Уильямс - Богословие Лосского

Роуэн Уильямс - Богословие Лосского - изложение и критика
От автора. Впервые познакомился я с творчеством Владимира Николаевича Лосского около 1969 года, еще будучи студентом.
 
Изучая отцов-каппадокийцев, я прочел несколько глав «Очерка мистического богословия Восточной Церкви», хотя в то время не многие из британских ученых думали, что изучение Православия способно существенно помочь проникновению в мысль отцов Церкви.
 
Подлинное ее понимание считалось связанным с изучением древней истории и философии.
 
Но мне и нескольким моим современникам казалось, что без какого-то схватывания непрерывной традиции, представленной Православной Церковью, любое современное обсуждение святоотеческого наследия будет бедным и неверно ориентированным;
 
Лосский также совершенно отчетливо говорил о невозможности понять отцов без уяснения того факта, что их богословские формулировки были укоренены в молитвенном, аскетическом и литургическом опыте Церкви.
 
 
 
 

Роуэн Уильямс - Богословие В.Н. Лосского - изложение и критика

 
BIBLIOTHECA CLEMENTINA
Пер. с англ.
Киев, ДУХ I ЛITEPA, 2009. - 336 с.
ISBN: 978-966-378-120-4
 
Издатели:
Константин Сигов и Леонид Финберг
Перевод: Дарья Морозова, Юрий Вестель
 

Роуэн Уильямс - Богословие Лосского - изложение и критика - Содержание

 
От редакции
Предисловие автора к киевскому русскому переводу
Предисловие

ЧАСТЬ I

1. Введение: Человек и его дело
2. Спор с Булгаковым
3. Via negativa
4. Imago Trinitatis
5. Полемика с Западом (1
6. Полемика с Западом (2)

ЧАСТЬ II

7. Определение одного этоса (от Киреевского до Соловьева)
8. Попытки синтеза
9. Церковное предание
Заключение
Библиография
Предметный указатель
Именной указатель
 

Роуэн Уильямс - Богословие Лосского - изложение и критика - Предисловие автора к киевскому русскому переводу

 
Для многих западных исследователей-богословов чтение Лосского принесло наиболее глубокое понимание богословия; благодаря ему изучение патристики перестало носить чисто академический характер и оказалось связанным с целостной задачей самопознания и духовного ученичества. Решившись превратить свое чтение Лосского в предмет докторской диссертации, я полагал, что эта работа поможет постичь богословие как дело всей Церкви, а не специализации немногих.
 
Наиболее очевидным для меня результатом исследования стало убеждение, что богословие отцов давало не только формулировки о Боге, но и целостное видение человеческого существования. Разработка Лосским различения между личностью, или ипостасью, и природой не только как ключа к пониманию Троицы и христологии, но и как совершенно новой перспективы, которую христианство принесло в антропологию, было и остается доныне источником принципиального разъяснения этой проблематики, в основе которого лежит проведенное Лосским различение между личностью и индивидуальностью.
 
Он разоблачает одно из величайших заблуждений, в которое может впасть религиозное сознание, — включение личности в природный порядок, редукцию личностной уникальности и неповторимости к всего лишь индивиду, единичному случаю общего ряда законов и характеристик. Отсюда общему приоритет дается над частным и индивидуальность рассматривается как отдельный пример того или иного общего «типа» бытия. Поэтому богословие, упускающее из виду истинное отношение между природой и личностью, всегда будет метаться между индивидуализмом и тоталитаризмом. Такова, по мнению Лосского, судьба западного богословия с его губительными следствиями для церковной жизни Запада и даже всей европейской культуры.
 
Христианский Восток, напротив, хранит равновесие. Рассматривая каждую личность как уникальную, православное богословие способно было видеть и то, как эта уникальность всегда представляла и воплощала пересечение отношений с другими. Не существует самодостаточных индивидов; каждый есть неповторимая жизнь, образуемая взаимодействием различных связей. Именно в этом, утверждает Лосский, состоит самый важный смысл утверждения, что человек создан по образу жизни Троицы.
 
Более того, усвоив это основополагающее воззрение, мы можем видеть и то, что исполнение уникальной личности заключается не только в отношениях, но и в самоотдаче — в ekstasis'e и kenosis'e. Здесь раскрывается и основная особенность Церкви: ее «кафолическое» существование, человеческая жизнь, открытая для максимально возможного отношения с Богом и другими. И Предание Церкви — это прежде всего не передача фактов и учений, но включение личностей в эту кафолическую реальность, где их эгоистическая индивидуальность преображается благодатью в подлинно личностную жизнь — жизнь в общении с Богом и Божьим миром.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.8 (8 votes)
Аватар пользователя vestelyuri