Поцюте - Пьетро Паоло Верджерио - Первый издатель в Литве

Дайнора Поцюте - Пьетро Паоло Верджерио — Первый издатель реформационных полемических сочинений в Литве (1556)
Знаменитый итальянский реформатор Пьетро Паоло Верджерио (1498-1565) во время своих двух поездок в Литву, Польшу и Пруссию в Кенигсберге издал ряд сочинений, важных с точки зрения раннего периода Реформации в этом регионе, среди которых особенное место занимает «Duae epistolae» (1556). В издании была опубликована переписка нунция папы Римского Луиджи Липпомано с родоначальником литовской Реформации Н. Радзивиллом Черным (1515-1565), который здесь впервые заявил о своем переходе в протестантскую веру. Вскоре были изданы и переводы двух вышеупомянутых писем на немецкий (1557) и польский (1559) языки. В докладе проводится анализ связей между Верджерио с Радзивиллом в историческом контексте, рассматривается содержание книги и главные идеи ее основного текста — ответа Радзивилла нунцию Липпомано.
 

Дайнора Поцюте - Пьетро Паоло Верджерио — Первый издатель реформационных полемических сочинений в Литве (1556)

Дайнора Поцюте, д. и. н., профессор,
Филологический факультет, университет Вильнюса (Universiteto 3, Vilnius, Lietuva)
dainora.pociute@flf.vu.lt

Пьетро Паоло Верджерио Младший (1498-1565) является одним из наиболее ярких представителей итальянского протестантизма, наследие которого и многочисленные результаты издательской деятельности, получившие распространение в разных местах Европы, и в настоящее время требуют уточнения и дополнения. Биография Верджерио была очень насыщенной — динамичная, интенсивная карьера, смена жизненных событий, как это было характерно для многих деятелей итальянской Реформации. Она включает в себя два больших жизненных эпизода, имевших место в Италии и эмиграции. Воспитанник юридической школы при Падуанском университете, Верджерио был родом из Каподистрии, принадлежащей Венецианской республике, весной 1524 г. защитил докторскую диссертацию по гражданскому и каноническому праву и уже во время учебы проявил себя как юрист и ритор2 (впоследствии он стал близким доверенным лицом папы) и его ожидали прекрасные перспективы для церковной и дипломатической карьеры. Нунций папы во дворце императора в Вене, позднее в Германии, епископ Каподистрии с 1536 г., Верджерио обратился в протестантизм и в 1549 г. покинул Италию и отправился в Швейцарию. С 1553 г. до самой смерти Верджерио жил и работал в Германии, в Тюбингене, под покровительством князя Кристофа Вюртембергского, который был заинтересован в развитии лютеранства.

В историографии XX в. большое внимание было уделено итальянскому периоду деятельности Верджерио, отступничеству епископа Каподистрии и истории обращения в протестантизм3. Бывший епископ, ставший ярким символом борьбы XVI в. против Римско-католической церкви как царства Антихриста, и его активная антикатолическая и антипапская пропаганда в истории Реформации сыграли важную идеологическую роль. Верджерио заботился о развитии всеобщей евангелизации во владениях Римской церкви, осуществлял работу по подготовке итальянских катехизисов, сотрудничал с основоположником словенской литературы Приможем Трубором. На годы, проведенные в эмиграции, пришелся расцвет публицистической деятельности Верджерио. Здесь в полной мере проявился его талант религиозного полемиста и критика римской церкви. В последние десятилетия интерес к деятельности Верджерио не уменьшился4. Новые исследования показывают, что итальянского епископа-отступника можно считать выдающимся деятелем, который оказал большое влияние на реформационные процессы и проявил себя не только как лидер протестантской теологии, заботившийся о религиозном просвещении, но и как яркий деятель Реформации, ускоривший процессы конфессионализации и протестантской идентификации в разных регионах Европы.

Верджерио в Пруссии, Польше и Литве (1556-1557)

В историографии середины XIX - начала XX в. известны две поездки Верджерио из Германии в Пруссию, Польшу и Литву: в 1556-1557 и 1559 гг.5 Сразу же после переселения в лютеранский Тюбинген Верджерио стал способствовать развитию лютеранства в регионе. В середине XVI в. самым стабильным центром лютеранизма в Центральной Европе, находившимся рядом с лютеранскими землями Германии, было Прусское княжество, в котором с 1524 г. последовательно проходили процессы лютеранской реформы. Князь Кристоф Вюртембергский вместе с другими немецкими князьями, а также князь Альбрехт Прусский были заинтересованы в установлении Реформации и, прежде всего, лютеранства, в больших соседних владениях Ягеллонской династии — Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском. В середине XVI в. протестантское окружение питало надежды в отношении польского короля и великого князя литовского, в среде которого действовало много филопротестантов и созревали надежды на осуществление церковных реформ. Попытка найти пути проведения этих реформ, стимулировать правителя к решительным действиям и ускорить возможное преобразование государства была основной целью пребывания Верджерио в Пруссии, Литве и Польше.

Связь между Верджерио, с одной стороны, и Сигизмундом Августом, Радзивиллом Черным, с другой, осуществлялась опосредованно с самого приезда Верджерио в Германию: он был крестным отцом дочери Фердинанда Габсбурга и Анны Ягеллонской Екатерины, которая в 1553 г. стала третьей женой Сигизмунда Августа. Готовясь к визиту в Польшу и Литву, 1 января 1556 г. в Тюбингене Верджерио посвятил Сигизмунду Августу (сыну польской королевы итальянки Боны Сфорцы) и своей крестнице жене короля Вюртембергское исповедание веры (Confessio Wiirtembergica, или Suevicd) на итальянском языке, которое составил Иоганн Бренц6. В это же время Верджерио дождался приглашения короля посетить страну: папа Павел IV в письме, написанном Сигизмунду Августу в феврале 1556 г., упрекал короля за это. Уже 20 мая 1556 г. Верджерио писал герцогу Кристофу о своих издательских проектах, которые были бы полезны для Королевства Польского7. Еще в феврале 1556 г. в Штутгарте Верджерио принял участие в диспуте своего конкурента, крупнейшего деятеля Реформации в Польше и Литве, приверженца швейцарской доктрины Яна Лаского с Иоганном Бренцем, all июля прибыл в Кенигсберг — наиболее подходящий для него город рядом с Польшей и Литвой, откуда он мог выполнять свою миссию и программу.

Уже в начале сентября Верджерио отправился в Вильнюс, а позднее и в Польшу, питая надежду на то, что сможет повлиять на решение религиозных вопросов, которые должны были обсуждаться в сейме в ноябре месяце. Первый визит Верджерио в вышеупомянутом регионе продолжался около девяти месяцев, т. е. до апреля 1557 г. В Вильнюс Верджерио прибыл 4 сентября 1556 г. (24 августа он еще писал из Кенигсберга) и жил в Литве до 12 ноября8. Хотя Верджерио прекрасно понимал, что среди исповедующих протестантизм в этой стране многие не являются приверженцами доктрины Аугсбургского исповедания, тем не менее он благосклонно оценивал перспективы установления лютеранизма: 13 февраля этого же года в письме герцогу Кристофу, написанном из Кракова, он выразил мнение, что для внедрения Аугсбургского исповедания в Польше потребуется около года9.

Деятель, благодаря которому можно было надеяться не только на сближение с правителем Сигизмундом Августом, но и на возможность влияния на принимаемые им решения по религиозным вопросам, был князь ВКЛ, виленский воевода Николай Радзивилл Черный (1515-1565) — фаворит правителя уже с 1543 г., т. е. с тех пор, когда Сигизмунд Август стал Великим князем Литовским и прибыл в постоянную резиденцию в Вильнюс. В 1550-1551 гг. Радзивилл был назначен на высокую государственную должность — канцлера ВКЛ и виленского воеводы, которая укрепила его политический авторитет и расширила возможности для инициирования реформационных процессов: Черный с 1553 г. стал не только первым аристократом ВКЛ, перешедшим в лагерь протестантов, но и лидером Реформации в Литве, а также основателем Евангелической церкви ВКЛ10. С 1553 г. в Брестской типографии, основанной во владениях Радзивилла, начали печатать первые литовские книги латинским шрифтом — протестантские катехизические издания (катехизисы, песнопения и др.), ориентированные на широкую публику, выходили они на польском языке — между тем в частных владениях, несмотря на запреты Церкви, организовывали протестантские богослужения. У евангелической общины ВКЛ, собранной Радзивиллом Черным, пока еще не было устойчивой религиозной доктрины. Конфессиональная идентичность создавалась на основе критики пороков римского общества, доктрина сочетала в себе черты двух течений — лютераства и реформатства, а сам Радзивилл Черный лелеял идею создания независимой Церкви.

