Книга апокрифов - Ветхий и Новый Завет - Александрийская библиотека

Книга апокрифов - Александрийская библиотека
Александрийская библиотека

 
Во имя Бога, Единого в Своей Сущности и Троичного в Лицах. История успения отца нашего, святого старца Иосифа Плотника. Да будут над нами всеми его благословение и молитвы, о братья! Аминь. Жизни его было сто одиннадцать лет и отшествие его из мира сего произошло в двадцатый день месяца Абиба, что соответствует месяцу Аб. Да будет над нами молитва его. Аминь.
 
Господь наш Иисус Христос Сам соблаговолил поведать сие святым Своим ученикам на горе Масличной, говоря о трудах Иосифа и об окончании дней его. Святые апостолы удержали сие и сохранили их написанными в книгохранилище Иерусалимском. Да будут над нами их молитвы. Аминь.
 

Книга апокрифов - Ветхий и Новый Завет

[коммент. П. Берснева, С. Ершова]
СПб. : ООО «Издательство «Пальмира» ; 
ООО «Книга по Требованию», 2016. 371 с.
(Серия «Александрийская библиотека»)
ISBN 978-5-521-00006-7
 

Книга апокрифов - Ветхий и Новый Завет - Содержание

  • Ветхозаветные апокрифы
    • Книга Юбилеев, или Малое Бытие
  • Новозаветные апокрифы
    • Апокрифические евангелия
      • Первоевангелие Иакова
      • Книга о рождестве блаженнейшей Марии и детстве Спасителя
      • Евангелие младенчества
      • Книга Иосифа Плотника
      • Евангелие от Никодима
      • Евангелие от Петра

Книга апокрифов - Ветхий и Новый Завет- Апокрифические евангелия

 
Святые апостолы и евангелисты, желая передать главным образом то, что касалось божественного искупления и спасения людей, мало обращали внимания на внешнее жизнеописание лиц евангельской истории. Так, они почти ничего не говорят о родителях Пресвятой Богородицы праведных Иоакиме и Анне, об Иосифе Обручнике упоминают только Лука и Матфей в нескольких словах первых глав, мало говорят о детстве Приснодевы Марии, молчат о детских годах Иисуса. Безусловно, многое обходили молчанием, потому что они не были свидетелями этих событий, но они ничего не говорят и о жизни Богородицы по вознесении Господнем и о Ее успении. Евангелие из формы религиозного жизнеописания стало символической формой церковной догматики, Благой вестью об искуплении человечества.
 
Однако простые житийно-евангельские вопросы постоянно возникали в умах первохристиан, и они пытались ответить на них, опираясь порой на легендарное предание. Вопросы эти возникали и в последующие века, создавая повествования в иных литературных жанрах. Апокрифы являются не более чем попыткой дать на них ответ. После формирования новозаветного канона все, что осталось за его пределами, становилось апокрифичным, апокриф из тайного, сокровенного стал приобретать смысл ложного, отреченного и богоотметного. Произошло это не сразу. В древнехристианской литературе было много произведений, которые признавались назидательными, историческими, даже дополняющими Священное Писание. Вслед за определением корпуса канонических книг стали формироваться индексы книг, вредных для вероучения, это был этап придания слову апокриф значения нецерковного сочинения, хотя в те же времена богослужение обогащается апокрифической образностью в праздничных славословиях о святой жизни Богородицы, апостолов, Богоотцов Иоакима и Анны.
 
Парадоксально, но борьба с «еретическими» сочинениями имела еще и такую своеобразную форму: церковные христиане сами создавали апокрифы благочестивого содержания, подписанные теми же именами, что и книги еретиков и раскольников. Например, таким творением является Откровение апостола Павла. Осуждение в древней Церкви касалось вовсе не той книги, которую знаем теперь мы.
 
Было также много книг, которые не были вовсе включены в индексы; интерес к некоторым апокрифическим произведениям заслонял само запрещение. Ярким примером тому может служить русский митрополит Макарий, включивший в свои Великие Четьи-Минеи Сказание Афродитиана, Первоевангелие Иакова, Книгу Еноха и другие известные апокрифы. Жития святых святителя Димитрия Ростовского содержат пересказы из апокрифических евангелий, не называя их. В опалу, таким образом, попадала не информация и даже не сама книга, а название ложноподписанного сочинения.
 
Известно более ста новозаветных апокрифов по упоминаниям в творениях отцов и учителей Церкви, упоминания эти почти всегда с неодобрением. Первый церковный историк Евсевий Кесарийский является составителем первой апокрифической антологии, в которую он включил даже ныне канонический Апокалипсис Иоанна Богослова. Среди утраченных книг можно назвать, например, Евангелие Варнавы, Евангелие Варфоломея, Евангелие Евы, Василида, египтян и многие другие. Они являются символом апокрифичности, как претендовавшие на изложение Божественной истины, конкурируя с каноном. Но не всякий апокриф ложен, он просто не подлежит догматическому толкованию, он повествователен и информативен.
 
Нельзя не отметить, что апокрифическая литература имеет громадное значение в истории христианской Церкви — в установлении богослужебного канона, в закреплении отдельных обрядов и особенностей иконографии. Христианские песнопения, иконопись, проповеднические Слова на праздники тесно связаны с апокрифическими евангелиями, и если не придавать им значения исторических фактов, то синтез церковного искусства теряет тот смысл, который закрепился за ним в литургической и символической традиции Церкви.
 
Конкретно следует отметить, что большинство богородичных праздников из числа великих двунадесятых сформировались на апокрифической основе, например, Рождество Богородицы, Успение Богородицы; также можно здесь говорить о Зачатии Богородицы, отдельных сюжетах праздников, посвященных таким важнейшим событиям, как Рождество Христово, Воскресение (Сошествие во ад). Поводом к созданию Богородичных апокрифических сказаний послужила исключительная скудность фактов о Ее житии, недостаточность которых особенно почувствовалась во времена христологических споров, и ответом стали Первоевангелие Иакова, Евангелие о рождестве Приснодевы Марии, подписанное именем ап. Матфея, Сказания об Успении Богородицы Иоанна Богослова и Иосифа Аримафейского.
 
Тема Сошествия во ад в «Евангелии от Никодима» была затронута по другим причинам, здесь раскрывалась недосказанная в канонических Евангелиях концепция христианской эсхатологии: смерть можно победить, только разрушив преисподнюю, и Христос, «смертию смерть поправ», искупил человечество. Своим сокрытым присутствием в празднично-литургическом календарном круге Церкви некоторые апокрифы можно назвать частью богослужебного канона.
 
В наше время нет индексов запрещенных книг, и апокрифическая литература определяется только как жанр, живущий параллельно с библейскими текстами, вопреки почти математической аксиоме пересекаясь за богослужением. Все иные христианские источники или источники о христианстве, не нашедшие места в устоявшейся богослужебной практике, являются подлинными богоотметными апокрифами, точнее, не подлинными свидетельствами. Таковы многие тексты из гностической библиотеки Наг-Хамади, подписанные именами апостолов и не получившие должной богословской оценки, Евангелие мира от ессеев, Евангелие Леви.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон