Тер-Григорян-Демьянюк - Бог Авраама, Исаака и Иакова

Тер-Григорян-Демьянюк, Почему старозаветный Бог называет Себя Богом Авраама, Богом Исаака и Богом Иакова
Как это видно из названия статьи, целью  её является рассмотрение значения самоопределения старозаветного Бога как Бога Авраама, Бога Исаака и Бога Иакова, которое, к сожалению, понимается превратно, ибо, как раньше, так и теперь, книги Старого Завета рассматриваются, согласно человеческому эго, a не с точки зрения их внутреннего содержания. Между тем самоопределение это является ярким показателем смыслового единства Старого и Нового Заветов, на которое в своё время  указал также Иисус Христос, сказавший: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне.» (Ин 5: 39)
 

Наталья Тер-Григорян-Демьянюк - Почему старозаветный Бог называет Себя Богом Авраама, Богом Исаака и Богом Иакова

 
 
 
«Исследуйте Писания, ибо вы думаете
чрез них иметь жизнь вечную; а они
свидетельствуют о Мне.» (Ин 5: 39)
 
 
  «Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова (...). Вот имя Мое на века, и памятование о Мне из рода в род» (Исх 3: 15) – так завещает Господь называть и помнить Его из рода в род. И так Он назывался на протяжении всего Старого Завета, - Бог, о Котором Второзаконие говорит:
 
«(...) Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды [в Нем]; Он праведен и истинен; (Вт 32: 3-4)
 
   Но вот многие задают себе вопрос: почему  праведный Бог определяет Себя именами именно этих трёх библейских патриархов, поступки которых порой заставляют сомневаться в их праведности и противоречат Его же заветам?
    Почему Он определяет Себя именем Авраама, который женился на своей сестре, когда Закон Божий гласит: «Наготы сестры твоей, дочери отца твоего или дочери матери твоей, родившейся в доме или вне дома, не открывай наготы их» (Левит 18: 9), или «Наготы дочери жены отца твоего, родившейся от отца твоего, она сестра твоя [по отцу], не открывай наготы ее» (Левит 18: 11), или «Проклят, кто ляжет с сестрою своею, с дочерью отца своего, или дочерью матери своей! И весь народ скажет: аминь» (Вт 27: 22), и который к тому же  дважды лжёт ради собственного спасения, выдавая жену свою Сарру за сестру свою и вручая её в жёны сначала фараону, а потом и царю Герарскому Авимелеху? (Быт  12: 11-19 и Быт 20)    
   Почему из восьми сыновей Авраама Он определяет Себя именем лишь Исаака, поступившего со своей женой Ревеккой  так же непорядочно с точки зрения Закона, как и Авраам с Саррой?
   Почему из  двух сыновей-близнецов Исаака – Исава и Иакова – Он выделяет лишь Иакова?  В чём было достоинство Иакова, если он обманом получил благословение отца и был женат сразу на двух сёстрах, когда сказано Законом: «Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницею, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее» (Левит 18:18) ?
    Почему, наконец, Бытие называет Исаака «единственным» сыном Авраама (Быт 22: 16), а апостол Павел даже – «единородным» (Евр 11: 17), когда у него были ещё Измаил от Агари и сыновья Хеттуры (Быт 25: 1-6)?
   Конечно же, если мы будем рассматривать Библию в буквальном смысле, то Бог
покажется нам несправедливым, непоследовательным и противоречивым.
    Но Тот, Кто Словом Своим создал из ничего всё величественное строение вселенной, отличающееся непосильной для понимания человека согласованностью  её составляющих, не может говорить всуе,  не может противоречить себе, не может быть непоследовательным и не может изменять Себе.
 
(...) Я - Господь, Я не изменяюсь (...). (Мал 3: 6) -
 
говорит Он устами пророка Малахии, свидетельствуя, таким образом, о нерушимой неизменности Своей  мысли и Своих решений.
    Естественно, не мог Праведный Бог отдать Свою землю в наследие неправедным людям.  Скорее всего, это мы не понимаем Его Слова, данного нам в виде притч, представляющих собой тот особенный язык, которым Бог говорит со Своими сынами, испытывая их одновременно.   Чтобы убедиться в этом, рассмотрим трёх названных патриархов в отдельности.
 

Тайнопись библейского рассказа об Аврааме

 
   О том, что библейский рассказ об Аврааме нельзя понимать в буквальном смысле, прежде всего свидетельствует апостол Павел:
 
« (...) написано, - говорит он: -  "Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной".  Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве; а вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам. Ибо написано: возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у
имеющей мужа.» (Гал 4: 22-27; Ис 54: 1)
 
    Из сказанного апостолом становится ясно, что Агарь и Сарра не просто женщины в обычном смысле этого слова, а олицетворяют целые эпохи и разные состояния человека. Они сравниваются с двумя заветами, причём Агарь олицетворяет Старый Завет, так как она связывается с горой Синайской, на которой Завет этот был дан израильтянам, и отождествляется с «нынешним» Иерусалимом, а Сарра олицетворяет Новый Завет, так как представляет собой «вышний», то есть небесный  Иерусалим – изначальную матерь всех нас.
    А это значит, что Агарь и Сарра, так же, как и их сыновья,  разделены во времени и в духовном пространстве. Иными словами, они представляют собой образы духовных категорий, относящихся к  земной и небесной, временной и вечной реалиям. Поэтому они безвременны,  то есть принадлежат всем временам одновременно.
    Агарь представляет собой земную реальность. Она раба и рождает рабов, так как рождает по плоти, а рождённые по плоти являются рабами плоти. Их  «город» - земной Иерусалим, - символизирует актуальный мир. [Агари по своему значению близка, но не равнозначна, третья жена Авраама – Хеттура (Быт 25: 1), которая впрочем, называется также его наложницей. (1Пар 1: 32)  Но если потомство Агари носит собирательный характер, то потомство Хеттуры, вероятно, должно представлять собой потомство Авраама по плоти.]   
    Сарра же свободна и рождает не по плоти, ибо по плоти она неплодна, вследствие чего апостол  недвусмысленно сравнивает её с неимеющей мужа (Гал 4: 27), хотя, согласно буквальному смыслу, муж у неё был, и это был Авраам. А не имеющая мужа означает не рождающая по плоти. И тем не менее Господь сказал о ней Аврааму:
 
  «Я благословлю ее и дам тебе от нее сына; благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее.» (Быт 17: 16)
 
   Здесь разгадка. Когда Господь говорит «Я дам», Он говорит о Своём «браке» с человеком,- в данном случае с Авраамом через Сарру, которая как жена его составляет с ним одну плоть, ибо, как говорится в Бытии о супругах,
 
«(...) и будут [два] одна плоть» (Быт 2: 24) -
 
Здесь под плотью подразумевается душа человека в её единстве со Святым Духом Божиим, которое является условием приобретения им образа и подобия Бога. Это единство, для которого он и был создан, в Священном Писании называется «брачным союзом». Именно его имеет в виду пророк Исайя, когда  говорит человеку:
«(...) твой творец есть супруг твой; Господь Саваоф – имя Его» (Ис 54: 5)
 
    Всё сказанное помогаeт нам понять, что бесплодная Сарра представляла собой образ непопулярного на земле Святого Духа, поэтому она и оказывается оставленной, то есть непригодной и не рождающей, - но... до поры и до времени, ибо  плод её не от мира сего, хотя и в мире, то есть он не от семени мужа, а от Слова Божиего и представляет собой воплощение Божие. Нельзя не заметить, что в рассказе о рождении Саррой Исаака предвосхищается рождение Богоматерью Марией Сына Божиего, хотя и во плоти, но свободного от рабства плоти. Так что слова Сарры, относящиеся к Агари и её сыну:
 
   «(...) выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком.» (Быт 21: 10), -
 
на самом деле предвещают евангелие Божие о наступлении Царствия Его, когда исчезнет поколение рабов смертной плоти, то есть когда смертная плоть будет снята с души сынов Божиих, потому что, как сказал апостол Павел, плоть и кровь не наследуют Царствия Божия (1 Кор 15: 50).
  Но во времени  Агарь предшествует Сарре, ибо, как объясняет апостол,
                                                       
    «(...) не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек - из земли, перстный; второй человек - Господь с неба» (1 Кор 15: 46-47)
 
Это в том смысле, что плотское прежде, а потом духовное. Плотский мир - мир Агари – апостол называет миром детства человеческого, а мир Сарры – миром полноты времён, ознаменованным приходом во плоти единородного  Сына Божиего.
 
   «(...) Мы (...) доколе были в детстве, - говорит он, -  были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить
усыновление.» (Гал 4: 3-5)
 
   Итак, под Авраамом, - «жёны» которого в определённом смысле олицетворяют «век нынешний», или век времён («порабощённый вещественным началам»)  и век грядущий, «вышний», или вечный (освобождённый от порабощения плоти), - подразумевается человекобог, или новый Адам, точнее, начало восстановления его как образа и подобия Божиего, или Славы Божией.
   Адам первозданный вместе с женой своей Евой, как известно, впали  в искушение и потеряли этот образ,  приобретя взамен образы твари, к слову которой прислушались. Они, по словам апостола Павла,
 
«славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся» (Рим 1: 23),
 
чем  спровоцировали неисчислимое множество бед и несчастий в творении.
    Но Бог, не оставляющий своё детище, начал дело его восстановления через Авраама, которого представил как  «Аврама Еврея». (Быт 14: 13)  
    Обратим внимание на то, что Господь подчёркивает еврейство Авраама. Чтобы понять, что Он хочет этим сказать, нам придётся несколько отвлечься от основной темы и посмотреть, кого Священное Писание понимает под словом евреи.
 