Идеи ранней Реформаци в Литве, которые начало распространять среднее дворянство десятилетием ранее (прежде всего, Авраам Кульветис, написавший в 1543 г. в Литве первый протестантский текст — Confessio fidei — адресованный королеве Боне Сфорца)11, были подавлены, первое поколение протестантов ВКЛ было вынуждено эмигрировать в соседний Кенигсберг. Новая волна культурного переворота, которую возглавила политическая фигура высшего ранга, привела в замешательство местных католических иерархов, не подготовленных к тому, чтобы остановить стремительное распространение Реформации. Подобная ситуация оказалась благоприятной для агентов Реформации с Запада, пытавшихся подтолкнуть Литву к Реформации и инкорпорировать в сообщество реформированных стран. Эту ситуацию попытался использовать и Верджерио, связывая перспективы своей деятельности в Литве и Польше с Радзивиллом Черным. Готовясь посетить князя в Вильнюсе с рекомендацией герцога Прусского Альбрехта Бранденбургского, уже в августе 1556 г. в Кенигсберге Верджерио публикует первое свое сочинение, посвященное Радзивиллу Черному, — Catalogus haereticorum aeditus Venetiis de commissione tribunalis sanctissimae Inquisitionis, а также напечатанный в типографии Иоганна Даубманна комментарий к Индексу (списку) запрещенных книг (Index librorum prohibitorum), который начала издавать Католическая церковь12. Посвящение Catalogus haereticorum от имени Анастасия (Athanasius exul lesu Christi) содержит дату — 1 августа 1556 г. В нем иронически критикуются списки запрещенных книг, которые начали издаваться в Италии и которые, по мнению Верджерио, только способствуют распространению истинного христианства. Переиздание списков запрещенных книг с комментариями являлось частью издательской программы Верджерио, которую он начал осуществлять ранее и продолжил в 1559-1560 гг. Сразу же после эмиграции в Швейцарию Верджерио приступил к написанию комментариев к Индексу запрещенных книг (Index librorum prohibitorum), изданному католической церковью в Италии (Венеции) и продолжал его критиковать. Первое такое издание, в котором Верджерио комментирует индекс, составленный Джованни Делла Каза и изданный в мае 1549 г. в Венеции, было подготовлено им вскоре после эмиграции из Италии, в июле и августе 1549 г., и напечатано в августе и сентябре в городе Поскьяво13. Комментируя первый всеобщий индекс Католической церкви, изданный в 1559 г., Верджерио отметил, что подобные его издания компрометируют работу, начатую сорбонн- скими и лёвенскими теологами и продолженную итальянскими католическими священниками14.

Уже проводя работу по подготовке своего первого кенигсбергского издания, Верджерио узнает о письме папского нунция Луиджи Липпомано Радзвиллу и о ответе князя последнему. В посвящении издания CatalogusHaereticorum Вер- джерио отметил:

«Этот посланник Антихриста Липпомано, не владея собой, в письме нас называет еретиками и подлецами, а Ваша Светлость в очень серьезном и благочестивом ответе разоблачили его и сделали это с присущим Вам достоинством, поэтому мне или кому-либо другому нечего больше добавить. Очень надеюсь, что после всего этого в будущем, когда он будет писать письма таким правителям, каким являешься ты, он будет более осторожным и разумным»15.

Печатная продукция, подготовленная Верджерио во время первого его визита в Пруссии, Литве и Польше, продлившегося всего лишь девять месяцев, была достаточно многочисленной и, возможно, не вся сохранилась. В подготовке ему помогали и клиенты имений Радзивилла Черного. В Кенигсберге Верджерио издал катехизис Хуана де Вальдеса Lac spirituals на латинском и польском языках и посвятил малолетнему сыну Радзивилла Черного Николаю Христофору, также переиздал посвященное королю Сигизмунду Августу произведения Иоганна Бренцаи другие работы16. Важнейшей частью его издательской программы стало оригинальное сочинение Duae epistolae — частное письмо папского нунция Липпомано Радзивиллу Черному и ответ последнего, которое стало манифестом Реформации и было изданно с приложениями как первый образец антиримской религиозной полемики в регионе. Подготовка этой полемики стала важнейшей частью издательской программы Верджерио в Кенигсберге, с помощью которой обращение Радзивилла Черного в протестантизм было предано широкой огласке в Европе как событие, которое имело политическое значение.

Полемика папского нунция А. Липпомано Радзвилла Черного:издательский проект Верджерио

В борьбе с начавшейся Реформацией в Литве наиболее ярко проявил себя представитель Венеции, епископ Вероны Луиджи Липпомано (Aloisio (Luigi) Lippomano, Aloyse Lippomani, 1496-1559). Эта миссия была поручена ему Апостольским Престолом17. После окончания обучения на теологическом факультете Падуанского университета, став Модонским епископом (Модон, Греция), с 1539 г. он работал помощником (коадъютором) Бергамского епископа, своего дяди Пьетро Липпомано. В 1542 г. Липпомано был назначен папой Павлом III нунцием в Португалии, а в 1548 г. Липпомано стал епископом Вероны. Во время епископства был апостольским нунцием в Германии (1548-1550). С 1546 г. Липпомано активно участвовал в Тридентском соборе, а на втором его этапе (1551-1552) занимал должности апостолького нунция и вице-президента. Еще папа Юлий III в письме от 13 января 1555 г. сообщил епископу Вероны о его назначении на должность нунция в Польше и ВКЛ18. В грамоте о назначении была указана цель нунциатуры — противодействие распространению еретических идей в стране. На Липпомано возлагалась надежда, что он с присущей ему верностью доктрине успешно сможет бороться с новой «заразой». Смерть папы Юлия III на некоторое время приостановила дальнейший процесс подготовки к нунциатуре, который официально продолжил новый пастырь Римско-католической церкви Павел IV, заявив об этом в письме от 6 июля 1555 г. (т. е. того же года)19. О назначении Липпомано нунцием короля Сигизмунда Августа информировали кардиналы Джякомо Путео (1495-1563) и Алессандро Фарнезе (1520-1589) в своих письмах, написанных в июле 1555 г.20. Поездка Липпо- мано через Аугсбург, Варшаву в Вильнюс была долгой. В Вильнюс он прибыл 28 октября 1555 г. и провел здесь два месяца. Липпомано сопровождал первый иезуит Альфонсо Салмерон, который посетил Вильнюс и который скептически оценивал перспективы пребывания иезуитов в Вильнюсе21.

Как пребывание Липпомано в Вильнюс, так и весь период его нунциатуры в Польше и Литве достаточно хорошо документированы. У Липпомано были встречи с правителем (31октября, 5 ноября), во время которых он стремился получить гарантии относительно превенции протестантизма. Во время бесед с правителем Липпомано прилагал все усилия, чтобы убедить его отказаться от замысла организовать создание национального синода, который должен был бы решать вопросы, связанные с религиозными реформами, однако удивился, узнав, что Август планирует предложить создание Всеобщего Синода Католической церкви в Литве и Польше. Липпомано отметил двусмысленность поведения правителя и его нерешительность, а в заключительном отчете о своей деятельности в качестве нунция назвал Сигизмунда Августа «тайным еретиком». К вильнюсскому воеводе — «господу мира в этих краях» — Липпомано прибыл 8 ноября, а сам князь посетил нунция утром на следующий день. Из беседы с Рад- звиллом, как утверждал Липпомано, он понял то, чего не смог узнать от короля: просьба организовать создание Генерального (Всеобщего) Синода Католической церкви, которое в действительности, как это очень хорошо понимают сами литовцы, невозможно из-за войны между императором Карлом V и королем Франции Генриком II, является только предлогом для получения разрешения на создание национального синода, который узаконит реформы. Последний, как заявил Липпомано Радзивиллу, был бы законным церковным учреждением в отношении Рима, так как сам нунций, находящийся здесь, мог бы принимать участие здесь как представитель папы. Липпомано прилагал всяческие усилия к тому, чтобы погубить идею национального синода, и активно обсуждал этот вопрос с представителями Апостольского Престола.

В Вильнюсе Липпомано не чувствовал ничьей поддержки и после Рождества Христова, в конце 1555 г., покинул город, который был охвачен ересью и в котором «нет христиан», и отправился в более спокойное место, в Польшу, где ему удалось найти значительно больше сторонников Контрреформации. Находясь в резиденции гнезненского архиепископа в Ловиче, Липпомано приступил к последней своей акции, а именно: 21 февраля 1556 г. он отправил письмо архиепископу, в котором призывает его вернуться в католическую церковь22. Печатная версия ответа Радзивилла нунцию, изданная в Вильнюсе, содержит дату — 1 сентября 1556 г.23 В письме от 22 сентября Липпомано сообщил Караффе, что ответ он получил 5 сентября того же года:

«Вильнюсский воевода, которому в марте прошлого года, [в действительности указывается другая дата — 21 февраля. —Д. П.] я написал такое дружеское, корректное, очень скромное письмо, выразил христианское отношение к нему, копию послал, и Его Святейшество в эти прошлые дни мне написал очень длинный ответ с оскорблениями, злословием, проклятием, который мне был доставлен 5 числа того же месяца и в котором Его Святейшество и вся Церковь обруганы с такой наглостью, дерзостью и аррогантностью, какой у дьявола нет. Вообще, это письмо представляет собой краткое изложение коварных мыслей лютеран. Когда я его получил, клянусь, Ваше Святейшество, потерял хоть какую-то надежду, что еще могу что-либо хорошее сделать в этом королевстве, так как это лицо для короля является всем — единственный Советник, Маршал, с которым король и трапезничает, и ходит на охоту, и танцует, и веселится — поэтому не могу быть уверенным в том, что письмо не было написано и отправлено без его ведома. Если это правда, а так меня заставляет думать все то, что я видел, video hie nos oleum et operam perdere, et laterem (ut dicitur) lavare [вижу, что масло и труд потеряли даром, кирпич (как говорят) мыли. — Д. П.] »24.

Как раз в это время, приблизительно 4 сентября 1556 г. (24 августа Верджерио еще писал из Кенигсберга), Верджерио, узнав еще летом о письмах Липпомано и Радзвилла и их плане подготовки к созданию полемического сочинения, прибывает к Радзивиллу и гостит у него до 12 ноября25. Полемика Липпомано и Радзивилла стала средством компрометации политики контрреформаторской нунциатуры, а также распространения информации об обращении Радзивилла Черного в протестантизм и, кроме того, должна была привлечь на свою сторону политического лидера Литвы как сторонника антиримского движения, что позволит провозгласить антиримский манифест. Верджерио начал работу по подготовке обоих писем, на основе которых должно было появиться впечатляющее пропагандистское издание, дополненное разными приложениями. Издание на латинском языке Duae epistolae («Два письма: одно гражданина Венеции Алоизио Липпомано, епископа Вероны, легата Римского папы в Польше, светлейшему князю господину Николаю Радзивиллу, виленскому воеводе и т. д., а второе — того же самого светлейшего господина Радзивилла тому же епископу и легату. Письма достойны того, чтобы их прочесть: вряд ли были ли такие еще в наш век») было опубликовано в Кенигсбергской типографии Иоганна Даубмана в октябре 1556 г.26 Издание книги побудило Верджерио в сентябре вернуться из Вильнюса в Кенигсберг, где он закончил работу по подготовке предисловий, где указана дата — 1 октября. Уже 12 октября Верджерио послал издание из Кенигсберга курфюрсту Пфальца Отто Генриху в Гейдельберг27. Вскоре появился первый вариант книги Zwen Sendbrieff па немецком языке, в 1557 г. был издан в той же самой Кенигсбергской типогафии Даубмана. В 1559 г. был опубликован и перевод полемики на польском языке (Dwa Listhynd Polski iezyk wtasnie wytozone), который был издан на средства Радзивилла Черного в его типографии в Бресте под руководством печатника Станислава Мурмелия28. Нет более точных сведений о том, был ли на самом деле опубликован вышеупомянутый перевод полемики на итальянском языке в первом Duae epistolae издании. В XVIII в. латинский текст полемики Липпомано и Радзивилла Черного был перепечатан и в Нидерландах в многотомном издании религиозных и полемических сочинений Scrinium antiquarium (1752), выпускаемом профессором Гронингенского, реформатом Даниэлем Гердесом (1698-1765).

Duae epistolae готовилось как издание, которое должно было призывать к открытой борьбе с римско-католической церковью тех сторонников Реформации в Европе, которые испытывали чувство страха и сомнения. Эта цель находит свое отражение во всех приложениях (речах, посвящениях, стихотворных текстах) к полемическому тексту основного издания. Для издания Duae epistolae Верджерио написал два предисловия, которые презентуют письма Липпомано и Радзивилла. В первом предисловии, адресованном христианскому читателю, Верджерио сообщает, что это издание, о котором узнают все христиане, лишит Антихриста (то есть папства) престола славы, покажет его слепоту, ярость, гнев, которые возникают из-за того, что Дух Божий каждый день низвергает его в бездну29. В предисловии Верджерио говорит, что он уверен в том, что Липпомано решился нарушить покой лица, обладающего наибольшим авторитетом в Королевстве Польском, князя Радзивилла Черного под давлением папы Павла IV:

«Ведь знаю их обычай: если только увидят, что какой-нибудь более могущественный человек отступает от их указаний, если не могут мстить с помощью оружия, затащить в тюрьмы, притащить к кострам, к крестам, то тогда стараются хотя бы с помощью своих участников походов причинить вечное бесчестие...»30.

Во втором предисловии Верджерио еще раз обвинил Липпомано в том, что он бросил множество злых, лживых, клеветнических и наглых обвинений «такому великому князю», последнего Верджерио охарактеризовал как настоящего христианина, который простил этого человека за все злые слова и попытался в своем тексте «открыть глаза этому слепому человеку», а также открыто высказал свои христианские убеждения, в отличие от «папских палачей». Комментируя ответ, Верджерио похвалил Радзивилла за его решительность, которую он проявил, отказавшись от симуляции, свойственной религиозному поведению того времени.

«Таким образом, он дал отпор (насколько позволял жанр письма), предоставив очень веские доказательства, тем самым засвидетельствовал перед нами признание веры и смело открыл свое сердце Богу. Он не думал, что можно найти какой-нибудь способ решения всех тех вопросов, из-за которых даже многие понимающие истину люди медлят присоединиться к нашей группировке. Поэтому это письмо расцениваем как поручительство этого благородного князя, который свято обещает, что готов отдать все свои силы, приложить все старания, использовать весь авторитет, наконец, отдать свою кровь и жизнь ради того, чтобы сохранилось более чистое учение Евангелия и каждый день укреплялось бы, несмотря на славу всего мира и столпотворение»31.

Самое большое по объему и основное произведение издания — текст Радзвилла Черного — получило название: «Ответ Свтейшего князя Николая Радзивилла на представленное письмо» (Responsum Illustrissmimi Principis Nicolai Radivili ad easdem litteras). В конце издания было представлено еще несколько разных приложений, подготовленных сотрудниками: две речи и ряд поэтических произведений. Первая речь, возможно, была создана клиентом Радзивилла Черного Евста- хием Трепкой (около 1510-1559 гг.), который оказал помощь составителям Двух писем в подготовке к изданию этого сочинения и который с 1553 г. был принят на работу в поместье князя Альбрехта в качестве составителя литературы на польском языке. Считается, что именно Трепка составил текст «Евстахий Теофилий приветствует христианского читателя» (Eusthathius Theophilus candido et christiano lectori) для издания Двух писем под псевдонимом Евстахий Теофилий. Риторика этого приветствия была не менее язвительной и антирим- ской. Липпомано здесь охарактеризован как «беспомощный старик, требующий ухода», который хочет показать папе, «Зверю Запада», свой труд «Посланник римских слизняков и выжлец, у которого хотя и есть хороший нюх, но он не очень прозорливый и наблюдательный»32. Текст Трепки созвучен призыву, который Верджерио включал в свои издания, и также призывает отказаться от страха и никодемизма и, следуя примеру Радзивилла, встать на сторону истины:

«Все высочайшие и нижайшие, никодемиты и ни к какой группировке не принадлежащие люди или люди среднего сословия пусть стараются догнать этого прекрасного и очень набожного правителя, бегущего по своему желанию, но не отступающего назад, а идущего первым в прекрасной борьбе по пути Отца (Царя). И если они что-либо ранее скрывали или в чем- либо сомневались, то теперь, когда у них появился такой прекрасный вождь, пусть идут к свету, становятся видимыми и свидетельствуют о наиболее сильной Божьей славе, получая согласие и поддержку от людей и делая это в присутствии царей и сатрапов, и даже если папа со своими присягнувшими лопнет от злости, пусть свидетельствуют о Христе»33.

