Гриффитс - Великий Китайский Файрвол

Джеймс Гриффитс - Великий Китайский Файрвол

Без людей Гражданская площадь в центре Гонконга смотрится странно. На круглом пьедестале высятся три бетонных кольца, а на них — два флагштока, на которых водружены понуро висящие флаги. Со всех сторон площадь окружена зданиями, не пропускающими ни единого дуновения ветра. Вход на площадь выглядит еще страшнее: это высокий металлический забор, частокол остроконечных штырей, а по обе его стороны — два приземистых, прямоугольных в плане дома с окнами из непрозрачного стекла. На контроль- но-пропускноми пункте (КПП), на котором вахтеры регистрируют всех пришедших.

Площадь находится в оживленном деловом районе Адмиралтейство, прямо перед центральными правительственными зданиями. Строилась она из расчета, что так городские чиновники станут ближе к народу. Предполагалось, что люди смогут выходить на акции протеста и митинги на площади. Бывший мэр Гонконга Дональд Цан заверял: площадь должна напоминать его преемникам, что нужно быть либеральными, открытыми и всегда активно интересоваться общественным мнением.

Однако общественное мнение стало критиковать политику правительства чаще, чем хотелось. А народ воспользовался близостью к власти полуавтономной китайской территории, чтобы жаловаться на ее многочисленные просчеты и злоупотребления, — и люди, контролирующие Гражданскую площадь, стали влиять на политику.

Администрация Гонконга решила вновь наступить на любимые грабли. Площадь казалась властям чем-то вроде осиного гнезда, которое, будучи однажды потревожено, будет проблемой до тех пор, пока его не уничтожат. Запретив открытый доступ на площадь, администрация сделала этот безликий набор бетонных конструкций символом демократии и участия в политической жизни. Так власть своими руками создала точку притяжения для будущих протестов.

В сентябре 2014 года, когда город был охвачен антиправительственными настроениями и жаждой политических реформ, протесты неизбежно докатились до площади.

Первые призывы открыть площадь для народа появились в Сети за несколько недель до самого события, но власти явно не ожидали того, что произошло в ночь на 26 сентября. Именно тогда несколько сотен студентов и школьников откололись от большой группы выступающих за демократизацию страны и ворвались на Гражданскую площадь.

Полиция отреагировала жестко: протестующих встретили щитами, дубинками и перцовым газом. И опять, сами того не осознавая, власти своими руками создали символ сопротивления. Лето в Гонконге сложно представить без нескончаемых ливней, и у многих протестующих были с собой зонтики. Теперь они закрывались ими от перцового газа. У протеста появились символ и название — «Революция зонтиков».

Весь следующий день полиция и демонстранты боролись за площадь. Активистов протеста выхватывали из толпы и тащили в набитые людьми автозаки. По интернету, особенно по тут же заблокированным в Китае Facebook и Instagram, разошлись фотографии, на которых единственной защитой протестующих от струй перцового газа были хлипкие складные зонтики. Призывы выйти на помощь демонстрантам стали передавать по WhatsApp и через форумы, и через некоторое время к собравшимся у Адмиралтейства присоединились новые демонстранты. Счет велся уже на тысячи.

Расклад сил на Гражданской площади резко изменился: теперь уже отряды полиции оказались в окружении и нуждались в подкреплении. Несколько десятков тысяч протестующих перекрыли все улицы, ведущие к площади. Шестиполосный проспект Коннот-роуд до отказа заполнили люди, не дававшие проехать машинам.

28 сентября в 17:57 полиция пустила в ход первую емкость со слезоточивым газом. Другие не заставили себя долго ждать. К концу дня израсходовали 87 емкостей с газом, но эффект оказался прямо противоположным. Собравшихся это только раззадорило. Теперь к протестующим присоединились и простые наблюдатели, возмущенные применением слезоточивого газа. Среди них были и родители вышедших на улицы студентов. Шок и негодование из-за действий полиции царили повсюду. Люди больше не узнавали свой город. Один мой пожилой знакомый, которого трудно назвать либералом, написал в Facebook: «У нас больше не осталось слез». Многие разделяли его отчаяние. В ответ на улицы вышли десятки тысяч людей, и полиция дрогнула.

Я приехал на Коннот-роуд через несколько часов после того, как начали пускать слезоточивый газ. К тому моменту перевес был полностью на стороне протестующих. По всему проспекту тянулась нескончаемая колонна людей. Их лица блестели от пота, а глаза — от возбуждения. Люди, не веря тому, что им только что удалось сделать, оживленно переговаривались, и все это сливалось в звенящий шум. Перекрывали его только периодические выкрики из мегафона.

Летом в Гонконге стоит невыносимая жара, от которой перехватывает дыхание, а пот сочится из каждой поры. Пробираясь через толпу, я с благодарностью взял бутылку воды у мужчины. Он выдавал всем желающим бутылки из большого ячеистого контейнера. Другие раздавали очки и шарфы для защиты от слезоточивого газа. Через строй протестующих проносили ящики с зонтиками, словно подавая колчаны стрел средневековым лучникам.

Я двигался на запад, к Центральному району, на передовую. По пути мне попался двухэтажный автобус без водителя. Должно быть, он оставил автобус, когда понял, что толпа его не пропустит. На автобусе не было ни следа вандализма, если не считать, что к номеру добавили несколько черт, чтобы получились иероглифы, складывающиеся в оскорбительную для мэра надпись14. Внутри сидели уставшие демонстранты, некоторые спали.

