Степанченко - О ненависти - Камю

Альбер Камю - Чума
Вторая мировая война уже закончилась, чума фашизма отступила, но Камю в конце «Чумы» пишет: « … микроб чумы никогда не умирает, никогда не исчезает, что он может десятилетиями спать где-нибудь в завитушках мебели  www.mebelproject.ru  или в стопке белья, что он терпеливо ждет своего часа в спальне, в подвале, в чемодане, в носовых платках и в бумагах и что, возможно, придет на горе и в поучение людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города».
***
 
В этой небольшой статье, в формате размышлений я немного займусь герменевтикой произведения Альбера Камю «Чума». Статья, собственно, написана в контексте последних событий в Украине, которые, без сомнения, волнуют многих.
 
Адресована статья всем тем, кто имеет хотя бы некоторое представление о событиях в Украине, а значит и определенное о них мнение. Вопрос, который здесь поднимается, касается как интеллигента-россиянина, который не согласен с политикой Путина, так и украинского киборга из Донецкого аэропорта, как домохозяйки из Донецка, так и высокопоставленных чиновников Евросоюза.
 
Виталий Степанченко
 

 

 
Де ми з тобою будем, коли закінчиться їхня війна?
Чи вистачить нам сили зробити так, щоби впала стіна?
Впала між нами стіна?
 
 

Виталий Степанченко - О ненависти - Размышления о «Чуме» Альбера Камю в приложении к событиям в Украине

 
 
Итак, при чем здесь герменевтика «Чумы» и какое она отношение имеет к событиям в Украине? Ответ на эти вопросы проиллюстрирую коротко описав структуру статьи. Сначала, в самых общих чертах, напомним сюжет «Чумы». Далее, в двух словах, истолкуем идеи произведения в соответствии с его оригинальным контекстом. Для этого вспомним некоторые аспекты взглядов и творчества Камю в их взаимосвязи с тогдашними событиями в мире. И, наконец, предпримем попытку прочесть основные идеи «Чумы» в контексте происходящего в Украине.
 
Здесь нет претензий на объективность. Тем не менее я максимально стараюсь избежать культурной, мировоззренческой и идеологической субъективности. Я понимаю мое прочтение Камю как «слияние горизонтов»: горизонта текста «Чумы» и моего горизонта (в данном случае в контексте событий в Украине). Для того чтобы читателю было проще определить, что в тексте лишь «горизонт автора статьи», т.е. мои возможные предубеждения, я прямо назову их возможные главные причины. Надеюсь это поможет читать статью менее критично и более диалогично. Итак, я украинец, евангельский христианин и в прошлом пацифист.
 
Сюжет «Чумы» строится вокруг эпидемии чумы в городе Оран (французский Алжир) в 194.. году. На протяжении всего повествования Камю держит в фокусе две основных линии: а) развитие чумы и ее влияние на население Орана и отдельных людей и б) попытки организованной борьбы с эпидемией. Доктор Бернард Риэ, вместе с Жаном Тарру, неместным бизнесменом, организовывают добровольные дружины, которые помогают в борьбе с распространением эпидемии.
 
Кульминация сюжета приходится на монолог Жана Тарру, в котором он открывает собственные взгляды доктору Риэ, сформированные на основе его жизненного опыта. Тарру рассказывает о том, как в течении своей жизни он осознал основную проблему человека – чума, которая господствует в обществе и живет в каждом. С ней можно сжиться, не признавать ее, а можно хотеть вырваться из этого состояния чумы. Но сама борьба против чумы, с наилучшими мотивами, в конечном счете оказывается той же чумой в другом проявлении. Тарру поясняет к какому выводу он пришел: чуму нельзя победить, ни в обществе, ни в себе. Можно только бороться против нее в себе, всегда принимая сторону жертвы, сопереживая. Это не освобождает от чумы, это требует сверхчеловеческого напряжения и необходимо «безостановочно следить за собой, чтобы, случайно забывшись, не дохнуть в лицо другому и не передать ему заразы». Такая борьба абсурдна сама по себе, но другого не дано.
 
После десяти месяцев господства, чума наконец сдает позиции, но напоследок забирает и жизнь Тарру.
 