Библейские евреи, или кого Священное Писание подразумевает под евреями

 
   Евреями в Библии называются сыны Евера, одного из потомков Сима (Быт гл.10 и 11). Несмотря на то, что, кроме Евера, у Сима были и другие потомки, Бытие, определяя по случаю Сима как «отца всех сынов Еверовых» (Быт 10: 21), тем самым выделяет Евера из числа остальных его потомков. Однако, как это ни странно, оно не объясняет причину такого выделения,  и вообще больше ничего о нём не говорит. Естественно, возникает вопрос: чем же так прославился Евер, что из всех потомков Сима, предшествующих Аврааму, его определяет именно Евер, и почему Библия молчит о последнем?
   Как предполагается,  жил он во времена Вавилонского столпотворения. В тексте 11-ой главы Бытия, сразу  после рассказа об этом знаменательном событии, даётся родословие Сима, а непосредственно вслед за ним начинается рассказ о самом Аврааме. В родословии Сима Евер занимает четвёртое место. Это всё или почти всё, что  сообщает нам о нём Священное Писание в том виде, в каком оно дошло до нас, бросая нас, таким образом, в область догадок и предположений о нём. Еврейская электронная энциклопедия, имя Евер связывает с глаголом хабару, который означает: «эмигрировать, быть пришельцем». Теми, кто рассматривает Библию с исторической точки зрения, делаются разные тупиковые предположения о том, из какой земной страны в какую мог эмигрировать Евер.  
     Но, зная, что Библия является Священным Писанием, а не историческим трудом, попробуем разобраться в личности Евера, исходя из того, что нам известно. Для этого прежде всего сопоставим родословные от отца к сыну всех трёх сыновей Ноя, по всей вероятности, изъятых из Бытия, но найденных  в  пятом веке нашей эры отцом армянской историографии Моисеем Хоренским, которые я представляла во многих моих трудах. Почему я ссылаюсь именно на этот источник, а не на Библию? Дело в том, что в Библии все три родословия приводятся лишь в 10 главе Бытия, где их представители просто перечислены без указания их порядка. В упорядоченном же виде, то есть от отца к сыну, мы видим лишь родословие Сима, представленное в 11-ой главе Бытия. Но родословия Хама и Иафета в ней отсутствуют. Однако, сравнив  родословные Сима в 10 и 11 главах Бытия, мы обнаруживаем их несоответствие друг другу. Так, если, согласно  родословию Сима, приводимому в 10 главе Бытия, одним из его потомков является Арам, то в его же родословии, приводимом в 11 главе Бытия, Арам вообще не фигурирует. И это не единственный пример разногласия между ними, которое, впрочем, разрешается именно находкой Моисея Хоренского. В ней родословие Сима  полностью соответствует его же родословию в 11 главе Бытия, а родословия Хама и Иафета от отца к сыну восполняют тот очевидный пробел в отношении их, который мы находим в Библии. В сопоставлённом виде все три родословия выглядят следующим образом:
 
Сим                                     Хам                                Иафет
Арпаксат                            Хуш                     Гамер (Гомер)
Каинан                             Местраим             Тирас (Фирас)
Салa                                   Неброт             Торгом (Фогарма)
Ебер                                  Баб                           Хайк (Орион)
Фалек                                  Анебис                       Араманеак
Рагав                                 Арбел                           Арамаис
Серух                                Хайал                           Амасия
Нахор                            другой Арбел                      Гелам
Тарa                                 Нин                                Харм
Авраам                             Ниний                               Арам
 
  То, что поражает при первом взгляде на них, так это одинаковое число потомков всех трёх, а также два интересных совпадения, которые проливают свет не только на личность Евера, но и на арамейство еврея Авраама.
    Как я уже писала, собственно человеком  является Сим, а Хам и Иафет представляют собой два духа, которые борются за него. Из потомков Хама Еверу, как видим, соответствует Баб (иначе называемый Бел) – дух, царствующий в Вавилоне и представляющий собой Вавилон, о чём свидетельствует само имя Баб, лежащее в основе слова Вавилон. А из сынов Иафета Еверу соответствует Хайк (Hayk) - армянское звучание греко-латинского Ориона, означающего в тексте Священного Писания  «утреннюю звезду». 1   Согласно армянской легенде, приводимой тем же историком, Хайк/Орион является тем, кто выводит своих людей из Вавилона на гору Божию Арарат. Я уже писала о том, что по сути своей легенда эта  представляет собой не исторический, как принято думать, а  эсхатологический рассказ, без сомнения, также изъятый из Библии, ибо он напоминает нам библейскую притчу о спасении сынов Божиих, притчу безвременную, то есть относящуюся ко всем временам одновременно, как и все притчи Священного Писания. 2  Действия Хайка/Ориона в ней тождественны действиям старозаветного Бога Яхве (Yahve) и новозаветного Иисуса Христа, выводящих Своих сыновей то из Египта, то из Вавилона, или иначе, из мира сего, то есть из мира греха.  Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить хотя бы следующие старо- и новозаветные сообщения. Так Яхве говорит Своим сынам:
 
   «Идите, идите, выходите оттуда; не касайтесь нечистого; выходите из среды его, очистите
себя, носящие сосуды Господни! ибо вы выйдете неторопливо, и не побежите; потому что впереди вас пойдет Господь, и Бог Израилев будет стражем позади вас.» (Ис 52: 11-12)
 
   Точно так же, согласно апостолу Иоанну, выводит из Вавилона Своих приверженцев Иисус Христос, Который говорит им о «Вавилоской блуднице»:
 
   «выйди от нее, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах ее и не подвергнуться язвам кё; ибо грехи её дошли до неба, и Бог воспомянул неправды её» (Отк 18: 4-5)
 
–––––––––––––––––––––––––––
1. Подробнее об этом смотри в главе «О тройственности человека. Евер, Баб и Хайк»  моего труда «Шесть днйе творения и седьмой день» (Кн. 2, Ч.1, гл.2)
2. Там же.
Под Вавилонской блудницуй подразумевается царствующий в Вавилоне дух, которого  Он в конце концов бросает в геенну огненную.
    Факт её гибели в армянской легенде представлен  умерщвлением царя Вавилона Бела/Баба от руки Хайка. Это событие, как мы знаем из Откровения Иоанна, знаменует конец времён и начало вечного Божиего Дня. Причём, если по легенде Хайк ведёт своих приверженцев на гору Божию Арарат, то, согласно Откровению, Иисус Христос ведёт их в Царствие Божие, то есть по сути туда же, ибо гора Божья, в данном случае называемая Арарат, по внутреннему смыслу соответствует именно Царствию Божиему. А то, что легендарный Хайк является предвестником Иисуса Христа, видно из самоопределения Иисуса, идентифицировавшего Себя с утренней звездой, то есть с тем же образом, которым в Библии обозначается Хайк/Орион.
 
   « (…) Я есмь, -объявляет Он, - звезда светлая и утренняя (Отк 22: 16)
 
   Итак, на вопрос, кто такой Евер, мы можем ответить, что Евер был тем, кого Хайк/Орион (он же библейский Yahve) вывел из Вавилона на гору Божию. Иначе говоря, Евер – это тот, кто водим Духом Божиим и кто, согласно библейской притче, был выведен в верхний мир, то есть в мир Духа Божиего, – мир, который в Священном Писании имеет разные символизирующие его названия: Арарат, Небесный Иерусалим, рай, Израиль, Сион, Царствие Божие.  Этот верхний горний мир и имел в виду Христос, когда, уча в храме, сказал:
 
«(...) вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира» (Ин 8: 23).
 
   Итак, если  в Библии евреями называются потомки Евера, то всё, что свойственно Еверу, должно быть свойственно также евреям, то есть должно относиться к высшему,  духовному, миру, или миру небес, а не к земному миру. О том, что библейское понятие  еврей связано именно с почитанием Бога небес, свидетельствует и, пожалуй, единственное определение евреев в Священном Писании, сделанное устами пророка Ионы:
 
«я Еврей, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу.» (Иона 1: 9)
 

Призвание Авраама

 
   Теперь вернёмся к нашей основной теме и заметим, что Еврея Аврама, потомка Евера, Господь призывает (Быт 14: 13) спуститься в мир Хананеев именно оттуда же, то есть с Араратского нагорья, символизирующего верхний мир,  ибо, как это видно непредвзятому исследователю, Ур (Урарту) халдейский, как и Харран, на самом деле находился на Араратском нагорье, а не в низине Персидского залива, как принято думать3.
   О том, что понятие Евер и его деривация «еврей», указывают на жителя
 «верхнего, или горнего мира», свидетельствует и этимологическая картина
лежащего в этих словах корня, которую я детально представила в книге «Шесть
дней творения и Седьмой День». 4  Согласно сделанным  в ней выводам, понятия
––––––––––––––––––––––
3. Подробнее об этом  смотри в главе  «Ур халдейский» из того же труда (Кн.3, Ч.2, гл.2)
4. Этимологическое прослеживание, позволяющее придти к такому выводу см. в моём труде «Шесть днйе творения и седьмой день»  в главах «О тройственности человека. Евер, Баб и Хайк» (Кн. 2, Ч.1, гл.2)  и «О значении слова «еврей» (Кн.3, Ч.2, гл.1)
эти указывают на духовное братство людей, объединённых по духу праведности, которым предназначено нести в мир  хлеб небесный, или весть, или Слово Жизни,
- то же, что евангелие. Иными словами, библейские евреи– это те, кто внутренним взором своим видел горний мир и ради него предпочитает  отказаться от всех земных благ, то есть проходить через «пустыни» (в Библии) и «лютый холод» (в легенде), даже невзирая на страдания своей плоти. Можно сказать, что они -  те, кто «эмигрировал» из плотской жизни в жизнь духовную и неизменно пребывают в последней. Поэтому и не случайно, что Авраам избирается именно из их среды, то есть из среды тех, кто во времена Вавилонского столпотворения остаётся верен Богу. Отсюда нам становится понятно также и то, почему Авраам, Давид и Иисус Христос чувствовали себя чужими в нашем мире. Первые двое называли себя пришельцами, странниками и чужеземцами.5  А Иисус Христос сказал о Себе, что Он не от мира сего. (Ин 8: 23) Воздействие их на грешных потомков Адама неизменно духовнo. Что же касается непосредственно Авраама, то «цель» его призвания состояла в том, чтобы спуститься в мир хананеев и способствовать их духовной «фертилизации» и оздоровлению.  
    Из вышеприведённых родословий видно также, что он был носителем духа Арама, который, как оказывается, был из потомков Иафета, а не из потомков Сима, как это принято думать по ошибке. Поэтому и Библия называет его не только евреем, но ещё и  «странствующим арамеянином». (Вт 26: 5)
    Заметим, однако, что в буквальном смысле понятия еврей-арамеянин представляются понятиями расовыми, что порождает замешательства, так как с расовой точки зрения их соединение в одном человеке представляет собой нонсенс, ведь невозможно быть одновременно и евреем, и арамеем. В библейском же смысле эти определения указывают на то, что Авраам был борцом Божиим в мире хамитов, или хананеев.
   Отправляя к ним  Авраама, Господь говорит ему:
 
   «(...) пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные.... -   
 
и далее мы читаем:
 
«И пошел Аврам, как сказал ему Господь (...)» (Быт 12: 1-4).
 
