Лебедев - Христианский мир и эллино-римская цивилизация

Алексей Лебедев - Христианский мир и эллино-римская цивилизация
Христианство, как высший божественный принцип, с самого начала действует с такой культурирующей всемощностью в человечестве, что лицо мира человеческого в корне преобразуется.
 
Перечитайте любую историю литературы в период, обнимающий эпоху древней Церкви, любую историю философии, любую историю культуры, и увидите, что вы тщетно стали бы искать проявлений деятельности человеческой мысли в сколько-нибудь серьезной форме и человечестве данного периода, помимо той деятельности мысли, какая выразилась в истории христианской Церкви. 
 
 

Алексей Петрович Лебедев - Христианский мир и эллино-римская цивилизация - Исследования по истории древней Церкви

 
СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2005. — 352 с.
Серия «Библиотека христианской мысли Исследования»
ISBN 5-89740-111-8
 

Алексей Петрович Лебедев - Христианский мир и эллино-римская цивилизация - Исследования по истории древней Церкви - Содержание

 
Христианский мири эллино-римская цивилизация в эпоху древней Церкви
О переписке апостола Павла с философом Сенекой
Неожиданный спор между немецкими учеными о составе
евхаристических даров древнейшей Церкви
История открытия в последнее пятидесятилетие древних
церковно-исторических памятников и их значение
Древняя церковная история в протестантской Реаль-Энциклопедии
Герцога, Плитта и Гаука
Обзор западной литературы по церковной истории
Новости иностранной церковно-исторической литературы  
Новости иностранной церковно-исторической литературы
Исследования современных немецких ученых по части
Лукиан и христианство
Новое сочинение о Цельсе   
Несторий и Евтихий (Сочинение Амедея Тьери)  
Книга Буасье «Римская религия от Августа до Антонинов»
 

Алексей Петрович Лебедев - Христианский мир и эллино-римская цивилизация - Исследования по истории древней Церкви - Введение

 
Греко-римская цивилизация со времени появления христианства не показывала никаких задатков дальнейшего развития ко благу человечества. Это зависело от того, что эта цивилизация потеряла из виду всякий идеал, из которого она могла бы заимствовать свою силу и значение. Ее религиозный идеал, удовлетворявший греко-римля-нина древних времен, теперь разлетелся, как дым, перед всесокрушающим анализом философствующей мысли, которая, недовольная религией, захотела разрешить религиозные представления в определенные систематические идеи мыслящего сознания или философии.
 
Религиозный идеал, слагавшийся из черт неодинакового достоинства, разрешенный в философские идеи, оказался если не полным ничто, то, по крайней мере, столь противоречивым самим по себе, что философия решительно его отвергла. Но сама философия не в силах была из своих наличных средств дать мысли человеческой то, чего не давала религия. Недостатки религиозного идеала указаны, но это привело лишь к тому, что религия, перестав теперь быть решительницей важнейших проблем человеческой мысли, стала предметом издевательства для сатириков. Уже Аристофан выставляет некоторые смешные стороны религиозных верований греков, а позднее Лукиан предметом своего комического творчества сделал и весь Олимп, и весь Пантеон.
 
Напрасно мысль искала себе успокоения в философии: философия сама, после тщетных попыток остановиться на чем-нибудь определенном, распалась на множество направлений, которые вращались в таких же взаимных противоречиях, в каких прежде, по указанию философии, являлась религия. Историки так описывают интеллектуальное состояние человечества по разложении блестящей в свое время греческой философии: «Умствования риторов были слишком пусты, скептицизм не представлял никакого утешения, учение последователей Аристотеля было сухо, а стоические и кинические системы слишком скудны и искажены, — словом, ни одно из тогдашних направлений в науке не могло дать обществу нравственной поддержки, в которой оно всего более нуждалось».[1]
 
В таком печальном положении оставалось язычество ко времени появления в мире христианства. Казалось бы, что с этим наступил решительный конец для языческого мира. Но нет: эллино-римская цивилизация живо чувствовала свою внутреннюю несостоятельность, но было бы неестественным, антиисторическим смирением со стороны языческой цивилизации, раз сознав свою несостоятельность, открыто признаться в этой несостоятельности и не испытать каких-либо средств придать жизненность тому, что в существе являлось уже без всяких признаков жизни.
 
Такой факт был бы неестественным, говорим; так в действительности и не было. Языческая цивилизация или языческая мысль, одновременно с успешным распространением христианства, делает со своей стороны напряженные попытки продолжить свою жизненность, дать основы духовно-нравственной жизни человечеству. Такими жалкими попытками были неопифагореизм и в особенности неоплатонизм, столь знаменитый в истории язычества. Вне этих направлений языческой мысли, искавшей обосновать себя для блага современного человечества, история ничего более не знает.
 

[1] Шлоссер. Всемирная история М., 1862 Ф IV. С. 439.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя esxatos