Фуко - Ненормальные

Мишель Фуко - Ненормальные: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974—1975 учебном году
Большое, неопределенное и разнородное семейство «ненормальных», которое повергло в страх Европу конца XIX века, не просто обозначает фазу растерянности, не просто является несколько неудачным эпизодом в истории психопатологии. Это семейство возникло в связке с целой совокупностью институтов контроля, с целой системой механизмов надзора и распределения и, войдя почти целиком в категорию «вырождения», стало поводом для теоретических разработок, способных вызвать усмешку, но имевших трагически реальные последствия.
 

Мишель Фуко - Ненормальные: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974—1975 учебном году

Санкт-Петербург, «Наука», 2005 г. — 432 с.
ISBN 5-02-026849-6
 

Мишель Фуко - Ненормальные: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974—1975 учебном году - Содержание

Предисловие (В. Ю. Быстрое)  
Вместо предисловия  
ЛЕКЦИИ 1974—1975 гг.
Лекция от 8 января 1975 г  
Психиатрические экспертизы в уголовной практике. — К какому типу дискурса они относятся? —Дискурсы истины и дискурсы, продуцирующие смех. — Легальное доказательство в уголовном праве XVIII века. — Реформаторы. — Принцип внутреннего убеждения. — Смягчающие обстоятельства. — Связь между истиной и правосудием. — Гротеск в механике власти. — Морально-психологический дубликат преступления. — Экспертиза показывает, что индивид был подобен своему преступлению, еще не совершив его. — Возникновение власти нормализации.
Лекция от 15 января 1975 г  
Безумие и преступление. — Извращенность и ребячество. — Опасный индивид. — Эксперт-психиатр не может не быть персонажем в духе короля Убю. — Эпистемологический уровень психиатрии и его регрессия в судебно-медицинской экспертизе. — Конец конфликтных отношений между медицинской и судебной властями. — Экспертиза и ненормальные. — Критика понятия репрессии. — Исключение прокаженных и включение зачумленных. — Открытие позитивных технологий власти. — Нормальное и патологическое.
Лекция от 22 января 1975 г  
Три фигуры, из которых складывается область аномалии: человеческий монстр, исправимщй индивид, ребенок-мастурбатор. — Сексуальный монстр наводит мост между монстром и сексуально отклонившимся. — Исторический обзор трех фигур. — Смена исторического значения трех фигур. — Юридическое понятие монстра. — Священная эмбриология и юридическо-биологическая теория монстра. — Сиамские близнецы. — Гермафродиты: малоизвестные случаи. — Дело Марии Лемарси. — Дело Анны Гранжан.
Лекция от 29 января 1975 г  
Моральный монстр. — Преступление в классическом праве. — Великие сцены казни. — Трансформация механизмов власти. — Исчезновение принципа ритуальной траты карательной власти. — О патологической природе криминальности. — Политический монстр. — Монструозная пара: Людовик XVI и Мария-Антуанетта. — Монстр в якобинской и антиякобинской литературе (тиран и восставший народ). — Инцест и антропофагия.
Лекция от 5 февраля 1975 г  
В стране людоедов. — Переход от монстра к ненормальному. — Три великих монстра у подножия криминальной психиатрии. — Медицинская и судебная власти вокруг понятия незаинтересованности. — Институциализация психиатрии как специализированной отрасли общественной гигиены и частной области социальной защиты. — Определение безумия как социальной опасности. — Немотивированное преступление и королевское испытание психиатрии. —Дело Генриетты Корнье. — Открытие инстинктов.
Лекция от 12 февраля 1975 г
Инстинкт как объяснительная решетка незаинтересованного и ненаказуемого преступления. — Расширение психиатрического знания и власти вследствие проблематизации инстинкта. — Закон от 1838 г. и завоевание психиатрией важной роли в общественной безопасности. — Психиатрия и административное регулирование, семейный запрос к психиатрии, появление политико-психиатрического дискриминанта индивидов. — Ось преднамеренного и непреднамеренного, инстинктивного и автоматического. — Расщепление симптоматологического поля. — Психиатрия становится наукой и техникой работы с ненормальными. — Ненормальный: огромное поле деятельности.
Лекция от 19 февраля 1975 г
Поле аномалии пронизано проблемой сексуальности. — Раннехристианские обряды покаяния. — От тарифицированной исповеди к таинству покаяния. — Развитие пастырской техники. — «Практическое руководство по таинству покаяния» Луи Абера и «Наставления для исповедников» Карла Борромея. — От исповеди к руководству совестью. — Двойная дискурсивная фильтрация жизни на исповеди. — Раскаяние после Тридентского Собора. — Шестая заповедь: вопросительные модели Пьера Милара и Луи Абера. — Возникновение тела-удовольствия и тела-желания в практиках раскаяния и очищения.
Лекция от 26 февраля 1975 г
Новая процедура дознания: дисквалификация тела как плоти и кульпабилизация тела плотью. — Руководство совестью, эволюция католического мистицизма и феномен одержимости. — Различие между одержимостью и колдовством. — Луденская одержимость. — Конвульсия как пластическое, зримое выражение борьбы, происходящей в теле одержимой. — Проблема одержимых с их конвульсиями не вписывается в историю болезней. — Антиконвульсан- ты: стилистическая модуляция исповеди и руководства совестью: запрос к медицине; обращение к дисциплинарным и педагогическим системам XVII века. — Конвульсия как неврологическая модель душевной болезни.
Лекция от 5 марта 1975 г
Проблема мастурбации между христианским дискурсом плоти и сексуальной психопатологией. — Три формы соматизации мастурбации. — Привлечение детства в сферу патологической ответственности. — Препубертатная мастурбация и совращение взрослым: порок приходит извне. — Новая организация семейного пространства и контроля: устранение посредников и прямое приложение тел родителей к телу детей. — Культурная инволюция семьи. — Медикализация новой семьи и признание ребенка врачу как наследство христианских исповедальных техник. — Медицинское преследование детства путем нападок на мастурбацию. — Сложение закрытой семьи, ответственной за тело и жизнь ребенка. — Естественное воспитание и государственное воспитание.
Лекция от 12 марта 1975 г
Что делает приемлемой для буржуазной семьи психоаналитическую теорию инцеста? (Опасность исходит от желания ребенка). — Нормализация городского пролетариата и оптимальное распределение в рабочей семье (опасность исходит от отца и братьев). — Две теории инцеста. — Предпосылки ненормальности: судебно-психиатрическая и семейно-психиатрическая смычки. — Проблематика сексуальности и анализ ее отклонений. — Двойная теория инстинкта и сексуальности как политико-эпистемологическая задача психиатрии. — У истоков сексуальной психопатологии (Генрих Каан). — Этиология безумия сообразно истории инстинкта и сексуального воображения. — Дело солдата Бертрана.
Лекция от 19 марта 1975 г
Смешанная фигура: монстр, мастурбатор и не поддающийся нормативной системе воспитания. — Дело Шарля Жуй и семья, подключенная к новой системе контроля и власти. —Детство как историческое условие генерализации психиатрического знания и власти. — Психиатризация инфантильности и формирование науки о нормальном и ненормальном поведении. — Великие теоретические конструкции в психиатрии второй половины XIXвека. — Психиатрия и расизм; психиатрия и социальная защита.
 