В конце издания содержится еще один текст, датированный 1 октября, за авторством Иоганна Аурифабера (1517-1568) — бывшего профессора Виттенбергского и Ростокского университетов, а с 1554 г. профессора теологического факультета Кенигсбергского университета и суперинтенданта самбийского епископства. В обращении к инициатору издания Верджерио «Иоганн Аурифабер, суперинтендант прусских церквей в Самбии, приветствует Многоуважаемого отца и господина во Христе, господина Пьетро Паоло Верджерио, бывшего епископа Юстинополя и посла Папы Римского, а сейчас настоящего изгнанника Христа, своего покровителя и друга, которым я дорожу и который для меня так важен» (Reverendissimo in Christo Patri ас Domino, Domino Petro Paulo Vergerio, olimEpiscopo lustinopolitano & Pontificum Romanorum Legato, nunc uero Christi exuli, patrono & amico suo in maioribus colendo. lohannes Aurifaber Ecclesiarum Prutenicarum in Sambia Superattendens. Salutem Dicit) автор благодарит за распространение истинного Евангелия в Польше и Литве, призывал к созыву независимого от Рима собора, который решал бы церковные вопросы, и подчеркнул, что посланничество Липпомано является лишь попыткой Антихриста сделать так, чтобы Королевство Польское и в дальнейшем пребывало «в послушании и служении»34. Подчеркивая роль Радзивилла Черного в борьбе против Антихриста, Аурифабер назвал ответ Липпомано «прекраснейшим и лучезарнейшим изложением веры» (pulcherrimae & luculentissimae confesionis), укрепляющей решительность, которая поможет избавиться от ошибок. После исправления текста Аурифабера, а также ошибок в напечатанных примечаниях было отмечено, что во втором издании книги манифест Радзивилла будет дополнен другим текстом — так называемым исповедаванием веры Вюртембергского герцога Кристофа (имелась в виду вероисповедание Бренца). В этих примечаниях также указывается на то, что оба исповедания, Бренца и Радзивилла Черного, уже переводились на итальянский и немецкий и что предполагается их перевод на французский и польский языки35. В настоящее время второе издание на латинском языке неизвестно.

Издание Duae epistolae сопровождалось также пятью стихотворными антилиппомановскими текстами. Автором трех из них был, скорее всего, поэт из имения Радзивилла и составитель первых протестантских брестских изданий в ВКЛ Андрей Трицеский (Andrzej Trzecieski), который эпиграммы и элегии подписал псевдонимами Христиан Либерий (Christianas Liberals), Пруденций Кахинний (Prudentius Cachinnius) и Вири- лий Музей (Virilius Musaeus)36. В эпиграмме, подписанный вторым из перечисленных псевдонимов, «На того же Липпомано, папского легата, который приказал сжечь евреев в Сохачеве из-за осквернения Евхаристического хлеба» (De eodem Aloysio Lippomano legato pontificio quod ludaeos Sochacouiae ob violatum panem Eucharistiae exuriiusserit) был оглашен процесс, состоявшийся летом 1556 г., который дискредитировал папского нунция и еще больше обострил противостояние между Сигизмундом Августом и нунцием, во время которого нунций обрек на сожжение несколько сохачевских евреев, обвиненных в осквернении Таинства. Самой большой по объему среди стихотворных текстов издания была элегия «О начале раскрытия священного Евангельского учения, о прогрессе и об укреплении польского края после Антихриста» (De Sacrosancti Evangelii, in ditione Regis Poloniae, post revelatum Antichristum, Origine,progressu &incrementd), подписанная псевдонимом Вири- лий Музей. В ней обобщены первые шаги Реформции в Польше и Литве и отмечены фамилии и заслуги наиболее выдающихся вельмож, дворян и многих писателей, действующих в окружении Радзивилла Черного, а также составителей книг. Между текстами были напечатаны стихотворное пожелание (Omen) медика из имения князя Пруссии Альбрехта Маттиаса Стойуса (Matthias Stoius Regiomontanus, 1526-1583) и «Элегия, направленная против гражданина Венеции Алоизио Липпомано, легата Римского папы в Польше» (In Aloysium Lipomanum Venetum, episcopum Veronensem, Pauli IIII Romani Pontificis per Poloniam Legatum) Эрхардуса Спербера (Erhard Thuringus Nisus, Sperber, 1529-1608), который был родом из Эйслебена.

Стихи, напечатанные в сочинении Duae epistolae, побудили испанца Петра Роизия (Pedro Ruiz de Moros, около 1505-1571 гг.), поэта, жившего с 1551 г. в Литве, и судьи королевского суда, написать первое стихотворное сочинение на литовском языке, направленное против Реформации. Уже в том же 1556 г. Роизий написал гекзаметром поэму, прославляющую миссию Липпомано в Польше и Литве, «Тысячестишие» (Chiliastichori), которая была издана в апреле 1557 г. в Кракове37. Липпомано в поэме изображен как «святой старец», «пастырь», прибывший «на север, скованный сильными морозами, где ни весны нет, ни лета не бывает» для того, чтобы «словно второй Атлант» на своих плечах держать «место святых». Поэма Роизия представляет собой как бы список преданных церковных и государственных деятелей, написанный в подражание элегии Вирилия Музея и прославляющая заслуги последних, с целью укрепления рядов сторонников римско-католической церкви в Польше и Литве. Обращение к Радзивиллу Черному в поэме созвучно содержанию письма Липпомано Радзивиллу, в котором бывший папский нунций призывал заблудшие души вернуться к своим.