Опубликованное в 1947 году, это произведение однозначно связывалось с оккупацией Франции фашистской Германией и с борьбой французского сопротивления против оккупантов. В этом контексте аллегории «Чумы» более менее очевидны. Чума – это идеологии нацизма и фашизма, «коричневая чума», которой заразились страны Европы. С этой точки зрения, Камю в определенном смысле противостоит тогдашнему (и современному также) пониманию победы над фашизмом. Для союзников, в том числе для сталинского СССР, победа во Второй Мировой войне считалась огромной заслугой.
 
В «Чуме» же эпидемию не смогли победить ни вакцины, ни организованное сопротивление. Добровольные дружины, вместе с вакцинами доктора Кастеля, эффективны лишь в смысле абсурдной борьбы, которая, возможно лишь иногда, незначительно уменьшает количество жертв. Чума сама себя исчерпала достигнув всех поставленных целей, и потому вакцина стала эффективней, а организованное сопротивление начало приносить плоды.
 
Конечно же, смысл «Чумы» не исчерпывается этими аналогиями. Прочтение «Чумы» в экзистенциальном контексте приобретает более масштабную и глубокую интерпретацию. Здесь поднимается проблема бытия человека, смысла каких-либо действий человека в круговороте его экзистенции. Не менее важной становится проблема зла и победы над ним. Чума/зло и ненависть дремлют в каждом человека. Кто-то попадает под их влияние и, не осознавая его, так и живет под этим влиянием. Кто-то пытается бороться против зла и проигрывает, ибо борьба требует зла и ненависти. Зло, как чума, просто есть и каждый может заразиться ним; более того, каждый в определенной степени уже зачумлен злом.
 
Жан Тарру, вдохновляясь примером доктора Риэ, пришел к выводу: необходимо бороться против зла в себе и в обществе, и пусть эта борьба абсурдна, бессодержательна - это все что остается человеку, который не желает смириться с эпидемией чумы зла. Зло господствует в обществе, ненависть и равнодушие охватывают все сферы деятельности человека. Прокурор должен обвинять подсудимого и требовать для него сурового наказания, потому что это его обязанность. И пусть подсудимый сто раз не виновен, пусть он сто раз раскаялся в содеянном - прокурор должен быть равнодушным, и со временем ему становится действительно все равно.
 
Когда чума зла вспыхивает как эпидемия, тогда крайняя ненависть и зло господствуют в умах многих людей. Против такой эпидемии сложно бороться, ибо всякая борьба против зла становится ненавистью и злом. Чума охватывает всех и вся, во времена эпидемий человек сразу и не заметит, как сам станет зачумленным. Чума не действует выборочно, она просто распространяется от одного региона к другому, от одной группы людей к следующей. Проявления зла и ненависти одного, порождают зло и ненависть у другого, и распространение чумы приобретает все больший размах. Можно лишь путем неимоверных усилий сохранять спокойствие и, оставаясь носителем чумы, не стать ее распространителем. Несмотря на абсурдность борьбы против чумы, против нее стоит бороться: деятельно сочувствуя, всегда принимая сторону жертвы. Тарру мечтает и про другой вид сопротивления чуме – целительство. Но он осознает, что излечить чуму невозможно. Просто придет время и зло исчерпает себя, оно вновь притихнет для будущих времен, для новых эпидемий.
 
Вторая мировая война уже закончилась, чума фашизма отступила, но Камю в конце «Чумы» пишет: « … микроб чумы никогда не умирает, никогда не исчезает, что он может десятилетиями спать где-нибудь в завитушках мебели или в стопке белья, что он терпеливо ждет своего часа в спальне, в подвале, в чемодане, в носовых платках и в бумагах и что, возможно, придет на горе и в поучение людям такой день, когда чума пробудит крыс и пошлет их околевать на улицы счастливого города».
 
Микроб ненависти не исчез, он спал почти семь десятилетий, терпеливо ждал в спальнях, подвалах стран восточных славян, в чемоданах президентов, в носовых платках генералов, и в бумагах меморандумов. И пришел тот день, на горе и в науку людям, когда чума вновь пробудила крыс и уже послала их околевать на улицах еще совсем недавно счастливых городов.
Новая эпидемия охватила Россию. Она прошла по ее городах и селах, и ненависть воцарилась. Те россияне, кто с запалом и наслаждением обсуждают количество погибших «укропов» в очередном котле, или те, кто проклинают украинскую власть и желают ей смерти – они давно уже больны, а возможно и мертвы….
 
