Черниговская – Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание

Татьяна Черниговская – Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание
Серия – «Разумное поведение и язык. Language and Reasoning»

Я решилась назвать книгу о языке и сознании «Чеширская улыбка кота Шрёдингера» потому, что именно эта формула более всего, как мне представляется, отражает состояние исследований лучших из умений Homo sapiens.
 
Улыбкой кота книга и заканчивается — к этому я пришла, пробираясь по дорогам разных наук, начав с лингвистики и сенсорной физиологии и постепенно перейдя в область нейронаук, психологии, искусственного интеллекта, семиотики и философии; теперь все это называется когнитивными исследованиями и представляет собой пример конвергентного и трансдисциплинарного знания.
 
Исходная гипотеза — язык как интерфейс между мозгом, сознанием и миром — отражает мой взгляд на эволюцию и природу вербального языка и других высших функций, их фило-и онтогенез, на генетические и кросс-культурные аспекты развития сознания и языка и их мозговых коррелятов, на возможности межвидовой коммуникации и перспективы моделирования человеческих когнитивных процессов.
 
Напомню, что мысленный эксперимент Эрвина Шрёдингера (одного из создателей квантовой механики и лауреата Нобелевской премии по физике 1933 года), получивший известность как парадокс кота Шрёдингера, состоит в том, что неопределенность на атомном уровне способна привести к неопределенности в макроскопическом масштабе («смесь» живого и мертвого кота).
 
«Эксперимент» заключается в следующем: в закрытый ящик, содержащий радиоактивное ядро и емкость с ядовитым газом, помещен кот. Если ядро распадется (вероятность 50 %), емкость откроется и кот погибнет. По законам квантовой механики если за ядром никто не наблюдает, то его состояние описывается смешением двух состояний — распавшегося ядра и нераспавшегося ядра следовательно, кот, сидящий в ящике, и жив, и мертв одновременно.
 
Если ящик открыть, то увидеть можно только одно состояние: ядро распалось — кот погиб или ядро не распалось — кот жив. Вопрос в том, когда система перестает существовать как смешение двух состояний и выбирается какое-то одно. Шрёдингер известен не только как физик: к середине 1920-х годов он приобрел репутацию одного из ведущих специалистов по теории цвета и эволюции цветного зрения [Schrodinger 2000, 2009], однако в последующие годы больше к этой тематике не возвращался, хотя интерес к биологии не терял, пытаясь сформулировать единую картину мира, и в 1944 году написал книгу «What is life?
 
 

Татьяна Черниговская – Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание

Третье издание
Издательский Дом – «ЯСК: Языки славянской культуры» –  448 с.
Москва – 2017 г.
ISBN 978-5-94457-277-6
 

Татьяна Черниговская – Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание – Содержание

  • Введение
  • Глядя на кота
  • Эволюция сигналов и умений или грамматический взрыв?
  • Мозг человека и породивший его язык (шепот прежде губ...) Что делает нас людьми: почему непременно рекурсивные правила?     
  • Нить Ариадны, или Пирожные «Мадлен»        
  • Nature vs. Nurture в усвоении языка         
  • Мозг и язык: врожденные модули или обучающаяся сеть?
  • P. S. Сколько лет человеку?
  • Что рассказал нам кот…...об эволюции
  • Общие черты эволюции функций гомеостатических и информационных систем
  • Распознавание человеком разных типов звуковых сигналов, издаваемых обезьянами
  • Изучение восприятия внутри- и межвидовой знаковой информации (обзор и возможные направления сравнительно-физиологических исследований)
  • Зависимость восприятия низкочастотной амплитудной модуляции от возраста и тренировки у человека
  • Об избирательной чувствительности слуха человека к амплитудной модуляции речи
  • P. S. Возможны ли универсалии в эволюционном процессе? (Сходство принципов функциональной эволюции: физиологические системы и язык)
  • ...о языке
  • Чтение в контексте когнитивного знания
  • Дети со специфическими языковыми расстройствами
  • Ментальный лексикон при распаде языковой системы у больных с афазией: экспериментальное исследование глагольной морфологии
  • Формирование глагольной парадигмы в русском языке: правила, вероятности, аналогии как основа организации ментального лексикона
  • Некоторые факты взаимосвязи процессов усвоения и утраты языка: экспериментальное исследование анафорических отношений местоимений в русском языке
  • ПЭТ-исследование мозгового обеспечения восприятия фраз с синтагматическим членением
  • P. S. Картезианство и бэконианство в лингвистике: птицы и лягушки  
  • ...о мозге
  • Проблема внутреннего диалогизма: нейрофизиологическое исследование языковой компетенции
  • Гетерогенность мышления и эволюция когнитивных предпочтений: кросс-культурные и нейропсихологические аспекты
  • Латерализация языков у билингва
  • Специализация полушарий мозга в восприятии интонаций русского языка
  • Специфика полушарной асимметрии восприятия интонаций в норме и при шизофрении
  • Участие левого и правого полушарий головного мозга человека в формировании субъективного акустического пространства     
  • Опознавание сложных цветовых образов и функциональная асимметрия мозга
  • P. S. Локализация функций в мозгу: король мертв, да здравствует король?
  • Улыбка кота
  • Зеркала, часы и знаки в мозгу, или Кто читает тексты нейронной сети?
  • Когнитивный романтизм в зеркале контекстов
  • Семиотика запахов: вербализация, синестезия, память
  • Время — дом, где мы живем, или оно создается нашим мозгом?
  • Человеческое в человеке: сознание и нейронная сеть
  • Список научных трудов Т. В. Черниговской, материалы которых легли в основу настоящего сборника
  • Литература

Татьяна Черниговская – Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание – Человеческое в человеке: сознание и нейронная сеть

 
Вопросы, которые я собираюсь обсудить, концентрируют мои размышления на двух положениях. Первое — вокруг ведущихся последние годы дискуссий в лингвистике и той части нейронаук, где исследуются когнитивная и, в частности, языковая компетенция человека. Одной из центральных методологических проблем современного этапа состояния экспериментальных наук этого круга я считаю необходимость определить границы собственно антропологического списка таких компетенций. Мне представляется, что как для формулирования гипотез, так и для интерпретации результатов эмпирических исследований принципиально важно осознание общности принципов, использованных эволюцией для организации сложного поведения, индивидуального и социального обучения, кодирования информации, а на высоком уровне и сознания, с одной стороны, и специфичного для человека типа процедур, отличных не только от компьютерной метафоры как модели, но и от возможностей иных биологических видов — с другой.
 
Второе положение, вынесенное в заглавие статьи, выходит за переделы собственно антропологических дискуссий и затрагивает кардинальные принципы функционирования сложнейшей из всех сложных систем — нейронной сети; степени личной независимости от собственно физиологических процессов, детерминированности поведения свойствами мозга и даже генетикой, когда нельзя избежать вопроса о свободе воли как самой сети (может ли она вести себя иначе?), так и субъекта. Начнем с последнего, как имеющего принципиальное значение для любых дискуссий о специфике человека и его отличий от «зомби» или иных виртуальных или реальных систем, претендующих на обладание человеческими способностями.
 
В этой связи нельзя не вспомнить знаменитую статью крупнейшего теоретика обсуждаемой проблемы Т. Нагеля «Мыслимость невозможного и проблема духа и тела», где он ясно формулирует свою позицию: «Сознание следует признать концептуально несводимым аспектом реальности» [Нагель 2001]; при описании ментальных явлений, «субъективной реальности» и связывания их с нейрофизиологическими процессами в мозгу имеет место «провал в объяснении», ибо ментальные процессы — не физические, а значит, не могут быть сведены к пространственно-временным координатам. При этом нет никаких оснований для утверждения, что физическое не сопутствует ментальному, вопрос в том — как.
 
Параллельное описание нейрофизиологических процессов и ментальных состояний, ими вызываемых (?) или им сопутствующих (?), никак не помогает ответить на вопрос, как поведение нейронной сети порождает субъективные состояния, чувства, рефлексию и другие феномены высокого порядка. Без смены фундаментальных представлений о сознании такой провал в объяснении, как считает Нагель, преодолен быть не может. Строго говоря, как мне представляется сейчас, нейронауки и философия сознания прекрасно друг без друга обходятся, можно даже сказать — они друг другу даже мешают, так как вынуждены взаимно оглядываться. Возможность выстраивания моста между ними для преодоления провала пока весьма призрачна.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat librarian