В полемическом сочинении, составленном Верджерио был опубликован текст Радзивилла Черного, который является единственным печатным религиозным произведением, подписанным именем Радзивилла и имеющее исключительное значение для реконструкции как религиозного сознания самого Радзивилла, так и евангелических идей раннего периода в ВКЛ. Призыв Липпомано «опровергнуть слухи» о том, что князь построил себе «собор и, противоречащий собору истины», спровоцировал не раскаяние Радзивилла, а публичное заявление о добровольном отлучении от римско-католической церкви и создании истинной Христианской церкви. Он вышел за рамки норм, предписанных для составления частного ответа, и подготовил ответ в виде публичного документа, в котором говорилось о религиозных реформах. Радзивилл предпочел открыто высказать свое мнение. Вильнюсский воевода решительно не согласился со всеми рассуждениями Липпомано, отверг его ценности, придерживаясь «доказанного и подтвержденного» мнения, что Липпомано и все католическое сословие церковников являются «слепыми фарисеями», дурное называют хорошим, а черное — белым: «...так как доказано и подтверждено, что люди оттуда и того сословия правильные вещи считают злом, а зло — правильными поступками»38. Выступление Черного с соответствующим лексиконом должно было быть оппозиционным по отношению к слащавой (а, по мнению Радзивилла, двуличной) риторике Липпомано. Аргументацию и методику письма нунция Черный оценил как норму для Римской церкви: «весьма хорошие губы, но вовсе бесстыжая душа»39. Сам Радзивлл свой ответ определил как суждение мирянина, государственного деятеля и политика, для которого актуальны христианские истины, основанное на Библии и свободном рассуждении. Радзивилла, полагая, что условием истины является не метод, а рассуждение, опровергал основной принцип схоластической религиозной полемики, согласно которому следует опираться на метод («способ преподавания») и приоритеты отдать школе и обучению (традиции, отцы Церкви, авторитеты). Радзивилл утверждал, что вместо методологических приоритетов, закрепленных в традиции Римской церкви, которые, по мнению Черного, являются демонстрированием «способа преподавания и обучения», он использует [способ. — Д. П. «искреннего преподавания» (simplicissime ехропат), основанный на «размышлении» {ratio). Критика метода и обучения проложила путь к индивидуализму радзивиловского рассуждения. В ответе Липпомано он с легкостью опроверг упреки папского нунция в том, что князь должен был бы воздержаться от обсуждений религии, так как недостаточно грамотен40. Черный решительно ответил, что ему достаточно всех тех даров, которые посылает Бог людям, дабы Его познали. Установки на познание Истины обусловили острую риторику ответа Черного: он осудил католическую церковь, назвал ее неисправимым злом. Радзивилл, как и Верждерио, а также другие авторы текста Duae epistolae, не жалел в адрес апостольского престола и самого папы острых слов: для определения сторонников римской церкви он использовал такие эпитеты, как безмозглые, наглецы, проклятые, антихристы, части дьявольского тела, воры, злодеи, папские злые привидения, чудовища страшнее африканских чучел, тираны. Римская традиция и обряды были объявлены антихристианскими и еретическими, «нафаршированными глупостями», которые доставляли только внешние удовольствия. Радзивилл Черный, указав на то, что христианское служение он понимает как живую веру, а не империалистическую политику, в тексте обвинил Римскую церковь в том, что она является орудием империи Антихриста41. В истории Реформации Литвы это один из самых радикальных антиримских текстов, риторику которого, возможно, обострил и Верджерио. В историографии выдвинуты разные версии относительно авторства ответа Липпоману. Уже в корреспонденции современников можно обнаружить сведения о вкладе разных авторов в создание этого манифеста Реформации. 30 сентября 1556 г. духовник королевы Бонавентура Томас писал С. Госию, что настоящим автором ответа Липпомано является придворный короля Сигизмунда Августа Гаспар Лонцкий- Кур- бах (Gaspar Lqcki-Kurbah)42. Бочке (Wotschke) также считал его основным автором манифеста43. Лонцкий-Курбах, посланник короля, направленный к ливонскому архиепископу Вильгельму, был убит по указанию магистра Ливонии Иоганна Вильгельма фон Фюрстенберга (1500-1568) еще до выхода в свет издания, в июне 1556 г. Об этой истории и о том, что Радзивилл воспользовался текстом, написанным «известным юношей Лонцким», но «неукрашенным» и оставленным «на полпути», в действительности, говорится и в одном из вышеупомянутых стихотворений, включенных в сочинение Два письма и подписанных именем Христиан Либерий. В этом же стихотворении отмечается, что после смерти Лонцкого текст завершил коллектив нескольких авторов44. Основываясь на вышеприведенных свидетельствах, можно сделать вывод о том, что Лонцкий-Курбах и другие лица из окружения Радзивилла в действительности приняли участие в подготовке ответа Радзивилла Черного, однако более точно оценить их вклад в эту работу невозможно. В XVI в. публичные тексты вельмож часто составлялись при участии образованных клиентов вельмож, поэтому в религиозных текстах князя аккумулируются общие идеи его культурного окружения. Не следует исключать того, что и другие религиозные сочинения Радзивилла — особенно наиболее поздняя корреспонденция дискуссионного характера с Ж. Кальвином — была написана при помощи авторов княжеского окружения. Несмотря на это, многие имеющиеся свидетельства доказывают, что Радзивилл Черный и сам был самостоятельным, активно участвовал в церковных делах и внес заметный вклад в формирование ранней религиозной мысли и позиции ВКЛ. Хотя он не претендовал на роль теолога и с гордостью подчеркнул в своем ответе Липпомано, что является политиком и государственым деятелем, тем не менее не считал свое положение препятствием для участия в религиозных дискуссиях.

Публикация Верджерио прославила Радзивилла Черного как религиозного мыслителя и лидера Реформации в Литве и Польше во всей Европе. Несмотря на то, что она была единственным печатным религиозным сочинением, подписанным его собственным именем, князь Радзивилл стал первым литовцем, включенным во всеобщий Index librorumprohibitorum, изданный в Риме в 1559 г.45 Вместе с такими фигурами европейской Реформ- ции, как Лютер, Меланхтон или Кальвин, Радзивилл Черный был причислен к наиболее опасным автором, и запрет налагался на чтение и распространение всех его сочинений {opera omnia). Гласность ускорила и процесс институционализации Евангелической церкви ВКЛ: с 1557 г. вильнюсская христианская церковь, покровителем которой был Радзивилл Черный, начала создавать свои синоды, документировать их деятельность и, находясь в сообществе европейских протестантских церквей, действовать как Евангелическая церковь Литвы.

Во время второго визита в Пруссии, Литве и Польше в конце 1559 - начале 1560 г., продлившегося семь месяцев, Верджерио продолжил свою издательские инициативы, однако они не сыграли роли такого масштаба, как ранее. Верджерио уже был разочарован в том, что Радзивилл все больше уклонялся от лютеранской веры. Верджерио и Радзивилл поддерживали связи до самой смерти, которая настигла их обоих в одном году: Черный скончался в мае 1565 г. в Вильнюсе, Верджерио — в октябре 1565 г. в Тюбингене. Конфессиональная ориентация Радзивиллов, которых Верджерио считал гарантом успешной Реформации в Польше и Литве, всегда находилась в поле зрения Верджерио, в сфере своего влияния он старался удержать и старшего сына Радзивилла, Николая Христофора Радзивилла Сиротку (Sierotka, 1549-1611), которого отец в 1563 г. отправил на Запад, в Страсбург для обучения46. Когда в этом городе началась чума, Верджерио уговорил сына лидера Реформации Литвы продолжить обучение в Тюбингене. Вероятнее всего, что Радзивилл Сиротка проводил бывшего итальянского епископа в последний путь в кафедральном соборе Тюбингена, где тот и был похоронен. К сожалению, его молодой подопечный, как известно, после смерти отца и обучения в Тюбингене отправился в Рим и усилиями Апостольского престола вновь принял католичество, завершив тем самым протестантскую историю этой ветви рода Радзивиллов.

