Соколов - Империя и христианство

Юрий Алексеевич Соколов -  Империя и христианство - Римский мир на рубеже III-IV веков - последние гонения на христиан и Миланский эдикт
В 2013 году исполнилось 1700 лет со дня принятия Миланского эдикта императорами Константином и Лицинием. Книга посвящена ключевому периоду в истории Церкви — эпохе прекращения гонений и легализации христианства в Римской империи. В центре этих событий находятся фигура выдающегося римского императора Константина Великого и Миланский эдикт — документ, знаменующий переход христианства из со стояния гонимой религии в состояние религии разрешенной, с перспективой стать государственным культом Империи.
 

Юрий Алексеевич Соколов -  Империя и христианство - Римский мир на рубеже III-IV веков - последние гонения на христиан и Миланский эдикт

Под ред. свящ. К. Костромина
СПб.: Издательство СПбПДА, 2014. — 136 с.
ISBN 978-5-906627-10-0
 

Юрий Алексеевич Соколов -  Империя и христианство - Римский мир на рубеже III-IV веков - последние гонения на христиан и Миланский эдикт - Содержание

  • Время Диоклетиана: накануне гонений
  • Причины гонений Диоклетиана
  • Гонения Диоклетиана
  • Наследники Диоклетиана
  • Смена действующих лиц
  • Агония языческой Римской империи
  • Время Константина Великого
  • Поход на Рим
  • Конец языческой империи
 

Юрий Алексеевич Соколов -  Империя и христианство - Римский мир на рубеже III-IV веков - последние гонения на христиан и Миланский эдикт - 1. Время Диоклетиана: накануне гонений

 
Принятие Миланского[1] эдикта 313 года — событие исключительного значения в истории. Этим документом, принятым по инициативе Константина Великого и под которым стоит кроме его подписи также и подпись Лициния, знаменует не только то, что времена гонений на христиан оставались в прошлом, но и то, что в прошлое уходила, по существу, и языческая Римская империя, а вместе с ней в прошлое уходила и грандиозная эпоха Античного мира.
 
К Медиоланскому эдикту лежал долгий путь длинной более чем в два века. Он был начат Нагорной проповедью и Голгофской жертвой, продолжен боговдохновенной миссией святых апостолов и их наследников. Вышедшее из тесных пределов Иудеи Слово Жизни Вечной прорастало во все большем и большем множестве сердец. Люди самых разных сословий — от сенаторов до рабов — и самых разных народов — от иудеев и римлян до диких франков и кельтов — обретали блаженство духовной нищеты и устремлялись в могучем религиозном порыве к тому пределу, где возгорался светильник, «дабы светить всем» (Мф 5:15). В этом порыве их не могли остановить ни враждебность укоренившихся в языческой мертвости соплеменников, ни страшные гонения, устраиваемые властями. Кровь мучеников лишь укрепляла христиан, и из каждого сурового испытания, казавшегося смертельным, Церковь выходила еще более сильной и умножившей число своих преданных членов. Не прибегая к силе, но единственно благодаря истовости своей глубокой веры и пламенности слова Церковь обретала лидирующее место в мире.
 
В III-м веке было уже много тех, кто связывал именно с христианами будущее увядающего, раздираемого внутренними войнами Римского мира. Но было и много тех, кто, мечтая о возвращении к языческой старине подлинных «римских добродетелей», видел в Церкви, непостижимой их отравленному язычеством, зачарованному древним блеском Рима уму, смертельную угрозу Империи.
К таким относился и выдающийся полководец, прославившийся победами над варварами, — Деций. В середине III столетия он обрушил на христиан гонения, всерьез вознамерившись их уничтожить, убедив себя в том, что именно христиане мешают обретению прежнего величия Рима. Однако спустя год Деций отправился к берегам Дуная, чтобы положить очередной блестящей победой конец дерзкому вторжению в Мезию и Фракию готских племен. На Дунае в 251 году Деций и погиб вместе со своими легионами.
Наследовавший Децию сенатор Валериан, заполучивший в 253 году императорский трон в ходе короткой, но кровопролитной схватки, гонения на христиан продолжил с новой и, пожалуй, еще большей силой: Церковь никак «не встраивалась» в систему исповедуемых Валерианом «римских традиционных ценностей». По свидетельству Поллиона и Евтропия, Валериан был человеком недалекого ума и ничтожных дарований — последовательность и упорство он проявил лишь в преследовании христиан. Наибольший масштаб репрессий пришелся на 257-259 годы.
 
Эдиктом 257 года Валериан в категорической форме потребовал от христиан совершения жертвоприношений языческим богам и, одновременно, запрещал христианам всякую проповедническую и преподавательскую деятельность. Тем же эдиктом христианам запрещалось проводить богослужения и посещения кладбищ. Летним же эдиктом 258 года все христиане, находящиеся на службе в государственной администрации, а равно и сенаторы и всадники (т.е. представители римской аристократии), исповедующие христианство, приговаривались к смерти, а имущество их конфисковывалось.
 
Поразительно, до какой степени римские консерваторы боялись присутствия христиан во властных структурах! Лишенные мистического опыта люди типа Деция и Валериана воспринимали Церковь как непонятную им по природе «тайную организацию». За эти годы погибло множество невинных людей. Был нанесен страшный удар по клиру и, прежде всего, по епископату — в частности, погибли Киприан Карфагенский, Сикст Римский, Фруктуоз Тарраконский. Спасаясь от репрессий, многие христиане уходили из Италии на север, и получилось так, что гонения укрепили христианские общины в Галлии и Альбионе*. Вскоре Валериан начал войну с персами и в 259 году, в сражении при Эдессе, потерпел страшное поражение, погубив свои легионы и сам попал в плен к царю Шапуру — в плену он и умер менее года спустя. После этого гонения прекратились.
 
Император Галлиен поспешил одним из первых же своих самостоятельных эдиктов 260 года не только положить конец репрессиям, но и вернуть христианам конфискованное имущество (правда, сделать это удалось только частично). Появлявшиеся вслед за тем императоры сменяли друг друга с фантастической быстротой — они боролись друг с другом за власть и им было не до христиан. Это время войдет в историю, как «эпоха тридцати тиранов».
Впрочем, среди них было два выдающихся по своим качествам властителя — Аврелиан и Проб. Аврелиан был типом мрачным и жестоким.



[1] Эдикт был подписан в городе Милане, который в Римской империи назывался Медиолан, поэтому эдикт также называют Медиоланским. — Прим. ред.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя stratilates