История женщин на Западе - Том 5

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 5 - Становление культурной  идентичности в XX столетии
«История женщин» — это удобное и очень красивое название. Однако следует решительно отказаться от идеи о том, что женщины сами по себе являются объектом истории.
 
Мы хотим отыскать место женщин в истории, показать все постоянство и всю переменчивость условий их существования, описать их роли и их возможности. Мы хотим исследовать, как действовали женщины; понять их слова и их молчание. Рассмотреть их образы во всем разнообразии — будь то богиня, мадонна, блудница или ведьма. Наша история в основе своей есть история отношений между людьми. Мы подходим к обществу как к некоему целому, и потому история женщин неизбежно оказывается также историей мужчин.

Речь идет о большом историческом периоде: наши пять томов охватывают историю Запада от Античности до наших дней. Подчеркнем: только историю Запада — от Средиземноморья до Атлантики. Конечно, история женщин Востока, Латинской Америки и Африки также необходима, и мы надеемся, что в один прекрасный день женщины и мужчины этих регионов напишут ее.
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 5 -  Становление культурной  идентичности в XX столетии

 
Под общ. ред. Ж. Дюби и М. Перро; под ред. Ф. Тебо; науч. ред. перевода Н. Л. Пушкарева
СПб.: Алетейя, 2015. - 624 с.: ил. - (Гендерные исследования)
ISBN 978-5-91419-033-7
ISBN 978-5-906792-26-6 (т. V)
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 5 - Становление культурной  идентичности в XX столетии - Содержание

 
 НА СЛУЖБЕ ОТЕЧЕСТВУ
 ВОССОЗДАВАЯ ИСТОРИЮ ЖЕНЩИН
 Гендерные исследования

 ЧАСТЬ I. Национализация женщин

 1. Великая война и триумф разделения полов
 2. Современная женщина. Американский стиль 20-х годов
 3. Межвоенный период. Женские роли во Франции и Англии
 4. Как Муссолини управлял итальянскими женщинами
 5. Нацизм. Тендерная политика и жизнь женщин в Германии
 6. Женщины Испании: от республики к франкизму
 7. Французские женщины при режиме Виши
 8. Советская модель

ЧАСТЬ 2. Женщины, Творчество, Репрезентации

9. Различия и отличие. Женский вопрос в философии
10. Место женщин в культурном процессе (на примере Франции)
11. Женщина в массовой культуре: Двойственность образа
12. Женщины, образы, репрезентации

ЧАСТЬ 3. Великие перемены XX века

 Преемственность и переломные моменты
13. Женская бедность, права материнства, государства благосостояния
14. МАТЕРИНСТВО, СЕМЬЯ И ГОСУДАРСТВО
15. Эмансипация под контролем. Образование и труд женщин в XX веке

ЧАСТЬ 4. Современные проблемы    

16. Право и демократия
17. Женщина — субъект. Феминизм 1960-80-х годов
18. От женского к феминистскому в Квебеке
19. Репродукция и биоэтика
ГОЛОСА ЖЕНЩИН
Слово о нашем времени
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 5 - Становление культурной  идентичности в XX столетии - Гендерные исследования

 
Тот, кто изучает судьбы женщин в XX веке, испытывает потрясение от их трагичности и величия. Вместе с бедствиями войн, революций и диктатур женщины пережили также глобальное изменение во взаимоотношениях между полами. Эго не означает, что сегодня можно говорить о «конце» женской истории как кульминации многолетнего неуклонного и неизбежного движения к эмансипации. Если с геополитической точки зрения XX век, рожденный в водовороте Первой мировой войны и русской революции, ныне пришел к завершению, то идея «конца истории» как следствия триумфа либерализма после распада Восточного блока не выдержала испытания временем перед лицом событий в Европе и других частях мира. Что же этот «конец истории» мог означать для женщин? Сумерки мужского владычества и рассвет нового общества? Новую эру равенства «одного» и «другого», в которую разделение полов почти исчезнет? Или мир, в котором мужчины и женщины сохранят свои особые черты, хотя и будут пользоваться равными правами и возможностями? Современные феминистки до сих пор спорят на эти темы. Хотя их цель состоит в том, чтобы утвердить женщину в качестве субъекта истории, возникает постоянный конфликт между потребностью сконструировать женскую идентичность и желанием совершенно отказаться от категории «женщина». Сепаратизм не кажется сегодня плодотворным; определенная форма сосуществования с мужчинами, однако, на условиях, которые еще требуется установить, представляется все более желательной. Чего хочет женщина? Чего хотят женщины? Читатель этой книги, будь то мужчина или женщина, — действующее лицо творящейся на наших глазах истории — найдет здесь не ответы на эти вопросы (давать такие ответы не входит в задачу ученых), а только пишу для размышления.

