Бауэр - История Средневекового мира

Сьюзен Уайс Бауэр - История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов
Утром 29 октября 312 года римский военачальник Константин вошел во врата Рима во главе своей армии. Ему было сорок лет, шесть из которых он боролся за корону императора. Менее суток назад он наконец победил правящего Римом 29-летнего Максенция в битве у Мильвийского моста. Воины Константина пробили себе путь к Риму через мост, а побежденные сломали строй и бежали. Максенций утонул, утянутый на илистое дно реки весом собственного доспеха. Христианский историк Лактанций писал, что солдаты Константина вошли в Рим с символом Христа на каждом щите; римский же писатель Зосима добавляет, что распухшую от воды голову Максенция несли надетой на копье. Константин выудил тело бывшего императора и обезглавил его.
 
Константин вошел в императорский дворец, чтобы инвентаризировать свою новую империю. Первым делом он взялся за бывших пособников Максенция, сразу же отдав приказ о немедленных казнях – впрочем, в разумных масштабах: жертвами нового режима стали лишь «ближайшие друзья» Максенция. Константин уничтожил преторианскую гвардию – личную гвардию римских цезарей, поддерживавшую Максенция на троне. Кроме того, он упаковал голову Максенция и отправил ее на юг, в Северную Африку, в качестве послания тамошним сторонникам молодого правителя, показывая, что пришло время поменять союзников. Затем он взялся за соправителей бывшего императора.
 
Победа над Максенцием принесла ему корону – но не всю империю. Тридцатью годами ранее его предшественник Диоклетиан ввел должность соправителя для совместного управления обширными римскими владениями, и эта породило сложный порядок преемственности власти. Двое соправителей и поныне вели дела империи. Лициний происходил из семьи крестьян и сделал карьеру в армии; теперь он боролся за титул императора в центральной части империи, на восток от Паннонии и на запад от Черного моря. Максимин Даза, также крестьянин по рождению, правил на востоке, постоянно находясь под угрозой со стороны агрессивной Персидской империи
 

Сьюзен Уайс Бауэр - История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

ACT, Москва, 2015
ISBN 978-5-17-090562-1
 

Сьюзен Уайс Бауэр - История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов

Благодарности
 
Часть первая Единство
  • Глава первая Единая Империя, единый Бог
  • Глава вторая В поисках Небесного мандата
  • Глава третья Империя Мудрости
  • Глава четвертая Персидская угроза
  • Глава пятая Отступник
  • Глава шестая Землетрясение и вторжение
  • Глава седьмая Восстановление государства
  • Глава восьмая Католическая церковь
Часть вторая Раздробленность
  • Глава девятая Отлучение от церкви
  • Глава десятая Раскол
  • Глава одиннадцатая Захват Рима
  • Глава двенадцатая Одна природа против двух
  • Глава тринадцатая В поисках отчизны
  • Глава четырнадцатая Упадок династии Гуптов
  • Глава пятнадцатая Северные амбиции
  • Глава шестнадцатая Гунны
  • Глава семнадцатая Аттила
  • Глава восемнадцатая Правоверность
  • Глава девятнадцатая Верховные короли
  • Глава двадцатая Конец римской легенды
Часть третья Новые силы
  • Глава двадцать первая Остготы
  • Глава двадцать вторая Византия
  • Глава двадцать третья Ожидания
  • Глава двадцать четвертая Возмущение
  • Глава двадцать пятая Выборные короли
  • Глава двадцать шестая Вторжение и извержение
  • Глава двадцать седьмая Американский континент
  • Глава двадцать восьмая Великое и святое величие
  • Глава двадцать девятая Мор
  • Глава тридцатая Небесный властитель
  • Глава тридцать первая Воссоединение
  • Глава тридцать вторая Правители Южной Индии
  • Глава тридцать третья Два императора
  • Глава тридцать четвертая Хозяева дворцов
  • Глава тридцать пятая Григорий Великий
  • Глава тридцать шестая Поход на Персию
  • Глава тридцать седьмая Пророк
  • Глава тридцать восьмая Господство династии Тан
  • Глава тридцать девятая Племя веры
  • Глава сороковая Перекрестье
  • Глава сорок первая Проблемы империи
Часть четвертая Государства и королевства
  • Глава сорок вторая Закон и язык
  • Глава сорок третья Сотворение прошлого
  • Глава сорок четвертая Дни императрицы
  • Глава сорок пятая Путь в Европу
  • Глава сорок шестая Кайласа на Юге
  • Глава сорок седьмая Очищение
  • Глава сорок восьмая Аббасиды
  • Глава сорок девятая Карл Великий
  • Глава пятидесятая Мятеж Ань Лу-шаня
  • Глава пятьдесят первая Imperator et Augustus
  • Глава пятьдесят вторая Новый Синаххериб
  • Глава пятьдесят третья Правители замков и регенты
  • Глава пятьдесят четвертая Торжество аутсайдеров
  • Глава пятьдесят пятая Третья династия
  • Глава пятьдесят шестая Викинги
  • Глава пятьдесят седьмая Цари-долгожители
  • Глава пятьдесят восьмая Внутренняя и внешняя политика
  • Глава пятьдесят девятая Второй халифат
  • Глава шестидесятая Великая армия викингов
  • Глава шестьдесят первая Борьба за железную корону
  • Глава шестьдесят вторая Кампаку
  • Глава шестьдесят третья Базилевс
  • Глава шестьдесят четвертая Создание Нормандии
  • Глава шестьдесят пятая Королевство Германия
  • Глава шестьдесят шестая Поворот колеса
  • Глава шестьдесят седьмая Захват Багдада
  • Глава шестьдесят восьмая Три королевства
  • Глава шестьдесят девятая Короли Англии
  • Глава семидесятая Крещение Руси
Часть пятая Крестовые походы
  • Глава семьдесят первая Священный римский император
  • Глава семьдесят вторая Перипетии Священной войны
  • Глава семьдесят третья Василий Болгаробойца
  • Глава семьдесят четвертая Защита мандата
  • Глава семьдесят пятая Новая земля
  • Глава семьдесят шестая Схизма
  • Глава семьдесят седьмая Господство данов
  • Глава семьдесят восьмая Норманнское завоевание
  • Глава семьдесят девятая Короли Испании
  • Глава восьмидесятая Появление турок
  • Глава восемьдесят первая Падение династии Сун
  • Глава восемьдесят вторая Хождение в Каноссу
  • Глава восемьдесят третья Призыв
  • Глава восемьдесят четвертая Борьба за Иерусалим
  • Глава восемьдесят пятая Последствия
Примечания
 