    Это значит, что Аврам по одному лишь слову Божиему покинул горний дом своего отца и спустился в «страну» Ханаан, то есть в мир тех, кто руководствуется в своей жизни  духом Хама. Как я уже писала  в моих прочих трудах, Ханаан олицетворяет нижний мир грешных людей,  построенный на основе материальных и плотских ценностей.  Ему, согласно притче, Авраам
«противопоставил» мир духовный, олицетворённый в ней его огромными стадами, как бы заместившими стада Авеля – другого возлюбленного Богом библейского персонажа, предвосхитившего Иисуса Христа. Поэтому на горе
мира, - в Египте, Ханаане, -  где царствует плоть, Авраам жил как странник
 
––––––––––––––––––––––
5. Более подробно о чуждости их миру, в котором они пребывали, см. мою статью «Библейский ключ к сути Богочеловека и Земли  Божией, или ещё раз о пророчестве Ноя», - Буэнос-Айрес 2015.
и чужеземец,  ибо принадлежал  миру Божиему, противоположному миру земному.
 

Значение переименования Аврама и Сары

 
Указанная чуждость Авраама этому миру проявляется ещё и через его переименование:
 
«и не будешь ты больше называться Аврамом, - говорит ему Бог, - но будет тебе имя: Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов» (Быт 17: 4-5)
 
  По сути переименование заключалось в добавлении к его имени звука «h», - знака, указывающего на духовность и принадлежность Богу. 6   При этом
замечательно также то, что Бог переименовал и Сарру, о которой сказал:
 
   «(...) Сару, жену твою, не называй Сарою, но да будет имя ей: Сарра; (Sarah). Я благословлю ее и дам тебе от нее сына; благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее» (Быт 17: 15-16), -
 
впрочем... иначе и быть не могло, так как речь шла  об одной плоти. (Быт 2: 24) Так что можно сказать, что переименование относилось не только к сосуду, но и к наполняющему его духу.
   Таким образом,  Аврам превратился в Авраама (Av-raham), - то есть во второй корень его имени ram был внесён звук h, - а Сара стала Саррой (Sarah), благодаря тому же звуку h, присоединённому к концу её имени. В итоге корень их имён преобразился, став в случае с  Авраамом raham, а в случае с Саррой – (s) arah. Сопоставив их, заметим, что в обоих присутствует звукосочетание rah, которое в связи с характером рассматриваемых лиц с уверенностью можно отнести к сокращённой форме еврейского ruah (дух Божий), из чего следует, что имя Авраам можно интерпретировать как духовный отец, или отец всех арийцев (определяемых, вопреки принятым представлениям, не по плоти, а по духу, о чём я писала во всех моих трудах); имя же Сарры, соответственно, должно было обозначать духовную  мать всех народов, ибо она родила по обетованию, а не по плоти,  которая – ничто в глазах Бога, ведь именно Он приказал пророку возвещать:
 
   « (...) Всякая плоть - трава, и вся красота ее - как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ - трава. Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно». (Ис 40: 6-8)
 
  Так Бог противопоставил Слово Своё плоти, причём «всякой» плоти, без какого-
либо исключения, то есть Он не выделил никакую видимую плоть, любую считая
за ничто. А это значит, что и благословляя семя Авраама («благословятся в семени твоем все народы земли» (Быт 22: 18)), Он имеет в виду не плотское
семя, которое, как семя травы, а семя Духа Своего, которым является Слово
Божие. То же самое подчёркивает и апостол Павел, когда говорит:
 
    «(...) не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя. А слово обетования таково: в это же время приду, и у Сарры будет сын.» (Рим 9: 8-9)
 
––––––––––––––––––
6. См. об этом в книгах «Загадочный Арарат» и в указанных главах книги «Шесть дней творения и седьмой день»
 
   Поэтому  рождение Саррой Исаака, осуществившееся, согласно Слову Божиему,
по сути было предзнаменованием рождения Сына Божиего Иисуса Христа.  С
этой точки зрения Авраам как соответствующий в притче Богу, отдавая Сарру
фараону, или царю герарскому Авимелеху (Быт 20), восхитившимся её красотой, на самом деле предлагает им красоту Святого Духа и Его учение во имя Своего проявления и спасения, ибо творение проявляется и спасается, лишь исполнившись Святым Духом, без которого образ Божий в человеке искажён, а само творение поражено смертью. Отсюда ясно, что, называя Сарру сестрой, Авраам не лжёт, ибо таким образом он показывает, что речь здесь идёт не о плотской связи с ней. Но, призванная проявить его в сыне, она называлась также его женой. 7 Фараон же и царь герарский Авимелех, привыкшие мыслить  и жить по плоти, фактически, чуть было не осквернили священное, хотя и по незнанию, ибо принятие Святого Духа требует многих отречений, на которые они не были готовы. А  осквернение Его, согласно Иисусу Христу, грозит гибелью.
 
   «если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем.» (Мф 12: 32)
 
В этой вечной истине была причина испуга этих царей и возвращения Сарры Аврааму. Иначе говоря, просто не пришло ещё время Нового Завета.
 

Авраам как восстановленный Адам

 

    Таким образом, мы можем заключить, что Авраам – это восстановленный Адам и отличается он от последнего лишь тем, что первозданный Адам стал отцом всего рода человеческого, в то  время как в Аврааме человечество разделяется на сынов Божиих и на остальных, которые не принимают Бога, каков Он есть, и, следовательно, не могут быть спасены. И не забудем, что разделение это не по плоти, а по душе и духу, ибо Бог, Который  есть дух, не смотрит на смертное в человеке, а смотрит лишь на вечное в нём. А это вечное связано с присутствием в нём Святого Божиего Духа.
   Об этом же свидетельствует и тот факт, что Сирах, называя Авраама «великим отцом множества народов», добавляет:
 
(...) и не было подобного ему в славе; (Сир 44: 19),
 
как некогда Господь говорил подобное об Адаме первозданном, призванном представлять Славу Божию: «(...) выше всего живущего в творении – Адам» (Сирах 49: 18). Но жена его Ева приняла в себя нечистый дух и этим послужила
падению Адама. Отмечая же, что не было подобного Аврааму в славе, Сирах
имеет в виду Сарру, представляющую собой образ Святого Божиего Духа, ибо, по утверждению апостола, муж «есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа.» (1 Кор 11: 7).
   Именно присутствию Сарры – антиподу Евы - обязан Авраам тем, что, как отмечает Сирах, он «...и в испытании оказался верным» (Сир 44: 21)
 
 
 
––––––––––––––––––––––––––
7. Подробно об этом и об этимологии имени Саррры см. в моей книге «Шесть дней творения и седьмой день», в Кн.3, Части 4, гл. 1- «Сарра, сестра моя, невеста»
Испытание Авраама через жертвоприношение Исаака как  предзнаменование жертвоприношения Господа
 
Но посмотрим, в чём же было главное испытание Авраама? А было оно в
требовании Бога пожертвовать Исааком, - долгожданным (ибо ожидание охватывало все времена творения) и возлюбленным сыном его от Сарры. В Бытии мы читаем:
 
    «И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. 
Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в
землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе. Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Бог.» (Быт 22: 1-3)
 
  И Авраам жертвует им, твёрдо веря, по словам апостола Павла, что получил сына в старости в предзнаменование воскресения мёртвых, и поэтому Господь воскресит его.
 
    «Верою, - говорит он, -  Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного,  о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование.» (Евр 11: 17-19)
 
    Предзнаменование это касалось грядущей жертвы, которую должен был принести Сам Бог, отдав долгожданного (со времени грехопадения Адама) Сына Своего Иисуса Христа  - образ Его и подобие - ради спасения всего творения. Правда, на первый взгляд кажется, что жертвоприношение Исаака не произошло в виду того, что в последний момент ангел Божий, сказав Аврааму: «не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня» (Быт 22: 12-13), указал ему на овна,  запутавшегося своими  рогами в чаще, который и был принесён в жертву вместо Исаака. Но на самом деле, как я это неоднократно отмечала, рассказ  этот – притча и касается она умертвления животного начала в человеке, то есть его смертной плоти, тогда как сам человек, точнее его душа,  остаётся живой, как жив остался Иисус Христос и как живы останутся все усыновлённые Им, те, что, хотя и родились во плоти, но возродились от воды (Слова Божьего) и Духа (Ин 3: 5), став, таким образом,  сынами свободной Сарры.  Именно это имеет в виду апостол Павел, когда говорит принявшим Иисуса Христа:
 
   «Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но, как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной. Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.» (Гал 4: 28-31)
 
   Или в другом месте:
 
   «А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!"  Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа.» (Гал 4: 6-7)
 
    Здесь, как видим, подчёркивая, что усыновлённый уже не раб плоти, а Сын Отца Небесного и сонаследник Христу, апостол говорит, фактически, о новом завете с Богом. Об этом же, характеризуя Авраама, говорит и Сирах:
«он сохранил закон Всевышнего и был в завете с Ним и на своей плоти утвердил завет» (Сир 44: 20-21)
 
   Быть в завете с Богом означает быть в браке с Ним. А утвердить завет на плоти означает отдать смертную плоть свою во имя Божие – факт, символизируемый, как жертвоприношением Исаака, так и обрезанием крайней плоти.
 

Обрезание как символ праведности и святости

 
Вот как говорит Бытие о последнем:
 
       «И сказал Бог Аврааму: ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя [в роды их]: да будет у вас обрезан весь мужеский пол; обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами.» (Быт 17: 9-11)
 
   Обрезание крайней плоти,  к сожалению, понимается в буквальном смысле, тогда как на самом деле, символизируя необходимую для спасения святость, означает отказ от вожделений плоти. Поэтому апостол Павел и называет обрезание печатью праведности.
 
