Цивилизация и варварство 1 - трансформация понятий и региональный опыт

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Цивилизация и варварство 1 - трансформация понятий и региональный опыт
Вертикаль исторической эволюции к началу XXI в. обозначила одну из острейших проблем - принципиально новую взаимосвязь цивилизации и варварства. Ее содержательная характеристика всегда привлекала внимание исследователей, но сейчас интерес к «варварству» велик как никогда во всех областях гуманитарного знания от истории, археологии, философской антропологии, прикладной социалогии до конфликтологии и коммуникативистики.
 
Надежный индикатор нарастающего интереса - целый ряд международных конференций, монографических исследований, статей, сформировавших новое направление гуманитарного дискурса - варварологию. Исследование проблемы «цивилизация и варварство» в последнее время выходит за пределы своего традиционного поля, когда варварство и цивилизация рассматривались как этапы исторического развития человечества (классическое: дикость - варварство - цивилизация) или их взаимосвязь понималась как взаимодействие различных по уровню своего цивилизационного развития социумов и общностей (античная Греция - варвары, Римская цивилизация - варвары, Циньская империя - варвары).
 
Все более широко применяемый в исторических исследованиях цивилизационный подход значительно усложняет проблему, вскрывает ее новые аспекты, в том числе - современные, требует уточнения самих понятий «цивилизация», «варварство», «варвар», и в конечном итоге открывает новые возможности для более глубокого понимания всемирноисторического процесса и истории локальных цивилизаций. Историкам известно, что рождение нового цивилизационного пространства обычно всегда меняло представление о границах «своего» и «чужого», о критериях «друзей» и «врагов», об отличии «человека цивилизованного» от варвара».
 
Известно также, что в экстремальных для социума условиях активизируются некоторые архаические синдромы, «наследственные коды», в том числе и «варварство». Размывая и сужая сферу рационального, варвары и «варварство» подталкивают цивилизованность к убыванию. Генезис «образа варвара» в архаическом, античном, средневековом и современном сознании - актуальная общественно значимая и интенсивно обсуждаемая проблема. Существующие модели интерпретации понятий «цивилизация» и «варварство» априори предполагают их жесткое противопоставление.
 
Между тем, в реальной социальной и политической практике механизм взаимодействия варварского и цивилизованного миров ока- зывался более сложным и многозначным. Конкретно-исторические исследования феномена «варварства» в контексте индивидуальных и коллективных представлений о границах цивилизации, «себя» и «другого» в некоторой степени раскрывают этот механизм. Авторы сборника обращаются к нескольким взаимосвязанным проблемам: становление представлений о варварах и «варварстве» в их исторической динамке, выявление особенностей воспроизводства оппозиции «цивилизация - варварство», определение характера различных типов и конкретных практик взаимодействия варварства и цивилизации.
 
В первом разделе («Оппозиция «цивилизация-варварство»: становление и трансформация»), в статье В.П. Будановой рассматривается взаимосвязь появления понятий «варвар», «варварство» с противоречивыми попытками вписать европейский племенной мир в средиземноморскую цивилизационную схему негативного представления о варварах, прослеживается динамика этих понятий, изменение и усложнение их содержания, актуализируется и анализируется такой феномен как «варварская цивилизация».
 
Отмечено, что каждая цивилизация формирует свою концепцию «варвара», свой «варварский тренд» и «варварские стереотипы», исходя из конкретно-исторических обстоятельств, политической и идеологической подоплеки, мировоззренческих, философских, литературных и эмоциональных предпочтений пишущих о «варварах». И.Е. Суриков обращается к проблеме роли категории полиса в формировании дихотомии «цивилизация - варварство» в античной Греции, где впервые в европейской истории зародилась эта оппозиция в связи с появлением полиса, полисного типа социума и государственности.
 

