Троицкий - Христианская философия брака

Сергей Викторович Троицкий - Христианская философия брака
Профессор Троицкий Сергей Викторович(1878-1972)— русский богослов-канонист, доктор церковного права. Родился в семье священника, преподавателя Томской духовной семинарии. В 1891 г. окончил Томское духовное училище, а в 1897 г. — Тверскую духовную семинарию. Затем учился параллельно в Петербургском археологическом институте и в Петербургской духовной академии. В 1901-1915 гг. — преподаватель Александро-Невского духовного училища в Петербурге. В 1906-1917 гг. состоял членом редакции «Церковных ведомостей». В 1915-1917 гг. — чиновник особых поручений при Обер-прокуроре Священного Синода. В 1913 г. был на Афоне для исследования ереси имябожников. В 1913 г. защитил в Киевской духовной академии магистерскую диссертацию «Второбрачие клириков. Историко-кандническое исследование». На Поместном Соборе 1917 г. состоял делопроизводителем соборной канцелярии. В 1919-1920 гг. — приват-доцент Новороссийского университета по кафедре церковной истории.
 
В 1920 г. эмигрировал в Югославию, где был профессором церковного права на юридическом факультете в г. Суботице, а затем на юридическом факультете Белградского университета до 1945 г. В1925 г. Архиерейским собором Сербской Православной Церкви избран советником по каноническим вопросам, а также участвовал в разработке закона о Сербской Православной Церкви, ее Устава и брачных правил. В 1947-1948 гг. читал лекции по церковному праву в Московской духовной академии. По политическим мотивам в 1949 г. был вынужден уехать в Югославию. Умер в Белграде где и похоронен на русском кладбище. Знал много иностранных языков: латинский, греческий, английский, немецкий, французский, сербский. Автор книг: Диаконисы в Православной Церкви. СПб., 1912; Второбрачие клириков. Истарико-каноническое исследование. СПб., 1912; Защита христианства на Западе. СПб., 1913; Православие, католичество и уния у славян и румын в Австро-Венгрии. Пг., 1914; Об именах Божиих и имябожниках. Пг., 1914; В защиту православной веры (Опровержение книги католического пропагандиста Забужного). Пг., 1915; Что такое «Живая церковь»? Варшава, 1927; Почему и как закрываются храмы в Советской России. Белград, 1931; Христианская философия брака. Париж, 1933 и др.
 

Профессор Сергей Викторович Троицкий - Христианская философия брака

М: ФИВ, 2015. — 304 с.
ISBN 978-5-91862-026-7
 

Сергей Викторович Троицкий Христианская философия брака - Содержание

  • Брак и грех
    • Брак до греха
    • Брак после греха
  • Христианская философия брака
    • Введение
    • Глава 1. Реализм и идеализм в учении о браке
    • Глава 2. Брачный идеализм и наука
    • Глава 3. Брачный идеализм и интуиция
    • Глава 4. Безгрешное рождение
    • Глава 5. Брак и родовая жизнь после греха
    • Глава 6. Нечистота родовой жизни
    • Глава 7. Церковное освящение брака
    • Послесловие вместо предисловия
  • В защиту «Христианской философии брака»
  • Нелегальное кровное родство как препятствие к браку
  • Значение слова «έξαδέλφη» в 54-м правилеТрулльского Собора
  • Учение Католической церкви о defectus sacramenti и его разбор

Сергей Викторович Троицкий Христианская философия брака - Брак и грех[1]

 
Брак до греха
 
Религиозная интуиция объясняет нам, почему в брачной жизни действительность так расходится с идеалом, почему приходится говорить и о других целях брака, кроме единения в любви, почему, наконец, эти другие цели часто не только ставят на второй план главную, но иногда заставляют и совсем забывать о ней.
 
Библия знает не только нормальный брак в раю, но знает и брак после великой мировой катастрофы, которую она именует грехом.
 
Дивное отличие человека от остального органического мира, его интеллектуальное сознание и свобода были вместе с тем и великой для него опасностью. Это сознание и эта свобода имели перед собой высокие задачи, которых не мог решить остальной органический мир, почему этот мир и явился только как бы почвой, на которой должен был развиваться человек. Чуть не каждый день видим мы новые великие чудеса, творимые интеллигенцией человека, а вожди человеческой мысли мечтают о еще больших достижениях в будущем и даже о победе над самой смертью. «Все живые существа держатся друг за друга и все подчинены гигантскому порыву, — пишет Бергсон. — Животное опирается на растения, человек живет благодаря животному, а все человечество во времени и пространстве представляет одну огромную армию, движущуюся с каждым из нас, впереди и позади нас; своим напором оно способно победить всякое сопротивление и преодолеть многие препятствия, в том числе, может быть, и смерть»[2].
 