    «(...) знак обрезания, - пишет он, -  он получил, как печать праведности через веру, которую имел в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только принявших обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую имел он в необрезании. Ибо не законом даровано Аврааму, или семени его, обетование — быть наследником мира, но праведностью веры» (Рим 4: 11-13)
 
   Праведность же веры, о которой говорит апостол Павел, заключалась в полном доверии и послушании Богу, в понимании, что именно плоть является преградой к браку с Ним, и в связи с этим в стремлении к святости, то есть к умерщвлению беспорядочных плотских инстинктов.
   Противопоставляя Себя преступному миру эгоистичной плоти, Господь устами пророка Исайи говорит Своим сынам, которыми являются лишь праведники:
 
    «Послушайте Меня, стремящиеся к правде, ищущие Господа! Взгляните на скалу, из которой вы иссечены, в глубину рва, из которого вы извлечены. Посмотрите на Авраама, отца вашего, и на Сарру, родившую вас: ибо Я призвал его одного и благословил его, и размножил его. (Ис 51: 1-2)
 
  Отсюда мы понимаем, что под Авраамом подразумевается именно отец праведников. Под скалой, из которой они иссечены, имеется в виду Сам Господь, Который Один по-настоящему праведен и свят. А под глубиной рва - ров проклятия и смерти, из которого они извлечены. И хотя Бытие говорит о смерти Авраама и Сарры, воскресение их освидетельствовано Иисусом Христом, сказавшим:
 
      «А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых.» (Мф 22: 31-32)
 
  Когда Христос говорит, что Бог не есть Бог мёртвых, но живых, это следует понимать как Бог не есть бог смертной плоти, которая распадается в прах, а есть Бог живых душ. Слова эти – провозвестники того, что они живы и находятся в месте, которое Иов называет «домом собрания всех живущих», -
 
   «Так, я знаю, - говорит он, - что Ты приведешь меня к смерти и в дом собрания всех живущих.» (Иов 30: 23), -
 
чем свидетельствует, что в «дом собрания всех живущих» приходят только через смерть на земле. «Все живущие» – это те, кто принадлежит  Богу, Который есть Дух и поэтому поклоняться Ему также следует в духе и истине (Ин 4: 24), то есть именно так, как поклонялся Ему Авраам – не плотью, а в духе истины.
 
Авраам  как отец народов
 
   Всё рассматренное показывает, что в троице патриархов, именами которых Бог Себя определяет, Авраам является  главной фигурой. Об этом говорит и то, что призвал, благословил и размножил Господь одного Авраама. (Ис 51: 2) Ему одному предназначил быть «отцом множества народов» (Быт 17: 4). Ему и его потомству завещал всю землю:
 
    «(...) возведи очи твои, - сказал Он ему, -  и с места, на котором ты теперь, посмотри к северу и к югу, и к востоку и к западу; ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки, и сделаю потомство твое, как песок земной; если кто может сосчитать песок земной, то и потомство твое сочтено будет.» (Быт 13: 14-16)
 
   Сравнивая сынов Авраама со всей совокупностью земного песка, Бог тем самым придаёт Аврааму глобальный характер, ибо другой песок уже исключается. Это значит, что вся земля будет населена одними лишь детьми Авраама как детьми Божиими. О том же свидетельствуют и следующие слова Сираха:
 
    «(...) Господь с клятвою обещал ему, что в семени его  благословятся все народы; обещал умножить его, как прах земли, и возвысить семя его, как звезды, и дать им наследство от моря до моря и от реки до края земли.» (Сир 44: 22-23)
 
  Это значит, что дух его овладеет всякой рождённой его примером или подражающей ему и поэтому предназначенной для вечной жизни душой.
    И всё это, как объясняет Сам Бог, за то, что он послушался Его гласа (Быт 22: 18)  ... в отличие от Адама, который ослушался Его. Поэтому Бог всё  делает ради Авраама, - этого нового Адама, несущего Слово Божие, а не слово библейского змея, даже когда благословляет Исаака  и Иакова.
 
    «(...) благословлю тебя, - говорит Он  Исааку, - и умножу потомство твое, ради [отца твоего] Авраама, раба Моего» . (Быт 26: 24)
 
То же самое подчёркивает и Сирах  в отношении Иакова:
 
    «И Исааку ради Авраама, отца его, Он также подтвердил благословение всех людей и завет; и оно же почило на голове Иакова.» (Сир 44: 24-25)
 
   А если Исаака и Иакова Он благословляет «ради Авраама», это значит, что под Авраамом Он имеет в виду Себя Самого, и всё, что делает, делает ради Себя Самого, как Сам же  подчёркивает этот факт во многих местах Священного Писания:
 
 «Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро; испытал тебя в горниле страдания, - говорит он созданному Им человеку в лице Иакова, - Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, - ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы Моей не дам иному.»  (Ис 48: 10-11)
   Итак, мы убедились, что главным лицом из этих трёх патриархов является Авраам, представляющий собой образ Божий. Но какова же тогда роль Исаака и Иакова в Священном Писании?  Чтобы понять её, перейдём  теперь к их  рассмотрению. Начнём с Исаака.
 

Исаак как сын Авраама. Значение и этимология его имени

 
   Прежде всего заметим, что имя Исааку даёт Сам Господь. Он говорит Аврааму:  
 
«(...) именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным [в том, что Я буду Богом ему и] потомству его после него» (Быт 17: 19)
                                 
  Что имел в виду Бог, творящий Словом, повелев Аврааму рождённого Саррой сына назвать Исааком? Кого Он творил этим словом? Ответ на этот вопрос даст нам само слово, то есть само имя, в котором и должно заключаться его предназначение. Поэтому прежде всего попытаемся разобраться в его этимологии.
   Считается, что оно происходит от еврейского יצחק Ицхак, в буквальном переводе с иврита «Тот, который будет смеяться». Однако ясно, что значение это надуманно и бессмысленно, особенно если вспомнить, какой значимости лица оно касается. В моей книге «Шесть дней творения и седьмой день» я предложила иную этимологию, основанную на значении  корня этого имени в других древних языках. Привожу её здесь почти без изменений.
    Прежде всего я обратила внимание на то, что в еврейском, арабском и армянском вариантах имени Исаак присутствует звук h, который был внедрён в имя Авраама после его переименования (в русском и европейских языках он заменяется двойным а).  Его присутствие в Священном Писании, как я уже говорила,  является прямым признаком божественного происхождения имени. Доказательство этого я вижу в хеттском корне Isha, который представляет собой явную деривацию имени Исаак и означает «Господь», «господин». Он же в санскрите предстаёт как Шива, один из триады (вместе с Брахмой и Вишну) верховных божеств индуистской мифологии. Замечательно, что Шива выступает в ней как враг демонов, или злых духов, наводящий на них ужас. Он ведёт аскетический образ жизни, основанный на духовном созерцании. Для единомышленников своих и последователей он является залогом высочайшей благодати.
    Нельзя не заметить, что описание Шивы в общих чертах напоминает нам характер и учение Иисуса Христа. Поэтому не случайным кажется и коренное единство с именем Исаак ещё и шумерского Ishakku, означающего “правитель», «царь», и авестийского îzhâcâ (îzhâ), понимаемого как «жертвоприношение», - вероятно, связанное с жертвоприношением «желаний», «изобилья», «благополучия в жизни» и «еды», так как эти перечисленные понятия также определяются тем же словом îzhâcâ (îzhâ).
    Затем несколько иной оттенок того же корня я вижу в хеттском глаголе sak, переводимом как «знать», «признавать власть (какого-то правителя)»,  ибо, добавив недостающий в нём звук h, мы могли бы перевести его как «признающий власть Бога».
    Кажется, деривацией этого же корня является и арамейское Zakia, zakaya, означающее “невинный», «чистый» - определения, характеризующие, как Исаака, так и Иисуса Христа.
    Наконец, в этом же смысле я нашла его связь с западно-армянским Sah, означающим «отрасль», «росток», «побег»,  ведь известно, что именно так Священное Писание зачастую определяет Иисуса Христа. Например, у Исайи мы
читаем:
   «И ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: «свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, - сними с нас позор». В тот день отрасль Господа явится в красоте и чести, и плод земли – в величии и славе, для уцелевших сынов Израиля» (Ис 4: 1-2).
    То же мы находим у Захарии:
   «Выслушай же, Иисус, иерей великий, ты и собратия твои, сидящие перед
тобою, мужи знаменательные: вот, Я привожу раба Моего, ОТРАСЛЬ.  Ибо вот
тот камень, который Я полагаю перед Иисусом; на этом одном камне семь очей;
вот, Я вырежу на нем начертания его, говорит Господь Саваоф, и изглажу грех земли сей в один день. В тот день, говорит Господь Саваоф, будете друг друга приглашать под виноград и под смоковницу» (Зах 3: 8-10)  или
   «...так говорит Господь Саваоф: вот Муж, - имя Ему ОТРАСЛЬ, Он
произрастет из Своего корня и создаст храм Господень. Он создаст храм
Господень и примет славу, и воссядет, и будет владычествовать на престоле
Своем; будет и священником на престоле Своем, и совет мира будет между тем и другим» (Зах 6: 12-13).
    Под «семью женщинами», ухватившимися за одного мужчину и под «семью очами» на одном камне имеются в виду семь Духов Божиих, которыми обладает
Иисус Христос, определяемый в «Откровении» Иоанна как: «Имеющий семь духов Божиих и семь звезд» (Откр 3: 1).
    Таким образом, этимология имени Исаак также в свою очередь заставляет нас думать, что библейский рассказ о рождении Исаака предвосхищает или  относится к рождению Иисуса Христа; что он является притчей пророческого характера или что описывает события, происходящие в невидимом мире образов.  О последнем, впрочем, свидетельствует апостол Павел, фактически, относя всю старозаветскую «историю»  к «образам небесного» (Евр 9: 23; 1 Кор 10: 11). С этой точки зрения не удивительно, что он же называет Исаака «единородным»  сыном Авраама (Евр 11: 17), ибо и о нём можно сказать:
 
    «Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.» (Ин 1: 14)
 
Отсюда становится понятно также, почему и Бытие называет его «единственным» сыном Авраама. (Быт 22: 16). Надо думать, что  именно Исаак был отпечатком Авраама, как Иисус был отпечатком, или «образом ипостаси» Отца Своего Небесного (Евр 1: 3). А так как Сын и Отец – одно (Ин 10: 30), то и история их одна.
   И в самом деле, рассказ об Исааке во многом повторяет рассказ об Аврааме:
Так же, как и Аврааму, Господь говорит Исааку: «Умножу потомство твоё, как звёзды небесные, и дам потомству твоему все земли сии; благословятся в семени твоём все народы земные» (Быт 26: 4); жена его Ревекка родом, как и Сарра,  из арамеянок, то есть носителей Духа Божиего (Иафета); так же, как и Авраам Сарру, Исаак, боясь, что филистимляне убьют его за  красоту Ревекки, выдаёт её за свою сестру и вручает в жёны иноверному царю (Быт 26: 6-11); подобно Сарре, Ревекка долгое время была неплодна (Быт 25: 21). Этo “неплодие”, так же, как и «неплодие» Сарры, символизирует её чуждость миру смертной плоти и принадлежность грядущему миру духа животворящего. Так же, как и Сарре, ей дано было обетование о рождении сыновей, с которого мы и начнём наше рассмотрение Иакова.
 