Наш читатель, возможно, будет удивлен тем, что этот том не содержит хронологического рассказа об истории эмансипации женщин. То, что жизнь дочери отныне не похожа на жизнь ее матери, — факт столь очевидный, что едва ли нуждается в доказательстве. Невозможно отрицать всего того, чего добились женщины: право голоса, внушительное сокращение риска при вынашивании ребенка, контрацепция, новые профессиональные возможности. Но что же такое все эти «достижения», возникшие как определенный социальный конструкт, которые затем необходимо вновь подвергнуть деконструкции? Чего добилось женское движение? Кто противостоял и кто поддерживал происходящие перемены? И каковы были проблемы и последствия — были ли они в той же степени символическими, как и реальными? Таковы вопросы, которые требуют ответа. Вспомним также, что ни одно достижение не является окончательным: сегодняшний размах борьбы против абортов и распространение СПИДа подтверждают эту важную истину. Наше сознание активисток женского движения, вызревшее на идее о том, что история женщин совпадает с историей прогресса, мешает нам зачастую понять, что на самом деле все обстоит гораздо сложнее.

Представление о XX веке как об эпохе прогресса для женщин, резко контрастирующей с викторианской эрой, основывается на целом ряде стереотипов. Забывают об убийствах и мировых войнах и помнят только о девочке-подростке «безумных двадцатых», об «эмансипированной» женщине, освободившейся благодаря пилюле, или же о “superwoman” восьмидесятых годов, продукте феминизма и общества потребления, способной ловко балансировать между карьерой, детьми и любовниками. На самом деле имиджи «девочки-подростка» и «эмансипированной» женщины гораздо чаще использовались не для прославления успехов женского движения, а чтобы дискредитировать идею уничтожения межполовых барьеров и двойных стандартов. А образ “superwoman”, раскритикованный Бетти Фридан во «Второй стадии» (1981), кажется, как минимум, аморфным: эта модель недоступна для большинства современных женщин и скрывает напряженность, возникающую при столкновении противоречивых требований. Роз-Мари Лаграв доказала, что социальная функция идеала “superwoman” состоит главным образом в том, чтобы замаскировать растущее неравенство между полами.

Эти стереотипы, как и достижения женского движения, тем не менее интересны при решении вопроса о том, какие события значимы для истории женщин и в какой степени они соответствуют или не соответствуют традиционной, маскулинной по сути, хронологии общей истории. Следует также сказать, что история женщин немыслима без истории репрезентаций, представлений, т. е. без расшифровки образов и дискурсов, рожденных мужским воображением и социальной нормой. XX век — век психологии и образа — продемонстрировал, кроме всего прочего, что западная культура предложила небогатый набор способов, чтобы представить женщин в позитивном свете. Хотя Фрейд усложнил определение пола и половой идентичности, философия и социология продолжали ориентироваться на традиционный заурядный сексизм, который видит женское назначение в служении мужчине и семье. Украшенная всеми атрибутами современности, изучаемая наукой, тиражируемая кинематографом, газетами, журналами и рекламой модель домашней хозяйки — женщины-матери без профессии — триумфально утверждалась и вместе с тем успешно демократизировалась. Демографический рост стал предметом официальной заботы со стороны правительств, и не только диктаторских.
 
В воспитание детей вторглась медицина. Психологи разработали нормы взаимоотношений матери и ребенка. Все эти новые факторы еще более побуждают женщин оставаться дома. Сексуальная жизнь рассматривается ныне как источник удовольствия, и сексуальность женщин получила признание, однако брак продолжает считаться должным для ее выражения; женщины же пытаются соответствовать новому идеалу женственности, олицетворяемому невообразимо худыми звездами кино, моделями и королевами красоты. Рядом с ними существует и иной образ современной женщины — опытной домашней хозяйки, властительницы очага и экономной потребительницы. Вместе с товарами реклама продает и такой женский образ. Но, несмотря на блестящую обертку, рекламируемая модель по сути мало отличается от прежней. Кроме того, реклама делает из женщины объект сексуального влечения, пользующийся спросом предмет потребления. И этот образ, тиражируемый повсюду благодаря бесчисленным журналам и видеофильмам, навязывается публике воинствующей порнографией. Однако сегодня все большее количество женщин начинает заявлять о себе и контролировать моделирование своей визуальной идентичности. Подчеркивая политическую значимость репрезентации, они пытаются разрушить старые стереотипы и предложить самые разные пути женской самореализации. Никогда прежде образ женщины не изменялся столь стремительно, как в последние годы. Мы попытаемся измерить, датировать и понять эти изменения.
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя denpon