Конгар - Девять веков спустя

Ив Конгар - Девять веков спустя - Заметки о Восточной схизме
От автора. Если бы речь шла о самом богословии схизмы, задача была бы относительно простой и легкой. Здесь достаточно определить грех схизмы и природу того единства, которое она попирает. Но как только от индивидуально или формально совершенного греха раскола переходят к христианским общинам, пребывающим в состоянии схизмы, дело обстоит значительно сложнее.
 
Шарль Журне сделал в этом направлении новый, весьма интересный шаг, остающийся, впрочем, в плоскости богословской характеристики типичных случаев и ситуаций. Не следует ли сделать еще один шаг в направлении богословской интерпретации самой истории, той исторической реальности* которая скрывается за словами «восточная схизма»?
 
В то время как в богословии самой схизмы тот, кто отделяется, и является абсолютно виновным, здесь вина, как заметил уже Гумберт Романский, не падает на одну из сторон.

Цель этих заметок — предложить богословам некоторые элементы интерпретации исторической реальности «восточной схизмы». Этот раскол, на наш взгляд, как бы основывается на таком положении, при котором каждая часть христианства живет, действует и высказывает собственные суждения, не считаясь с другой частью.
 
 

Ив Конгар - Девять веков спустя - Заметки о Восточной схизме

 
Пер. с фр. - К.: ДУХ I ЛIТЕРА, 2011. - 168 с.
Серия Библиотека Клементина
 

Ив Конгар - Девять веков спустя - Заметки о Восточной схизме - Содержание

 
ВВЕДЕНИЕ: ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ РАСКОЛА

ГЛАВНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ, ПРИВЕДШИЕ К ОТЧУЖДЕНИЮ ВОСТОКА И ЗАПАДА
1.    Деятельность Константина и понятие имперской Церкви
а)    Имперская Церковь, верховная инстация Империи, слабые шансы на создание экклезиологии Вселенской Церкви
б)    Трансформация римской идеологии в Константинопольском Патриархате и ее усиление унитарными имперскими идеалами
в)    Запад как предатель этой идеологии и этого идеала
2.    Роль Магомета
3.    Роль Карла Великого
4.    Роль крестовых походов
5.    Контакты после взятия Константинополя и поведение латинян

ФАКТОРЫ КУЛЬТУРНО-РЕЛИГИОЗНОГО ПОРЯДКА
1.    Языки
2.    Отличие общих культурных условий
3.    Ритуалы. Униатство
4.    Богословский метод и главные различия в доктринальных концепциях
5.    Затвердевание этих отличий

 
ФАКТОРЫ ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКОГО ПОРЯДКА
1.    Изначальная дуальность экклезиологических миров и частые разногласия
2.    Развитие логики «Имперской Церкви», стремление Константинополя к автономии. Точки разногласия (Иллирик и Болгары)
3.    Две экклезиологии - различие не столько на догматическом уровне, сколько в устройстве Церкви и ее канонической традиции
A)    На Востоке
Б)   В Риме
B)    Разрывы, случившиеся во времена Фотия и Керуллария

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
А) Итог. Что такое «восточная схизма» (два ключевых тезиса: «раскол» действительно имел место; «отчуждение» не было полным)
Б) Что делать для воссоединения?

ПРИМЕЧАНИЯ


Ив Конгар - Девять веков спустя - Заметки о Восточной схизме - ВВЕДЕНИЕ - ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ РАСКОЛА


1054 год: что за годовщина! Дата, конечно же, не столько хронологически точная, сколько символическая, как, например, 31 октября 1517 года  или 14 июля 1789-го.
 
Настоящие страницы еще раз подтвердят почти повсеместно принятый сегодня тезис о том, что июль 1054 года никоим образом не следует считать датой начала «восточной схизмы». Они отнюдь не претендуют на то, чтобы научить историков чему-нибудь новому: люди, хорошо осведомленные об этих фактах, скорее могли бы исправить и во многом дополнить этот набросок неспециалиста. Здесь собрана лишь часть общеизвестных фактов и справок с целью привлечь богословов и церковных деятелей к размышлениям над природой «восточной схизмы». И если наш очерк окажется верным, он послужит оправданием тому, что мы заключили эти два слова в кавычки.