Цивилизация и варварство 1 - трансформация понятий и региональный опыт

Издательство - Институт всеобщей истории РАН - 351 с.
Выпуск 1
Москва - 2012 г.
ISBN 978-5-94067-359-0

Цивилизация и варварство 1 - трансформация понятий и региональный опыт - Содержание

  • Предисловие
Оппозиция «цивилизация - варварство»: становление н трансформация
  • Буданова В.П. Варвары и варварство в антропологии цивилизаций
  • Суриков И.Е. Роль категории полиса в формировании дихотомии «цивилизация-варварство» в античной Греции
  • Никишин В.О. Северные варвары в произведениях Тацита: взгляд римского историка в контексте традиционной дихотомии «свой-чужой»
  • Санников С.В. Трансформация представлений о «варварах» и «варварстве» в культуре германских королевств раннего средневековья: семиотический анализ употребления понятий barbarus и barbaria в письменных памятниках V1-VIII вв 
  • Васютин С.А. Культурная трансформация северной «варварской» периферии Китайской цивилизации (на примере Уйгурского каганата)
  • Окунева О.В. Варвар и/или «добрый дикарь»: представления о бразильских индейцах во Франции XVI в
  • Бапезин А.С. Варварство и цивилизация в доколониальной и колониальной Африке. Восточноафриканское Межозерье
Взаимодействие варварства и цивилизации: исторические альтернативы и модели регионального опыта
  • Немировский А.А. «Царь кутиев, неразумных людей»? Кутии в сфере власти и титулатуре Агума II (XVI в. до н.э.)
  • Зубарев В.Г. Пространство цивилизации и варварский мир Северного Причерноморья
  • Вдовченков Е.В. Сарматизация Танаиса как частный случай взаимодействия цивилизации и варварства
  • Клейменов А.А. Варварское и эллинское в македонском военном деле эпохи Филиппа II и Александра Македонского
  • Данилов Е.С. Варварские катаскопы на территории Римской империи
  • Захаров Г.Е. Варварские вторжения и развитие новых форм епископского служения в Паннонии и Дакии на рубеже IV-V вв
  • Сазонова А.А. Трансформация социально-политических институтов англосаксов в период христианизации
  • Арутюнова-Фиданян В.А. Божество Куар и «северные племена»
  • Апрыщенко В.Ю. Прирученная дикость: варварская периферия и проект модернизации Шотландии в XVIII-XIX вв.
  • Малкин С.Г. «Политика истории»: гэльские окраины Великобритании на шкале исторического прогресса в XVIII в
  • Summary
  • Список сокращений
  • Краткие сведения об авторах

Цивилизация и варварство 1 - трансформация понятий и региональный опыт - Сарматизация Танаиса как частный случай взаимодействия цивилизации и варварства

 
Понятие «цивилизация», как и идущее к нему парой понятие «варварство», используют при анализе истории периферии античного мира. Цивилизация как концепт обросло рядом значений, из каких в нашем случае следует иметь в виду два. Первое значение слова «цивилизация» является эволюционистским по содержанию, и под ним понимается стадия всемирного исторического процесса, связанная с достижением обществом определённого уровня развития (выраженная стратификация общества, государственность, появление письменности, монументальной архитектуры и т.п.).
 
Другое значение тесно связано с так называемым цивилизационным подходом, в рамках которого цивилизация рассматривается как локализованное во времени и пространстве общество, отличающееся системными признаками, в первую очередь культурного порядка (регионально-культурное образование). Понятие «варварство» зародилось в античности как определенная антитеза, оппозиция миру античности, при этом несло в себе как этнический («не-грек», «не-римлянин»), так и этический смыслы. В дальнейшем оно получило импульс к развитию, попав в классификацию Адама Фергюсона, затем Льюиса Моргана и распространившись в научной литературе, стало в научном контексте не оскорбительным и вполне употребимым без кавычек.
 
 
Насколько продуктивна эта оппозиция для анализа истории античного мира и его периферии, насколько они помогают нам получить новую информацию о прошлом? В отечественной науке цивилизационный подход привлек к себе значительное внимание в конце 1980-х - 1990-е гг. С ним связывали значительные надежды, поскольку советский марксизм не только утратил господствующие позиции в отечественной науке, но даже был слишком поспешно отметен некоторыми ретивыми исследователями ввиду своей несостоятельности. Со временем страсти улеглись, и стали спокойно восприниматься достоинства и недостатки марксистской теории, и в то же время выяснилось, что большие надежды, возлагаемые на цивилизационный подход, не оправдались.
 