Исав и Иаков

 
Вот как Бытие рассказывает нам о зачатии Ревекки:
 
   «И молился Исаак Господу о [Ревекке] жене своей, потому что она была неплодна; и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его. Сыновья в утробе ее стали биться, и она сказала: если так будет, то для чего мне это? И пошла вопросить Господа....» (Быт 25: 21-22)
 
И Господь ей ответил:
 
   « (...) два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему.» (Быт 25: 23)
 
   А то, что под племенами или народами здесь подразумеваются, так же, как и в случаях с Агарь и Саррой или Измаилом и Исааком,  времена и следующая за ними вечность, нам показывает пророк Ездра. На его вопрос, адресованный Ангелу Божиему: «Какое разделение времён, и когда будет конец первого и начало последнего? – Ангел Божий отвечает:-
 
От Авраама даже до Исаака.когда родились от  него Иаков и Исав, рука Иакова держала от начала пяту Исава. Конец сего века – Исав, а начало следующего – Иаков. Рука человека – начало его, а конец – пята его» (3 Ездры 6: 7-10)
 
  Итак, мы видим, что Исав и Иаков, рождённые Ревеккой  в старости (как и Сарра в старости родила Исаака),  олицетворяют не два народа в земном понимании, а, фактически, повторяют схему Агарь-Сарра, или Измаил-Исаак, то есть символизируют разные «времена». Времена я взяла в кавычки, так как по сути речь здесь идёт о временах, которые олицетворяет старший из братьев – Исав, и о вечности, которую олицетворяет меньший из братьев, то есть Иаков, родившийся вторым. Иными словами, здесь говорится о народе плотском (Исав) и народе духовном (Иаков). На это указывают и подробности их рождения:
 
   «Первый, - читаем мы в Бытии, - вышел красный, весь, как кожа, косматый; и нарекли ему имя Исав. Потом вышел брат его, держась рукою своею за пяту Исава; и наречено ему имя Иаков» (Быт 25: 25)
 
   Указание «красный, весь, как кожа, косматый» сразу же относит нас к «кожаным одеждам», сшитым Богом человеку после его грехопадения и отдалившим его от Бога (2 Кор 5:6), то есть оно обнаруживает  плотскую суть Исава. Об облике же Иакова ничего не говорится, вороятно, потому что это образ будущего.  И поэтому не удивительно, что Господь «ущедрил» (Сир 44: 26) Своими благословениями не первенца -  Исава, а следующего за ним Иакова.
 
«Иакова Я возлюбил, - сказал Он, - а Исава возненавидел.» (Рим 9: 13; Мал 1: 2-3)
 
По внутреннему смыслу этих слов, Господь возлюбил Иакова, так как он представляет идею творения Божиего, а Исава возненавидел, потому что он символизирует плотский мир, возникший после грехопадения человека и отпавший от Бога, то есть принадлежащий не Ему, а виновнику этого грехопадения. Иначе говоря, Исав олицетворяет кровь и плоть, а Иаков – душу;  под Исавом понимается первая скиния, то есть небо плотского мира, а под Иаковом – вторая, то есть новое небо над новой землёй - мир Царствия Божиего или вечный Божий день.
   Однако с буквальной точки зрения, как уже было сказано, выбор Богом именно  Иакова кажется странным, ведь, согласно тексту Бытия, он не только женился на двух сёстрах одновременно, но ещё и хитростью, то есть обманным путём  приобрёл благословение отца, предназначенное для первенца Исава, который даже выглядит его невинной жертвой.
 
     «Брат твой пришёл с хитростью, - говорит Исаву Исаак, - и взял благословение твоё» (Быт 27: 35)
 
    Но посмотрим, чтó Священное Писание понимает под «хитростью» Иакова, связанной с его переодеванием в «шкуру животного».
    На самом деле речь здесь идёт о жизни в животном теле. Иными словами, под шкурой животного подразумевается испытательный срок, который душа сынов Божиих должна пройти инкогнито в животной плоти, - той самой, которую олицетворяет  «косматая кожа» Исава, отмеченная при его рождении. Но само появление этой «косматой кожи» (или «кожаных одежд») есть следствие отклонения человека от своего первосозданного образа. С этой точки зрения само первородство Исава – это первородство узурпированное, ибо связано оно с грехопадением человека, противным изначальной идее Божией, которая проявится лишь в Иакове. Поэтому когда в других местах Священного Писания предпочтение даётся первенцу, то имеется в виду именно эта идея, - то есть Адам до грехопадения и начала времён. Здесь же точка отсчёта идёт от времени, ибо первородство Исава – это первородство во времени, после которого творение должно возвратиться на круги своя, но уже в новом качестве. Именно тогда и проявится первородство или единородство Иакова. Тогда же день первый и день последний сольются, и творение придёт к своему триумфальному завершению: Бог будет во всех и во всём. Времена же, как я неоднократно говорила в прочих моих трудах, были допущены Богом  лишь для того, чтобы испытать и закалить человека. В притче рождение и жизнь братьев - всего лишь миг, но миг этот подразумевает неисчислимое количество времени.
   В связи с тем, что Исав и Иаков символизируют разные времена, они обладают и разными характерами, свойственными этим временам и обусловленными также разными жёнами, олицетворяющими живущий в них дух.
   Об Исаве Бытие говорит как об  «искусном зверолове, человеке полей», а Иакова называет «человеком кротким, живущим в шатрах». (Быт 25: 27)  Звероловство уже само по себе связано с убийством или лишением свободы душ, созданных Богом, и поэтому оно является проявлением присутствия в человеке нечистого духа убийцы, в то время как кротость, которою характеризуется Иаков, является признаком присутствия в нём Святого Божиего Духа, ибо кроток лишь Он. Эти свойства братьев в притче подчёркиваются ещё и их жёнами. Об Исаве сказано, что он, вопреки воле своих родителей, взял себе жён из дочерей хеттейских, то есть из дочерей Хама, называемых хананейками, которые служат  страстям своей плоти. Поэтому тяжело было матери Исава и Иакова арамейке Ревекке сосуществовать с ними, и она сказала Исааку:
   «(...) я жизни не рада от дочерей Хеттейских; если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских, каковы эти, из дочерей этой земли, то к чему мне и жизнь?» (Быт 27: 46)
Тогда Исаак благословил Иакова и заповедал ему:
 
   «(...) не бери себе жены из дочерей Ханаанских; встань, пойди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей» (Быт 28: 1-2)
 
   Знаменательно, что у Исава не было подобного благословения, но, заметив, «что дочери Ханаанские не угодны Исааку, отцу его», он пошёл к Измаилу «и взял себе жену Махалафу, дочь Измаила, сына Авраамова, сестру Наваиофову, сверх других жен своих.» (Быт 28: 8-9)
    Мы видим, что Исав действовал всегда  согласно своей воле, тогда как воля Иакова была созвучна с волей его отца Исаака. Так что о дочерях арамейских в связи с ним даже нет речи, ибо брак с ними – это дело души и представляет собой таинство, относящееся к вечности. Поэтому Исав предшествует Иакову, как плотский мир предшествует миру духовному, которому одному принадлежит наследие Божие. Неудивительно поэтому, что Исав возненавидел Иакова «за благословение, которым благословил его отец его» и сказал «в сердце своем»:
 
   «приближаются дни плача по отце моем, и я убью Иакова, брата моего.»  (Быт 27: 41)
 
   Эти его слова напоминают нам другую подобную историю о Каине и Авеле. Плотский Каин возненавидел духовного Авеля за то, что Господь возлюбил Авеля, а не его. Как рассказывает Бытие,
 
«(...) И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел.» (Быт 4: 4-5)
 
  Так же Исав и Иаков. Хотя и братья, они антагонистичны, как антагонистичны временная плоть и богосозданная душа, ибо плоть, покрывая душу, не даёт ей проявиться; душа же стремится вон из заключения плоти, но сделать это может, лишь разорвав эту сросшуюся с ней плоть, то есть через смерть последней. Поэтому и говорится, что братья стали биться ещё во чреве матери своей. Поэтому же апостол, подчёркивая неуничтожимость неприятия между представителями этих двух миров, говорит:
 
  «(...) как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне.» (Гал 4: 28-29), -
 
А причина разного отношения к ним всё та же: дары Каина были плотские («от земли»), а дары Авеля – духовные («от первородных стада») – именно такие, каких хочет получать Бог от человека. Но если в нынешнем веке рождённый по плоти гонит рождённого по духу, то в преддверии века грядущего, наоборот, рождённый по плоти будет служить рождённому по духу, пока не наступит Царствие Божие, которое кровь и плоть вообще не наследуют. Поэтому когда Бог говорит, что «больший будет служить меньшему», то подразумевает шестой день творения, когда плоть подчинится богосозданной душе и Святому Духу Божиему.
   Та же схема Агари и Сарры или Измаила и Исаака, которая повторяется в Исаве и Иакове, проявляется также в жёнах Иакова. Но здесь Агарь и Сарру  заменяют сёстры-арамейки  Лия и Рахиль, хотя в случае с первой и не целиком. Возлюбив Рахиль, Иаков вынужден был сначала жениться на её сестре – нелюбимой Лие, - ибо, как сказал её отец,
    «(...) в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей» (Быт 29: 26).
 
что следует понимать как духовное не приходит ранее плотского. Лишь спустя многие годы, то есть ближе к концу времён, Иаков смог жениться также на любимой Рахиль, которая, как и Сарра и Ревекка, долгие годы (до конца времён) была неплодна, пока, наконец, не родила Иосифа.
 

