Синило - Танах и мировая поэзия

Танах и мировая поэзия - Галина Синило
Эта книга задумывалась как сборник научных статей автора, посвященных проблемам поэтики Еврейской Библии, или ТаНаХа (Танаха), и рецепции этой поэтики в еврейской и европейской литературах, - статей, создававшихся в промежутке между 1990 и 2008 гг. Часто эти статьи представляли собой материалы докладов, прочитанных на различного рода международных научных конференциях по библеистике, иудаике, проблемам развития мировой литературы.
 
В первую очередь внимание автора было сосредоточено на изучении поэтики великих лирических книг Библии - Книги Хвалений (Псалтири), Песни Песней, Экклесиаста, а также на преломлении их топики и стилистики в мировой литературе на различных этапах ее развития, и прежде всего в эпоху Нового, Новейшего времени и в XX в. Однако в процессе работы над книгой выявилась настоятельная необходимость привести разрозненные статьи в более или менее логическую систему, связанную с уяснением роли эстетики и поэтики Танаха в формировании облика постбиблейской еврейской и европейской культурной и литературной парадигм.
 
Это привело к существенной доработке материала, к написанию принципиально новых глав. Тем не менее, решить столь глобальную задачу в рамках одной книги невозможно. Именно поэтому наше внимание сосредоточилось прежде всего на узловых, определяющих моментах своеобразия библейского (танахического) мировидения и связанных с ним библейских эстетики и поэтики, а также воздействия последних на развитие еврейской и европейской литератур.
 
Разумеется, последнее также невозможно осуществить во всей полноте, поэтому в книге рассматриваются отдельные и, на наш взгляд, наиболее показательные моменты рецепции в различных литературах топики и стилистики пророческих книг, Псалтири, Песни Песней, Экклесиаста, а также отдельных библейских топосов, символов, мотивов, духовных парадигм в еврейской и европейской лирической поэзии.
 
 

Синило, Г. В. Танах и мировая поэзия

 
Г. В. Синило. - Минск : Экономпресс, 2009. - 880 с.
ISBN 978-985-6479-52-9.
 
Рецензенты: доктор филологических наук, заведующий кафедрой иудаики ИСАА МГУ им. М. В. Ломоносова, профессор А. Б. Ковельман; кандидат филологических наук, доцент кафедры зарубежной литературы Белорусского государственного университета Е. А. Леонова
Рекомендовано к печати Ученым советом факультета международных отношений БГУ
В оформлении обложки использована работа «Царь Давид, играющий на лире» Глеба Куфтерина.
 

Галина Синило - Танах и мировая поэзия - Содержание

 
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
ВВЕДЕНИЕ. ТАНАХ КАК ВЕЛИКИЙ ПАМЯТНИК ДУХА И ПОЭЗИИ
СПЕЦИФИКА ЭСТЕТИКИ ТАНАХА. БИБЛЕЙСКАЯ ПОЭТИКА И БИБЛЕЙСКАЯ ПОЭЗИЯ НА ПЕРЕЛОМАХ ЭПОХ
ПРОРОЧЕСКАЯ КНИГА: ГЕНЕЗИС, РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ, ЖАНРОВАЯ СПЕЦИФИКА
ТОПИКА ПРОРОЧЕСКИХ КНИГ В ПОЭЗИИ X. Н. БЯЛИКА
КНИГА ХВАЛЕНИЙ И ЕЕ РЕЦЕПЦИЯ В МИРОВОЙ ПОЭЗИИ
ТРАДИЦИЯ КНИГИ ХВАЛЕНИЙ В ЕВРЕЙСКОЙ ЛИТУРГИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ ПОЗДНЕЙ АНТИЧНОСТИ И РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
ПСАЛОМ 130-й В ПЕРЕЛОЖЕНИЯХ НЕМЕЦКИХ ПОЭТОВ XVII ВЕКА
ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ И МИРОВАЯ КУЛЬТУРА
МОТИВЫ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В ЕВРЕЙСКОЙ ПОЭЗИИ ПОЗДНЕЙ АНТИЧНОСТИ И РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
РЕЦЕПЦИЯ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В ЕВРЕЙСКОЙ ПОЭЗИИ «ЗОЛОТОГО ВЕКА»
ТОПИКА ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В ЛИРИКЕ ЙЕГУДЫ га-ЛЕВИ
ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ПАСТОРАЛЬ
«ЛЮБОВЬ, КАК СМЕРТЬ, СИЛЬНА...» (РЕЦЕПЦИЯ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В НЕМЕЦКОЙ ПОЭЗИИ XVII ВЕКА)
И. Г. ГЕРДЕР И НОВОЕ ПРОЧТЕНИЕ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ
ГЁТЕ И ЕВРЕЙСКАЯ БИБЛИЯ
РЕЦЕПЦИЯ ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В РУССКОЙ И ЕВРЕЙСКО-РУССКОЙ ПОЭЗИИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ
ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ И РУССКИЙ ИМАЖИНИЗМ
«ЛЮБОВЬ КАК ДАР Я МИРУ ПРИНЕСЛА...» (ТОПИКА ПЕСНИ ПЕСНЕЙ В ЛИРИКЕ ЭЛЬЗЫ ЛАСКЕР-ШЮЛЕР)
КНИГА ЭККЛЕСИАСТА И ЕЕ ОТРАЖЕНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ВРЕМЕНИ
БИБЛЕЙСКАЯ ТОПИКА В ЛИРИКЕ НЕЛЛИ ЗАКС
ПЕРЕЛОЖЕНИЯ БИБЛЕЙСКИХ КНИГ В ПОЭЗИИ Р. БОРОДУЛИНА
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ НАЗВАНИЙ БИБЛЕЙСКИХ КНИГ
ЛИТЕРАТУРА
 

