Ядан - Запретный Талмуд

Запретный Талмуд - Ярон Ядан
Осмысление природы и характера иудейской ортодоксии невозможно без ясного осознания радикального религиозного и культурного переворота, происшедшего в еврейском мире в конце эпохи Второго Храма и в последующие столетия. Общины, юридическим и моральным кодексом которых была Библия, постепенно превратились в сообщества, всецело опирающиеся на раввинистическое учение — Талмуд. Талмуд стал, по существу, «Новым Заветом», заключенным во вполне исторические времена между Богом и Израилем. Роль Бога сыграли, разумеется, мудрецы Талмуда.
 

Ядан Я. Запретный Талмуд

 
Я. Ядан. — М.: Рид Групп, 2012. — 544 с. — (Бог не крут)
Перевод с иврита — Александр Этерман
ISBN 978-5-4252-0399-1
 

Ярон Ядан - Запретный Талмуд - От Библии — к Талмуду

В эпоху Талмуда (или даже чуть ранее) Библия превратилась из основополагающего текста в довольно жалкое орудие, необходи­мое «новому иудаизму»[1] лишь для укрепления своего авторитета. К тому же она была написана в основном на древнееврейском языке, ставшем к тому времени фактически мертвым.
 
Новый талмудический завет был в буквальном смысле навязан иудаизму историей — культурной и политической. Оставшиеся без независимого государства, без политической автономии, без культо­вого центра, разбросанные по бесчисленным эллинистическим стра­нам иудеи остро нуждались в «Новом Завете».
 
Но каким образом сумели религиозные лидеры тех времен соз­дать этот «Новый Завет» без того, чтобы у широких иудейских масс возникло ощущение отхода от старой традиции? Как смогли они остаться продолжателями и хранителями старой библейской религии, религии Ветхого Завета?
 
Им помог удачно изобретенный, кстати сказать, чисто эллини­стический миф.
 
Согласно этому мифу, в ходе Синайского откровения еврейский народ получил не одну, а две Торы — Письменную и Устную. Пись­менная Тора — это хорошо знакомое иудеям Пятикнижие, точно записанное Моисеем под диктовку самого Господа Бога. Устная Тора — это добавления, комментарии и разъяснения к Пятикни­жию, также данные Богом Моисею — но только тайно и изустно. Моисей якобы передал Устную Тору Иисусу Навину, тот — ста­рейшинам своего поколения; секретное Устное учение передава­лось от учителя ученику, из поколения в поколение, пока сами поколения не измельчали.
 
Тогда, из опасения, что великое и свя­тое Устное учение забудется, было решено его аккуратно форма­лизовать, а позднее и записать. Разумеется, именно тогда, когда в этом возникла политическая и организационная необходимость.
 
Результатом этой формализации и стали Мишна и Талмуд (соб­ственно Гемара[2]). А если посмотреть шире — талмудический иуда­изм. Иудаизм «Нового Завета».
 
Согласно традиции, ставшей основой нового иудаизма, мудрецы, составившие и (позднее) записавшие Мишну и Талмуд, собрали воедино в письменном виде слова самого Бога, давшего единственно верную интерпретацию Пятикнижия. Этот свод, утверждали они, включает в себя всю мудрость мира.
 
Следует признать, мудрецы были хоть и не вполне последо­вательны, но весьма рациональны: они включили в свой кодекс рассуждения, относящиеся к более поздним, чем библейские, иногда — новейшим явлениям и событиям. Эти явления они обсуждали без прямой опоры на древнюю традицию — так, как им хотелось.
 
Разумеется, право на «нововведения» также было дано мудрецам прямо на горе Синай, то есть самим Богом в Письменной Торе, где сказано: «И поступи по слову, какое они скажут тебе с того места, которое изберет Господь, и бережно исполняй все, как они укажут тебе, по закону (в оригинале — по Торе), которому научат они тебя, и по суждению, которое они изрекут тебе, поступи; не уклоняйся от слова, которое они скажут тебе, ни вправо, ни влево» (Второ­законие 17, 10—11).
 
Иными словами, мудрецы утверждали, что имеют право толко­вать и интерпретировать «божественные указания» и устанавли­вать религиозные законы по своему усмотрению. Более того, власть мудрецов была объявлена столь же абсолютной, как власть боже­ства, ибо даже если в их решении содержится очевидная ошибка, оно все же обязательно для исполнения: «Утверждение «не откло­няйся от слова, которое они скажут тебе, ни вправо, ни влево» сле­дует понимать в том смысле, что даже если они называют правое левым, а левое правым, ты должен им подчиняться». Так учит древ­ний комментарий «Сифрей» к книге Второзакония (параграф 154). Величайший из средневековых комментаторов Торы и Талмуда, Раши, приводит этот тезис в своем комментарии к Пятикнижию.
 
Раввинистическое учение (оно же, с некоторыми допущениями, — Галаха) оттеснило Библию на второй и третий планы, основываясь на следующих постулатах:
(а) Галаха по существу своему — божественная интерпретация библейского текста; авторитет этой интерпретации выше авторитета самого божественного текста;
(б) Бог уполномочил мудрецов устанавливать законы и интерпре­тации, противоречащие его собственной воле. Таким образом, как это ни парадоксально, мудрецы имеют право отменять божественные установления.
 
Как мы уже понимаем, мудрецы осуществили религиозную рево­люцию (так называемый раввинистический переворот). С библей­ской оси иудаизм был «пересажен» на ось талмудическую, причем новая религия волевым образом объявила себя непосредственной продолжательницей старой. Как ни странно, она мало изменилась за последнюю тысячу лет.
 
 

[1] Разумеется, лишь там, где он распространялся и развивался; во многих ре­гионах, где массово проживали иудеи, прежде всего в Европе, талмудическое учение в первом тысячелетии новой эры практически не привилось — с чрез­вычайно поучительными последствиями.
[2] Техническое именование талмудического текста.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя Гость