Дело не в том, что они не соответствуют реальности. Увы! И исторически, и канонически, и богословски или догматически восточная схизма существует. Ее довольно легко определить, исходя из канонических и доктринальных критериев Католической Церкви; надеемся, нет нужды уточнять, что эти критерии целиком совпадают с нашими критериями. Они весьма просты и сводятся, в конечном счете, к единству с Апостольским Престолом Рима на основе признания его главенства, дарованного Иисусом Христом и апостолами. В свете данных критериев можно с точностью определить, когда и где возникает раскол. Исходя из этого, отделение может вменяться в вину любой из поместных Церквей, за исключением Римской, поскольку она, будучи Церковью поместной, выступает и в ином качестве — поместной Церкви, подчиняющейся Церкви Вселенской, она имеет самостоятельное и решающее значение. Законная власть может допускать ошибки, но нельзя отделяться от нее, и главная вина всегда ложится на того, кто отделяется.

Однако если речь идет не об отдельном человеке, но о Церкви и даже группе Церквей, когда мы говорим не о поступке, за который отвечает конкретный человек, но об исторической ситуации, которая влечет за собой сложные реалии коллективной ответственности, дела обстоят сложнее. Гораздо проще было бы говорить без кавычек о схизме Фотия, Керуллария и о многих других, чем о «восточной схизме». Последняя не относится к личным расколам, а представляет собой самостоятельную проблему, смысл и оценка которой требуют особого рассмотрения, о чем мы и хотели бы поговорить в настоящих заметках.

По всем признакам видно, что разрыв начался задолго до Фотия и Керуллария, он отнюдь не носил однородного характера в различных восточных Церквях. Представлять его как объявление войны с такого-то числа, или как начало вражды, вызванной каким-то чрезвычайным, конкретным поступком, после чего наступает полное и взаимовыгодное примирение, было бы выдумкой, никак не соответствующей фактам. Зачастую замечают, что прежде Михаила Керуллария, прежде самого Фотия, возникали многочисленные разрывы между Константинополем или какой-либо частью Востока и Римом.
 
Марксисты охотно говорят, что количество, достигая определенного уровня, видоизменяет природу или категорию и переходит в качество. Невозможно говорить о 217 годах разрыва для исторического отрезка в 506 лет, не предоставив факта, изобличающего такое состояние вещей, при котором передается идея нормального общения, прерванного по какой-либо случайности. Однако, с другой стороны, между 1054 годом и Флорентийским Собором4 фактов такого общения встречается столь много, что тем более не следует говорить о полном разрыве, при котором была лишь некоторая непоследовательность и компромиссы.
 
Даже после непризнания Флорентийского Собора Восточными Церквами — непризнания, которое следовало бы считать настоящей точкой хронологического отсчета разрыва, если бы потребовалось точное обозначение начала раскола, — факты общения еще встречались. Более того, единство не было разорвано тотчас и повсюду6. В настоящее время факты общения — это скорее исключения, чтобы можно было говорить о счастливой непоследовательности. Остается фактом и то, что «восточная схизма», начавшаяся еще до Керуллария, не закончилась вместе с ним, и даже более того, целиком она не прекращалась никогда.

Сколько здесь различий и неразберихи: сколько раз поместные Церкви прекращали общение с другими Церквами, даже с самим Римом, или, напротив, поддерживали его друг с другом и с Римским престолом, тогда как сами они либо сохраняли, либо прерывали общение с Церквами, пребывавшими в различных отношениях между собой. Неделимый характер общения является древним экклезиологическим принципом, утвержденным правилом Первого Вселенского Собора в Никее (прав. 5), однако соблюдался он далеко не всегда7. В связи с этим нельзя рассматривать «восточную схизму» как явление однородное и, в какой-то мере, монолитное.

Отсюда вытекает основное утверждение: «восточная схизма» охватывает весьма протяженный исторический период. С многих точек зрения она наблюдается в истории Церкви, по меньшей мере, с IV столетия и даже ранее. Именно в таких временных границах и измерениях ее следует истолковывать, и не только тогда, когда речь о ней идет как об историческом событии, но и когда она рассматривается с точки зрения богословия. Мы оказались в ситуации, когда богословие схизмы само по себе можно считать совершившимся и действительным фактом8. Однако здесь возникает новая задача богословской интерпретации великих данных истории и конкретных ситуаций — в частности, «восточной схизмы» и того положения, в котором фактически оказались Римско-Католическая Церковь и Восточная Церковь, отделенная от Рима, по отношению друг к другу и по отношению к желанному единству.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон