кулаков»
  • 3. Борьба символов
  • 4. Тактическое отступление
  • 5. Между сопротивлением и выживанием
  • 6. Ликвидировать церковь
Глава 3. Неожиданная возможность
  • 1. Конец террора?
  • 2. Православие на границах
  • 3. Появляются новые верующие
  • 4. Религиозное возрождение под властью вермахта
  • 5. Свастика и византийский крест
  • 6. Церковь и патриотизм
Глава 4. Перелом 
  • 1. Ночь в Кремле
  • 2. Вновь появляется патриарх
  • 3. Нужны ли храмы советским людям?
  • 4. Власти в замешательстве
  • 5. Чекист Карпов
  • 6. Централизация церковных структур
  • 7. Епископат обласканный и контролируемый
  • 8. Современный епископ
  • 9. Торжество православия в столице коммунизма
Глава 5. Православие и геополитика
  • 1. Причины перелома
  • 2. Геополитика и безопасность
  • 3. Украинский вопрос
  • 4. Русская церковь на международной арене
Глава 6. Церковь патриарха Алексия
  • 1. Преемственность в духе продолжения традиций
  • 2. Религиозное возрождение и слабость церкви
  • 3. Статистика открытия церквей
  • 4. Какую свободу получила церковь?
Глава 7. Турбулентность системы 
  • 1. Борьба за власть и религиозная политика
  • 2. Пошатнувшееся равновесие
  • 3. Сталин - гарант «статус-кво»
  • 4. Обеспокоенность Алексия
  • 5. Патриарх-консерватор и монарх
Глава 8. Возрождение под контролем 
  • 1. Сфера деятельности церкви сужается
  • 2. Городской облик деревенской церкви
  • 3. Епископат Алексия
  • 4. Лука в Крыму
  • 5. Честный диалог
  • 6. Новое поколение духовенства
  • 7. Терпимая инакость монашества
Глава 9. Патриарх без Сталина
  • 1. После Сталина. Время неопределенности
  • 2. ЦК идет на попятную
  • 3. Встречи с руководителями правительства
  • 4. Украинская аномалия
  • 5. Окрепшая церковь
  • 6. К новому антирелигиозному наступлению
Послесловие 
Примечания 
Список сокращений
Указатель имен
 

Адриано Роккуччи - Сталин и патриарх - Православная церковь и советская власть - 1917-1958 - Царь и патриарх

 
Интронизация первого патриарха Московского Иова состоялась в 1589 г. в Успенском соборе Московского Кремля. А за несколько десятилетий до этого, в 1547 г., венчали на царство первого русского царя, Ивана IV Грозного, чей сын и наследник Федор стал главным поборником учреждения патриаршества на Руси. После падения Константинополя Москва считала себя Новым Константинополем и Третьим Римом. В столице новой и единственной в мире православной империи, как и в Византии, сначала появился «базилевс», то есть царь (так на Руси именовали правителя, императора), и лишь потом - патриарх. Однако в условиях русских реалий, в рамках идеологии Москвы - Третьего Рима византийская культурная модель подверглась своеобразному переосмыслению. Царь и патриарх превратились в сакральные фигуры, обрели особую харизму, что и определило «специфику русской концепции светской и духовной власти». Это представление укоренилось в русском обществе столь глубоко, что не исчезло даже со временем. Отношения между царем и патриархом, между верховным представителем светской власти и первоиерархом Русской православной церкви приобрели в России такое значение, что, как бы ни изменялись их правила и формы, сами они играли определяющую роль для всей российской истории Нового времени.
 
Изучением этих отношений, столь значимых для судеб России, занимался Б. А. Успенский. Посвятив им свою работу «Царь и патриарх», он выявил тесную взаимосвязь между становлением автокефалии русской церкви и утверждением имперской власти в Московской Руси. В ранг патриарха митрополита Московского возвели потому, что он был епископом новой православной имперской столицы - точно так же это когда-то произошло и с архиепископом Константинопольским. Именно наличие царя в Московской Руси сделало появление в ней патриарха не просто возможным, но и необходимым. «Русское патриаршество - дитя царской воли», - писал А. В. Карташев. И в Российской империи, в отличие от Византии, эта особенность в обряде интронизации патриарха сохранилась. Если церемония коронации царя не требовала присутствия патриарха, то интронизация патриарха обязательно происходила в присутствии царя.
 
В обряде венчания царя на царство и, с другой стороны, в чине интронизации патриарха русское переосмысление византийской модели проявило себя наиболее ярко, выявив удивительные параллели между обеими церемониями. В самом деле: обряд помазания на царство приобрел в Московском государстве свою специфику, сделавшую его непохожим на аналогичные священнодействия, которые совершались во время церемоний коронации самодержцев в Византии и Западной Европе. На Руси помазание на царство отождествилось с таинством миропомазания после крещения; во время помазания на царство действия и молитвы обряда миропомазания повторялись заново - несмотря на содержащийся в каноническом праве запрет совершать это таинство повторно. Таким образом, самодержец получал своего рода «дополнение» к уже совершенному над ним таинству, что особенно усиливало ощущение сакральности, присущей, как считалось, и личности царя, и его предназначению. «Следовательно, -пишет Успенский, - повторение миропомазания означает, что после венчания (коронации) царь приобретает качественно новый статус -отличный от статуса всех остальных людей... Соответственно венчание и помазание на царство определяют представление об особой харизме царя, специфическое для России».
 
С другой стороны, обряд интронизации патриарха Московского предусматривал совершение хиротонии - даже в том случае, если рукополагаемый уже посвящен в епископы. Здесь происходило нечто
аналогичное обряду венчания самодержца на царство: повторная хиротония, хотя она и запрещалась церковными канонами, наделяла патриарха особой сакральностью, отличавшей его от прочих епископов русской церкви: «Административные функции главы государства и главы церкви (царя и патриарха), которые в Византии определялись специальными юридическими установлениями, воспринимаются в России как проявление особой харизмы - харизмы власти. Так юридические полномочия превращаются в полномочия харизматические: симфония власти претворяется в симфонию харизмы».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя magistr