Иаков как наследник земли

 
    Итрак, если Авраам олицетворяет Бога-Отца, сын его Исаак – Иисуса Христа, то кто же подразумевается под Иаковом?
   Обратим внимание на то, что Иаков объявляется наследником  земли, причём  сначала отцом его Исааком (Быт 28: 4) и потом Богом, к тому же при очень знаменательных обстоятельствах – на пути его к лавану арамеянину, к которому он направлялся в поисках жены для себя. Вот, как об этом рассказывает Бытие:
 
   «Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран, и пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте. И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему;  и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные;  и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!» ( Быт 28: 10-16)
 
  Но какую землю имел в виду Господь, явившийся Иакову на верху лестницы и  сказавший ему: «и возвращу тебя в сию землю» (Быт 28: 15)? 
   Обычно земля эта воспринимается как определённое место на земле. Но это противоречит значению наследия Иакова, как мы видели, включающего в себя все четыре стороны земли и даже всё небо.
   На самом деле, земля эта подразумевает тот мир, который Иаков увидел во сне. Сон имеет прямое отношение к его цели искать жену в «стране» арамеев. А поскольку Арам принадлежит к родословию Иафета, который олицетворяет Святой Божий Дух, это значит, что он шёл, чтобы заключить брачный союз с тем же Святым Божиим Духом.
   В самом деле, судя по содержанию отрывка, речь в нём идёт о земле, на которой ангелы и люди живут вместе, то есть той, где люди, по словам Христа, «пребывают как Ангелы Божии на небесах» (Мф 22: 30). Ясно, что имеется в виду Царствие Божие, а не тот мир, о котором Иисус Христос сказал: «Я не от сего мира» (Ин 8: 23). Иными словами, речь здесь идёт о скрытом внутреннем мире (или мире богосозданной души), которому ещё предстоит проявиться.
   Сказанное подтверждают также этимологии имён Иаков и Израиль. Я уже подробно останавливалась на них в моём труде «Шесть дней творения и седьмой день».8 Так что здесь постараюсь лишь повторить вкратце уже написанное об
этимологии Иакова.
 
 
 
–––––––––––––––––––––––––
8. См. Кн.3, Ч.5, гл. «Иаков/Израилью Лия и Рахиль», а также во Введении, ч.1, глава 3 «Имя Божие»

Значение и этимология имени Иаков

 
    На еврейском языке имя это звучит как Yaagob. Есть несколько версий, объясняющих его. Согласно одной из них, считается, что в основе имени лежит слово «акев»(ageb), означающее «пята, след»  и связанное с тем, что Иаков родился вслед за Исавом, держа рукою своею за  пяту брата (Быт 25: 26).
    Согласно другой версии, в основе имени лежит глагол «акав» (agаb), означающий «следовать», «последовать», употреблённый в форме будущего
времени, третьего лица, мужского рода. Поэтому Иаков интерпретируется как «он
будет следовать», или «он последует».
    Третья версия основана на словах Исава: «Не потому ли дано ему имя: Иаков,
что он запнул меня уже два раза? Он взял первородство моё, и вот, теперь взял благословение моё» (Быт 27: 36). Поэтому, согласно ей, имя его означает 
«занимающий место хитростью» или «незаконно заменяющий брата».
    Есть ещё одна версия, согласно которой  имя Иаков представляет собой усечённую форму фразы Yaagob-El, понимаемой как «Бог защитит» или «защитил меня Бог».
   Как видим, все представленные толкования имени Иаков так или иначе связаны с текстом и являются исходящими из него предположениями, не объясняющими, однако, того огромного значения, которое придаётся Иакову Священным
Писанием. Даже наоборот, они характеризуют его с противоположной точки зрения. Поэтому попытаемся найти  этимологию его имени, исходя из  значения Иакова  в Слове Божием.
   Прежде всего я обратила внимание на то, что имя Иаков (Jacob) содержит в себе деривации тех же согласных звуков, что и тетраграмма YHVH, Яхве(Yahve). К тому же оба эти слова состоят из двух чередующихся слогов/корней: Yahveh и Jacob [J(Y)ac(h)ob(v)], ибо звуки  к/с/х/h являются чередующимися звуками. Я показала также, что первые слоги обоих имён - Yah и Jac – относятся к Духу Божьему, так как Yah/Jac  являются деривациями Ar (Al) или его инверсионной формы  ruah, то есть указывают на Духа Божиего; а следующие за ними слоги - veh  и ob – представляют собой деривации глагола hawwa (java), лежащего в основе имени Ева и означающего «жизнь», «живущий», «источник жизни»,
«жить», что позволяет оба имени в целом интерпретировать как «дух жизни»,
или «живой дух» или «животворящий дух».9   Таким образом, оба имени
соединяют в себе два начала: живой формы (или Слова) и духа Жизни. Фактически, то же самое означает и имя Иисус, которое является лингвистической деривацией имени Яхве. По-еврейски оно звучит как «Yehoshúah o Joshua» и образовано от  «yahveh»  и корня «yz», который придаёт имени значение
 
–––––––––––––––––––––––––
9.    Заметим, что такое же заключение можно сделать и из другого самоопределения Бога – Альфа (евр. Алеф),
означающего первую букву еврейского алфавита. Употреблено оно было Богом в смысле Первый. Но эти два самоопределения Бога этимологически и семантически  идентичны, ибо слоги, из которых они состоят, представляют собой чередования одних  и тех же звуков, отражающих  дух: Ях-Ал (Ар, ) и жизнь: ве-фа.» Иначе говоря, опять-таки «дух в браке». И это тем более верно, что звуки имени Яхве (Yahve) лежат и в основе слова Иафет  (Ya-а/ve-t), то есть Яхве-Спаситель. Это подтверждается и наличием того же корня и, фактически, значением «вечный» и в других древних языках. Например, в армянском, где оно звучит как havet (вечный); или персидское javed (вечный), чьей простой формой является yave; или пехлевское yavet (навсегда). Одним словом, под Иафетом подразумевается Святой и Вечный Божий Дух. - См. мой труд «Шесть дней творения и Седьмой день», Кн.2 ч.1, гл 3: «Загадка сыновей Ноя» или см. мою книгу «Таинство Святой Троицы» Буэнос-Айрес , Credo 2012 – Триптих, II.
 «Спаситель»,10  или точнее: Я Спаситель жизни, что можно понять также, как Я Слово Жизни.
    Исходя из всего сказанного, эти же самоопределения Бога можно было бы понять как Я прославленный, - через то, что Я породил, - не важно, с кем или с чем бы мы ни сравнивали это порождённое на нашем земном языке, - с Сыном ли, Женою, или мистическим телом, - ибо сказано:  «Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы» (Еф 1: 17).  
    Иначе говоря, проявившийся Бог – это Святой Божий дух в браке с тем, кого
породил, или это Дух, приобретший форму жизни. 11
Тот, в ком Он живёт, принадлежит Богу.
    Интересно, что именно на последнее и указывает  имя Израиль.
 

Значение и этимология имени Израиль

 

Об этом нам сообщает пророк Исайя:
 
   «... иной напишет рукою своею: «я Господен», и прозовётся именем Израиля»  (Исайя 44: 5).
 
А в другом месте устами того же пророка Сам Бог подтверждает эти слова, говоря:
 
   «Ныне же так говорит Господь, сотворивший тебя, Иаков, и устроивший тебя, Израиль: не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой.» (Ис 43: 1)
 
   Говоря «Ты мой», Господь ещё раз подчёркивает значение слова Израиль, и таким образом вновь нас убеждает в том, что значение его: «я Господень», или «я водим Духом Божиим». А это значит, что под словом Израиль следует понимать того, кто чужд плотским страстям. Так что его значение можно уточнить как «Я Духа Господня».  Когда Господь говорит «Я искупил тебя», то имеет в виду, что пожертвовал плотью Своей (Исааком/Иисусом Христом) во имя Господа и осуществления Его творения. 
   О том же свидетельствует и лингвистический анализ слова Израиль. Взглянув в его корень, мы видим, что он состоит из трёх слогов/корней: Из – ра - иль.  Значение третьего слога – иль – общеизвестно. Он указывает на Бога. Первый слог
из, - судя по сообщению Исайи, указывает на местоимение «я», или «я есть».
Что же касается второго слога – ра, - то он является самым решающим и важным, ибо именно он подсказывает, кто подразумевается под Богом. О значении корня  «ра» я писала во многих моих трудах, начиная с «Загадочного Арарата» и кончая всеми остальными. Как я показала в них, корень этот во всех языках указывает на Святого Духа Божиего. В еврейском языке он является усечённой формой слова
ruah, означающего Дух Божий.  Так что всё слово Израиль, как с точки зрения текстуальной и богословской, так и с точки зрения лингвистической и семантической, означает: я принадлежу Святому Духу Божиему (или я водим  Святым Духом Божиим).
   Более того, по звучанию оно сходно с именами Сара (Са-ра-(иль), где мы имеем инверсионную форму слога из – са) и Рахиль (Рах-иль) – ещё одна
 
––––––––––––––––––
10. См., например, Diccionario de nombres: Jesus -  http://www.euroresidentes.com/significado-nombre/j/jesus.htm
11. “Шесть дней творения и седьмой день». Библейские и лингвистическиек наблюдения. 2-е издание, исправленное и дополненное. – Буэнос Айрес – Credo, 2013 Введение ч.1, гл.3. «Имя Божие»
лингвистическую копию слова Израиль без первого слога из, поскольку звук х чередуется со звуками к и h. Но к значению имени Рахиль мы ещё вернёмся. А сейчас отметим, что  Израиль в связи с этим следует интерпретировать не просто как «я в браке», а как «я в браке со Святым  Духом Божиим». Знаменательно также, что буква алеф, символизирующая дух, находится в середине слова Израиль, подобно сердцу в теле человека.
   Кажется, значение слова очевидно и сомнений в нём нет и не может быть.
   И тем не менее... Несмотря на всю эту очевидность и прежде всего на ясное указание значения слова Израиль пророком Исайей,  его принято интерпретировать иначе.
   Значение его связывают с фрагментом сомнительного происхождения из 32-ой
главы Бытия, в котором описываются обстоятельства получения Иаковом имени
Израиль. Вот этот рассказ:
 