1. Hubert F. Н. Vergerios publizistische Thatigkeit. Nebst einer biblio- graphischen LTbersicht. Gottingen, 1893.
2. Zuliani F. Una testimonianza coeva su Pier Paolo Vergerio il Giovane stu- dente a Padova 11 Atti e memorie della societa Istriana di archeologia e storia patria. 2014. Volume CXIV della Raccolta (LXII della Nuova Serie). P. 205-214.
3. В XX в. существенным вкладом в изучение жизни и реформационной деятельности Пьетро Паоло Верджерио сталамонография американского ученого Анны Якобсон Шутт, см.: Jacobson Schutte A. Pier Paolo Vergerio: The Making of an Italian Reformer. Geneve, 1977 (итальянская версия: Schutte J. A. Pier Paolo Vergerio e la riforma a Venezia (1498-1549). Roma, 1988).
4. В последние десятилетия Silvanno Cavazza уделял много внимания Верджерио, см.: Cavazza 8. Pier Paolo Vergerio: La formazione di un rifor- matore italiano // Quaderni giuliani di storia. 1981. Vol. 2. P. 141-157; Cavazza 8. Pier Paolo Vergerio. Catechismi e scritti spiritual! // «La gloria del Signore». La riforma protestante nell’Italia nord-orientale / A cura di G. Hofer. Trieste, 2006. P. 187-222. См. также сборник статей: Pier Paolo Vergerio il Giovane, un polemista attraverso I’Europa del Cinquecento. Convegno internazionale di studi Cividale del Friuli, 15-16 ottobre 1998 / A cura di U. Rozzo. Udine, 2010.
5. Sixt С. H. Petrus Paulus Vergerius, papstlicher Nuntius, katholischer Bischof und Vorkampfer des Evangelium’s. Eine Reformationsgeschichtliche Monogra- fie. Braunschweig, 1855. S. 384-441,540-594; SembrzyckiJ. Die Reise des Vergerius nach Polen 1556-1557, sein Freundeskreis und seine Konigsberger Flu- gschriften aus dieser Zeit // Altpreufiische Monatsschrift.1890. N. 27. Hft. 7-8. S. 513-584; Wotschke Th. Vergerios zweite Reise nach Preufien und Lithauen. EinBeitrag, zur Reformationsgeschichte des Ostens // Altpreufiische Monats- schrift. 1911. N 48. 8.221-317.
6. Sembrzycki J. Die Reise des Vergerius nach Rolen... 8. 529.
7. Briefwechsel zwischen Christop, Herzog v. Wiirttenberg und Petrus Paulus Vergerius / Hrsg. von E. Von Causler, Th. Schott. Stuttgart, 1875. S. 127.
8. Sembrzycki J. Die Reise des Vergerius nach Rolen... 8. 537.
9. Urban W. Ewangelia, ale jaka? Korespondencja dotyzc^ca P. P. Wergeriusza i reformaciji polskiej z lat 1556-1558 // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. 1981. N26. 8.127-128.
10. Более подробно о деятельности Радзивилла Черного см.: Pociute, D. Maistininkq katedros. Ankstyvoji reformacija ir lietuviq-italq evangelikq rysiai. Vilnius, 2008. P. 197-234, 285-288.
11. Поцюте Д. Итальянский евангелизм в Великом Княжестве Литовским и его поддержка при Боне Сфорце // Ренессансная Италия в Росии и Прибалтике: Сборник материалов международной конференции «Прошлое, настоящее и будущее итальянистики в странах Балтии и Росии в честь профессора А.Д. Роловой», Рига, 25-26 ноября 2010 г. / Институт Всеобщей истории Российской академии наук. М., 2016. С. 217-241.
12. Более подробно см.: Cavazza 8. Pier Paolo Vergerio nella Prussia orien- tale: Il Catalogus Haereticorum del 1556 // Dalia bibliografia alia storia. Studi in onore di Ugo Rozzo / A сига di R. Gorhjan, Udine, 2010. P. 60-67.
13. Rozzo U. Pier Paolo Vergerio censore degli indici dei libri proibiti // Pier Paolo Vergerio il Giovane... P. 143-177.
14. Rozzo U. Pier Paolo Vergerio... P. 148.
15. «Quum пего idem Lipomanus Antichrist! internuncius, hereticos quoq[em] et nebulones in eadem epistola per summam intemperantiam nos uocarit, Vestra Celsitudo ita illi grauissimo et diuino scripto respondit, ita pro dignitate excepit hominem, ut nihil sit opus a me aut ah alio quicquam addi, certe crediderim futurum ilium posthac in dictandis ad tales Principes, qualis tu es, Uteris cautiorem et prudentiorem». Цит. no: Vergerio P. P. Catalogue haereticorum aeditus Venetiis de commissione tribunalis Sanctissime Inquisitionis apud Gabrielem lulitium et fratres de Ferraris, cum annotatio- nibus Athanasii, Regiomonti Borussiae, 1556. P. Aiii-Aiv.
16. Подробнее см.: Cavazza 8. Pier Paolo Vergerio nella Prussia orientale... P. 56-59.
17. Koller A. Lippomano, Luigi // Dizionario Biografico degli Italiani. Vol. LXV. Roma, 2005. P. 243-246.
18. См. письмо Юлия III А. Липпомано (1555 05 13, Рим): Acta Nuntia- turae Polonae. III.l: Aloisius Lippomano (1555-1557) / Ed. H. D. Wojtyska. Romae, 1993. P. 3-4.
19. См. письмо Павла IV А. Липпомано (1555 07 06, Рим): Рим Acta Nun- tiaturae Polonae... P. 12-13.
20. См. письмо Дж. Путео Сигизмунду Августу (1555 07 10, Рим): Acta Nuntiaturae Polonae... Р. 341-342; письмо А. Фарнезе Сигизмунду Августу (1555 07 27, Рим): Acta Nuntiaturae Polonae... Р. 345-346.
21. Pociute D., Caro Dugo C. Pirmasis jezuitas Lietuvoje: Alfonso Salmerono laiskai Ignacui Loyolai // Literatura. 2008. N 50 (1). P. 59-72.
22. См. письмо А. Липпомано Н. Радзвиллу Черному (21 02 1556, Лович): Acta Nuntiaturae Polonae... Р. 145-149.
23. См. письмо М. Радзивилла Черного А. Липпомано (01 09 1556, Вильнюс): Acta Nuntiaturae Polonae... Р. 245-274.
24. «...И Palatino di Vilna, al quale questo marzo passato havevo scritto quella lettera di correttione fraterna molto modesta et Christiana, la cui copia mandai a Sua Beatidudine, a questi giorni passati m’ha fatto una risposta lunghissima, quale mi fu portata a V dell’instante, piena di biesteme [sic], vil- lanie et calunnie, ove vitupera Sua Beatitudine et tutto lo stato Ecclesiastics con tanta sfacciatagine, temerita et presontione, die il Diavolo non ha tanta. In somma questa epistola e un epithome di tutta la perfidia lutherana. Come io 1’hebbi ricevuta, confesso a V.ra Eccellenza essere caduto da ogni speranza ch’io possa far piu qualche bene in quests Regno, perche essendo costui ogni cosa presso il Re: solo Consigliere, Marescial, con chi il Re mangia, va alia caccia, balla et sollazza, non mi posso persuaders che non 1’habbia scritta et mandata di suo consenso. Il che se e veto, come ogni ragione mi sforza a credere, video hie nos oleum et operam perdere, et laterem (ut dicitur) lavare». Липпомано здесь процитировал «Молодого пунийца» Плавта (Poenulus I, 2). Цит. по: Липпомано Дж. Караффе (1556 09 22, Лович): Acta Nuntiaturae Polonae... Р. 284.
25. Sembrzycki J. Die Reise des Vergerius nach Polen... S. 537.
26. См. критическое издание: Du laiskai: Popieziaus nuncijaus Luigi Lippomano ir kunigaikscio Mikalojus Radvilo Juodojo polemika (1556): Studija, faksimile, komentuotas leidimas, vertimas j lietuviq kalbtz. Two Letters: A Controversy between Papal Nuncio Luigi Lippomano and Duke Nicolaus Radvilas the Black (1556): A Study, Facsimile / New Ed. with comm, and transl. into Lithuanian (Monumenta Reformationis Lithuanicae, vol. 2) / Ed. by D. Pociute. Vilnius, 2015.
27. Urban W. Ewangelia, ale jaka? P. 126.
28. Составитель и переводчик польского издания не был указан. В историографии прочно укоренилось мнение о том, что, возможно, это мог быть Николай Рей или Евстахий Трепка. Считается, что оригинал до наших дней не сохранился. Дефектный экземпляр этого издания хранился в Вильнюсской синодальной библиотеке Евангелистов- реформатов еще в начале XX в. На его основе была подготовлена публикация (Dwa listy lacinskie Aloizego Lipomana i Mikolaja RadziwiHa. W przekladzie polskim Mikolaja Reja, z pierwodruku roku 1559 wydal I. Chr- zanowsky. Warszawa, 1905).
29. Du laiskai... Р. 257.
30. «...nam scio morem, quern enim uident aliquem ex potentioribus dis- cedere ab eorum placitis, si non possum armis ulcisci, nee rapere ad carceres, ad rogos, ad cruces, hunc saltern per suos emislarios curant inurendum notis sempiternae infamiae...». Цит. no: Du laiskai... P. 259.
31. «Confutauit igitur (quantum Epistolae ratio ferebat) firmissimis argu- mentis, atque interim aedidit nobis suae fidei confessionem ac patefecit se Ecclesijs intrepide, nee putauit habendam ullam rationem illarum omnium rerum, quae plurimos, ne se nostris partibus adiungant, quum tamen agnos- cant ueritatem, remorari solent. Quare habemus certissimam ueluti arram ab illo optimo Principe, qua sancte promittit se omnes suas opes, omnia sua studia, отпет suam autoritatem, sanguinem denique &uitam отпет para- tum esse profundere, quo purior Euangelij doctrina contra отпет potentiam & fremitum mundi, retineatur, & quotidie magis promoueatur ». Цит. no: Dulaiskai... P. 272.
32. Du laiskai... Р. 350.
33. «Hunc inquam optimum&ualde pium principem, sponte sua currentem & nihil tergiuersantem, sed in certamine pulcherrimo coelestis patris ac regis uia praeeuntem, omnes summi ac infimi, Nicodemitae, neutrarumque partium et medij homines assequi studeant, & si quid antea dissimularunt, & alicubi hae- serunt, nunc talem Ducem nacti in lucem aspectumque prodeant, & potiorem ac priorem ducentes gloriam Dei beneuolentia & fauore hominum coram Regibus & satrapis Christum etiam si Papa cum suis iuratis rumpatur, profiteantur, iam enim sunt egregiam occasionem rei optimae gerendae & perficiendae consequu- ti nec habent quod amplius obtendant & praetexant». Цит.: Du laiskai... P. 353.
34. Du laiskai... Р. 356.
35. Du laiskai... Р. 220-221.
36. Du laiskai ...Р. 376-395.
37. Roizijus Р. Rinktiniai eilerasciai. Vilnius, 2008. Р. 82-106, 206-230.
38. «...pro comperto confirmatoque habens, ab eius loci atque ordinis homini- bus, quae recta sunt pro malis, quae mala pro recte factis censeri». Цит.: Du lais- kai... P. 278-279.
39. «... ore quidem, ut apparet, probo, animo tamen obijciuntur inuerecundo prorsus». Цит. no: Du laiskai... P. 305.
40. Липпомано религиозные рассуждения людей, не просвещенных в вопросах теологии, образно сравнил с «соломинками, которые разносит ветер», см.: Du laiskai... Р. 267.
41. Подробнее о содержании ответа Радзивилла Черного см.: Pociute D. Radvilas the Black’s Answer to Nuncio Lippomano (1556): Manifesto of the Establishment of the Lithuanian Evangelical Church and the Reformation, in: Du lais- kai...P. 11-108.
42. См. письмо Бонавентуры Томас С. Госию (1556 08 30, Вильнюс): Stanislai Hosii 8. R. Е. Cardinalis Maioris Poenitentiarii Episcopi Varmiensis epistolae.T. 2. Krakow, 1886-1888. P. 748, nr. 1657.
43. Wotschke Th. Geschichte der Reformation in Polen. Leipzig, 1911. 8.159.
44. Du laiskai... P. 368.
45. D. Pociute, Maistininkq katedros..,Ρ. 389-396.
46. Kempa T. Mikolaj Krzysztof RadziwiH Sierotka (1549-1616), wojewoda wiledski. Warszawa, 2000. P. 31-35.