Галина Синило - Танах и мировая поэзия – ВВЕДЕНИЕ - ТАНАХ КАК ВЕЛИКИЙ ПАМЯТНИК ДУХА И ПОЭЗИИ

 
 
...С Востока Слово пришло к нам.
Ф. Гёльдерлин. У истоков Дуная
 
Среди великих книг, существующих на земле, есть одна, именующаяся необычно - Книга Книг, что означает: «книга над всеми книгами», «самая лучшая книга», «превосходная книга», но также и «книга, состоящая из множества книг», «книга, внутри которой в потенции содержатся последующие книги». Как известно, эта книга - Библия, сыгравшая особую роль в становлении современной цивилизации и продолжающая оказывать влияние на культуру, на духовную жизнь многих народов, по-прежнему лидирующая в «Книге рекордов Гиннесса» по числу изданий, тиражей, переводов на различные языки. Не случайно, обращаясь к Библии в тяжкую годину для своего Отечества, в страшном, голодном и мятежном 1918 году, и ища утешения на страницах великой книги, русский поэт Валерий Брюсов писал:
 
О Книга Книг! Кто не изведал В своей изменчивой судьбе,
Как ты целишь того, кто предал Свой утомленный дух тебе?
В чреде видений неизменных Так совершенна и чиста
Твоих страниц проникновенных Немеркнущая красота.
...Какой поэт, какой художник К тебе не приходил, любя?
Еврей, христианин, безбожник - Все, все учились у тебя.
 
Не случайно и то, что в ряду неизменно и неизбежно обращающихся к Библии и учащихся у нее первым назван еврей: «Еврей, христианин, безбожник...» Действительно, Библия связана прежде всего с еврейской культурой, еврейской судьбой, историческим путем еврейского народа, его духовными и эстетическими поисками. Как «портативное отечество евреев» определил в свое время Библию Генрих Гейне - шутливо и в то же время вполне серьезно: то духовное отечество, которое никто, никакие гонения отнять не могут. Собственно, Библия является главным творением еврейской культуры, главным вкладом последней в сокровищницу культуры мировой.
 
Подчеркнем: это касается в равной степени и еврейского Священного Писания (Еврейской Библии), и христианского (Христианской Библии), хотя под названием Библия европейцы чаще всего имеют в виду именно христианское Священное Писание. Волей нелегких, неисповедимых и высоких судеб (возможно - волей Всевышнего) обе Библии оказались взаимосвязанными. Точнее, Христианскую Библию невозможно представить без Еврейской Библии, а подавляющее большинство смыслов, духовных парадигм, знаменитых высказываний и афоризмов собственно христианской части Библии - Нового Завета - вытекает из еврейской ее части - Танаха, или Ветхого Завета. В то же время и то, и другое является, в сущности, плодом древнееврейской культуры, ее открытий и внутренних споров, разрывов и разминовений, оказавших огромное влияние на развитие мировой цивилизации, в особенности же - европейской.
 
ТаНаХ как синтез древнееврейской культуры и основа теистических культур. Древнееврейская культура, давшая миру Библию, - одна из культур так называемого нового, или классического, Древнего мира, чье развитие приходится на 1-е тыс. до н. э. В то же время она очень тесно соприкасается со «старым» Древним миром, с архаическим Прологом к гигантской трехактной «драме» человеческой культуры: Древность (начало 4-го тыс. до н. э. - V в.), Средневековье (У-ХУ1 вв.), Новое время (с конца XVI в. и поныне). Древнееврейская культура непосредственно контактировала с богатыми и разветвленными культурами Египта, Аккада (а через него - более древнего Шумера), Ханаана, впитывала наиболее плодотворные традиции и репродуцировала совершенно новые идеи, испытывала притяжение и отталкивание, и только в этих притяжениях и отталкиваниях можно в полной мере понять специфику древнееврейской литературы, ее уникальность, в силу которой главным итогом ее развития стала одна из величайших в мире книг - Библия.
 
Язык, на котором создавалась древнееврейская литература (и, соответственно, записывались древнейшие библейские тексты), - иврит - единственный из языков классической Древности, продолжающий и ныне оставаться живым разговорным языком. Его письменная традиции насчитывает тридцать три столетия, а его история беспрецедентна.
 
