Славянская Библия в эпоху раннего книгопечатания

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Алексеев - Славянская библия в эпоху раннего книгопечатания
Вопреки своему ведущему назначению в идеологии и культуре средневекового общества Библия занимает скромное положение в системе письменных жанров эпохи. Это видно по количеству рукописей, в которых она сохранилась. Статистика славянских рукописей XI–XIII вв. с распределением по жанрам и темам приблизительно такова. Из почти 500 единиц две трети приходится на богослужебные книги триодь, служебник, требник, ирмолой, параклитик, служебную минею, а также устав и другие канонические тексты. Одна треть приходится на сборники. Среди сборников центральное место занимает пролог и четья минея, за ними следуют собрания проповедей и поучений отдельных авторов вроде Златоструя, Лествицы. Как и в случае служебных рукописей, организация материала в четьих сборниках носит преимущественно календарный характер. Большая часть из них привязана ко времени великого поста, когда в Византии проводилась массовая катихизация. Отдельные жития также объединялись в сборники по календарному принципу и включались в четьи литургические подборки, вроде майского Успенского сборника XII в.
 
Что касается собственно библейских рукописей, то в их число входит 90 списков Евангелия и Апостола в форме лекционария (апракоса), они назначены исключительно для литургического использования. Но 30 списков Четвероевангелия тоже за малым исключением имеют литургический характер, поскольку с XIII в. богослужение развивалось под определяющим влиянием иерусалимского устава, который не знал лекционария (апракоса), а пользовался исключительно Четвероевангелием (тетром) [6: 173–174]. Среди этих списков находятся четыре рукописи Евангелия, которые могут считаться главными свидетелями кирилло-мефодиевского перевода (Мариинское, Зографское, Галицкое, Типографское) [11: 8–9, 19–21], но также имеют литургическую разметку или ее остатки [6: 21]. Что касается прочего объема библейского текста, то только 9 списков из 500 содержат части Ветхого Завета в сопровождении толкований и один список содержит Апокалипсис. Таким образом, не более пяти процентов сохранившихся рукописей приходится очевидным образом на Библию.
 

Славянская Библия в эпоху раннего книгопечатания - К 510-летию создания Библейского сборника Матфея Десятого

Отв. ред. А. А. Алексеев; ред. колл.: Ф.В. Панченко, В.Г. Подковырова, В.А. Ромодановская
Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН; Библиотека Российской академии наук.
Санкт-Петербург: Издательство Пушкинского Дома, 2017. – 460 с., илл.
ISBN 978-5-87781-054-9
 

Славянская Библия в эпоху раннего книгопечатания - К 510-летию создания Библейского сборника Матфея Десятого - Содержание

  • От составителей
  • А. А. Алексеев. Эволюция славянской Библии от рукописной книжности к печатному станку
  • Н. А. Елагина. «Историческая Библия» Гийара де Мулена в Российской национальной библиотеке
  • О. Н. Блескина. Библии для «бедных» в собрании отдела рукописей Российской национальной библиотеки
  • Г. Н. Питулько. Западноевропейские издания Библии конца XV – первой половины XVI в. в собрании БАН
  • С. А. Семячко. Предисловия к библейским песням:новые материалы, старые вопросы
  • М. Гардзанити. Пeревод и использование Библии в творчестве Максима Грека
  • Т. В. Пентковская. Беседы на Евангелие от Матфея и Иоанна в переводе старца Силуана и Максима Грека в контексте раннего периода переводческой   деятельности Максима Грека в России
  • А. А. Пичхадзе. «Řecko-staroslověnský index» как инструмент исследования кирилло-мефодиевских переводов
  • В. С. Томеллери. Mолитва Господня с толкованиями Брунона в переводе Дмитрия Герасимова: Интерлинеарное издание текста
  • М. Б. Плюханова. Цитирование Ветхого Завета в Многосложном свитке
  • С. А. Французов. Полный список Библии на арабском языке в Санкт-Петербурге: Проблема датировки
  • Ф. В. Панченко. Концепт художественного оформления Библейского сборника Матфея Десятого
  • В. В. Калугин. Указатель Матфея Десятого «От пророчеств пословицы» и его русские источники
  • А. Е. Жуков. Были ли у Матфея Десятого ученики? К характеристике письма Супрасльского сборника 1507 г.
  • В. А. Ромодановская. Типология маргиналий в Библейском сборнике Матфея Десятого
  • В. Г. Подковырова. Откровение Иоанна Богослова в Сборнике Матфея Десятого (БАН, Срезн.II.75)
  • Л. В. Осинкина. О ветхозаветной книге Екклисиаст в Сборнике Матфея Десятого в сравнении с другими коллекциями библейских книг
  • А. А. Романова. Комплекс календарно-астрологических таблиц в Супрасльском сборнике
  • А. В. Миронович. Супрасльский монастырь в конце XV –середине XVI в. как религиозный и культурный центр
  • И. Д. Соловьева. Цикл миниатюр с образами евангелистов и их символов – новый памятник новгородской миниатюры XV века
  • Е. И. Серебрякова. Об особенностях иллюминации псковских рукописей Священного Писания XVI в.: мотивы орнамента и «иконография» инициалов
  • Е. И. Морозова. Об одном малоизвестном Четвероевангелии конца XV в. из собрания Государственного Исторического музея (Чуд. 30)
  • Е. В. Гусарова. Художественные традиции оформления библейских книг в Эфиопии (на примере парадного Восьмикнижия Эф. 100 из собрания ИВР РАН)
  • О. С. Сапожникова. От миниатюр немецких изданий XVI в. «Liber de arte distillandi» к «чудищам»русского Травника
  • Э. А. Гордиенко. Роспись церкви Успения на Волотовом поле в системе богослужения
  • Э. С. Смирнова. О времени создания Симоновской Псалтири (ГИМ, Хлуд. 3). Взгляд искусствоведа
  • Т. В. Анисимова. История Иосифа и его братьев в Тихонравовском хронографе
  • А. Г. Бобров. Новгородско-литовские отношения и судьба Виленского списка Летописи Авраамки
  • А. Г. Мельник. Избранные общехристианские святые, почитавшиеся в Троице-Сергиевом монастыре XV–XVI вв.
  • М. В. Корогодина. Канонические книги Супрасльского монастыря XVI века
  • У. А. Павлучук. Православные монастыри на территории Великого Княжества Литовского в XVI веке как культурные и духовные центры
  • А. И. Алексеев. Источники по истории религиозных движений на Руси в конце XV – начале XVI в.: Новый взгляд
  • Е. Остапчук. Евангелие от Марка в старопечатных изданиях богослужебных Четвероевангелий
  • А. В. Соколович. Брестская и Острожская Библия: влияние национальной традиции при переводе священных текстов (на примере античной реалии гиматий в Четвероевангелии Брестской и Острожской Библий)
  • Е. И. Титовец. Книги Библии в коллекции кириллических изданий XVI в. Центральной научной библиотеки НАН Беларуси
Summary
Список сокращений
 

Славянская Библия в эпоху раннего книгопечатания - К 510-летию создания Библейского сборника Матфея Десятого - От составителей

 
Письменность возникает и организуется в связи с задачами христианской миссии, с нею связан круг необходимых переводов и набор  литургических и агиографических текстов. Сама Библия оказывается востребована лишь в своем литургическом качестве, то есть частично, не полностью. Со временем появляются оригинальные по происхождению тексты (Жития Вячеслава, Бориса и Глеба и др.), которые создаются по внешним образцам и встраиваются в общую жанровую и календарную схему. Литургическое назначение текстов требует календарной организации отдельных произведений письменности, что всякий раз воплощается в форме сборника. Сборник сам по себе является центральной жанровой формой древнерусской письменности. Сборник может охватывать разнородный материал, его идеалом становится энциклопедия или библиотека, то есть собрание в себе всего, что существует. Это объясняется двумя главными причинами, хотя их может быть названо больше. 1) Рукописный кодекс состоит из отдельных тетрадей, его размеры могут варьироваться в значительном диапазоне, и если подбор материала не ограничен какой-либо тематикой, сборник становится библиотекой. 2) В допечатную эпоху писатель и читатель в большинстве случаев совмещаются в одном лице. Сборник не рассчитан на внешнего, постороннего читателя, еще нет читательской аудитории. Тиража издания не существует, и каждая копия является в известной мере самостоятельным произведением.
 