Сьюзен Уайс Бауэр - История Средневекового мира: От Константина до первых Крестовых походов - Крещение Руси

 
Между 944 и 988 годами Русь сражается с врагами Константинополя, затем русы сами нападают на Константинополь и обращаются в христианство
 
Старший император Роман Лакапин осторожно поддерживал в Константинополе равновесие на очень узкой полосе политической стабильности. Ежегодно ему приходилось отгонять от границ империи честолюбивых эмиров бывшего халифата Аббасидов; эти кампании стоили людей и денег, но были жизненно важны для выживания Византии. По другую сторону от города западный треугольник сил (русы, булгары и постоянно вторгавшиеся с севера венгры) сдерживался комбинациями из переговоров, угроз и уплаты дани. Обеспечение безопасности Константинополя было работой тонкой и изнуряющей, но Роману удавалось выполнять её в течение двадцати лет.
 
Он дожил до семидесяти четырех лет и теперь правил уже с четырьмя помощниками. Константин Багрянородный, сын Льва Мудрого, всё ещё жил в тени Романа. Он был женат на Елене, дочери Романа, и вынужден делить титул императора с двумя сыновьями Романа и его старшим внуком – все они были коронованы как соправители. Роман устроил коронацию, чтобы обеспечить наследование власти его семьёй. Однако в 944 году двое его сыновей, Стефан и Константин Лакапины, устали ждать. С помощью своих личных телохранителей они свергли престарелого отца, посадили его на корабль и отправили в монастырь на пустынном острове в Мраморном море. Это был лишь первый акт драмы. В заговоре наверняка были замешаны все четыре соправителя – но тридцатидевятилетний Константин Багрянородный, по природе скромный и неуверенный в себе, позволил двум младшим императорам привести план в исполнение. Стефан и Константин Лакапины посчитали, что это дало им право стать старшими императорами, и Константин не посмел возражать.
 
Однако их сестра, жена Константина Елена Лакапина, не собиралась разделять имперскую власть с братьями. Её выдали замуж за Константина Багрянородного в девять, она взрослела вместе со своим любезным и нечестолюбивым мужем, и после двадцати шести лет брака понимала, что сам он никогда не предпримет усилий для того, чтобы добыть корону. Елена позвала своих братьев на пир и уговорила мужа арестовать их. Как только братья сели есть, стража арестовала их и вместе с внуком Романа отправила на трёх кораблях в далёкие монастыри, чтобы они разделили судьбу отца. После без малого сорока лет пребывания в тени Константин Багрянородный стал единственным императором Константинополя. Роман мирно скончался от старости в монастыре тремя годами позже. Ему не удалось передать корону детям, но его династия выжила – наследник престола, семилетний сын Константина, был внуком Романа.
 