Но не так добра чума, чтобы поразить лишь россиян. В Украине вспыхнула эпидемия чумы с особой силой. Те, кто раньше не позволял себе плохого слова в адрес братского народа, теперь с блеском в глазах идут записываться в ряды бойцов, чтобы убивать русских, убивать людей. Это чума, это эпидемия ненависти, она распространяется и на другие территории, она уже на всех континентах планеты.
Чума дошла до Европы и Азии, до Америки и Австралии, и страны Африки тоже вынуждены занимать свою позицию. Чума проникла почти во все уголки мира и еще наберет оборотов. Санкции, перемирия, встречи, договоренности – это попытки борьбы против чумы, это те неэффективные вакцины доктора Кастеля, это те добровольные дружины Тарру и Риэ, и они не помогут, ибо это чума. Они могут лишь притормозить развитие эпидемии, но они не победят чуму пока она сама себя не исчерпает.
 
Никто не виноват, чума везде одна и та же, она просто охватывает всех. Да, кто-то распространяет ее больше, кто-то меньше, кто-то сознательно, кто-то неосознанно, но это не главное. Чума была давно в каждом из нас, просто теперь пришла эпидемия. И ждут нас еще новые вспышки… ибо это чума… она не успокоится пока не напьется кровью убитых. Единицы прилагают усилия для борьбы с чумой, с чумой в себе, с ненавистью против другого. И невероятно сложно найти человека, который бы не принимал ни одну сторону конфликта и вместе с тем, не был бы безразличен к жертвам чумы. Ибо безразличие это та же чума. Безразличие к гибели русского солдата, ополченца или украинского бойца – это тот самый, первый симптом чумы.
 
Найдутся те, кто скажет: «это Майдан всему виной, начало эпидемии, очаг чумы». На это чума ответит, что ей безразлично кто ты, какие у тебя взгляды, и почему ты оказался рядом с зачумленными, она просто идет вперед, потому что пришло ее время.
 
Неспроста взгляды Альбера Камю называют «философией абсурда». Потому что абсурдные действия это все что остается во время эпидемии чумы. Сопротивляться чуме нет смысла, тем не менее это единственное что остается делать. Договоренности, перемирия, проповеди и волонтерство – это то сопротивление чуме, которое можно оказывать несмотря на тщетность усилий, на еще большую ненависть, что вырастает из новых смертей и нарушенных договоренностей. Это сопротивление не сработает пока чума не утихнет, пока она не напитается жизнями людей. Только тогда, постепенно, начнут приносить пользу санкции, проповеди, договоренности и самопожертвование. При этом каждый участник сопротивления не застрахован от чумы, и может заразиться в любое время, как это случилось с Жаном Тарру.
 
Невероятно сложно бороться против чумы, когда борьба не имеет смысла. Но в этом и находит Камю смысл борьбы – в ее абсурдности, пусть эта борьба лишь Сизифов труд.
 
Можно сказать что в Афганистане, в Ираке, в Грузии, в Сирии и в многих других точках мира чума приобрела больший размах и нечего разглагольствовать о справедливом стремлении к свободе народа Донбасса / о справедливом стремлении украинцев к независимости от России. Но чума лишь посмеется в лицо этим словам, и напомнит, что микроб ее не исчезает, что каждая вспышка эпидемии влечет за собой еще большую вспышку, что носители и распространители ее - все мы, и в частности украинцы.
 
И напоследок, разве не правы те богословы, что оправдывают бездействие Бога в отношении зла дилеммой: если бы Бог решил искоренить все зло во вселенной, то Ему пришлось бы уничтожить и всех людей.
 
Та нам з тобою своє робити,
Відкрити очі і далі йти!
І зуби сильно стиснувши, маму ніжно любити.
Хто ж тоді, як не ми, брати?!
 

Степанченко Виталий (март, 2015г.)

 
 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Cristafari