Я прошел по проспекту, поднялся на эстакаду, где заканчивалась колонна протестующих, и впервые увидел полицейских. Место, где проспект снова переходил в улицу, было перегорожено стеной щитов. За ними выстроились около сотни полицейских в темно-зеленой форме, шлемах и черных противогазах. Позади них стояли фургоны. Было ясно: пропускать толпу дальше они не собираются. Но у них ничего не вышло.

Стоя между демонстрантами и полицией, я вдруг увидел, как мимо пролетела емкость со слезоточивым газом и разорвалась у самого начала колонны. Люди кричали, отступали, поднимали руки вверх, показывая, что оружия у них нет, но в них полетели еще две емкости. Во все стороны пополз густой белый дым. Я почувствовал, как горло сдавливается, а нос и глаза нестерпимо жжет. От слезоточивого газа не то чтобы хочется плакать — он словно выжимает жидкость изо всех слизистых. Из носа полилась слизь, из глаз — слезы, и меня скрутило приступом кашля. Я отошел назад, забрался обратно на склон. Один из протестующих помог мне умыться. Когда я более-менее отошел от газа, демонстранты на передовой уже были готовы дать бой. Полицейским практически не удалось продвинуться. На них снова наступали демонстранты, которые догадались надеть очки и маски.

Полиция выпустила в толпу еще несколько емкостей с газом, но перейти в наступление так и не смогла. Должно быть, стало ясно: пары сотен полицейских не хватит, чтобы арестовать тридцать с лишним тысяч человек на участке между заградительными щитами и Адмиралтейством. В итоге полиция отступила, отдав улицы демонстрантам.

Протестующие удерживали отдельные районы города в течение 79 дней. За это время вокруг лагеря образовалась своя инфраструктура: летучий университет, интернет-кафе, киоски со снэками и водой. А в интернете протестующие обсуждали дальнейший план действий по обороне от полиции и прокитайских группировок в мессенджерах, Facebook и на популярных бордах вроде НК Golden. Опасаясь, что власти отключат мобильную связь, протестующие установили приложения типа FireChat для общения по Bluetooth. Пользователи со всего мира выражали солидарность с протестующими: рядом с главным лагерем демонстрантов проектор выводил на стену посты и твиты поддержки.

 

Джеймс Гриффитс - Великий Китайский Файрвол

Москва : Эксмо, 2022. — 464 с. 
ISBN 978-5-04-108636-7 

 

Джеймс Гриффитс - Великий Китайский Файрвол - Содержание

  • Список сокращений
  • Введение. Первые симптомы

Часть I. СТЕНА

  • Глава 1. ПРОТЕСТЫ. Солидарность от Гонконга до площади Тяньаньмэнь
  • Глава 2. ЧЕРЕЗ СТЕНУ. Первое электронное письмо в Китай и истоки цензуры интернета
  • Глава 3. НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО. Демократия в Китае и Великий файрвол
  • Глава 4. ВРАГ У ВОРОТ. Как страх перед «Фалуньгун» заставил власти укрепить Великий файрвол
  • Глава 5. В ПОИСКАХ БРЕШИ В СТЕНЕ. Как Google, Yahoo и другие компании Кремниевой долины пошли на сделку с совестью в Китае

Часть II. ЩИТ

  • Глава 6. ТУТ ЯВИЛСЯ ПАУЧОК. Как Лу Вэй укротил китайский интернет
  • Глава 7. ТРАФИК НА ВЕРШИНЕ МИРА. Как Далай-ламу подключали к интернету
  • Глава 8. СПАМ ОТФИЛЬТРОВАН. Файрвол догоняет «Да Цанькао»
  • Глава 9. ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ СТЕНУ. FreeGate, UltraSurf и борьба «Фалуньгун» с цензурой
  • Глава 10. ПРИЗВАТЬ К ОТВЕТУ. Кремниевая долина отчитывается перед Конгрессом

Часть III. МЕЧ

  • Глава 11. УЙГУРЫ ОНЛАЙН. Ильхам Тохти и рождение уйгурского интернета
  • Глава 12. ОТКЛЮЧЕНИЕ. Как отключить интернет у 20 миллионов человек
  • Глава 13. ПРИЗРАКИ В МАШИНЕ. Китайские хакеры расширяют сферу влияния файрвола
  • Глава 14. NOGUGE. Бесславный конец Google в Китае
  • Глава 15. СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ. Weibo и последняя платформа, где осталась свобода слова
  • Глава 16. ГОРИЛЛЫ В ТУМАНЕ. Разоблачение китайских хакеров

Часть IV. ВОЙНА

  • Глава 17. ПОПАЛИСЬ. Смерть уйгурского интернета
  • Глава 18. ЛИДЕРЫ МНЕНИЙ. Как китайские тролли добираются до диссидентов за океаном
  • Глава 19. ВЫРВАТЬ С КОРНЕМ. Интернет уязвимее, чем кажется
  • Глава 20. ЦЕНЗОР В ООН. Китай ставит под вопрос свободу мирового интернета
  • Глава 21. СУВЕРЕНИТЕТ. Когда Си Цзиньпин пришел за интернетом
  • Глава 22. ДРУЗЬЯ В МОСКВЕ. Великий файрвол движется на запад
  • Глава 23. КРУШЕНИЕ САМОЛЕТИКА. Китай помогает России поставить Telegram на колени
  • Глава 24. ОДНО ПРИЛОЖЕНИЕ, ЧТОБЫ ПРАВИТЬ ВСЕМИ. Как WeChat раздвигает границы слежки и цензуры
  • Глава 25. ЗАДНИЦА. Отключения интернета в Уганде по примеру Китая

Эпилог. КРЕМНИЕВАЯ ДОЛИНА ВАС НЕ СПАСЕТ

  • Благодарности
  • Примечания
  • Избранная библиография
  • Алфавитный указатель
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя AlexDigger