Тем не менее, как представляется, концепция и оппозиция «цивилизация- варварство» весьма интересна и не исчерпала свой эвристический потенциал. Понятие «античная цивилизация» может использоваться в применении к варварству в обоих смыслах, обозначенным нами. Значимый разрыв в степени общественного развития между германцами, кельтами, скифами, сарматами, фракийцами и античными государствами не нуждается в аргументации. Хотя по ряду показателей - уровень ремесленного производства, политическая организация общества и т.п. кельты, фракийцы и другие народы достигали весьма значительных успехов, но в целом перед нами совсем другой уровень социальной сложности, если сравнивать их с античным миром.
 
Варварский мир Европы в данном контексте неизбежно рассматривается как периферия античной цивилизации, которая подвергается мощному культурному, политическому и экономическому воздействию цивилизованного центра. Существенные различия между варварским и греко-римским мирами существуют и на уровне концепции локальных цивилизаций. Античный мир связан с полисной структурой, частной собственностью, агональным характером культуры, развитой правовой системой. М.Б. Щукин для обозначения этого феномена и для выделения метаобщностей Европы ввел понятие «культурно- исторический мир». Античный мир противостоял варварским мирам, и для древних греков два различия - стадиальное различие и, можно сказать, культурная «инаковость» сплавлялись в одно целое.
 
Воинственность соседей, отсутствие письменности, их странные обычаи и ритуалы становились в той или иной степени атрибутами варварства.
В полной мере понятие «варвары» применим к сарматам. В стадиальном отношении разница между кочевым миром и античными государствами колоссальна. Номадизм в плане социальной эволюции представляет собой очень интересное явление, но по сравнению с оседлыми обществами это очевидный тупик в развитии (классик цивилизационного подхода А.Дж.Тойнби подчерк- нул эту особенность кочевников, выделив застывшую цивилизацию номадов). Не менее разительны культурные контрасты.
 
Письменная традиция на все лады склоняет дикость и воинственность сарматов - для античных авторов сарматы представляют собой квинтэссенцию варварства. В какой-то степени заложниками этой точки зрения стали историки и археологи. В историографии под влиянием античной письменной традиции утвердилось мнение, что слабые контакты с античной цивилизацией однозначно свидетельствуют о большей примитивности сарматов по сравнению со скифами. С.А. Яценко убедительно показал несостоятельность этой позиции, и связал это с ориентацией сарматов не на греческий, а на иранский мир. Для сарматов эти связи с иранской культурной традицией, которые прослеживаются в искусстве, религии, погребального обряде, были определяющими.
 
Интересна постановка вопроса о сарматах как части иранского этнокультурного мира («иранской цивилизации»), который господствовал в степной зоне Евразии. Близость сарматов оседлому иранскому миру (той же Парфии, Персии, Хорезму и т.д.) вполне осознавалась самими сарматами. Мы, таким образом, можем оперировать понятием иранский мир, или по М.И. Ростовцеву - иранство. Название работы М.И. Ростовцева «Эллинство и иранство на юге России» подразумевает иранскую этнокультурную общность в широком смысле этого слова. Таким образом, взаимодействие античной цивилизации с варварством в степной зоне Европы предстает как отношения с иранством, миром множества племен и политий, влнятельных в политическом и военном плане.
 
Проблему взаимодействия цивилизации и варварства интересно проследить на примере Танаиса - пограничного города на границе миров. Специфика Танаиса заключается в сильном влиянии варварской периферии, которое проявляется в археологиче- ском обряде, планировке городища, материальной культуре и т.п. Правомерен вопрос - в какой степени мы можем говорить о принадлежности Танаиса - отдаленнейшего пункта северо-восточной части тогдашней Ойкумены - к античной цивилизации, ведь местные племена сыграли значительную роль в формировании населения Боспорского царства, повлияли на культы, традиции, облик населения.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Traffic12