 «И остался Иаков  один.  И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? [оно чудно.] И благословил его там.  И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэл; и хромал он на бедро свое. Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что Боровшийся коснулся жилы на составе бедра Иакова» (Быт 32: 24-32)
 
  Опираясь на этот фрагмент, многие считают, что Иаков получил имя Израиль вследствие борьбы с Богом, и поэтому само слово Израиль они объясняют, как «тот, кто борется с Богом». Во фрагменте, как мы видим,  Иаков, как бы соревнуясь с Творцом, едва не побеждает Его. Фрагмент этот представляется мне весьма дерзким, ибо человек не может бороться с Тем, Кто создал всю Вселенную, и даже едва не победить Его. Допускать такую борьбу абсурдно, ибо она означает борьбу с Самой Жизнью. Чтобы каким-то образом разрешить этот конфузный момент, те же исследователи объясняют эту борьбу как борьбу за получение благословения. Был момент, когда и я так подумала, но быстро обнаружила ошибку, потому что такое объяснение не встраивалось в библейское понятие Бога, Который здесь вопреки ему представлен уступающим человеку в своей силе. Это насторожило, ибо мы знаем, что единственный, кто в безумии своём борется с Богом, - это диавол, или древний змей, основатель державы смерти.  Кроткий же Иаков по сути своей представляет собой его прямую противоположность.
    Итак, такое объяснение полностью лживо, ибо под словом Израиль Священное Писание понимает тех, кто послушен Богу, кто руководствуется Его Святым Духом, а не тех, кто борется с Ним. В связи с этим можно утверждать, что данный фрагмент  искажён теми, кто Иакова понимает по обычаю человеческому, то есть по плоти со всеми вытекающими искажениями. Именно о таковых говорит Господь:
 
«Клянется Господь Бог Самим Собою, и так говорит Господь Бог Саваоф: гнушаюсь высокомерием Иакова и ненавижу чертоги  его, и предам город и все, что наполняет его.» (Амос 6: 8)
 
   О том, что рассматриваемый фрагмент  искажён, свидетельствует к тому же наличие в 35-ой главе того же Бытия совершенно иного  рассказа о получении Иаковом имени Израиль. В нём мы читаем:
 
   «И явился Бог Иакову [в Лузе] по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию. И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему. И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему [Бог], памятник каменный, и возлил на него возлияние, и возлил на него елей; и нарек Иаков имя месту, на котором Бог говорил ему: Вефиль» (Быт 35: 9-15)
 
   Как видим, здесь ни о какой борьбе Иакова с Богом даже не упоминается, да и логически фрагмент этот больше соответствует и кротости Иакова,  и общей тенденции Бытия. Таким образом, он является доказательством того, что предыдущий текст или искажён, или просто привнесён позже в Священное Писание, то есть он не принадлежит ему.
    Обратим внимание также на то, что слова: «плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию», - смысловой нитью связывают Иакова опять-таки с Адамом, о котором прежде было сказано:
 
   «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт 1:28).
 
    По сути это те же слова, которые неоднократно были сказаны Аврааму без какой-либо борьбы последнего с Богом.
    Об искажённости фрагента из 32-ой главы Бытия  лишний раз свидетельствует и апокрифическая литература. Так, подобный рассказ мы находим в Книге Юбилеев, где о получении Иаковом прозвища Израиль рассказывается следующим образом:
 
   «Господь явился ему ночью, и благословил его, и сказал ему: “Твое имя не должно быть только Иаков, но должно быть наречено имя тебе Израиль”. И Он опять сказал ему: “Я Господь Бог твой, сотворивший небо и землю. Я возращу тебя, и весьма умножу тебя, и цари произойдут от тебя, и будут они господствовать всюду, где только ступит нога сынов человеческих. И Я дам твоему семени всю землю, которая под небом, и они будут по своей воле господствовать над всеми народами; и после этого они завладеют всею землею и наследуют ее навеки”. И Он окончил Свою беседу с ним и поднялся от него. И Иаков видел, как Он вознесся на небо» (Книга юбилеев, 32)
 
   Всё сказанное утверждает нас в том, что Израиль библейский не тот, кто борется со Святым Божиим Духом, а тот, кто принадлежит Ему. Таково истинное значение и такова истинная этимология имён Иаков/Израиль. Фактически,  слово это олицетворяет схему «Иафет в Симе», которая представляет собой образ творения Божиего, то есть Адама, восстановленного через его искупление. Именно в этом смысле Бог говорит устами пророка Ездры:
 
  «(...) такова и доля Израиля. Для них Я сотворил век; но когда Адам нарушил Мои постановления, определено быть тому, что сделано.» (3 Ездр 7: 10-12)
 

Иаков /Израиль как Церковь Христа.

 
    Cамо построение мысли в вышеприведённой цитате заставляет нас думать, что Израиль предшествует Адаму. Оно указывает, что «век» был создан не для падшего Адама, а для восстановленного, который есть Израиль, принадлежащий одному лишь Богу и никому более. А когда Господь говорит «для них» (то есть для израильтян), то имеет в виду праведников - тех, кто подчиняется Закону Жизни, которую Он создал.  О том, что Священное Писание под израильтянами понимает лишь праведников, свидетельствует также Иисус Христос, сказавший об идущем к Нему Нафанаиле:
 
«(...) вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства.» (Ин 1: 47),
 
то есть в котором нет обмана, ни хитрости.
   Когда же Священное Писание рассматривается хронологически и исторически, исследователя на каждом шагу ждут недоумения и тупики, такие, например, какой возникает при чтении вышеприведённых слов пророка Ездры, зарождающих вопрос: как же Господь говорит, что Он создал мир для Израиля, если Израиль появился гораздо позже Адама? Разве только если под Израилем подразумевается первозданная идея Адама святого и праведного. Так, следующие слова Господа, обратившегося устами пророка Исайи к Иакову/Израилю, на самом деле относятся к Адаму:
 
   «(...) Я знал, что ты поступишь вероломно, и от самого чрева матернего ты прозван отступником.
Ради имени Моего отлагал гнев Мой, и ради славы Моей удерживал Себя от истребления тебя. Вот, Я расплавил тебя, но не как серебро; испытал тебя в горниле страдания. Ради Себя, ради Себя Самого делаю это, - ибо какое было бы нарекание на имя Мое! славы Моей не дам иному. Послушай Меня, Иаков и Израиль, призванный Мой: Я тот же, Я первый и Я последний.  Моя рука основала землю, и Моя десница распростерла небеса; призову их, и они предстанут вместе.» (Ис 48: 8-13)
 
   Даже при буквальном восприятии текста ясно, что Иаков не был «отступником от чрева матери», ибо он ни в чём не не нарушил завета Авраама: не женился на хананейках, как его брат Исав, то есть не связал себя брачными узами с нечистым духом, а женился на заповеданных ему арамейках; как и отцы его,  жил в шатрах, ожидая нерукотворного града, и сокрушил чужих богов в шатре своём, то есть не допустил чужих богов в душу свою.
    Но вот об Адаме, родившем Каина, можно так сказать, ибо едва будучи создан, он отступил от Слова Божиего. Так что, говоря о том, что Он расплавлял и испытывал Иакова в горниле страдания, Бог имел в виду испытание Адама/Иакова во времени. Весь этот процесс испытания завершается его искуплением, то есть спасением. Искупление же основывается на отрешении от всего своего, вплоть до отрешения от жизни в смертной плоти во имя Божие. Такова  за него цена. Таков и смысл  следующих слов, сказанных Богом устами того же пророка Исайи:
 
   (...) Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой; в выкуп за тебя отдал Египет, Ефиопию и Савею за тебя.  Так как ты дорог в очах Моих, многоценен, и Я возлюбил тебя, то отдам других людей за тебя, и народы за душу твою. (Ис 43: 3-4)
 
   Когда Господь говорит, что в выкуп за него отдал Египет, Ефиопию и Савею – страны, славящиеся тогда своими богатствами и техническими достижениями, - то тем самым показывает, как мало эти последние значат в Его глазах, как чужды они цели творения. А чужды они так, как чужды здоровому человеку костыли и инвалидные кресла. Когда говорит, что отдаст других людей и народы за душу Израиля, то имеет в виду не земной Израиль, а один лишь драгоценный сосуд праведника, в котором живёт Святой Божий Дух, – основа Царствия Его. Прочие же сосуды, то есть все те, в которых не живёт Святой Дух, в его глазах не имеют цены.
   Таким образом, становится ясно, что под Израилем как сообществом или царством следует понимать собрание искуплённых праведников, которые не к зову плоти своей прислушиваются, а к зову Святого Божиего Духа.  Отсюда мы можем заключить, что Израиль в библейском смысле представляет собой  грядущую Церковь Христа, которую составят все, живущие в Царствии Божием. Эта собирательность образа Иакова/Израиля проявляется уже в словах Исаака, который, благословляя его, сказал:
 
«Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов» (Быт 28: 3)
 
то есть в тебе объединятся народы. То же самое подчёркивается и  через заявление Господа о том, что избирает Он Иакова со всех концов земли и из среды разных народов:
 
 «ты, которого Я взял от концов земли, - говорит Он, -  и призвал от краев ее, и сказал тебе: «ты Мой раб, Я избрал тебя и не отвергну тебя»: (Ис 41: 9)
 
И в другом месте:
 
 «(...) от востока приведу племя твое и от запада соберу тебя. Северу скажу: «отдай»; и югу: «не удерживай; веди сыновей Моих издалека и дочерей Моих от концов земли» (Ис 43: 5-6).
 
  Говоря «племя твоё», Он имеет в виду племя духовное, сформированное всеми праведниками, которых Он собирает со всех концов земли – с востока, запада, севера и юга. То, что здесь речь идёт не о собрании разбросанных по всему свету представителей земного еврейского народа, доказывают также  следующие слова Божии, вложенные в уста пророка Иезекииля:
 
«(...) Я возьму сынов Израилевых из среды народов, между которыми они находятся, и соберу их отовсюду и приведу их в землю их.  На этой земле, на горах Израиля Я сделаю их одним народом (...).  (Иез 37: 21-22)
 
  Это последнее замечание о том, что из всех собранных праведников Господь составит один народ, является свидетельством, во-первых, того, что до этого момента они составляли разные по плоти народы, и, во-вторых, что объединены они будут Святым Духом Божиим, ибо объединить их подсилу лишь Ему Одному. Иными словами, речь идёт о Симе, в котором поселился Дух Иафета. Таковые, то есть те, в Симе которых обитает Иафет, и станут Его свидетелями (Ис 43: 10), ибо они святые, которые подчинили инстинкты своей плоти Святому Божиему Духу, как это сделал Авраам и чего он требовал от своих потомков.
   А то, что он требовал от них  именно святости, прямо запечатлено в Книге Юбилеев, где Авраам говорит своему «внуку» Иакову:
 
   «да будут пути твои и пути сыновей твоих правыми, чтобы народ твой был свят» (Книга юбилеев, 22).
 
    Этой же святости, фактически,  потребовал и добился Иаков, когда сказал дому своему:
 
   «(...) бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною [и хранил меня] в пути, которым я ходил»
   «И отдали Иакову, - пишется далее в Бытии, -  всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема. [И оставил их безвестными даже до нынешнего дня» (Быт 35: 2-4).
 
   Упомянутые здесь чужие Боги – это боги Вавилона, олицетворяющего смешение языков, что предполагает и смешение вер и мировоззрений. Из всех этих противостоящих друг другу идеологий Господь выделяет лишь ту, которая руководствуется представляющим Его и свидетельствующим о Нём Святым Божиим Духом. Это - идеология святости, которая согласно слову Исаака, распространится по всей земле, объединив все народы, ибо в продолжение  благословения Иакова он говорит ему:
 
«и да даст тебе благословение Авраама [отца моего], тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму!» (Быт 28: 4)
 
О том, что означает  «земля странствования», я уже говорила. Это земля (как душа), благословляемая людьми и ангелами, та, из которой навсегда изгнан нечистый дух, ибо сказано:
 
   «благословение всех людей и завет; и оно же почило на голове Иакова.» (Сир 44: 25)

    Кстати, отмеченная собирательность образа Иакова чётко выражена также  в Книге Юбилеев, где о нём говорится:
 
   «И Бог Небесный да благословит тебя, и возрастит тебя, чтобы ты сделался обществом народов.» (Кн.юб. 27)
 
   «Общество народов», которое представляет собой Иаков, это как раз то, отцом которого назван Авраам (Быт 17: 5), то есть в Иакове исполняется обещание, данное Аврааму Богом. Дух его сына Исаака, оживлённого Богом, поселяется в Иакове и его сыновьях, определяющих это «общество народов». И если вспомним, что Исаак олицетворял Христа, а Христос породил Церковь, то поймём, что в Иакове пророчествуется именно Христианская Церковь с её двумя этапами: несовершенным, который сформировался после первого пришествия Господа во плоти, и совершенным, который наступит после Его второго пришествия. Эти два этапа Церкви персонифицируются двумя  жёнами Иакова: Лией и Рахиль.
 

Жёны Иакова как этапы Церкви Иисуса Христа

 

    Первый этап, символизируемый подслеповатой Лией (Быт 29: 17) , - это нынешний этап «подслеповатой» христианской Церкви, ибо по сути своей она  более  старозаветна, чем новозаветна, и не свободна от греха. Второй же этап, олицетворяемый Рахилью, - есть этап грядущего церковного совершенства, когда понятие церкви сольётся с понятием человечества. Об этом очень ярко свидетельствует приводимая ниже этимология имён Лии и Рахиль.
    Имя Лии, первой жены Иакова, объясняется двояким образом. Согласно одному объяснению, оно исходит из еврейского глагола “laa”, возможное значение которого  «усталая», «утомлённая», а второе объяснение связывается с существительным “leah”, означающим на еврейском языке «дикая корова». Сами по себе оба значения ни о чём нам не говорят. Но вот если мы сравним последнее со значением имени второй жены – Рахиль, - то картина прояснится. Рахиль на еврейском языке означает «овца», «агница» (Rajel). Дикая корова и агница  являются укрощёнными человеком одомашненными животными, хотя и с разными нравами. Дикая корова означает, что она подчинена человеком принудительным образом, так же, как грешный человек подчинён Закону, в то время как агница проявляет ему полное послушание. (Вспомним, что агницей была и матерь Божия Мария, покорно давшая согласие на брак с Творцом. Агнцем был и её Сын Иисус Христос, покорно взявший на Себя грехи всех, кто поверит Ему, и потерпевший за них.)  Так что Лия олицетворяет состояние Церкви Христовой между двумя пришествиями Господа. Это время хорошо характеризует другое значение её имени – «усталая», «утомлённая».
    А Рахиль  символизирует состояние Церкви после второго пришествия Господа, когда весь мир покорится Ему и будет жить в совсем ином, новом свете, а именно,  в свете Божием, то есть когда вся земля и вся тварь исполнятся ведением Божиим. О том, что Рахиль олицетворяет именно этот заключительный  этап творения, свидетельствует, как её упоминание в Евангелии от Матфея, где она косвенно сравнивается с Марией, принесшей ей утешение рождением Христа (Мф 2), так и более глубинная этимология её имени.
    Как уже здесь было отмечено, имя её состоит из двух слогов/ корней: «рах» и «иль». Значение второго корня - «иль» - всем известно: оно указывает на Бога. Значение же первого корна - «рах» - представляет собой деривацию еврейского “ruah”, означающего дух. Так что, соединив значение обоих корней мы получим: «Дух Божий». Оно и по значению, и по звучанию почти идентично имени  Израиль (Из – раh-ил) без первого слога.     
    Таким образом, подчёркивается неплотский, целомудренный брак между супругами, лежащий в основе потерянной человечеством Жизни, которой предстоит восстановление. По сути  это супружество Бога с человеком. Оно не имеет ничего общего ни с супружеством плотским, ни с плотским родословием, ни с плотским отечеством, которыми определяется лишь грешный, отступивший от Бога человек, то есть тот, кто, водворившись в тело, оказался устранённым от Бога. (2 Кор 5: 6) На самом же деле и родословие, и отечество человека - духовные и предугадываются через веру. Именно это имел в виду  апостол Павел , говоря об этих трёх странниках на земле  - Аврааме, Исааке и Иакове, что они не искали ни города, ни отечества на земле:
 
    «Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества. И если бы они в мыслях имели то отечество, из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город. Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного, о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование.» (Евр 11: 13-19)
 
- в предзнаменование воскресения Иисуса Христа.
 
 

Выводы

 
   Таким образом, рассмотрев каждого представителя этой старозаветной “троицы”, мы можем сделать следующий вывод: Авраам (отец) жертвует Исааком (сыном) во имя Божие, зная, что Бог воскресит его. А воскресший сын порождает Иакова (Церковь отца на основе Святого Духа). Так что в фигурах Авраама, Исаака и Иакова мы видим старозаветное предзнаменование  новозаветного понятия о едином Боге в трёх лицах – Боге Отце, Боге Сыне и Боге Святом Духе. Поэтому не случйано, что старозаветный Бог велит поклоняться Ему как Богу Авраама, Богу Исаака и Богу Иакова. Он один в лице этих трёх патриархов, чьё истинное значение нам раскрывает лишь Иисус Христос через Новый Завет.
    И в самом деле, углубляясь в смысл всех библейских притч, мы неизменно обнаруживаем одно и то же: суть Богочеловека и Земли Божией. Очевидность этого подтверждается и Самим Иисусом Христом, Который сказал:
 
«Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне.» (Ин 5: 39)
 
   Это то, что я старалась выявить и подчеркнуть, как во всех моих предыдущих трудах, так и здесь.
   Все приведённые наблюдения показывают, что библейских героев нельзя мерить той же меркою, какою мы мерим друг друга на этой земле, ибо все рассказы Священного Писания вместе с их героями являются криптограммами, которые расшифровываются лишь при нелицеприятном прочтении его текста, без какой бы то ни было плотской привязанности, так как буквальное, или плотское, понимание текста, и прежде всего понятия Израиль, неминуемо приводит к преобразованию хлеба небесного в хлеб земной и порождает противные Богу противостояния и вражду между людьми и народами, следствием которых являются бесчисленные заблуждения и несчастья человечества, ибо при этом последнее ориентируется  не на вечное, а на временное, и, будучи рождённым для вечности, совершает сизифов труд, тщетно пытаясь своими силами  преобразовать временное в вечное.
   Так и Авраама нельзя понимать как отца определённой плотской расы людей, ибо в распадающейся в пыль плоти ничто не может благословиться. Благословенно лишь Слово, или имя, данное Богом и равное творению (душе), так как Бог творит Словом и Он есть Слово, сформированное Святым Духом. Поэтому многие библейские загадки, относящиеся к определённому случаю или определённому человеку, разрешаются через неискажённый смысл имени, которое носят, то есть духовно. Иными словами, Авраам представлял собой человека, находящегося в «браке» со Святым Духом, что проявлялось через его полную преданность - разумом своим и сердцем - Божиему Духу святости, а не своему благополучию на земле. Что же касается потомства  Авраама, то его представляют только те, в ком живёт этот Дух праведности и святости. Таковые  и только они называются библейскими евреями, без какой-либо зависимости от их земной расы. Они же представляют истинную Церковь Христа на земле и истинный Израиль, который полностью проявится после второго пришествия Иисуса Христа, когда остаток человечества  свободно признает себя принадлежащим Творцу  духовной и материальной Вселенной и исполнится Его Святым Духом. 
   Поэтому и всеобъемлемость понятия Израиль как Царства праведников, исшедших из плоти всех народов, неверно сужать до определения какого-либо одного земного народа (хотя все народы так или иначе претендуют на это понятие), ибо в библейском смысле оно охватывает всё духовное творение Божие в его законченном виде. Всеохватность понятия Израиль пророк Варух выразил следующим образом:
 
   «О, Израиль! как велик дом Божий, и как пространно место владычества его!  Велик он и не имеет конца, высок и неизмерим.» (Вар 3: 24-25) –
 
- как всё творение Божие (а не человеческое), представленное новым небом и новой землёй, на которой будет жить истинный человек, скинувший одежды смерти и на оголённую душу надевший одежды Жизни, которые не ветшают и не рвутся, ибо они вечны.
 
 

Категории статьи: 

Поблагодарите за статью - поставьте лайк: первое сердечко - 1 балл - отвратительно, последнее - 10 баллов - отлично: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Natalia