Форму сборника имеет толковая версия Св. Писания, полученная через переводы из греческой письменности, а именно Толковая псалтырь Афанасия Александрийского, Толковые пророки Феодорита Кирского, катены на Песнь Песней, Шестоднев Василия Великого, Апокалипсис с толкованиями Андрея Кесарийского и т. д. Объем библейского текста и толкований может в каждом случае произвольно изменяться. В каталоге рукописей XI–XIII вв. на эти произведения приходится 10 единиц. Просто четий – «голый» – ветхозаветный текст отсутствует. Таким образом, Библии в том виде, как мы понимаем это теперь, Древняя Русь не знала. Это не мешало ей жить в библейском мире. Слово Владимира Мономаха в части поучения представляет собою центон из Псалтыри и книг Премудрости. Автора не смущает то, что его поучение содержит целиком чужой материал. Это тоже входит в природу сборника – автор выступает не столько как писатель, сколько усердный читатель и компилятор, он делится плодами своей начитанности с миром (нельзя сказать: с читателем). Сходным по жанру является моление Даниила Заточника. И то, и другое может быть названо флорилегием и антологией.
 
Таким образом, главным приемом авторской работы в это время является компиляция. По замечанию В. М. Истрина, наклонность к компиляции составляет одну из отличительных особенностей древнерусской литературы от современных ей южнославянских литератур. Усилиями местных книжников на северо-восточной Руси в XIII в. появляется нечто новое – Толковая палея. Здесь к библейскому тексту в объеме Пятикнижия и старших пророков прибавляются три рода комментариев: 1) библейские апокрифы, 2) пассажи из Пролога, 3) анти-иудейские инвективы. Текст неустойчив, все четыре его ингредиента меняют свой объем практически в каждом списке – в большей или меньшей степени. Толковая палея представляет собою славянскую параллель к европейским библейским комментариям, называемым глоссы. Возникнув в IX в., они приняли со временем форму больших толкований к библейскому тексту – Glossa ordinaria. Более систематические толкования, так называемые Postilla litteralis super totam Bibliam, Николая Лиранского, созданные в 1322–1331 гг., завершили процесс.
 
Другой сборник сходного типа – хронограф в виде своих весьма объемных форм – Еллинского и Римского, Иудейского – и нескольких более мелких – Троицкого, Академического, Тихонравовского и других – воспроизвел византийские всемирные хроники, которые появляются с V в.и восходят в «Древностям иудейским» Иосифа Флавия. Именно Иосиф превратил Библию иудаизма в историографическое повествование. Вовсе не случайно, что только восточнославянский хронограф сохранил древний «мефодиевский» перевод пророческих книг Иеремии и Даниила, который не известен по другим источникам кириллического письма и лишь фрагментарно представлен в глаголическом бревиарии. Ранние списки Палеи и Хронографа относятся к XIV в., но происхождение обеих компиляций в XIII в. со времени В. М. Истрина [15] не вызывает сомнений. Возможно, несколько позже, но все же в ту же самую эпоху появляются такие смешанные компилятивные формы как Хронографическая палея, которая к толкованиям на священное писание прибавляет исторический материал, снабжая повествование библейской хронологией. Biblia historiale Петра Коместора (†1178) является параллельным образованием в средневековой Европе. Наконец, следует отметить, что сами летописные своды по своей структуре сборника и методу компиляции также принадлежат той же группе текстов и той же эпохе.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя viz