Принадлежа к западносемитским языкам, иврит примерно две тысячи лет до Новой эры был языком еврейского народа, или народа Израиля, с X в. до н. э. - государственным языком Древнего Израиля. Однако в первые века Новой эры, когда еврейское государство перестало существовать, а народ большей частью оказался в изгнании, иврит постепенно становится мертвым, сугубо книжным языком, как чуть позже - древнегреческий и латынь. Тем не менее судьба иврита оказалась весьма отличной от их судеб. Почти два тысячелетия Новой эры он был преимущественно языком Священного Писания и языком книжности, в то время как рассеянные по всему миру евреи начали говорить на других языках - так называемых языках галута (галут - букв, с иврита «изгнание»), или языках диаспоры, вобравших в себя множество слов из иврита, но подчинивших их иной фонетике и грамматике.
 
При этом классическим языком высокой книжной традиции, придававшим единство еврейской культуре, оставался иврит: на нем читали Священное Писание, на нем молились, на нем по-прежнему писали еврейские мыслители и поэты, и эта традиция не прерывалась в течение двух тысяч лет Новой эры. Безусловно, иврит при этом менялся, впитывая новую лексику, порождая новые формы, но не настолько, чтобы перестать быть узнаваемым библейским языком.
 
Именно библейский иврит в его чистейшем виде стал эталоном, на который ориентировались великие еврейские поэты «золотого века», творившие в мусульманской Испании (преимущественно в Кордове и Гранаде) в Х-ХП вв.: Шеломо (Соломон) Ибн Гвироль (Ибн Габироль), Моше (Моисей) Ибн Эзра, Йегуда га-Леви (Галеви). С конца XIX в., благодаря усилиям поначалу немногочисленных энтузиастов, переселявшихся из России, из «черты оседлости», в которой жили евреи, в Палестину (и среди них особенно велика роль Элиэзера бен Йегуды, выходца из еврейского местечка под Полоцком), началось возрождение иврита. Ныне этот древний и в то же время - после двухтысячелетнего перерыва - живой, развивающийся язык, все с теми же в основе (при безусловных незначительных изменениях) фонетическим строем и грамматикой, является государственным языком Израиля.
 
Древний этап развития ивритской (еврейской) литературы начинается примерно с XIII в. до н. э. (к этому времени относятся первые письменные источники, хотя сама культура и питающая литературу фольклорная традиция восходят к началу 2-го тыс. до н. э.) и продолжается до первых веков Новой эры, до начала изгнания народа и его рассеяния. Все самое ценное, созданное древнееврейской культурной и литературной традицией, дошло до нас в составе еврейского Священного Писания, священного канона. Под каноном в данном случае понимается строго закрепленный нормативный сборник текстов, отобранных и отредактированных многими поколениями мудрецов-книжников и обладающих сакральным (священным) статусом.
 
Высокий авторитет религии на долгое время предопределил особое отношение к этим текстам: их не рассматривали как произведения литературы. Однако подобное застывание в каноне типично для древних восточных литератур: то же самое произошло с древнеиндийскими Ведами, древнеиранской Авестой, буддийским каноном Типитака («Три корзины [мудрости]»), записанным в начале Новой эры на языке пали. Во всех случаях мы имеем здесь дело с типологически сходным процессом: тексты, не являвшиеся сугубо религиозными или культовыми при своем возникновении, обрели затем особый сакральный статус и культовый характер. На древнем этапе развития человечества религия, философия, искусство находились в сложном синкретическом слиянии. Религия аккумулировала важнейшие достижения духовной жизни человека и в сжатом, сгущенном виде передавала их последующим поколениям.
 
Еврейскую культуру не случайно именуют «культурой Книги», а евреев - «народом Книги» (как ахл ал-Китаб - «люди Писания» - евреи определены в Коране). Сводным памятником древнееврейской культуры и фундаментом последующей еврейской культуры стала единая Священная Книга, Священное Писание иудаизма - ТаНаХ (аббревиатура-акроним, в которой согласные являются начальными буквами названий трех частей канона: Тора - Закон, или Учение; Невиим - Пророки; Кетувим, или Ктувим, - Писания; по фонологическим законам языка в конце слова [к] переходит в [Ь]; далее - Танах).
 
Однако в религиозном каноне нашли себе место самые разнообразные не только религиозные, но и светские жанры: эпические сказания (мифологический, исторический, героический эпос), исторические хроники, религиозно-философская и любовная лирика, афористика и т. д. Как замечает С. С. Аверинцев, «канон оказался построенным как маленькая литературная “вселенная”, включающая самые разные тексты - однако в прямом или косвенном, изначальном или вторичном соотнесении с религиозной идеей». Но в более широком смысле канон стал своеобразной моделью Вселенной, вмещающей Бога и человека, мир во всех многообразных его проявлениях, человека во всех сферах его бытия.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (8 votes)
Аватар пользователя Tov