Источники и литература

  1. Поцюте Д. Итальянский евангелизм в Великом Княжестве Литовским и его поддержка при Боне Сфорце // Ренессансная Италия в Росии и Прибалтике : Сборник материалов международной конференции «Прошлое, настоящее и будущее итальянисти- ки в странах Балтии и Росии в честь профессора А. Д. Родовой», Рига, 25-26 ноября 2010 г. Москва: Институт Всеобщей истории Российской академии наук, 2016. С. 217-241.
  2. Acta Nuntiaturae Polonae. III.l: Aloisius Lippomano (1555- 1557) / Ed. H. D. Wojtyska. — Romae: Institutum Historicum Polonicum, 1993.-500 p.
  3. Briefwechsel zwischen Christop, Herzog v. Wiirttenberg und Petrus Paulus Vergerius / Hrsg. von E. von Causler, Th. Schott. — Stuttgart: Literarische Verein, 1875. — 517 s.
  4. Cavazza S. Pier Paolo Vergerio: La formazione di un riformatore italiano // Quaderni giuliani di storia. 1981.Vol 2. P. 141-157.
  5. Cavazza S. Pier Paolo Vergerio. Catechismi e scritti spiritual! I I «La gloria del Signore». La riforma protestante nell’Italia nord-orientale / A cura di G. Hofer. Trieste: Edizioni della Laguna. 2006. P. 187-222.
  6. Cavazza S. Pier Paolo Vergerio nella Prussia orientale: 11 Catalogue Haereticorum del 1556 // Dalia bibliografia alia storia. Studi in onore di Ugo Rozzo / A cura di Rudj Gorian. Udine: Forum, 2010. P. 51-67.
  7. Du laiskai: Popieziaus nuncijaus Luigi Lippomano ir kunigaikscio Mikalojaus Radvilo Juodojo polemika (1556): Studija, faksimile, komentuotas leidimas, vertimas j lietuviq kalbq - Two letters: A controversy between Papal nuncio Luigi Lippomano and Duke Nicolaus Radvilas the Black (1556): A study, facsimile a new edition with commentaries and translation into Lithuanian (Monumenta Reformationis Lithuanicae, vol. 2) / Ed. by D. Pociute. — Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institute leidykla, 2015. — 475 p.
  8. Hubert F. H. Vergerios publizistische Thatigkeit. Nebst einer bibliographischen (jbersicht. — Gottingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1893.-323 s.
  9. Kempa T. Mikolaj Krzysztof Radziwill Sierotka (1549-1616), wojewoda wileiiski, Warszawa: Semper. 2000. — 381 s.
  10. Koller A. Lippomano, Luigi // Dizionario biografico degli Italian!. Vol. LXV. 2005. P. 243-246.
  11. Pociute D. Maistininkq katedros. Ankstyvoji reformacija ir lietuviq-italq evangelikqrysiai. — Vilnius: Versus aureus, 2008. — 599 p.
  12. Pociute D., Caro Dugo C. Pirmasis jezuitas Lietuvoje: Alfonso Sahnerono laiskai Ignacui Loyolai // Literature. 2008. N 50 (1). P. 59-72.
  13. Pociute D. Radvilas the Black’s answer to Nuncio Lippomano (1556): Manifesto of the establishment of the Lithuanian Evangelical Church and the Reformation // Du laiskai: Popieziaus nuncijaus Luigi Lippomano ir kunigaikscio Mikalojaus RadviloJuodojo polemika (1556): Studija, faksimile, komentuotas leidimas, vertimas j lietuviq kalbq - Two letters: A controversy between Papal nuncio Luigi Lippomano and Duke Nicolaus Radvilas the Black (1556): A study, facsimile a new edition with commentaries and translation into Lithuanian (Monumenta Reformationis Lithuanicae 2) / Ed. by D. Pociute. Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institute leidykla, 2015. P. 11-108.
  14. Roizijus P. Rinktiniai eilerasciai. — Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institutas, 2008. — 326 p.
  15. Rozzo U. Pier Paolo Vergerio censore degli indici dei libri proibiti // Pier Paolo Vergerio il Giovane, un polemista attraverso 1’Europa del Cinquecento. Convegno intemazionale di studi Cividale del Friuli, 15-16 ottobre 1998 / Acura di U. Rozzo. Udine: Forum, 2010. P. 143-177.
  16. Sembrzycki J. Die Reise des Vergerius nach Polen 1556-1557, sein Freundeskreis und seine Konigsberger Flugschriften aus dieser Zeit // Altpreufiische Monatsschrift. 1890. H. 7-8. S. 513-584.
  17. Sixt С. Н. Petrus Paulus Vergerius, papstlicher Nuntius, katholischer Bischof und Vbrkampfer des Evangelium’s. Eine Reformationsgeschichtliche Monografie. — Braunschweig: Schwetschke, 1855.-594 s.
  18. Stanisali Hosii S. R. E. Cardinalis Maioris Poenitentiarii Episcopi Varmiensis epistolae. T. 2:1551-1558. — Krakow: Drukiem Wl. L. Anczyca i Spolki, 1886-1888. - 1119 s.
  19. Urban W. Ewangelia, ale jaka? Korespondencja dotyzcqca P. P. Wergeriusza i reformaciji polskiej z lat 1556-1558 // Odrodzenie i Reformacja wPolsce. 1981. N 26. P. 125-131.
  20. Vergerio P. P. Catalogus haereticorum aeditus Venetiis de commissione tribunalis Sanctissime Inquisitionis apud Gabrielem lulitium et fratres de Ferraris, cum annotationibus Athanasii, Regiomonti Borussiae. — Konigsberg: loannes Daubmannuss, 1556. — 59 p.
  21. Wotschke Th. Geschichte der Reformation in Polen. — Leipzig: Rudolf Haupt, 1911. - 316 s.
  22. Wotschke Th. Vergerios zweite Reise nach Preufien in Lithauen. Ein Beitrag, zur Reformationsgeschichte des Ostens // Altpreufiische Monatsschrift. 1911. H. 48. 8.221-317.
  23. Zuliani F. Una testimonianza coeva su Pier Paolo Vergerio il Giovane studente a Padova // Atti e memorie della societa Istriana di archeologia e storia patria. 2014. Vol. CXIV della Raccolta (LXII della Nuova Serie). P. 205-214.

