Бальтазар - Космическая литургия

Ганс Урс фон Бальтазар - Космическая литургия. Миросозерцание Максима Исповедника
Когда двадцать лет назад, в разгар военной смуты (1941), это исследование было впервые опубликовано в издательстве «Herder» — в сопровождении двух сопутствующих работ: «“Гностические сотницы” Максима Исповедника» (Herder, 1941) и «Схолии Иоанна Скифопольского» на Дионисия Ареопагита (Scholastik XVI, 1, 1940, 16-38), — оно продвигалось по практически неизведанной территории. Из новых штудий, помимо специальных работ Грюмеля, Девреесса, Пайтца и Монмассона, посвященных вопросам, касающимся биографии и литературной подлинности, имелось лишь краткое, но ценное исследование М. Вилле (М. Viller, RAM, 1930), в котором проводилась линия, восходящая от Максима к Евагрию. Так что дать очерк мировоззрения Исповедника не было трудной задачей. Речь в первую очередь шла о том, чтобы представить систематический обзор, обозначить то созвездие, которое образует труд Максима на богословском небосклоне, провести линии от одного ключевого момента к другому. Только для того, чтобы сделать это наглядным, были добавлены две упомянутые сопутствующие работы, относящиеся к двум чрезвычайно важным трудам: основная часть схолий к Дионисию отвергалась как неподлинная, а необычайные по своей ясности «Гностические сотницы», наоборот, признавались подлинными. Наконец, был предложен первый опыт хронологии создания этих трудов, что было необходимо также и для понимания фундаментальной структуры.
 
После той первичной расчистки почвы была проведена определенная работа. В том же году вышла в свет прекрасная книга иезуита Йозефа Лоозена «Логос и Пневма в человеке, осененном благодатью, у Максима Исповедника» (1941) [J. Lossen. Logos und Pneuma im begnadeten Menschen bei Maximus Confessor]; затем, и это главное, — тщательные исследования бенедектинца Поликарпа Шервуда (см. Библиографию), которые во многих областях привели к несомненным результатам: в них был прояснен самый темный из трудов Исповедника — его «Амбигвы», была высвечена его основная интенция — полемика против Оригена, аккуратно выверена и дополнена хронология жизни и трудов Максима, подвергнут дальнейшему исследованию вопрос о схолиях к Дионисию. Далее, работы Марселя Ришара, Шарля Мёллера, Бертольда Альтанера и др. с разных сторон осветили запутанную предысторию христологии Исповедника, а духовную сторону его творений обрисовали иезуиты Ириней Осерр (Hausherr), И.-Х. Дальме и Ж. Пегон (в своем издании «Глав о любви», осуществленном в 1945 г.). К этому следует добавить сведения, которые приводит Ханс-Георг Бек в работе «Церковь и византийская литература» (H.-G. Beck, Kirche und byzantinische Literatur, Byz. Handbuch II, 1, 1959, SS. 437-442).
 
Однако эти труды — за исключением, быть может, книги Шервуда «Ранняя Амбигва св. Максима Исповедника и его опровержение ориге-низма» (Р. Sherwood, The Earlier Ambigua of St. Maximus the Confessor and his Reputation of Origenism) — не претендовали на то, чтобы проникнуть в сердцевину осуществленного Максимом синтеза: вероятно, по той причине, что повсюду еще сохраняло силу старое суждение Вилле и Осерра, согласно которому у Максима в действительности нет единства, что он был компилятором, в лучшем случае — собирателем разрозненных элементов. Именно такая оценка побудила меня предпринять новое издание этой книги, отстаивающей единство дела Максима, и с еще большей ясностью представить это единство. Предлагаемая работа — не исторически нейтральное общее изложение жизни и трудов конкретного человека, а попытка увидеть и сделать видимым его идеальный образ. И если верно, то Максим поистине обретает неожиданную актуальность для сегодняшней духовной ситуации. Этот уникальный философ и богослов стоит между Востоком и Западом. Своими смирением и кротостью, но также и неустрашимостью истинно свободного духа он показывает, каким образом сходятся Восток и Запад. Причем Восток — это не только Византия, а Запад — не только Рим: в действительности Восток зовется Азией, а Запад — Западной Европой.
 
В первом издании я говорил о «кризисе» в жизни и творениях Исповедника. Меня за это упрекали, особенно Шервуд, и я опускаю это слово, придавая самому положению вещей позитивный смысл. То, что я назвал кризисом и что попытался выявить на особенно показательном примере — «Гностических сотницах», и что я связал — правда, лишь в качестве предположения — с пребыванием Максима в Александрии, в большей или меньшей степени присутствует во всех его трудах и на всех жизненных этапах и принадлежит, так сказать, к гороскопу этого человека, к его внутренней духовной констелляции. По смыслу это можно уподобить роковому месту между иудеями и язычниками, которое было заполнено Павлом и носит его имя. Но в подобных местах не водятся безобидные компиляторы и библиотекари: место само выбирает себе человека и его масштаб, и все там происходящее происходит в предельной осознанности. И мы с самого начала должны будем иметь с этим дело.
 