Но великой опасностью для человеческой свободы и сознания является то обстоятельство, что они могут пойти и в ненадлежащем направлении. Этот дар Прометея, это сознание и свобода должны бы всегда идти в идеалистическом направлении, к великим целям совершенства человека и его полного господства над внешним миром, всегда человек должен бы «иметь Бога в своем разуме» (Рим. 1, 28), как говорит апостол Павел. Но свобода по самому своему понятию может и изменить свое направление, может оторваться от мысли о Боге, может поставить на второй план высокие идеалистические цели, а взять на себя задачи, которые мог и должен был бы осуществлять инстинкт. Отношение человека к внешнему миру и к растительным процессам своего тела должно бы быть отношением господства, при котором его сознательная интеллигенция отделяется от слития и с внешним миром, и со своими физическими стремлениями (Быт. 1, 28, 2, 14), но человеческая воля может признать за внешним миром и за своими растительными процессами высшую ценность, направить на них свою сознательную интеллигенцию, свой дар познания и как бы слить их с ними. Это соединение с растительною жизнью и называется в Библии вкушением с дерева познания (Быт. 2, 17), так как его результатом является познание добра и зла на опыте. По библейской антропологии размножение принадлежит к той же области несознательного, инстинктивного бытия, как и питание, и размножение есть в сущности один из видов питания. И Библия видит источник извращения природы человека, источник греха именно в отношении человеческого сознания и свободы к питанию, которое произошло вследствие отклонения свободы от идеальных целей, но Библия признает и то, что последствием такого отношения к питанию было и изменение в родовой жизни человека, а это изменение в свою очередь отразилось и на брачной жизни человека. Чтобы видеть, в чем именно заключается это изменение, нужно сравнить библейское повествование о рождении безгрешном и рождении греховном.
 
Но возможно ли вообще безгрешное рождение, безгрешная родовая жизнь человека? На этот вопрос у очень многих авторитетнейших древнехристианских писателей мы встречаем отрицательный ответ. Отрицание самой возможности такой безгрешности мы находим, например, у св. Григория Нисского, у св. Иоанна Златоуста, у блаженного Феодорита, у Прокопия Газского, у св. Иоанна Дамаскина, у св. Максима Исповедника, у Евфимия Зигабена, у св. Симеона Солунского, у патриарха Константинопольского Иеремии, у Максима Грека и т.д. Все они в сущности повторяют мысли, высказанные в качестве «гадания»[3] св. Григорием Нисским. Он опирается на тот факт, что Библия не упоминает о рождении до грехопадения[4] и предполагает, что без грехопадения род человеческий или ограничился бы четой первозданных, или размножался бы каким-то другим способом, каким размножаются ангелы. «Какой способ размножения естества ангельского — это неизреченно и недомыслимо, — пишет он. — Впрочем, несомненно (?) он есть, и оный мог действовать и у людей, малым чем от ангелов умаленных (Пс. 8, 6), приумножая род человеческий до меры, определенной советом сотворившего»[5]. «Человек мог быть без брака, — рассуждает далее св. Григорий, ставя брак в неразрывную связь с размножением, — так же, как ангелы существуют без брака, но Бог предусмотрел, что род человеческий не пойдет прямым путем к прекрасному и потому отпадет от равно-ангельской жизни, и, чтобы не сделать малым число душ человеческих вследствие утраты того способа, каким ангелы возросли до множества, дает людям способ взаимного преемства скотский и неразумный»[6].
Подобные мысли находим у св. Иоанна Златоуста в его разных произведениях.
 
Связывая брак с размножением и забывая о словах Христа (Мф. 19, 4—6), Златоуст пишет: «Не упоминается о браке в раю. Была нужда в помощнице, она и была дана. Брак не был необходим. После греха явился и брак. Это смертная и рабская одежда, ибо где смерть, там и брак. Какой брак создал Адама? Какие скорби рождения создали Еву? Бог мог создать людей... Он позаботился бы о способе увеличения человеческого рода... Почему брак не раньше обмана, почему совокупление не в раю, почему скорби рождения не раньше проклятия? Потому, что брак был излишен, а потом сделался необходим вследствие нашей слабости»[7]. «Предвидя грех, — пишет зависящий от Златоуста в своих толкованиях бл. Феодорит, — Бог образовал мужской и женский пол. Бессмертная природа же имеет нужду в женском поле»[8]. «Хотя брак после греха, — пишет Прокопий Газский, — однако он же причина благословения и размножения. Брака не было в раю до греха. Если вернемся, откуда ниспали, брака не будет, по словам Спасителя, как не будет и смерти. А отсюда очевидно (?), что его не было и в начале. Но не было бы только два, а Бог, создавший множество ангелов, умножил бы и род человеческий»[9].



[1] Брак и грех. Брак до греха // Путь. 1929. Февраль. С. 3—38.
[2] Творческая эволюция. Гл. 3 in fine. С. 240, ср.: французский оригинал 21 ed. Р. 293
[3] Об устроении человека. Гл. 16, Mg. 44, 180; русск. пер. 1861. С. 143; ср.: гл. 20, Mg. 44, 200: «Догадки и предположения».
[4] Ibid. Гл. 17, Mg. 44, 188; русск. пер. С. 145-146.
[5] Ibid. С. 147.
[6] Об устроении человека. Гл. 17, Mg. 44, 186—191. «В браке человек нисколько не отличается от зверей», — пишет св. Исидор Пелусиот (письмо 192 схоластику Феодору, Mg. 78, 1281).
[7] О девств., 15, Mg. 48, 544-545.
[8] Толкование на Бытие, вопрос 38; русск. пер., 1905. Ч. 1. С. 26.
[9] Толкование на Бытие. Гл. 4. Mg. 87, 233.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя ushpizin