References

  1. Cavazza S. (1981) Pier Paolo Vergerio: la formazione di un riformatore italiano, Quaderni giuliani di storia, vol. 2, pp. 141-157.
  2. Cavazza S. (2006) Pier Paolo Vergerio. Catechismi e scritti spiritual!, La gloria del Signore. La riforma protestante neU’Italia nord- orientale (ed. G. Hofer), Trieste: Edizioni della Laguna, pp. 187-222.
  3. Cavazza S. (2010) Pier Paolo Vergerio nella Prussia orientale: il Catalogus Haereticorum del 1556, Dalia bibliografia alia storia. Studi in onore di Ugo (ed. R. Gorian), Udine: Forum, pp. 51-67.
  4. Causler E., von, Schott Th. (1875) Briefwechselzwischen Christop, Herzog v. Wurttenberg und Petrus Paulus Vergerius, Stuttgart: Literarische Verein, 517 p.
  5. Hubert F. H. (1893) Vergeriospublizistische Thatigkeit. Nebst einer bibliographischen Ubersicht, Gottingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 323 p.
  6. Kempa T. (2000) Mikoiaj Krzysztof Radziwill Sierotka (1549- 1616), wqjewoda wilenski, Warszawa: Semper, 381 p.
  7. Koller, A. (2005) Lippomano, Luigi, Dizionario biografico degli Italiani, vol. LXV, pp. 243-246
  8. Pociiite D. (2008) Maistininkq katedros. Ankstyvoji reformacija ir lietuviq-italq evangeliki{rysiai, Vilnius: versus aureus, 599 p.
  9. Pociiite D., Caro Dugo C. (2008) Pinnasis jezuitas Lietuvoje: Alfonso Salmerono laiskai Ignacui Loyolai, Literatura, n. 50 (I), pp. 59-72.
  10. Pociiite D. (2015) Du laiskai: Popieziaus nuncijaus Luigi Lippomano ir kunigaikscio Mikalojaus Radvilo Juodojo polemika (1556): Studija, faksimile, komentuotas leidimas, vertimas / lietuviq kalbq [Two letters: A controversy between Papal nuncio Luigi Lippomano and Duke Nicolaus Radvilas the Black (1556): A study, facsimile a new edition with commentaries and translation into Lithuanian], Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institute leidykla, 475 p.
  11. Pociiite D. (2015) Radvilas the Black’s Answer to Nuncio Lippomano (1556): Manifesto of the Establishment of the Lithuanian Evangelical Church and the Reformation, Du laiskai: Popieziaus nuncijaus Luigi Lippomano ir kunigaikscio Mikalojaus Radvilo Juodojo polemika (1556): Studija, faksimile, komentuotas leidimas, vertimas / lietuviq kalbq [Two letters: A controversy between Papal nuncio Luigi Lippomano and Duke Nicolaus Radvilas the Black (1556): A study, facsimile a new edition with commentaries and translation into Lithuanian], Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institute leidykla, pp. 11-108.
  12. Pociiite D. (2016) ItaFyanskii evangelizm v Velikom Knyazhestve Litovskim i ego podderzhka pri Bone Sfortse [Italian Evangelism in the Grand Duchy of Lithuania and its support under Bon Sforza], Renessansnaya Italiya v Rosii i Pribaltike: Sbornik materialov mezhdunarodnoi konferentsii «Proshloe, nastoyashchee i budushchee ital‘yanistiki v stranakh Baltii i Rosii v chest'professora A.D. Rolovoi», Riga, 25-26 noyabrya 2010 g, Moscow: Institut Vseobshchei istorii Rossiiskoi akademii nauk, 2016, pp. 217-241.
  13. Roizijus P. (2008) Rinktiniai eilerasciai, Vilnius: Lietuviq literatures ir tautosakos institutas, 326 p.
  14. Rozzo U. (2000) Pier Paolo Vergerio censore degli indici dei libri proibiti, Pier Paolo Vergerio il Giovane, unpolemista attraverso I’Europa de Cinquecento. Convegno internazionale di studi Cividale del Friuli, 15-16 ottobre 1998 (ed. U. Rozzo), Udine: Forum, pp. 143-177.
  15. Sembrzycki J. (1890) Die Reise des Vergerius nach Polen 1556- 1557, sein Freundeskreis und seine Konigsberger Flugschriften aus dieser Zeit, A Itpreufiische Monatsschrift, vol. 7-8, pp. 513-584.
  16. Sixt С. H. (1855) Petrus Paulus Vergerius, papstlicher Nuntius, katholischer Bischof und Vorkampfer des Evangelium’s. Eine Reformationsgeschichtliche Monografie, Braunschweig: Schwetschke, 594 p.
  17. Stanisali Hosii S. R. E. (1888) Cardinalis Maioris Poenitentiarii Episcopi Varmiensis epistolae, Krakow: Drukiem Wl. L. Anczyca i Spolki, vol. 2,1119 p.
  18. Urban W. (1981) Ewangelia, ale jaka? Korespondencja dotyzcqca P. P. Wergeriusza i reformaciji polskiej z lat 1556-1558, Odrodzenie iReformacjawPolsce, n. 26, pp. 125-131.
  19. Vergerio P. P. (1556) Catalogus haereticorum aeditus Venetiis de commissione tribunalis Sanctissime Inquisitionis apud Gabrielem lulitium et fratres de Ferraris, cum annotationibus Athanasii, Regiomonti Borussiae, Konigsberg: loannes Daubmannuss, 59 p.
  20. Wotschke Th. (1911) Geschichte der Reformation inPolen, Leipzig: Rudolf Haupt, 316 p.
  21. Wojtyska H. D. (1993) Acta Nuntiaturae Polonae, III. 1: Aloisius Lippomano (1555-1557), Romae: Institutum Historicum Polonicum, 500 p.
  22. Wotschke Th. (1911), Vergerios zweite Reise nach Preufien in Lithauen. Ein Beitrag, zur Reformationsgeschichte des Ostens, Altpreufiische Monatsschrift, H. 48, pp. 221-317.
  23. Пьетро Паоло Верджерио — первый издатель...Zuliani F. (2014) Una testimonianza coeva su Pier Paolo Vergerio il Giovane studente a Padova, Atti e memorie della societd Istriana di archeologia e storia patria, vol. CXIV della Raccolta (LXII della Nuova Serie), pp. 205-214.

Религия. Церковь. Общество, Выпуск VI 

Dainora Pociute

PhD in History, professor Faculty of Philology, Vilnius University (Universiteto g. 5, Vilnius, Lietuva 01122) dainora.pociute@flf. vu. It

Pietro Paolo Vergerio — the first publisher

OF REFORMATORY POLEMICAL WORKS IN LITHUANIA (1556)

The famous Italian reformer Pietro Paolo Vergerio (1498-1565) during his two trips to Lithuania, Poland and Prussia's Koenigsberg published a number of works important for the early period of the Reformation in this region, among which «Duae epistolae» (1556) occupies a special place. The publication contents the correspondence of the nuncio of Pope Luigi Lippomano with the ancestor of the Lithuanian Reformation N. Radziwill Cherny (1515-1565), who here for the first time announced his conversion to the Protestant faith. Soon the translations of the two above-mentioned letters into German (1557) and Polish (1559) were published. The article analyzes the connections between Vergerio and Radziwill in a historical context, examines the content of the book and the main ideas of its main text, the answer of Radziwill to Lippomano.

Keywords: Pietro Paolo Vergerio, Reformation, Koenigsberg, Lithuania, N. Radziwil Black, Luigi Lippoman

Religion. Church. Society, Volume VI 

 

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя AlexDigger