Краткое содержание курса
Контекст курса
От переводчика
Указатель имен
 

Мишель Фуко - Ненормальные: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1974—1975 учебном году - Предисловие

 
Публикация лекций Мишеля Фуко открывает собой, безусловно, новый этап в восприятии и изучении идейного наследия этого мыслителя в России. Кому-то такое утверждение может показаться чрезвычайно категоричным. Все важнейшие книги Фуко уже переведены на русский язык, а некоторые даже и не один раз. Индекс цитирования Фуко один из самых высоких, а его имя по поводу и без повода упоминается сегодня в большинстве вузовских учебников по гуманитарным дисциплинам.
Все это так, и вместе с тем хочется обратить внимание читателя на два обстоятельства. Во-первых, в странах Запада еще при жизни Фуко научное сообщество пришло к выводу, что его книги сами по себе не дают не только исчерпывающего, но даже и более-менее точного представления о сущности его работы.
 
Многочисленные интервью, появлявшиеся в научных журналах, были не только свидетельством растущей мировой известности, но и попыткой разобраться в его истинных исследовательских интересах. Публикации лекций, семинаров и даже компиляций из его сочинений и интервью предпринимались с той же целью.
 
Все эти материалы по мере их появления в печати позволяли как критикам, так и почитателям его сумрачного гения составить принципиально новое представление о характере исследовательских проектов Фуко. Существуют даже истолкования его работ в герметическом ключе, и иногда довольно убедительные. (Например: Seigel J. Avoiding the Subject: A Foucaultian Itinerary // Journal of the History of Ideas. 51, 1990). В его работах отыскиваются различные тайные знаки, намеки, аллюзии. Все это делается с целью представить перед глазами читателя подлинного, «окончательного» Фуко, Фуко, не раскрывшегося полностью в своих книгах. Процесс «вторичной» интерпретации его книг во Франции и в англоязычных странах разворачивается с синхронностью, позволяющей увидеть в этом определенную закономерность. Вероятно, и «русского» Фуко ожидает та же участь. По крайней мере, публикация лекций Фуко может рассматриваться как первый шаг в этом направлении.
Во-вторых, лекции 1974—1975 гг. приходятся на период, связываемый почти всеми биографами Фуко с переключением его исследовательских интересов на новый предмет — власть. Их чтение совпадает с завершением работы над книгой «Надзирать и наказывать» и с началом работы над «Историей сексуальности». Обращение к микрофизике власти, к техникам дисциплинирования и к происходящему параллельно формированию дисциплинарных пространств становлению нормативного знания о человеке в полной мере характерно и для лекций о «ненормальных». Поэтому они могут читаться и в качестве своеобразного комментария к книгам Фуко о власти. Вместе с тем непосредственным предметом этих лекций все же остается безумие — область более ранних интересов.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Warden