Так вот, и на этот раз предлагается отнюдь не всестороннее исследование, способное удовлетворить филологов. То, что уже ясно, с благодарностью отмечается или молчаливо предполагается; неясного же — того, что ожидает отдельных изысканий, — остается еще много. У нас пока нет ни одной работы об отношении Максима к Дионисию (подобного исследованию Вилле об отношении Максима к Евагрию или предпринятым Шервудом и мною исследованиям его отношения к Оригену). Нет работ ни о связи Максима с каппадокийцами, ни о его связи с неохалкидонской христологией VI в., хотя такое исследование (вслед за работой Юнгласа) могло бы плодотворно начаться уже сейчас, когда, наконец, с великим трудом удалось расчистить рабочее поле от загромоздивших его обломков гипотезы Лоофса относительно Леонтия. Нет ничего удовлетворительного о Максиме и Софронии, ничего полезного об отношении Максима к современной ему византийской литургии, ничего о погребенных в кате-нах библейских комментариях, ничего о предполагаемом, но пока не прослеживаемом отношении Максима (столь долго жившего в Карфагене) к Августину.
 

Ганс Урс фон Бальтазар - Космическая литургия. Миросозерцание Максима Исповедника

М.: Издательский дом «Познание», 2021. — 320 с.
ISBN 978-5-6044873-8-9
 

Ганс Урс фон Бальтазар - Космическая литургия. Миросозерцание Максима Исповедника - Содержание

Предисловие ко второму изданию
Часть первая. АБРИС СИСТЕМЫ
ВВЕДЕНИЕ
  • 1. Свободный дух
    • a) Высвобождение Предания
    • b) Между кесарем и папой
  • 2. Восток и Запад
    • a) Религия и Откровение
    • b) Схоластика и мистика
  • 3. Синтез
    • a) Истоки и ступени
    • b) Христос и синтез
  • 4. Хроника жизни и творчества
БОГ
  • 1. Темный луч
    • a) Диалектика трансцендентности
    • b) Диалектика аналогии
  • 2. Божественное незнание
  • 3. Трижды славное Единство
    • a) Смутный образ
    • b) Сокровенная плодовитость
  • 4. Превращения Единого
    • a) Традиционные темы
    • b) Число и сверхчисло
ИДЕЯ
  • 1. Идея в Боге (критика Ареопагита)
    • a) Онтологический путь
    • b) Гносеологический путь
  • 2. Идея и мир (критика оригенизма)
    • a) Исправление мифа
    • b) Истина мифа
КОСМИЧЕСКИЕ СИНТЕЗЫ
  • 1. Бытие и движение
    • a) Эон
    • b) Диастаз
    • c) Осуществление и благодать
    • d) Между Востоком и Западом
  • 2. Всеобщее и особенное
    • a) Движущееся бытие
    • b) Движимая сущность
    • c) Равновесие противоположно направленных движений
  • 3. Субъект и объект
  • 4. Дух и материя
    • a) Макрокосмический уровень
    • b) Микрокосмический уровень
ЧЕЛОВЕК И ГРЕХ
  • 1. История и парусия
  • 2. Рай и свобода
  • 3. ΠΑθος и бренность
  • 4. Существование как противоречие
  • 5. Диалектика страсти
  • 6. Сексуальный синтез
ХРИСТОЛОГИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ
  • 1. Постановка проблемы
  • 2. Обзор терминологии
  • 3. Синтетическая личность
    • a) Внутримирские уподобления
    • b) От Леонтия к Максиму
    • c) Свободный синтез
    • d) Христология сущности и христология бытия
    • e) По ту сторону Антиохии и Александрии
  • 4. Исцеление как сохранение
    • a) Обмен свойствами
    • b) Смысл учения о двух волях
    • c) Драма искупления
  • 5. Мироспасительные синтезы
ДУХОВНЫЕ СИНТЕЗЫ
  • 1. Осуществление христианства
  • 2. Синтез трех способностей
  • 3. Синтез трех законов
    • a) Христос как основа Природы и Писания
    • b) Отношение между природным законом и законом Писания
    • c) Сущность полюсов напряжения
    • d) Созерцание природы
    • e) Закон Писания
    • f) Христологический синтез
  • 4. Синтез трех культов
    • a) Церковно-сакраментальный культ
    • b) Богословско-духовный культ
    • c) Культ любви
  • 5. Синтез трех актов
    • a) Действие и созерцание
    • b) Любовь как единство
    • 6. Настоящее и вечность
    • a) Гностические сотницы
    • b) Движение и покой
    • c) Апокатастасис
ОБ АВТОРЕ
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя brat Slava