Константин Багрянородный начал своё правление в роли старшего императора с того, что заключил перемирие с русами. Более двух столетий византийская империя вела борьбу на востоке – армия ислама была единственным сильнейшим и настойчивым врагом Константинополя. Однако русы, в глазах византийцев сущие варвары, ничуть не меньше арабов желали осадить великий приморский город. Лет за тридцать до того арабский географ Ибн Фадлан проплыл к северу по Волге, через земли хазаров, на территорию Руси. Его записи приоткрывают занавес тайны, покрывавший полудиких людей – всегда вооружённых, покрытых татуировками от шеи до кончиков пальцев, живших во временных деревянных постройках, сношающихся, в открытую и приносящих жертвы странным кровожадным богам. «Они – грязнейшие из божьих созданий», утверждает Фадлан, с трудом верящий в их обычаи: «Девушка-рабыня каждое утро приносит хозяину большой сосуд с водой, из которого хозяин умывается, моет руки и волосы. После этого он сморкается и плюёт в сосуд и передаёт тот же сосуд ближнему, и ближний повторяет действия своего соседа. Девушка подносит сосуд каждому, и каждый сморкается, плюёт, умывается и моет волосы».
 
Группы русов-торговцев проходили большие расстояния, покупая и продавая товары, но никогда ничего не строили. По мнению Ибн Фадлана, они были настоящими скитальцами. Русы не оставляли за собой даже кладбищ – они предпочитали сжигать покойников. К 945 году русы стали вести более оседлый образ жизни. У них появилась столица, князь и хотя бы видимость централизованного управления. Игорь, князь Киевский, обладал достаточной властью для заключения перемирия от лица своего народа с Константином Багрянородным. Перемирие было заключено на тех же условиях, что и договор 911 года – торговцам русов разрешалось входить в Константинополь, но только невооружёнными и не более, чем по пятьдесят человек. Если они отправятся обратно в Киев мирно, то бесплатно получат пропитание на месяц, а если Константину понадобятся воины для защиты от арабов или булгар, русы должны будут служить в армии Константинополя как оплачиваемые наёмники.
 
Перемирие застало Русь в период сложного (и уже знакомого) превращения горсти разрозненных племён в единое государство. Роль Игоря в переговорах была королевская, а условия соглашения – византийскими: «Если преступник будет искать убежища в Греции, Русь сообщит христианской империи, и преступник будет арестован и возвращён к русам, несмотря на его протесты, – написано в одном параграфе, определяющем право каждой страны судить своих граждан, – и Русь должна соблюдать то же по отношению к грекам». Однако под документом поставили свои подписи пятьдесят военачальников со славянскими и скандинавскими именами, каждый из которых обладал ограниченной властью племенного вождя. Сразу после этого исторического подписания соглашения Игорь встретил свою смерть. Пятьюдесятью годами ранее русы завоевали древлян – славянское племя к западу от их страны, но древляне продолжали противостоять своим захватчикам. На своём пути домой после подписания соглашения Игорь посетил территорию древлян, чтобы собрать налоги. Лев Диакон пишет, что «он был схвачен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое».
 
Его жена Ольга стала регентом их сына Святослава. Первым делом она сожгла древлянский город Коростень и убила сотни древлян: их душили, сжигали и хоронили заживо. Однако Ольга тоже менялась. Когда месть княгини-воительницы закончилась, она взяла на себя задачу превратить Русь в сильное государство. Ольга разделила владения на административные районы – «погосты» и назначила объем налогов. Древляне стали отдельным погостом и были обязаны регулярно платить руководству в Киеве. В 957 году Ольга нанесла визит Константину, встретившему её как дружественного монарха. Пол императорского дворца был усеян розами, плющом, миртом и розмарином, стены и потолки украшены шёлковыми драпировками, а когда она приблизилась к трону императора, в её честь запел хор из Святой Софии и зарычали механические львы. Целую неделю её развлекали празднествами и пирами. Под конец визита Ольга согласилась креститься. Жена Константина Елена стала её крёстной, и Ольгу радостно приветствовали в христианском сообществе Византии.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон